332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Влад Поляков » Провозвестник (СИ) » Текст книги (страница 19)
Провозвестник (СИ)
  • Текст добавлен: 9 июня 2021, 10:30

Текст книги "Провозвестник (СИ)"


Автор книги: Влад Поляков






сообщить о нарушении

Текущая страница: 19 (всего у книги 21 страниц)

Глава 14

О, бес, как много в этом звуке, для сердца инфернального слилось! Воистину эти образины не переставали меня удивлять. И не только меня, но и всех окружающих. Как ни крути, а у меня они особенные, пусть своеобразно, но «причастившиеся» к безбрежному океану знаний. Правда хлебали они из него исключительно похабщину, да и то с краю, но даже подобные «глотки» заметно приподнимали мелких пакостников над иными из их роду-племени. Любопытства ради я даже изучил показываемые «системой» характеристики нескольких из них, сравнивая исходный вариант, полупросветившихся стараниями «порноапостолов Рувика Препохабного» и самих приближенных к моему личному шуту.

Что тут можно было сказать? Интеллект бесятины нехило так подрастал, пусть и не до действительно значимого уровня. Дурь, правда, осталась, но сей аспект явно ничем не лечится, являясь основой бесовской личности, неотъемлемой её частью. Вот и теперь неугомонные отродья во главе со Шмуриком и Чугриком проявляли себя с типичной стороны, вызывая шок у одних и гомерический хохот у других, более привычных к их проделкам.

Бедная Марлин. Бедные сопровождающие свою королеву феечки. Они ощутили всю «прелесть» разрываемого в диссонансе мозга, когда мелкое инфернальное отродье обратило на них – маленьких и очень даже симпатичных крылатых девушек в откровенных таких одеяниях – всё свой искреннее внимание. Феечки, если чего и ожидали, так возможную агрессию, но никак не иной спектр заинтересованности вкупе с тем, что бесы всерьез считали знаками внимания. Мда…

Чего стоил Чугрик с дубликатом «святопорнографической книги», летающий буквально по пятам пытающейся смыться от такого «ухажёра» королевы фей. Не просто летающий, но изрекающий «умные слова» из той самой книги и сравнения оных с определёнными позициями. А ещё доказывающий, что он очень-очень умный и даже считать умеет, и… Хорошо хоть загибанием пальцев и иного по методу Рувика не стал заниматься, уяснив, что за подобное обычно следует душевный пинок от не воспринимающих нехитрую бесячью арифметику.

Хотя несколько позже, вбив в дурные головы, что буквами-позами и исковерканными подслушанными словами фей точно не впечатлить, «умные» бесы, посовещавшись, решили попробовать иной подход с девичьим… не сердцам, это им было без разницы, но к иным частям столь притягивающих из красавиц. К тому же и по росту в кои-то веки соответствующих. Начали демонстрировать… предметы, сворованные у суккуб и используемые в качестве закладок для главной и пока единственной в своей жизни литературы. Хорошо хоть зачатков мозга – не то спинного, не то, что более вероятно, из нижней головы – хватило, чтобы косноязычно, но объяснить, что это лишь образцы, а так они «сильно-сильно хотят подарить такие же кружавчики, но чтоб налезали».

Пришлось спасать. Не бесов, конечно, хотя феи пытались из малость попинать. Безуспешно, увы, поскольку сил в их кулачках было маловато, а бесы привыкли и не к таким пинкам от всех и каждого. А уж к пинкам от суккуб и тем паче, научившись воспринимать оные даже с некоторым околомазохистским удовольствием.

Шуганув один вид крылатой мелочи – куда менее приятный на вид – пришлось успокаивать другой, на порядок более симпатичный. Точнее сказать, успокаивал я Марлин, а сопровождающие её феечки успокаивались за компанию, вынужденно слушая то, что я говорил ей.

– Они… просто ужасны! – зависнув в воздухе и обхватив себя руками, королева феечек пыталась прийти в себя после «первого контакта» с иномировой бесячьей полуцивилизацией. – Глаза горят, руки словно вот-вот в нас вцепятся. И эти их предложения…. Жуть!

– Мозгов у них и впрямь маловато, про приличия и чувство такта говорить вовсе не приходится, – согласился я. – Однако! Никакого вреда они вам ни в коем случае не причинят. Во-первых, слишком уж ценят красоту, правда, исключительно женскую. Во-вторых, знают меня, а потому догадываются, что я могу сделать с ослушниками и как мучительно тоскливо станет таковым на очень долгое время..

– Но что же нам делать? – пискнула одна из свиты Марлин.

– Использовать себе во благо, конечно. В сравнении с вами, девочки, бесы откровенно тупоумны, а значит поддаются как дрессировке, так и эксплуатации. Даже если позволите им виться рядом, эти мелкие рогатые пакостники могут быть полезны. А как именно… Спросите у суккуб, они, как дамы опытные, умудрённые жизнью, подскажут юным и прекрасным созданиям.

– Кому?

– Вам, глупышки, – подмигнул я. – Вы хоть и небольшого роста, но очень привлекательны. Осталось лишь научиться этим пользоваться, приодеться, украшениями обзавестись, благо теперь будет на что.

Выражение глубокой задумчивости на личиках. Понимаю, ага. Дело в том. что в эльфийском замке фейки занимали нишу крестьян, за исключением возможности использовать на работе в шахтах и рудниках. Иными словами, поставщики превращаемых в звонкую монету товаров и, для особо твердошкурых лордов и леди, в качестве мясного щита. Бр-р, аж с души воротит при одной мысли о том, чтоб без совсем уж крайней нужды вот этих почти беззащитных и красивых созданий бросать прямиком в мясорубку схватки.

Впрочем, сейчас даже не об этом, а о финансовой стороне. Так уж сложилось, что не боевым «юнитам» денег обычно не платили, а вот налоги с них собирали. Ну или, как в случае с фейками, этакий оброк дарами природы. Естественно и логично с точки зрения экономики. Полнейший дурдом с политической точки зрения. С моей точки зрения, учитывая имеющиеся серьёзные планы на этих крылатых девиц. Их магическое происхождение и изначально имеющаяся склонность к определённым магическим направлениям давали высокие шансы на то, что после… определённых преобразований они будут отнюдь не только эстетически радовать глаз, но и станут полезны в иных, более практических сферах. И нет, это не то, о чём только и могут думать бесы.

На руку мне сыграло несколько инфантильное мировосприятие фей. В очередной раз, надо заметить. Фейки из свиты Марлин радостно защебетали, поняв, что они действительно уже в ближайшее время смогут не заморачиваться украшательством себя красивых исключительно венками из цветов, речными камушками и прочей мелочью. Они ж хоть и ребячливы, но не слепы и видели разницу между собой и теми же дриадами или редкими эльфками-лучницами или магессами. Хорошие впечатления от этой новости как-то даже перебили куда более грустное, вызванное мало-мальски близким знакомством с бесятиной. Ничего, шаг за шагом, чередуясобытия радостные и не слишком, сумею встроить феечек в создаваемую мной структуру домена… то есть уже доменов. С их королевой же придётся ещё и отдельно побеседовать, она куда меньше поражена свойственной крылатым девицам наивностью. Успела, как я понимаю, мало помалу вытравить большую её часть, лишь мешающую в деле поддержания порядка среди беспокойных подданных.

Меня, в свою очередь, ждал разговор с эльфийкой по имени Илладриэль, бывшей хозяйкой Источника, которая, наконец, закончила сбор вещей и была готова к обсуждению важных для нас обоих тем. Вот и я двинулся в замок, попутно отслеживая происходящее на аукционе. Ага, я таки да выставил туда обе «расовые книги» Единения, но так, чтобы наличие второй и, соответственно, открытие торгов по ней, началось лишь после завершения аукциона по первому схожему лоту.

Наводка Алекса оказалось верной! Энтузиазм продавцов и покупателей просто зашкаливал, тем самым давая мне хорошие шансы продать по хорошей цене доставшиеся трофеи. А вот купить желаемое… Да, тут явно будет несколько сложнее.

Твою ж дивизию! Не думал не гадал, что «расовая книга» поганого Единениябудет ползти вверх так резко. Неужто находятся долбодятлы с полными сокровищницами, готовые опустошить их для того, чтобы получить второй ли там третьей расой это вот абсолютно чуждое всем иным явление? Впрочем, выбравший как основу эльфов, степняков/негров, гномов или же оркоподобных может надеяться пусть криво-косо, но встроить тараканищ в структуру войска. Хотя всё равно эта «книга» явно – что я и наблюдаю – уступает в цене той же эльфийской или позволяющей задействовать Повелителей Морей. Там цены вообще в заоблачные выси взлетели!

А как там магия Крови, имеется? Я не про свитки, про «книгу знаний». Та-ак… угу, ничего не поменялось, аж две на торгах, причём длинных, суточных. Одна закончится заметно раньше полуночи сего дня, даже скорее вечером, вторая – почти в полночь. Понятно, все вытрясли из закромов ценные товары, не хотят рисковать ухудшением торговых условий даже в частичном варианте. Мне оно только на руку. Если всё ровно пройдёт – успею поучаствовать. Главное, чтоб цену резко вверх не задрали, а исключать подобное ну никак не стоит.

Вот и замок, уже мне принадлежащий, который предстоит обживать. В том числе и Ламите, ведь именно она планируется в качестве наместницы в то время, когда я буду находиться в Новом Кадафе или вообще в дальних рейдах и походах, без коих ну никак обойтись не получится. Планировка пока незнакомая, но отрисовываемая «системой» карта, слава Архидемону, остаётся в голове, тут никаких проблем. Упорядоченная память – воистину великолепное приобретение. Особенно избавление от довольно развитого топографического кретинизма. Теперь он ушёл в прошлое и вряд ли вернётся. Туда ему и дорога, противному.

Ламита у нас сейчас находится… Ага, тут. Совсем близко, нужно лишь свернуть сначала направо, затем пройти немного вперёд и… Вот нужная дверь, возле которой стоят брат-в-ереси и гвардеец Инферно, изображая почётную стражу, а на деле символизируя, чья именно здесь теперь власть. Хорошо. Вхожу внутрь в заботливо открываемые двери и вижу сидящих за столиком суккубу и эльфийку, которые чуть ли не натуральную чайную церемонию устроили. С поправкой, разумеется, на отсутствие у Ламиты любой японщины, к которой порождение Инферно отношения не имело и иметь в принципе не могло.

– Вновь приветствую вас, дамы. И рад, что одна из вас ценит и помнит традиции далёкой родины, а другая столь умело подхватывает незнакомый ей ритуал.

Радостная улыбка суккубы, которой происходящее просто доставляло удовольствие. Настороженный взгляд Илладриэли… она просто не могла подобрать для себя подходящей модели поведения относительно моей персоны. Ничего, сейчас это вполне подходит для выстраиваемых планов. Следовательно, да начнётся деловой разговор! Кое-как устроившись на чересчур изящном, а оттого не шибко удобном стуле, явно не рассчитанном на демонов – оно и понятно, эльфийские вокруг интерьеры покамест – я, отпив порядка ради действительно неплохого чаю, произнес, обращаясь к эльфийке:

– По имеющимся у меня прямым и косвенным сведениям, эмиссары верховных синапсов Единения успели запустить свои хитиновые конечности в дела слишком многих земель и самых разных народов. Особенно тех, кто изначально не считал их тварями, заслуживающими лишь поголовного уничтожения. Собственно, низводя их до уровня тех же клопов или тараканов, которых сразу прыскают ядом, а вовсе не вступают в беседу, стремясь понять их мотивацию и вникнуть «в сложное положение». Вы понимаете, к чему я веду?

– Вечный Лес, – потупилась эльфийка. – Немало ветвей и листьев Древа считают существование Единения частью замысла Великой Матери, что инсекты – часть «симфонии природы» и нельзя грубо вмешиваться в то, что уже очень долго является частью живого мира.

– Ещё безразличие гномов к творящемуся на поверхности вкупе с готовностью торговать с насекомышами. Непроходимая тупость оркоподобных, объявивших о нейтралитете с инсектами и прочее, и прочее. Но о тамошних делах мне ведомо куда меньше в отличие от творящегося в ваших лесах.

– Парящий Журавль, Хельги.

– Благодарю за напоминание, Ламита. Нет почти никаких сомнений. что расположенные к северу отсюда домены… земли этой ветви буквально кишат скрытыми частицами Единения. Такими же, как двое тех, кто раньше был вашими, Илладриэль, советниками, а также «эльфами», находящимися на более низких ступенях иерархии. Вот что вы, к примеру, стали бы делать, окажись сейчас в замке Тамарилла, младшего князя ветви?

Понятное дело, вопрос был с подводом, да и интонации я особо не скрывал. Вот и призадумалась эльфийка вместо того, чтобы вот так сразу, с ходу выпалить нечто просящееся на язык.

– Стала бы искать возможность поговорить с противниками союза с Единением.

– Разумно, но вместе с тем не очень, – слегка улыбнулся я. – Если ваш враг окажется достаточно предусмотрительным, то это будет фатальной ошибкой.

– Как так?

– Не просто, но реально. Среди сторонников союза с инсектами могут бытьи обычные эльфы, просто скудные умом или окончательно поехавшие головой из-за стремления к гармонии с природой. В то же время синапсы Единения могут использовать часть своих марионеток для того, чтобы те изображали активную оппозицию, тем самым выявляя недовольных. Фокус и не новый и не шибко сложный.

Гуманизм по отношению к бывшему – а может и действующему – врагу? Вовсе нет, обычный здравый смысл и циничный расчёт. Илладриэль нужна была живой, здоровой и активно действующей в качестве источника ценой информации, то бишь не раскрытой как активная противница Единения до нужного момента. Отсюда и указание на возможную ошибку, которую та вполне могла совершить чуть ли не «с порога».

– Но как тогда? – эльфийка аккуратно поставила на стол чашку, из которой, внезапно дрогнувшей, несколько секунд назад пролилась толика напитка. Хорошо ещё не ей на платье. – Я же не смогу проверять каждого алхимией, чтобы почувствовать запах… Он же вообще уловим, только когда кровь выступит!

– Разумеется, тебе никто не позволит проводить частичное вскрытие, да к тому же живых и ну очень уважаемых в Парящем Журавле персон, – «порадовал» я собеседницу. – Тоньше надо быть, изящнее, избегать стратегии прямых действий.

– Я не понимаю вас… Вы хотите, чтобы я отправилась на север с теми, кто остался от моего войска, но в то же время говорите об опасности разговора даже с противниками союза с Единением.

– Политика, интриги, заговоры, Не только дроу знают в этом толк. Вспомните. Иллаэриэль, кого из ваших подданных не затронуло преобразование в марионеток Единения?

– Сильные просто маги и дриады, они…

– Шаманы и те полудеревянные создания, особенности которых инсекты не могут подделать, – этак снисходительно изрекла Ламита, демонстрируя преимущество демонического разума над эльфийским. Ментальное доминирование. Демонессы вообще сие умеют, любят, практикуют, но их суккубьи величества особенно. – У первых духи сразу почувствуют изменившийся разум. Вторые, получив даже малую часть изменений тела, наверняка не способны использовать то, что делает их именно дриадами.

– Связка влияния на разум через тело, Ламита, – поправил я девушку. – Синапсы Единения «гасят» личности марионеток не чистыми ментальными воздействиями, а через изменение крови, внутренних органов, вырабатывающих кое-что важное и иные изменения. Отсюда и несовершенство маскировки. Я искренне надеюсь, что они не сумеют усовершенствовать свои методики, по крайней мере, в ближней и среднесрочной перспективе.

Малость ошалевший вид Илладриэли, которой не помогла вся её хвалёная японская невозмутимость, меня откровенно порадовал и местами позабавил. Понимаю, наверняка не ожидала она оказаться в центре столь концентрированного и ядовитого варева. А вот уже никуда не денется, раз уж так карты легли.

А ведь это только начало, ни разу не конец потрясений. Любопытно, дойдёт ли она сама до следующей ключевой точки или придётся за руку подводить? Сейчас увидим.

– Это просто сумасшествие, – вздрогнула эльфийка, наверняка представив наконец уровень игры, в которую она влезла. – Как такое вообще могло случиться? Как я в это всё попала, почему?

– Вина, крепкого!

Ламита, а обращался я именно к ней, поняла, что надо делать. Не мудрствуя лукаво, достала из какого-то из многочисленных кармашков своего вызывающего одеяния фляжку даже не с вином, а с крепкой такой настойкой. Знакомая штука, крепкая, но вместе с тем сладкая, заметно смягчающая вкусовую составляющую. Суккубы вообще горечь в большинстве своём не любят, таковы уж особенности вкусов сих демонесс. Выдернув пробку, бросила взгляд на чашку эльфийки, в которой ещё плескался чай и… просто выплеснула его куда-то в сторону. Набулькала половину чашки уже совершенно иным напитком, после чего почти что насильно всучила её готовой впасть не то в транс, не то в истерику девице и, врубив на полную свою ауру подавления, промурлыкала:

– А теперь до дна. Залпом, сладенькая.

И вот кто мне после этого будет говорить, что на «игроков», «соскользнувших» или нет, та же суккубья аура не действует? Действует за милую душу, просто на порядок слабее, чем на местных. Илладриэль же, будучи в напрочь раздёрганном, стрессовом состоянии, по существу до предела ослабила естественные барьеры, защищающие разум. Была б иная ситуация – мог и не удержаться на предмет проверить возможность капитально поковыряться в мозгах даже не местного, а одного из себе подобных. Увы, не тот расклад, рисковать нет никакого резона. Зато само наблюдение дорогого стоит, надо серьёзно задуматься относительно проведения серии экспериментов. Не сейчас, понятное дело, в будущем. Материал же… если брать типажи вроде уже знакомого мне Тарганиса и ему подобных, так самое оно, ничего в душе не шелохнётся.

Отлично, подействовало питьё с немалым градусом! Метод старый, грубый, примитивный, но ведь работает. Приблизившаяся было истерика отступила, а вот сама Илладриэль чувствовала себя… смущённо по вполне понятной причине. Чуть было не потерять лицо, да к тому же перед теми, кто уже совсем недавно поставил её в положение проигравшей, покорённой – то ещё испытание для этой странной азиатской психики. Я ни разу не мнил себя знатоком-японоведом, мои знания так. куски и обрывки, пусть и способные оказаться полезными. Зато одно я знал точно – акцентировать внимание на случившемся и чуть было не случившемся точно не стоит. Лучше взять и продолжить разговор, сделав вид, будто ничего и не было.

– Идти туда, где думала найти помощь и… понимать, что теперь никому не могу верить. Все рушится, – вздохнула эльфийка, мир которой явно потрескивал. Готовясь превратиться в руины. – Только оставшимся после всего случившегося и можно будет доверять.

– Что не ударят в спину – пожалуй, да. А вот насчет того, что «усердие преобладает над разумом» – тут надо как следует подумать, прикинуть, предположить различные варианты.

– Тут то что вам, демонам, не нравится?

Крик души, однако. Понимаю, только сочувствовать особенно не собираюсь. Ту партию, которую планирую разыгрывать, неохота слить из-за банальной недооценки противника, равно как и естественных эльфийских порывов.

– Охотно верю, что оставшиеся с тобой эльфы ненавидят Единение, хотят отомстить за жуткую гибель своих друзей. Однако… Уверена ли ты, что кто-то из них не бросится прямиком к младшему князю Тимариллу, чтобы поведать ему о случившемся. Открыть, так сказать, глаза на произошедшее. А если Тимарилл уже вовсе не он? Или, на крайний случай, окружающие его советники, что, как по мне значительно вероятнее. Другие вполне могут рассказать своим друзьям, в том числе о твоей договорённости с нами, порождениями столь ненавидимого Вечным Лесом Инферно. Всё из лучших побуждений, в том числе и от желания защитить свою княгиню от тлетворного влияния противных миру и Матери демонов. Похоже я излагаю, не так ли?

– Я могу поговорить с каждым из них. Их осталось очень мало, меньше двух десятков.

– А вот это правильно. Поговоришь. Я даже провожу в одну из комнат, в которой атмосфера поможет расслабиться, почувствовать себя в привычной обстановке, – и, что совсем обязательно, за стенами будут присутствовать подглядывающие и подслушивающие суккубы, находящиеся под действием заклятья, позволяющего чуять ложь.

– Будете слушать…

– Иначе нельзя, – развёл я руками, а Ламита лишь улыбнулась без тени злорадства. – Излишне доверчивые в Инферно долго не живут и тем более не становятся князьями, примеряясь к новым ступеням иерархии. К тому же не верю я, что эльфийская аристократия на моём месте поступила бы иначе.

Во-от! И сама моя собеседница в такое не слишком верит, по лицу читается. Так что предстоит нескольким моим демонессам долго бдеть, фильтруя правду и ложь, дабы потом, на основании всего услышанного, отделить вызывающих подозрения эльфов от тех, кого можно рискнуть отправить вместе с Илладриэлью. Остальные же… Я честно играю, а значит, им ничего не будет грозить. Помимо временного задержания и обитания во вполне пристойных условиях на правах охраняемых гостей. Только так и никак иначе. Альтернатива? Только та, при которой проблема исчезает вместе с её источником.

Тот ещё будет гемор – сильно, но аккуратно продавливать такое решение, ведь тут нужно настоящее согласие Илладриэли, чтоб та не сочла гостей заложниками и не начала чудить. А чудить азиатки могут весьма странным образов по причине совершенно иного в сравнении с нами, европейцами, восприятия мира. Любого, хоть «материнского», хоть того, в котором мы находимся сейчас. Ну, Архидемон, только на тебя уповать и остаётся!

* * *

В то время как эльфийка с японской душой вела проникновенные беседы со своими подданными в специально выделенной комнате и под незримым наблюдением суккуб под действием распознающих ложь чар, я разгребал дела аукционные. Первая «расовая книга» уже продалась, причём за сумму, от которой у меня случился нехилый всплеск энтузиазма и усилились надежды, что и со второй всё ровно пройдёт.

Радовали новости из Нового Кадафа. Стелла, умничка, расстаралась по полной, сумев даже не самое приятное известие по поводу сидящего в нашей темнице Бадри-аль-Баграма обратить если и не в успех, то в потенциал. Согласен, тут имелось и простое везение, но удачное стечение обстоятельств надо, во-первых, заметить, а во-вторых, суметь им воспользоваться. Вот девушка, оставленная мной как наместница, и воспользовалась раскладом, разговорив нанятого ярла Ульфа Одмуссена касаемо некоторых особенностей бытия внутри ханства, в котором правил Бахмут-аль-Баграм.

Не хочет платить за «наследничка»? Отлично, зайдём с другой стороны. Проще говоря, продадим урода противникам хана, каковые наверняка обнаружатся. Или пригрозим продать, требуя плату с Бахмут-аль-Баграма уже не за возврат сынка, а за его внезапную смерть от рук «злобных демонов». Мне оно без разницы, как получить своё, оба способа устраивают.

Помимо этого, Одмуссен, как оказалось, проходил и через другой интересный мне домен. Тот самый, который с высокой вероятностью был вычислен как конечный пункт маршрута моего недавнего знакомца Тарганиса, как я понимаю, выкупленного Мерсье-старшим для своего непутёвого сынка. К сожалению, Одмуссен не знал большей части мне необходимого, будучи всего лишь «туристом», мимоходом протопавшим через домен, но и обрывочные куски информации позволяли начать работу. Несколько имён, общие сведения о происходящем в домене, уровень развития на момент присутствия там ярда с его отрядом, иные важные мелочи. Вот так и собирается из отдельных кусочков цельная картина. Время более чем терпит, а значит не нужно уподобляться студенту-первокурснику, обнаружившему в канун сессии, что он не допущен к оной по всем предметам сразу. Будем действовать постепенно, шаг за шагом, обдумывая каждое действие.

Кстати, а что там за уведомление от «системы» отвлекать от важных размышлений изволит? Ага, вот оно что. Это у нас одно из заданий обновиться изволило, то самое, связанное с ханским сыном. Теперь оно звучало следующим образом:

«Задание «Освобождение». Узнав, что наследник хана Бахмута-аль-Баграма Бадри-аль-Баграм не представляет для своего отца никакой ценности, попытайтесь получить выгоду иным способом. Каким именно – решать исключительно вам. Пользуясь попавшим к вам в руки ценным пленником, попробуйте получить от него пользу любым способом.

Награда: опыт, вариативно».

Насчет вариативности точно подмечено. Я вообще заметил, что этот термин теперь появляется чуть ли не везде по очевидной причине. Мир то давненько уже вышел за пределы отведённых ему рамок, да и «задания» не генерируются почти подохшей «системой», под них просто маскируются те или иные жизненные ситуации. Этакие остаточные проявления, попытка выдать естественное за искусственное. Хотя для меня и мне подобных, чем дольше продержится пусть и урезанная, но система заданий и прокачки, тем оно и лучше. А она ведь продержится довольно долго, тут сомневаться не приходится. Взять, к примеру тот же «Скарлайг» – мир, с которого всё и началось. Там тоже «система» изрядно мутировала, стала практически декоративной. Но вместе с тем задания, прокачка, характеристики и возможность для «соскользнувших» и просто «игроков» пользоваться изначально имевшимися преимуществами всё так же имеет место быть. А чем мир «Лендлордов» хуже? Принципы то одни и те же, просто декорации разные. Не-ет, все мы, «соскользнувшие», внимательно следим за «маркерами» того мира, дабы, при первых признаках чего-то необычного, заблаговременно принять меры. Никому не хочется по полной огрести от «могучего урагана».

Возвращаясь же к Новому Кадафу, стоило вновь упомянуть ярла Одмуссена и его немаленький отряд. Будучи нанятым, этот Повелитель Морей неслабо усиливал оборону домена от возможных угроз. Дорого? Бесспорно, хотя оплата будет произведена завтра. Экономить на военной силе нельзя, причём категорически – особенно сейчас, когда у меня два домена, один из которых надо восстанавливать. Особенно систему крепостей, прикрывающих западное, восточное и особенно северное направления. С юга то угрозы не ожидается, там мой стартовый домен.

Деньги, деньги и ещё раз они же! Нет, я понимаю, что обе проданные «расовые книги» сами по себе дают – уже частично дали – огромную по местным понятиям сумму. Только вот если получится прикупить «книгу Крови», сколько останется от той горы золота? Явно немного. Тогда на кой я этой самой магической школой так заморачиваюсь? Э-э, не так всё просто, как могло бы показаться. Сила Крови, которой по большей части владеют лишь вампиры из Ковена Некромантов, нужна не столько в бою – хотя и там очень даже уместна – сколько для доступа к различным уникальным ритуалам, способным повысить возможности как отдельных личностей, так и обороны целых мест, особенно крепостей. Нужна лишь собственно кровь, пусть и в огромных количествах. Имелись у меня кое-какие сведения, которые стоило как минимум проверить.

Пользуясь возможностью смотреть глазами моих бойцов, я наблюдал то за творящимся внутри городских стен, то «подключался» к одной из суккуб-наблюдательниц, отслеживающих реакцию эльфов, с которыми поочерёдно беседовала Илладриэль. И если процессперестройки замка/города шёл полным ходом, да и работы по выносу всего ценного из зданий, вынужденно сносимых, двигались должным образом, то вот эльфы… Эльфы порой такие эльфы, что плеваться хочется. Далеко не все из оставшихся немногочисленных подданных Илладриэли готовы были следовать тому плану, который она пыталась до них донести. Кое-кто отказывался открыто, кое-кто соглашался на словах, но явно держал кукиш в кармане. Вот так вот. Не устрой я этот вариант проверки на магическом полиграфе, непременно оказался бы в дурацком положении.

В итоге, около трети эльфов оказались, скажем так, не шибко надёжными персонами в плане готовности поддержать собственную же княгиню. Ожидаемо, но всё равно печально. Я бы предпочёл обойтись без подобных «дорогих гостей» на территории собственного домена. Ан нет, расклад-с! Более того, сейчас придётся выносить мозг японоэльфийке, чтоб та не рушила уже почти выстроенный каркас интриги, направленной против нашего общего врага – Единения.

Я уже собрался было пригласить Илладриэль предметно так побеседовать, как внезапно поступил сигнал тревоги. Лаурус!

– Что случилось? – спросил я, «подключая» сокрушителя к каналу.

– Эльфы… Один эльф, – проворчал раздражённый, но не особо обеспокоенный демон. – Попытался скрыться, обвесившись артефактами. И где столько повышающих незаметность нашёл то, даже не знаю.

– Жив или вы его настолько сильно «раскритиковали», что остатки только в коробочку метлой сметать?

– Жив, гадёныш остроухий! Но и подпалили, и попинали. Не стоило ему пытаться алхимией в наших бросаться. Одного из мстителей едва спасли. Кислота – штука опасная.

– Тащите урода сюда, – процедил я. – Будем разбираться, самодеятельность это или сговор, а если второе, то с какой целью. По дороге не пинать, по крайней мере, пока.

– Эльфийка?

– Вот, ты ж и сам всё понимаешь, Лаурус. Приходится сдерживаться, чтоб не разрушить комбинацию.

Долбаный эльф! Хорошо хоть не прибили ушастого во время его попытки слинять. Ладно, вот сейчас как побеседуем, чтоб мало не показалось.

Неудавшегося беглеца доставили быстро, с надёжно зафиксированными за спиной руками и лишённого всего магического. Про оружие говорить и вовсе не стоило, ни к чему подобным типусам колюще-режущие предметы. Отобраны за плохое поведение! Примерно в таком ключе я объяснял сложившуюся ситуацию заметно обескураженной Илладриэли, которая явно не ожидала случившегося. Вариант гениальной актрисы я не то что совсем не учитывал, но полагал находящимся в пределах «нуля целых хрен десятых процента» Когда же беглеца на дистанцию «пока не догнали» ввели и без каких-либо церемоний усадили на табурет, я поинтересовался:

– И что всё это было, ошибка мироздания? Ты ведь свою княгиню в очень печальное положение поставил, дав мне законную возможность отказаться от любых обязательств. Может ты, ушастый, и вовсе затаившийся сторонник тараканов, а?

Дёрнулся то как, аж смотреть приятно! Только дергайся ты там или не дёргайся – толку от этого ноль без палочки, ибо и связан хорошо, и вокруг тебя обстановка не располагающая. Героически молчать? Так ведь подобным поведением ты уже открыто выступишь против присутствующей здесь эльфийки, которую, как мне кажется, до сих пор признаешь главной… пусть и с некоторыми нюансами.

– Мне приказать суккубам начать ломать его разум? – вежливо интересуюсь, обращаясь к Илладриэди. – Процедура будет не самая быстрая, но без результата я не останусь.

– Нет! Миннаэрл, я приказываю тебе отвечать! Почему ты сделал это?

– О совершённом Единением должны были узнать, но не так, госпожа, – склонив голову в знак покорности, но голосом, в котором не наблюдалось и тени сомнения, вымолвил эльф. – Демоны Инферно есть чуждое миру зло и должны быть исторгнуты из него. Нельзя использовать зло иномировое, чтобы победить зло местное. Вы не должны позволять себе идти по самому лёгкому пути, если он ведёт в сторону от воли Матери!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю