332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Владимир Аренев » Книгоед » Текст книги (страница 6)
Книгоед
  • Текст добавлен: 30 октября 2016, 23:39

Текст книги "Книгоед"


Автор книги: Владимир Аренев


Соавторы: Юрий Никитинский



сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 7 страниц)

– А сейчас… – сообразил мальчик.

– А сейчас – снюсь. Какой же ты недогадливый! Ох уж эти мальчишки, – и кот выразительно покосился на черную курицу. Та смутилась и отвела взгляд.

– Вообще не знаю, зачем я только вмешиваюсь… – промурлыкал Апполон и принялся вылизывать переднюю лапу.

Эмка зачарованно следил за котом: "Подумать только… вот так…"

– Что дальше делать собираешься? – спросил у него Апполон, когда привел лапу в порядок. – А, художник ты доморощенный?

– Ни-ичего, – растерянно протянул Эмка. Он немного пришел в себя, поднялся с пола и подошел к животным. – Почему это я должен что-то делать? Утром проснусь, вытру оставшиеся книжки – и все будет нормально.

Кот хмыкнул:

– Наивный! А вспомни-ка про те рисунки, которые ты испортил фломастером или ручкой. Или думаешь, их тоже резинкой исправить можно?

– Что же мне делать, Апполон? – не на шутку испугался Эмка. – Ведь Книгоед…

Кот фыркнул и выгнул спину:

– Потиш-ше! А то еще явится.

Успокаиваясь, он потоптался на месте и улегся, свернувшись калачиком.

– Теперь слушай. Так уж и быть, помогу тебе. Все-таки Марья Дмитриевна тебя очень любит – знать бы, за что… Есть способ разом исправить все книжки, которые ты разрисовал фломастерами и ручками. Но нам потребуется помощь подземных жителей. Не боишься?

– Чего мне уже боятся? – храбро сказал Эмка. – Я со Змеем сражался, чуть в огне не сгорел, меня едва Колобок…

– Глупый! – недовольно мяукнул Апполон. – Это ж все цветочки были, а сейчас будут ягодки. Настоящий риск.

И черная курица, словно желая подтвердить сказанное, хлопнула крыльями.

– Вон, Алеша знает, – с иронией произнес кот. – Кстати, по твоей милости этот молодой человек стал тем, кем стал. Это ты ведь в одной из книжек – в истории про него – дорисовал Алеше чечевичное зернышко.

– Точно! – вспомнил Эмка. – Сказка так и называлась – "Черная курица". Только там курицей был министр… ой!

– Вот именно, – со значением сказал кот. – Министр подземного народа. Скажи, Эммануил, как ты понял эту сказку, какие выводы ты сделал? О чем она?

– О том, что нехорошо предавать. И о том, что нужно держать свое слово. Ведь Алеша спас тогда черную курицу, а она оказалась министром. И его наградили зернышком, благодаря которому он знал все уроки. А потом рассказал всем про это – хотя подземные жители просили не говорить, к тому же он и обещал…

Апполон фыркнул, топорща усы:

– Глупый мальчишка! Не всегда в книжках пишут о том, что хотят сказать. Нужно уметь видеть то, что кроется за словами. И та книжка – она тоже необычная. Знаю, тебе, как и большинству детей было жаль подземных жителей, которые вынуждены были уйти якобы из-за того, что Алеша рассказал о них. Так вот, задумайся теперь: кто бы поверил мальчишке? То-то же! Дело было совсем в другом. Подземные жители – скверные создания, которые полны злобы и зависти к обычным людям. Вообще говоря, они и сами были когда-то такими же обычными людьми. Но со временем измельчали – по разным причинам. Кто-то настолько желал обладать чужим добром, что буквально иссох от этой страсти. Кто-то любил деньги, кто-то – драгоценные камни. Они тратились на мелкие, никчемные желания, забывая о том, что всякое желание исполнимо – но за все нужно платить свою цену. Они заплатили ее – превратившись в карликов. С тех пор подземные жители живут в норах и сражаются с крысами, но то, чего бы они хотели на самом деле – сделать так, чтобы остальные люди тоже измельчали.

– Но почему – не вырасти самим? – спросил Эмка.

– Потому что тому, кто измельчал, трудно, очень трудно снова вырасти. Это все равно, что после того, как скатился в школе на одни двойки, снова стать отличником.

– Откуда ты знаешь про двойки, школу и отличников? – недоумевал мальчик.

– Я много о чем знаю, – надменно молвил Апполон. – Но не в этом суть. Слушай дальше. Подземные жители делают все, чтобы нормальные люди мельчали. Есть у них разные уловки. Удобнее всего, конечно, карликам иметь дело с детьми. С такими, например, как Алеша. Заведя с ними знакомство, карлики врут им с три короба и предлагают на выбор исполнить любое желание. И выполняют. Да только, – кот вздохнул, – да только, Эммануил, за всякую услугу следует платить. Всякой вершины можно достичь по разному. Можно шагать к ней, стирая ноги, изнашивая обувь. А можно – за полчаса долететь на вертолете. Но ведь летчик наверняка попросит у тебя деньги за проезд, правильно? То же и здесь ты можешь сам упорно и ежедневно учиться, платя одну цену за знания, сноровку и так далее. А можешь попросить помощи у карликов – но тогда тебе придется принять их цену. И еще одно, о чем забывают те, кто выбирает вертолет. Когда-нибудь ты захочешь спуститься с вершины, чтобы отправиться дальше. А если не взошел на нее самостоятельно – удастся ли тебе спуститься без вертолета? Они ведь не всегда оказываются под рукой.

– Кажется, понимаю, – протянул Эмка.

– То-то! Теперь тебе ясно, почему подземные жители так стремятся завоевать детское доверие и предлагают исполнить разные желания? Чаще всего карлики дают детям чечевичные зернышки. Разумеется, это волшебные зернышки. Они способны сделать почти все. Но каждый раз, когда зернышко «срабатывает», ребенок становится чуть меньше. День за днем – все меньше и меньше. И однажды мальчик или девочка пропадает – родители дают в газету объявление о розыске, обращаются в милицию и так далее – и не знают, что их дитя просто-напросто измельчало настолько, что превратилось в одного из карликов!

– А дальше?

– Дальше для такого новообращенного подземного жителя существуют два пути. Или он станет как все, будет охотиться на крыс, скакать на палочках и стараться превратить в себе подобных других ребят, либо же – взбунтуется. И тогда его накажут.

Эмка, уже некоторое время с опаской косившийся на черную курицу, не выдержал:

– А что Алеша?

– Он, к удивлению многих, взбунтовался, – мурлыкнул Апполон. – И мальчика заточили в теле курицы.

– Но почему?!

– В этом виноват ты! – отрезал кот. – Ты дорисовал ему чечевичное зернышко на том рисунке, правильно?

– Я хотел как лучше! Ведь Алеша потерял его.

– И ты пожалел "бедного мальчика"?

Эмка потупился:

– Нет. Если честно, мне он никогда не нравился. Просто стало грустно, что подземные жители вынуждены были уйти. И министр…

Апполон недовольно зашипел, кончик его хвоста раздраженно заплясал:

– Министр! Министра заковали в цепи за то, что тот не смог сделать Алешу меньше! Хотя, признаться, именно он, министр, достоин жалости – ведь на самом-то деле им был точно такой же мальчик, как Алеша. Его превратили в карлика совсем недавно, поэтому министр должен был доказать, что он такой же, как остальные подземные жители. А в нем еще оставались крохи жалости.

– Но погоди! Как могли новообращенного карлика сделать министром?

Кот прищурился:

– Если ты помнишь, министром его назвал их король. А одежда того человечка, – и Апполон процитировал по памяти, – "На голове – особенного рода шапка малинового цвета, наверху с зубчиками, надетая немного набок". Ну-ка, что напоминает?

– Колпак шута, – прошептал Эмка.

– Точно! Его сделали шутом, как и всякого новичка, – кот покосился на черную курицу, печально склонившую голову набок и слушавшую их беседу. – Но довольно об этом. У нас есть заботы поважнее. Подземные жители – могучие чародеи. И они способны помочь нам – но придется постараться. А Алеша поможет нам, ведь это и в его интересах: в случае удачи, картинка в книжке исправиться и мальчик останется самим собой, а не превратится в карлика.

– А если?..

– Тогда, Эммануил, ты узнаешь о том, как жестоки бывают подданые подземного короля. Меня же, скорее всего, превратят в обычную крысу, чтобы потом затравить на охоте. Или посадят в зверинец, к кротам и землеройкам. Впрочем, у тебя нету выхода. Книгоед…

– Откуда ты знаешь про Книгоеда?! Вот уже второй раз ты говоришь о нем.

– Коты знают многое, что недоступно людям. На то мы и коты. Но хватит болтать – ты идешь или нет?

– Иду!

– Тогда не отставай! – с этими словами Апполон вскочил с кровати и стрелой помчался к дверям. Черная курица и Эмка неслись за ним по пятам.

Глава шестнадцатая,

в которой заключается странный договор и совершаются удивительные подвиги

– Ой! – крикнул мальчик, едва они покинули комнату. – А откуда здесь лестница?

– Так ведь мы в том доме, где жил Алеша, – ответил кот, – в пансионе для мальчиков. Идем, не задерживайся – нам следует попасть в царство подземных жителей раньше, чем их стража проведает о случившемся и успеет приготовиться к обороне. Наше главное оружие – внезапность. Поэтому мы отправимся не той дорогой, которой вел Алешу министр-шут, а другой. Идем же!

И они побежали по темным коридорам, где было очень мало света, но слишком много звуков. Звуки, почти неслышные, но от этого еще более угрожающие, доносились отовсюду; самые же подозрительные неслись снизу, из-под досок пола. Эмка так и не решился спросить, кто же там шумит.

Вдруг из-за очередного поворота навстречу бегущим шагнуло два рыцаря в блестящих латах, с большими перьями на шлемах, с копьями и щитами в железных руках.

– Кто это? – вскрикнул мальчик.

– Стражи, – важно ответил Апполон. – Они, как и еще кое-кто здесь, охраняют проход в подземную страну, чтобы как можно меньше мальчиков попало к карликам. Увы, маленький народец наделен достаточным могуществом, чтобы справиться с рыцарями – при необходимости.

– Стойте! – громыхнул один из рыцарей, у которого на щите встал дыбом огнегривый лев. – Дальше идти нельзя.

Кот в ответ пренебрежительно фыркнул:

– Перестань, прошу тебя. Ты же видишь, мы торопимся – у нас важное дело. Лучше не становись на пути у тех, кто сильнее тебя.

– Но… – уже не так уверенно кашлянул рыцарь.

– Я беру всю ответственность на себя, – проворчал Апполон. Стража, словно только и дожидалась этих слов, отступила в тень, освобождая проход.

– Апполон, скажи… – Эмка хотел узнать у кота, насколько опасны для него такие обещания, но тот лишь махнул хвостом:

– Поговорим потом.

И они продолжали бежать дальше.

Мчась за котом, мальчик миновал ни один коридор. Наконец Апполон остановился и мурлыкнул особым образом. Потом уселся и стал умываться, словно не он подгонял Эмку и курицу.

– В чем дело?

– Ждем, – отрезал кот. – Одним нам с карликами не справиться. Сейчас…

– Ты звал? – вопросил чей-то крайне неприятный голос откуда-то из темного угла.

– Да, и хорошо, что вы поторопились, – не оборачиваясь, сказал Апполон. Сегодня ночью я намерен нагрянуть в гости к Модсогниру. Желает ли твой народ поквитаться с карликами?

– Желает ли? – переспросил голос, и обладатель его выступил из тени, оказавшись огромной жирной крысой иссиня-черного цвета. Хвост ее, подобно ядовитой змее, волочился по доскам пола, глаза блестели двумя драгоценными камнями, но внушительнее всего были зубы, угрожающе сверкнувшие, когда крыса повторила слова Апполона. – Желает ли мой народ поквитаться с карликами? Должно быть, ты смеешься надо мной, Молниеподобный.

– Ничуть, – невозмутимо мурлыкнул кот. – Ни капельки.

– Если у моего народа и есть какая-либо мечта, то она как раз касается Модсогнира и его подданых! Мы бы желали, чтобы это племя навсегда исчезло с лица земли! Чтобы их потомки!..

Апполон скучающе зевнул и прервал крысу:

– Они и так исчезли с лица земли – опустившись в ее глубины. А потомков у них нету, ты знаешь это, Мать Крыс. Поэтому давай оставим поэтические обороты бардам Модсогнира – и перейдем к сути. Нам потребуется твоя помощь. За это вы сможете как следует потрепать подземных жителей – но лишь до того момента, пока я не дам сигнала. Тогда – остановитесь и делайте, как я велю.

– Договорились, – молвила крыса. – А кто это с тобой?

– Не важно, – значительно произнес кот. – Достаточно того, что, как ты верно подметила, они со мной…Так сделаем же так, чтобы Модсогнир и его подданые долго еще вспоминали эту ночь!

И Апполон повел Эмку с курицей дальше, а крыса исчезла, чтобы в условленное время выполнить свое обещание (хотя мальчик полностью и не доверял ей).

Они опускались все ниже и ниже под землю, и в конце концов Эмка начал подозревать, что находится уже где-то глубоко под зданием, в котором начал свой путь. Вдруг кот снова остановился и велел замереть и не двигаться.

– И вообще, постарайтесь до тех пор, пока я не позову вас, не высовываться. Это может быть опасным, – грозно сверкнул глазами Апполон. Весь он преобразился и напоминал сейчас дикого зверя, готового к любым неожиданностям.

Некоторое время спустя вдалеке послышался шум, как будто свора гончих гнала добычу. Затем показалась жертва – ею была тощая старая крыса. Выбиваясь из последних сил, она мчалась прямо туда, где дожидались кот, курица и мальчик.

– А вот и загонщики, – прошептал Апполон.

И правда – в поле зрения появились охотники: ими оказались маленькие человечки. Между ног каждый такой человечек держал палочку-скакалочку с навершием в виде лошадиной головы. Словно ведьмы на метлах, неслись эти люди по коридору, с каждым мгновением догоняя крысу. "А кто же лает?" – удивился было Эмка, но тут же понял: лаяли сами карлики.

Крыса устала, она валилась с ног и наконец остановилась, тяжело дыша. Преследователи издали торжествующий клич и повыхватывали сабли – лезвия их показались мальчику очень острыми.

Окружив загнанную добычу, карлики не торопились убивать ее – они довольно перекрикивались друг с другом, злобно шутили и тыкали саблями в сторону крысы.

В этот момент Апполон напрягся и раскрыл пасть, хотя не издал ни звука.

Но со всех сторон, словно по сигналу, на карликов тотчас хлынули крысы.

"Наверное, я просто не смог услышать сигнала", – решил Эмка.

Он с ужасом глядел, как животные кидались на карликов, а те, позабыв про жертву, повернулись лицом к нападающим и махали своими игрушечными сабельками. Кровь при этом лилась настоящая, и уже не одна крыса упала на пол, дрыгая лапками – подземные жители оказались ловкими бойцами.

– Пора, – шепнул самому себе Апполон – и стремительно прыгнул в самый центр схватки. Теперь Эмка понял, почему Мать Крыс назвала его Молниеносным!

Некоторое время разобрать, что же там творится, было невозможно – потом клубок тел распался и грызуны отпрянули, оставив в центре нескольких растерянных человечков; кот сидел на одном из них, держа правую лапу у его горла. Стоило только Апполону выпустить когти, и карлик бы умер.

– Подожди! – кричали в ужасе подземные жители. – Пощади его!

– Зовите своего короля, – велел кот. – И не мешкайте, потому что я не стану долго ждать.

Несколько карликов тотчас прыгнули на свои палочки с лошадиными головами крысы выпустили их и опять сомкнули круг.

Вернулись уехавшие уже в сопровождении нескольких новых своих соплеменников. Среди прочих выделялся один, носивший на голове венец, усыпанный драгоценными камнями. Одет человечек был в светло-зеленую мантию, подбитую мышиным мехом, с длинным шлейфом, который несли двадцать маленьких пажей в пунцовых платьях. Когда король скакал, они находились по обе стороны от него и одной рукой каждый держал краешек монаршего платья.

"Какая глупость и напыщенность", – подумал Эмка.

Сойдя со «скакуна», человечек с венцом бесстрашно приблизился к коту и его пленнику.

– В чем дело? – спросил прибывший. – Почему ты угрожаешь жизни моего подданного, Молниеносный? Тебе ведь отлично известно, как мало нас и как мы дорожим каждым представителем подземного народа.

– Известно, – оскалился Апполон. – Именно поэтому я сделал то, что сделал. Но теперь я хочу узнать кое-что, Модсогнир… ты ведь Модсогнир, не так ли? и кот вопросительно посмотрел в тот угол, где, до сих пор незамеченные, прятались курица-Алеша и Эмка.

При последних словах Апполона птица выскочила в коридор и яростно клюнула двадцатого пажа, самого маленького и невзрачного. А в следующее мгновение кот уже оставил пленника и теперь сбил с ног указанного Алешей карлика.

– Что ты творишь?! – возмутился человечек с венцом. – Как смеешь ты нападать на моих пажей?

– Прости, Нипинг, – удовлетворенно мурлыкнул кот. – Я просто хотел проверить кое-что – и проверил. Мне ведь отлично известно, что настоящий Модсогнир никогда не одевается королем – он всегда остается в тени, заботясь о собственной участи. Только вы, карлики, знаете о том, кто же из вас на самом деле Модсогнир, а кто – подставная пешка. Вот Алеша, – Апполон указал на курицу, – и помог мне разобраться. А тебя, Нипинг, я знаю – ты слишком приметен из-за запаха кротов и землероек, которым ты весь пропитался. Ступай в зверинец короля, где ты и работаешь – и оставь дела государственные решать Модсогниру. А мы уж с ним побеседуем по душам, – и кот хищно облизнулся.

Паж-король испуганно дернул ручонками:

– Чего ты хочешь, чудовище?! Неужели ты решил осиротить мой народ? Или…

– Помолчи, – мяукнул Апполон. – Я желаю, чтобы хоть раз в жизни ты сделал полезное и доброе дело. Если не станешь хитрить, я отпущу тебя и велю крысам не трогать твоих подчиненных. Если нет… – и кот на миллиметр выпустил когти, но и этого хватило, чтобы карлик задрожал сильнее. – Выбирай, о великий Модсогнир! – насмешливо подытожил зверь.

– Говори! – вздохнул человечек.

– Эммануил, выйди к нам, – велел кот. – Необходимо, чтобы к утру все книги, в которых этот молодой человек рисовал фломастером или ручкой, обрели первозданный вид – посторонние художества должны быть полностью устранены. С вами отправится несколько крыс, дабы проследить и подтвердить, что задание выполнено.

– Вы слышали, – обратился Модсогнир к своим подчиненным. – Ступайте же и не мешкайте!

Несколько человечков в сопровождении крыс отделились и исчезли в одном из коридорных проходов.

– А мы подождем, – мурлыкнул Апполон, устраиваясь поудобнее. – До утра не так уж долго осталось.

Он закрыл глаза и даже, как показалось Эмке, задремал – но стоило только одному из карликов подойти к коту слишком близко, как пушистый хвост тотчас сбил его с ног.

– Поосторожнее, – проворчал Апполон. И крысы переступили с лапы на лапу, хищно поглядывая на человечков.

Прошел ли час или целая ночь – Эмка не знал. Он уже стал клевать носом, когда явились первые крысы из тех, что уходили проследить за работой карликов.

– Задание выполнено!

– Отлично! – зевнул кот. – Давно пора, – он поднялся и отпустил Модсогнира.

И вдруг раздался страшный гул, стены и пол с потолком задрожали – и из щелей, из-за поворотов, откуда только возможно посыпались карлики. Их оказалось столько, что Эмка в первые мгновения опешил – а потом было слишком поздно. Апполона мигом окружили и, после непродолжительной борьбы, связали. Крысы, едва только перевес сил оказался не на их стороне, бросились наутек, черная же курица, хоть и отчаянно дралась, вскоре тоже оказалась плененной. Лишь к мальчику никто из подземного народа подступиться не решался – они толпились вокруг, угрожающе выставив сабельки, но глядя на спутанного и раненого Апполона, Эмка понял, что оружие карликов не такое игрушечное, каким кажется.

– Стой спокойно, мальчик, – сказал Модсогнир. Теперь он приосанился и выглядел настоящим королем. – Стой спокойно и не делай резких движений, если тебя хоть немного заботит дальнейшая судьба твоих спутников.

Карлик был вне себя от злобы из-за того, что пришлось выполнить приказ кота, не говоря уже о том, что на глазах своих подданых он был повержен и молил о пощаде! Теперь король намеревался сполна получить расплату за все унижение, которое он перенес.

– Как же нам быть? – молвил Модсогнир задумчиво. – Возвращать обратно рисунки слишком долго и бессмысленно. Заклятья, наложенные моими слугами, сделают так, чтобы к утру твои художества исчезли, а чародействовать в противовес сейчас кажется мне излишне сложным делом. Ладно. Зато у нас имеешься ты. Мальчик ты, в сущности, неплохой и вполне можешь стать одним из нас.

– Никогда! – отчаянно выкрикнул Эмка.

– Не торопись, – предостерег его Модсогнир. – Ведь если ты будешь сопротивляться, пострадают твои друзья.

– Не соглашайся! – фыркнул кот. – Они обманут тебя. Помни, что я говорил…

– Молчать! – рявкнул король подземного народа. – Не выводи меня из терпения, мешок когтей и усов!

– Я запомню, – вкрадчиво произнес Апполон. – "Мешок когтей и усов". Хм… Непременно запомню.

– Не пугай меня, – надменно произнес Модсогнир. – Лучше присоветуй своему хозяину, как правильно поступить.

– У меня никогда не было хозяев… хотя тебе этого не понять. А Эммануилу я могу посоветовать только одно: не соглашайся, мальчик. До утра осталось не так уж много времени, а утром…

– Я согласен, – сказал Эмка. – Только сперва отпустите Апполона и Алешу.

Карлик деловито кивнул:

– Вот, наконец-то слышу разумные слова – едва ли не первые за всю эту ночь. Отпустим, конечно, отпустим. Но тут есть пара деталек – так, ерунда, но нам необходимо их обговорить. Например, твоего согласия мало. Чтобы ты как следует измельчал, тебе необходимо пожелать чего-нибудь. Мы выполним твое желание, а ты тогда превратишься в одного из нас. Как, годится?

– Годится, – прошептал Эмка. Только сейчас он начал понимать, что все это всерьез. И – навсегда!

– Что ж, значит, по рукам, – хихикнул Модсогнир. – Погоди-ка, – он повернулся к подданым, щелкнул пальцами – тотчас двое карликов принесли шкатулочку, из которой король вынул чечевичное зернышко: – Держи, мальчик. И загадывай желание.

Эмка положил зернышко на ладонь, чувствуя, каким невероятно тяжелым оно становится с каждой секундой.

– Я хочу, – заговорил он, глядя прямо перед собой, – чтобы отныне и навсегда все карлики потеряли способность колдовать и взамен обрели желание вырости до размеров нормальных людей!

Как только мальчик произнес последние слова, зернышко в его руке вспыхнуло изнутри волшебным светом, а подземные жители в ярости и бессильной злобе закричали.

Кричал и Апполон:

– Молодец, Эммануил! Уже утро! Молодец!

"При чем здесь утро?" – успел удивиться мальчик.

А потом свет от зернышка залил все вокруг, Эмка вздрогнул и открыл глаза.

Глава семнадцатая,

полная жутких открытий и неприятных встреч

На самом деле, уже наступило утро – Эмка испуганно оглядел комнату, в которой он проснулся. К счастью, мальчик снова был на даче, а не в старинном особняке-пансионе и не в подземных коридорах царства карликов.

"Модсогнир! – вспомнил Эмка. – Я ведь должен был превратиться в одного из его подданых! Почему же тогда я здесь?"

Объяснение, что все это было лишь сном, его не устраивало – слишком уж часто сны становились явью. "Здесь что-то другое…"

На ум пришли последние слова Апполона.

"Стоп! А ведь как раз утром заклятья подземных жителей должны были сработать и в книжках исчезли бы все картинки, которые я намалевал фломастерами и ручками! В том числе, и рисунок из "Черной курицы". И тогда… тогда история Алеши закончится хорошо".

И вдруг Эмка понял еще одно – почему в книжке подземные жители вынуждены были уйти! Ведь желание мальчика не противоречило рассказу – выходит, тогда еще, у себя, народ Модсогнира обрел желание вырости! Потому-то они и покинули старые ходы, потому-то и отправились в путешествие – наверное, чтобы где-нибудь зажить по-новому и рано или поздно превратиться в настоящих людей!

– Вот это да! – прошептал пораженный Эмка. – Получается, Погорельский написал книжку и про меня! И как здорово, что я все-таки исправил собственные ошибки.

Впрочем, он тут же поправил себя: не все ведь книги спасены, еще осталось немного тех, что с карандашными "художествами".

"Хватит! Все эти чудеса и приключения скоро сведут меня с ума! Или я сегодня же вытру последнюю картинку, или завтра попаду в психушку!"

Сказано-сделано. Вскочив с постели, не завтракая и не умываясь, Эмка взялся за ластик и оставшиеся книги.

– Эммушка, – заглянула в комнату Марья Дмитриевна. – Ты не заболел?

– Нет, – не отрываясь от работы, ответил внук.

– Тогда почему не идешь завтракать?

– Потом, бабуль. Сейчас дел много.

– Что еще за дела ты себе придумал? Приедешь в город худющий, родители потом будут говорить, что бабушка тебя тут голодом морила!

– Ну, бабуль! чуть позже! Некогда мне.

– Может, тебе сюда принести?

– Это было бы здорово, – радостно ответил Эмка.

"А что? Совместим приятное с полезным".

Минут через пять Марья Дмитриевна внесла в комнату тарелку с блинчиками и блюдечко со сметаной.

– Бабуль, – Эмка с удовольствием потянулся, и не сводя при этом глаз с блинов, добавил: – Сегодня в город поеду.

– Ой, а я ветровку твою постирала!

– Да ничего, – благодушно проворковал мальчик, протягивая руку к блинчикам. – Солнце сегодня – высший сорт, ветровка быстро высохнет. Правда?

– Конечно, – бабушка пошла вешать ветровку, а Эмка одной рукой брал блины, другой – вытирал картинки. Дело спорилось.

"Интересно, – пронеслось вдруг в голове, – за жирные пятна Книгоед тоже наказывает? Их-то резинкой не уничтожишь! А еще раз отправляться к каким-нибудь подземным жителям…"

И Эмка решил все-таки установить очередность: сперва еда, потом картинки. Тем более, осталось-то всего две книжки. Аж не верится!

Покончив с блинами, быстро разобрался и с остальным. Еще раз потянулся и, довольный, запел:

– Там, где кле-о-он шумит,

Над речно-ой волной,

Говори-и-или мы…

Хотелось даже что-нибудь сплясать, но благоразумие взяло верх – бабушка, неожиданно войдя в комнату, могла испугаться: внук ведь никогда особой любви к танцам не проявлял.

Допев куплет, Эмка вышел в гостиную.

Там, удобно устроившись на подоконнике, сидел Апполон!

– Так ты жив, Апполонище!

Тот, впрочем, на слова Эмки никак не отреагировал. Только усмехнулся в усы и лизнул шерстку на левом боку – присмотревшись, мальчик заметил там шрамы, которых еще вчера вечером не было.

– Досталось тебе, бедняге! – прошептал он, подходя, чтобы погладить кота. Но гордый Апполон недовольно мяукнул и, спрыгнув с подоконника, с достоинством продефилировал в кордор, а оттуда – во двор.

На том месте, где только что сидел кот, лежала какая-то книжонка.

Эмка взял ее в руки.

– Ого! Да это же брошюра, которую подарил мне библиотекарь! О Книгоеде. Совсем про нее забыл – как положил в карман ветровки, так и…

Тут мальчика поразила новая мысль:

"Неужели!.. А ведь Апполон указал мне на нее! Он специально сел на брошюру и ждал, пока я выйду. Вот откуда кот знал во сне о Книгоеде – Апполон же сам говорил, что умеет читать.

Минуточку! Так и я ж читать умею – не только картинки разрисовывать. Вот сейчас все про Книгоеда и узнаю! Пусть и с небольшим запозданием – эх, дырявая ты голова! – пожурил сам себя. – В первую-то очередь нужно было книжку почитать!"

Но ничего нового для себя Эмка в брошюре не нашел. Все, о чем там было написано, он уже знал из собственного опыта. И о картинках, и о преследованиях, и о снах…

За чтением его застала бабушка:

– Ветровка уже почти высохла – хороший материал. После обеда сможешь выехать. Кстати, я из твоего кармана книжку какую-то вынула, фантастика, кажется. Вижу, ты уже нашел ее.

– Да, – обреченно кивнул Эмка. – Апполон показал.

– Что показал? – не поняла Марья Дмитриевна.

– Брошюру. Сидел он на ней.

Бабушка лишь пожала плечами, мол, чудной мальчишка, кот ему уже книжки показывает! Эх, фантазер ты мой!..

После обеда Эмка облачился в высохшую ветровку, засунул в карман брошюру про Книгоеда, попрощался с бабушкой и отправился на электричку. На даче больше делать было нечего.

Дорога на станцию шла через лес – и сегодня он был до краев наполнен птичьим гомоном, запахом молодой листвы и ягод. Эмка словно плыл в летнем воздухе, искрящемся и волшебном!

По стволам, будто матросы, цепко карабкались и перепрыгивали с дерева на дерево белочки. Мальчику поневоле вспомнились капитан Врунгель и Лом: "Эх, сейчас бы к ним – семечек бы пощелкали, поговорили бы по душам! Теперь-то они оба наверняка другие, нормальные".

Но поскольку ни Врунгеля, ни старпома рядом не было, Эмкина фантазия потекла в другом направлении. Давненько он уже не играл в Джеймса Бонда – и вот мальчик представил себя разведчиком, который крадется по лесу, полному тайн и опасностей, пробираясь к скрытой базе террористов.

За спиной послышался шорох. Неужели медведь?

Эмка резко обернулся… Никого.

Но это еще ничего не значит, так ведь, Джеймс Бонд? – умелый враг способен в нужны момент таиться и выжидать. Однако мы будем начеку!

Мальчик поискал взглядом подходящую палку: вот как раз то что надо, похожая на пистолет.

"Мой верный «беретта» всегда готов поразить врага!"

В дырочки для шнурков на кедах вставим зеленые веточки. "Это маскировка!"

Небольшой венок из веток на голову – маскироваться так маскироваться!

Готово!

"Теперь – главное вести себя осторожно. Разведчик не может позволить себе неосторожное движение – ведь кругом полно международных террористов. Ни одна ветка не должна хрустнуть под моей ногой, ни один враг не скроется от моих зорких глаз".

Но поскольку Эмка все-таки не был настоящим Джеймсом Бондом, он опять упустил движение за своей спиной.

"Тэ-эк, похоже меня кто-то все же выследил. Ну ладно, пусть так – они сами выбрали этот путь!"

Жизнь, доставшуюся при рождении, терять не хотелось, и Эмка перебежками, от дерева к дереву, неслышно заскользил по лесу в сторону станции.

Замер.

Прислушался.

Теперь шевеление послышалось еще и сбоку.

"Окружают, – с азартом подумал он. – Ну что же, главное – сохранять спокойствие. Надо перехитрить врага… а то ведь, если попаду в плен обязательно начнут пытать!.. Но как мне быть? Я ведь не знаю, где эти террористы, сколько их… и вообще… может, это и не они вовсе, а так, дикий кабан на сухую ветку наступил. Настоящий агент 007, конечно, отличил бы звук, произведенный человеком, от звука, рожденного неосторожным движением дикого зверя. Так ведь я не агент, я только учусь!"

Играть дальше расхотелось, и Эмка решил, что лучше вернуться в реальный мир да поспешить к электричке – а то еще, чего доброго, можно опоздать на нее!

А чтобы занять себя чем-нибудь, он вытащил из кармана брошюру про Книгоеда и стал пролистывать на ходу – ведь мальчик и взял-то ее с собой, чтобы дочитать до кон…

– Ай! – вскрикнул Эмка. – НЕТ!!!

– Только не это, – прошептал он, с ужасом глядя на брошюру.

У нее не хватало последней страницы – той самой, которую Эмка оторвал несколько дней назад, когда они со Славкой покупали пирожки!

Выходит, даже исправив все художества, Эммануил вовсе не избавился от опасности быть съеденным Книгоедом! Ведь вот она, книжка, которую он тоже испортил – "сломанная волшебная палочка", как сказал бы библиотекарь. И Книгоед в любой момент…

Короче, мальчик почти не удивился, когда на его плечо опустилась тяжелая страшная клешня.

Скосил глаза и увидел на клешне синюю надпись: "Лина, я тебя помню". За надписью следовало изображение кровоточащего сердца, пронзенного стрелой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю