290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Полет нормальный (СИ) » Текст книги (страница 3)
Полет нормальный (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 13:00

Текст книги "Полет нормальный (СИ)"


Автор книги: Василий Панфилов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 21 страниц)

Бросать учёбу, чтобы всерьёз заняться бизнесом не выход. Участие в братстве и учёба в университете очень важны. Бросив учёбу, выиграю тактически, здесь и сейчас. Но стратегически проиграю…

Покинув университет, формально останусь членом Фи Бета Каппа, но выпаду из обоймы. Всевозможные приключения, проделки и проказы пройдут мимо, а этого никак нельзя допустить.

Хочу войти в элиту США, а для этого нужно стать своим. А что может быть лучше для этого, чем совместная учёба, попойки… общая история.

Да и учиться нравится. Преподаватели знают своё дело, лекции по-настоящему интересные и познавательные. Никаких отвлечённых рассуждений в духе российских экономистов либерального толка. Строго по делу: экономика как наука, с хорошо проработанной теорией и примерами из практики.

Нанять управляющего… где его взять!? Такого, чтобы доверить бизнес целиком, а не только текучку, не боясь при том, что хостелы потихонечку отожмут.

Слишком часто бывшие управляющие становятся владельцами бизнеса, в США это явление более чем привычное. Старые семьи, вроде Мартинов, отчасти защищены разветвлёнными семейными и дружескими связями. Мне же никакое братство… повторяюсь, да.

В братстве пока на птичьих правах – нет родственных связей! Да и дружеские не то чтобы сильно крепкие… пока.

Вот мои дети, если правильно женюсь, станут полностью своими… может быть. Опираться же только на дружеские… можно, но для этого нужно оставаться в братстве, а не покидать университет.

– Допустим, контроль… – останавливаюсь у доски, – частично сам, частично… да кому!? Может, Эллиота прицепить, того техасца? Хм…

Грей Эллиот с приятелями оказался неплохим парнем, но накоротко мы с ними не сошлись. Сперва нехватка времени, потом братство… хотя не забываю. Познакомил парней с профессорами из тех, что полиберальней, в барах с десяток раз поил, кураторствую потихонечку.

– Тайные постояльцы, вроде тайных покупателей? Хм… эти смогут – потолкаются среди работяг, переночуют. Сюда же отставных копов пристегнуть можно, капитан Айсберг из двадцать восьмого сватает десяток отставников. Но это рядовой состав, в начальство-то кого ставить? Нужны мои люди, полностью мои. Тот же Дюк Уоррингтон не откажет помочь, только вот и благодарны они будут прежде всего Уоррингтону.

Упёршись в доску невидящим взглядом и зажав в руке мел, стою так несколько минут. Мысли в голове текут неспешно, без какой-либо связности. Вспоминается почему-то пулемётчик… есть!

– Итого, – вывожу на доске, – пока сам, но дам задание искать подходящих людей. Чтоб жизненный опыт и образование, да на грани совсем стояли. Выручу, так не будет людей верней. Правда, управляющего так сразу не найдёшь, только управленцев среднего звена… Ничего, поначалу и этого хватит.

Основа уравнения готова, осталось только придумать, как вести в него людей Москвы. Желательно при этом, чтобы сами Штирлицы ни сном, ни духом о моём к ним благоволении.

– Задачка… в такую даже Родригеса не посвятишь, – испанец, несмотря на все свои многочисленные достоинства и немногочисленные недостатки, не переваривает Коммунизм по Московски, считая его неправильным, – не любит он Кремль, ох не любит… Может и в неприятности втянуть из политических соображений.

Напрямую не предаст, но… а чёрт его знает, на что способен Родгирес! Идейные, они такие – сегодня он тебе друг, товарищ и брат, несмотря на все политические разногласия… А потом ты говоришь что-то неправильное, или в мире происходит какое-то знаковое для них событие и всё – смертельные враги.

Пока помогаю социалистам вообще, мириться с моими недостатками Хосе нетрудно, но как только встану на сторону Союза открыто, отношение станет совсем иным. По той же причине не стал бы связываться с Москвой – там готовы снисходительно относиться к попутчикам, но к товарищам по партии относятся куда как более жёстко. Недостатки, простительные дружественному капиталисту, учёному или волонтёру, непозволительны борцам за дело Коммунизма.

Да и не коммунист я по большому счёту… так, социал-демократ. И Москва для меня не безусловный Старший Брат, а всего лишь попутчик.

Оставив доску с понятными только мне схемами, буквами и аббревиатурами, в дурном настроении вышел из кабинета. Не сходится…

Время уходит, а хостелы так пока и остаются перспективным бизнесом, но никак не разветвлённой разведывательной и вербовочной сетью первого в мире коммунистического государства.

* * *

– Ювелир, значит? – Хмыкнул Маккормик, заходя в раздевалку.

– Сэр, это без меня придумали, слово даю! – Вытягиваюсь перед ним. Тренер молчит, рассматривая меня как насекомое под микроскопом. Перекусив зубочистку, сплёвывает её на пол и разворачивает свёрнутую трубочкой газету.

– Тренер Маккормик подобен опытному ювелиру, способному разглядеть алмаз в невзрачном камешке, подобранном у дороги, – процитировал он ядовито пафосную статью провинциальной зеландской газеты, перепечатанную без малейших правок The New York Times, – ладно уж… брильянт, иди переодевайся. Верю, что не ты надиктовывал, мозгов для этой пафосной хрени у тебя многовато.

Махнув рукой, мужчина вышел из раздевалки, бормоча на ходу:

– Ювелир, ну надо же! Ладно датчане – провинция и есть, население маленького штата. А вот кто додумался…

Получив свою долю славы в датских и в нью-йоркских газетах, тренер взялся за меня с удвоенным рвением. Специалист он грамотный, пусть и не дотягивает до стандартов двадцать первого века. Но чего не отнять, так это умения учиться и отсутствие гордыни.

Привыкнув по прошлому году, что в спорте я разбираюсь и умею не только следовать программе тренировок, но и составлять их, корректируя на ходу, Маккормик ещё с осени начал привлекать меня к составлению программ для других легкоатлетов. Ну а после триумфального возвращения из Дании я занял негласный пост второго помощника тренера.

* * *

– Рэй! – Издали окликаю техасца, оживлённо болтающего с какой-то рослой мужиковатой девицей, – вот ты где! Извините, мисс, я на минуточку украду вашего кавалера, вы позволите?

– Конечно, – благосклонно кивнула та, растянув в улыбке тонкие бесцветные губы. Типичная уроженка Новой Англии[27], даже помады нет… ханжа протестантская!

– Вечером парней собирай, – сообщаю негромко, – обещаю попойку за свой счёт и рассказ о соревнованиях.

– Здорово, – заулыбался Эллиот, – а мы думали, ты совсем загордишься.

Помечаю мысленно словечко совсем, вылетевшее у техасца, и улыбаюсь как можно более дружески.

– С чего бы? Замотался, это да… а гордится-то чем? Мои предки на Мэйфлауэре[28] отсутствовали.

– Где собираемся?

– В Бруклине, ресторанчик Мэтта на набережной. Знаешь такой?

– Рыбацкий? Где свежий улов на стол прямо из сетей? Как же, наведывался пару раз, хорошая кормёжка.

– Он самый. Да предупреди парней, чтоб голодными приходили!

– Шик, – Рэй сдвинул шляпу на затылок, заулыбавшись и показывая желтоватые от никотина зубы.

… – работа такая, – втолковываю сытым, но пока ещё не пьяным парням, – ночевать в дешёвых гостиницах-ночлежках, только что не всех подряд, а в каких скажут.

– Больно просто, – слегка насторожённо удивился Дик Трейси, плотный коротышка с воинственной физиономией, – переночевать, да денежки получить? Многие и бесплатно не отказались бы, всё крыша над головой!

– Просто? – Кручу в руках кружку, – да ни хрена не просто, Дик! Во-первых, нужно будет попасть в ночлежку, а они сейчас переполнены. И козырять удостоверением сотрудника нельзя! Да и не выдадут их вам. Морис! Тащи пиво! Не видишь, мы сухие!

– Дело! – Оживились парни, хватая здоровенные кружки и прикладываясь к ним.

– Анкеты потом заполнять, – продолжаю, отхлебнув пиво, – и тоже не просто всё, там позиций с полсотни. Есть такие среди них, что обязательно заполнить нужно, другие желательно. Ну и плата… как поработал. Никакого оклада, чистая сдельщина. Сколько гостиниц посетил, да как анкету заполнил – полностью или частично. Ну и риски…

– Гангстеры? – Оживился Дик, хрустнув короткими толстыми пальцами, сжав их в кулаки.

– Если только случайно. Так… вошек цеплять будете регулярно, чесотку всякую. Ну и драки наверняка будут, чего уж там. И, парни… чтоб ссор между вами не было, задания будут скидываться Рэю, а уж как вы там дальше, не моё дело. Хотите, разбирайте задания поштучно, хотите – группами работайте. Мне главное, чтобы анкеты заполнены были и чтобы вы сами не засветились.

Хорошо посидев с парнями и изрядно набравшись, вызвал вместо такси одного из кандидатов в братство с личным автомобилем.

– Самому надо купить, – сообщаю вслух, забираясь на заднее сиденье и шумно дыша парами алкоголя на водителя. Самое противное, что понимаю ведь, что выгляжу как пьянь… да пьянь и есть! Только вот тело с мозгом работают несколько вразнобой. Понимаю… но продолжаю ворочаться на заднем сидении, неся всякую чушь.

– Тебе меня заносить придётся, – собравшись с силами, сообщаю этому… как его… Вернону, во! Какое смешное имя! – Я в хлам упился!

Несколько минут трачу на подбор синонимов, не обращая внимания на Вернона и хихикая над собственными шутками.

– Куда, сэр Команч, – терпеливо интересуется кандидат, – на Гринвич-Виллидж, к Заку Мартину, или в дом братства? Вы же на два дома живёте.

– Хм… пытаюсь сосредоточиться, – в братство! Я слишком пьян, стыдно перед братишкой… братишечкой… Знаешь, Зак мне как брат, младший!

* * *

– Башка… – сев на кровати, держусь за голову, – а вот…

Пиво в ведёрке со льдом уже стоит, позже меня ждёт особый похмельный завтрак – повар братства готовит его каждый день с некоторым запасом. Ни разу выбрасывать не пришлось…

Вспоминаю вчерашний вечер и опять морщусь. Ничего вовсе уж нехорошего не произошло, но и хорошего ничего не было.

Владелец не самой маленькой корпорации, вынужденный лично нанимать рядовых по сути работников… нонсенс.

– А всё потому, что не хватает людей, которым можно доверять, – говорю вслух, прижав к голове холодную полупустую бутылку, – завтра же… Нет, сегодня озабочусь сперва подбором секретаря, а потом спихну на него хотя бы часть текучки.

Глава 6

Вечеринка потихоньку набирала обороты, парочки топчутся по залу, в меру способностей изображая свинг[29].

– Как тебе?! – Орёт в ухо изрядно набравшийся Раппопорт, и не дожидаясь ответа, – здорово, верно?! Мне свинг нравится – эти смелые раскованные движения. А что от чёрных пришло, так только перчинки добавляет!

Киваю машинально, притоптывая в такт ногой, но на танцпол не выхожу, перестарался на тренировке.

Большой амбар в пригороде Нью-Йорка, снятый приятелями Дэна под вечеринку, интересен сам по себе, да и люди собрались необычные. Белые англосаксы, не вполне белые ирландцы и итальянцы, евреи и даже негры. Вечеринка почти запретная, народ хмельной не столько от алкоголя, сколько от собственной продвинутости и храбрости.

– … что не танцуешь? – Не унимается Дэн, – не знаешь как? Я быстро научу! Смотри!

– Ногу перетрудил на тренировке, за связки боюсь.

– А… жаль. Я ж помню, ты танцевать умеешь здорово, зажёг бы! Тогда… знаешь, я тебя с одной девочкой познакомлю!

Не слушая меня, приятель танцующей походкой подошёл к группке цветных девиц и притащил весело хохочущую квартеронку[30], придерживая её за локоть.

– Эрик, позволь представить тебе Жаннет!

– Очень приятно, – поднимаю бокал, задерживая взгляд на внушительных прелестях девицы. Фигура гитарой, яркая южная красота… эффектная девица. Скорее всего, через несколько лет она оплывёт, но пока… хороша!

– Жаннет из Нового Орлеана, учится здесь на медсестру, – Дэн по-прежнему говорит на повышенных тонах, – очень хорошая девушка, мы с ней в библиотеке познакомились. Потом в больнице ещё столкнулись, я там по заданию редакции материал… впрочем, это скучно.

– Эрик датчанин, но вырос в Латинской Америке…

Несколько минут Раппопорт трепался, потихонечку втягивая нас в разговор. Жаннет чуточку напоказ смущается, трепещет и стреляет глазами, откровенно заигрывая. Охотно введусь, заглядывая в вырез декольте… есть на что посмотреть!

Заметив мой интерес, квартеронка ведёт себя так, будто отчаянно смущается и одновременно ну никак не может устоять при виде такого бравого меня! Грамотное поведение, я бы даже сказал – отточенное. Видно, что девица страстная и не слишком целомудренная… да оно и к лучшему!

Давно уже хочу найти постоянную любовницу, так почему бы и не Жаннет? С белыми девочками пока не то чтобы сложно… просто у каждой второй содержанки в голове вертится мысль о возможности выйти замуж за спонсора.

Дескать, она такая хорошая, что заслуживает своего принца. Случаются такие вещи, хоть и не слишком часто. То пузом норовят в церковь затолкать, то шантаж. А цветные – шалишь… в большинстве штатов закон не позволит!

– Спортсмен, – воркующим тоном сказал Жаннет, стрельнув глазками сперва на меня, затем на спину удаляющегося Раппопорта, – я однажды с боксёром встречалась… недолго.

И пальчиком меня в грудь шаловливо этак…

– … сильный мужчина. А ты сильный?

Откровенно, однако…

– Хочешь убедиться?

Жаннет часто захлопала длинными ресницами, выпятив грудь и облизывая язычком пухлые губы.

– А что… поблизости спортзал есть?

– Есть машина, можно быстро доехать… куда угодно.

Маленькая ладошка ложится мне на руку.

– Мне нужен сильный мужчина… и состоятельный.

– Мне нравится такая откровенность, – чуть улыбаюсь в ответ, – но я должен знать, что буду единственным мужчиной.

– Девушка была, надо же… и опыт при этом чувствуется. Хотя чего это я! В двадцать первом веке гименопластика[31], а сейчас альтернативные способы секса. Продвинутая! Чувствуются семейные наработки!

– Ещё пять минуточек, – пробормотала Жаннет, устраивая поудобней кудрявую голову на моей руке, – я чуть-чуть ещё…

– С другой стороны молодец, дорого продала свою девственность, аренда не самой дешёвой квартиры на три года вперёд, не шутка! Зато и мне спокойней – ни сифилиса тебе, который пока толком не лечится, ни попыток выйти замуж по залёту. Знает правила игры порядочной содержанки.

– Цветной сложно найти мужа – белому по закону нельзя, а даже если обойти, то не жизнь будет, а сплошной вызов окружающим. С неприятными последствиями.

– Чёрного… опять-таки сложно. Она из Нового Орлеана, а там есть такой специфический расизм, как цветной[32]. Чёрный – понижение статуса, только такого же цветного искать. Небогатый выбор, как ни крути. Да и продать себя – в традициях Нового Орлеана. Там некоторые цветные поколениями так живут. Сперва мама на содержании у белого мужчины, потом дочка, внучка… ничего стыдного в этом не видят. Потомственная… ну да мне же лучше.

Встав аккуратно, дабы не разбудить Жаннет, посещаю кабинет задумчивости и иду завтракать.

– Хау, великий вождь Одуванчик, – приветствую дурашливо Зака и плюхаюсь на стул.

– И тебе привет, великий вождь Команч, – едва подняв глаза, вяло отвечает тот, снова уткнувшись в кружку с жуткой крепости кофе. Мартин ярко выраженная сова, просыпаться по утрам ему физически трудно. Если встаёт раньше одиннадцати, то два-три часа бродит сонным и встрёпанным. Отсюда и его проблемы в бейсбольной команде – там все тренировки с утра.

Благо, в этом году ушёл… А что? Галочка в анкете состоял в команде университета по бейсболу имеется, ну и хватит! Всё равно не задалось толком ни с игрой, ни с членами команды. Теперь можно заняться чем-то ещё. Затащил его на рукопашку, пока вроде нравится, старается.

– Красивая женщина… – начал Зак, явно чувствуя себя неловко. Не первая женщина, переночевавшая в этом доме, так что причина неловкости, думается, ясна.

– Цветная, на содержание возьму.

Облегчение в глазах Мартина прямо-таки читается.

Он не расист… по меркам этого времени, но продукт эпохи со всеми достоинствами и недостатками. Связаться с цветной всерьёз ныне проблемно, а интрижка или любовница скорее даже одобряются. Всё лучше, чем порядочных женщин портить, если уж не женился пока!

За завтраком просматриваю почту из Дании, вчера пришёл целый пакет. Родня… ну это отдельно, когда времени будет не в обрез. Дальние родственники, а вот поди ж ты… легче как-то, когда знаешь, что они есть, что с ними всё хорошо.

Всплывают иногда мысли помочь российской родне – тем самыми вроде как предкам. Вроде как, потому что считаю эту реальность скорее параллельной, но… а вдруг нет? Полезешь так к предкам поправить что-то в их судьбах – и бах! Схлопнулась Реальность. Страшно, потому оставляю всё как есть.

Деловые письма… морщусь непроизвольно, вспоминая, как чудом не облажался. Помнил, что Лего должна выстрелить вот-вот, прикупить захотел пакет акций. Как же, знаменитый датский бренд, легендарный конструктор… Ну и решил ухватить на взлёте, задёшево.

Бегал, бегал… а нету пока! С горя сам и основал, мда… Лего[33], как развивающие игрушки для детей. До знаменитого конструктора пока далеко, но головоломки уже начали выпускать, а машинки и куклы по возможности разборные.

Прибыли никакой нет и в ближайшем времени не предвидится… зато денег ухнул! Ни много, ни мало, а пятьдесят тысяч долларов ушло.

Благо, вроде бы неплохого управляющего нашёл. Оле Кирк Кристиансен[34], бывший плотник, ныне владеющий магазином древесины. Пообещал ему десять процентов дохода и возможность выкупить часть акций. Вроде бы дельный мужик… ладно, посмотрим.

* * *

Мужчина, сидящий напротив меня, производил немного жалкое впечатление. Худой, скорее даже истощённый, в нечистой одежде, он жадно ел суп и нервно улыбался, встречаясь со мной взглядом. Дешёвая забегаловка, дешёвые люди…

Киваю успокаивающе и подзываю официантку – немолодую, страшно замотанную женщину с приклеенной улыбкой на бледных губах со съеденной помадой.

– Стейк и… пирог, да побольше. Такой, чтоб с собой взять можно было.

– С курятиной, – деловито кивнула тётка, – сытный и свеженький, пару дней полежит без холодильника.

– Давайте.

Несмотря на жалкое впечатление, мужчина передо мной не отброс. Неудачник, это да… но человек честный и порядочный. Собственно, потому и неудачник…

Выходец из глухой провинции, продавший отцовскую ферму и с отличием окончивший колледж на последние деньги. Неспешная, но уверенная карьера в одной из строительных компаний, женитьба, дети… всё как у людей.

В разгар кризиса призвал владельцев компании урезать собственные расходы, а не расходы на работников. Увольнение с волчьим билетом[35] и самой скверной характеристикой.

Попытка отстаивать свои права в суде обернулись избиением неизвестными людьми и сфабрикованным делом. Как итог – судимость, отсутствие потраченных на адвокатов и врачей сбережений, семья на улице. Заработки случайные, разовые.

– Ешьте спокойно, – в очередной раз успокаиваю Вайса, – и пирог сразу с собой положите, в карман.

Сев вполоборота, чтобы не смущать потенциального работника, разглядываю посетителей. Персонажи поразительно серые и однообразные, никакой романтикой от бродяг, безработных и низкооплачиваемых рабочих не пахнет. Хм… скорее застарелым потом, дешёвым одеколоном, виски и скверным табаком.

– Сколько сломанных судеб… и ведь если начать разбираться, то сейчас в заведении наверняка ведь есть люди, о жизни которых можно написать интересную книгу. Не сложилось…

Краем глаза поглядываю на мужчину, тот терзает жёсткую отбивную ножом и вилкой. Ест явно через силу, впрок, надеясь наесться как удав, на неделю вперёд. Зря… судя по пергаментной коже на лице, видно, что в течении многих недель основной, если не единственной его пищей за день, был водянистый суп с куском хлеба от Армии Спасения[36] раз в неделю… Ну да человек взрослый, не буду лезть с замечаниями.

– Кофе, – кидаю официантке пятёрку, – и сдачи не надо. Итак…

Вайс поспешно выпрямляется, хотя и без того сидел, будто привязанный к доске. Сейчас он напоминает новобранца перед строгим сержантом, дышит вон через раз, до того переживает.

– Я навёл о вас справки, – говорю неторопливо, отпив немного кофе. В этом заведении только кофе пить и можно, остальное такая дрянь… но не тащить же безработных в приличный ресторан? Мне-то не жалко, но пахнут многие, да и вошки встречаются. Даже если человек и следит за собой, то ночлежки и очереди за бесплатным супом в компании людей опустившихся сказываются. Вон… ползёт.

– Хотите получить работу?

– Я… – кадык ходит ходуном на тощей шее. Видно, что чувства борются с приличиями и… я – готов на любую работу, мистер Ларсен.

Старательно делая вид, что не замечаю скулящих ноток, киваю благосклонно.

– Вот и прекрасно. Не буду говорить, что вас ждёт великая карьера – это не так. В будущем возможно, но пока… – Протягиваю контракт, – не спешите подписывать, прочтите сперва!

Вайс бегло читает, но видно, что подписать он готов что угодно. Бывают такие люди – честные, порядочные, умные… сломленные. Дать ему подняться до прежнего уровня, так вцепится в благодетеля и помышлять не будет о карьере или другой работе. Только б снова на дно не упасть.

Ничего серьёзного таким сломленным доверить нельзя, но как исполнитель – вполне. Юрист по образованию, специализировавшийся на недвижимости, вполне подойдёт на роль секретаря, взяв на себя текучку. На личного помощника, увы, не потянет… характер не тот. Да взять хотя бы недавнее обжорство – что, взрослый человек не понимает последствий? Но хоть так, всё легче.

– Да, мистер Ларсен, – пытаясь держаться с достоинством, – меня устраивают условия контракта.

– Прекрасно, – поднимаюсь со стула, отставив так и недопитый кофе на столике, – завтра с утра по этому адресу за авансом, а со следующей недели приступите к работе.

Сев в машину, вытаскиваю досье о другом кандидате. Эллиот Грейси – экономист, занимался управлением доходными домами и не нашедший общего языка с новым владельцем. Увольнение… а там и кризис подоспел, пенсионные накопления в виде ценных бумаг превратились в мусор.

До нищеты Грейси далеко, но ужаться пришлось всерьёз. С учётом двух сыновей в университете и трёх дочек-школьниц, деньги ему нужны, за работу уцепится. Ну… должен.

С прицелом на управление хостелами нанимаю. Не факт, что потянет США в целом, но если сможет взять на себя управление хотя бы Восточным побережьем… да хотя бы Нью-Йорком, уже хорошо.

Швейцарский фонд всё больше финансовыми потоками управляет, на местах тоже люди нужны. Текучка, непосредственно управление кадрами и прочее.

– Сколько там? С полчаса ещё до встречи, как раз репетиция лишняя выйдет, – Закрываю карманные часы и открываю расписанный сценарий.

– Новаторский подход, но консервативные управленцы, – проговариваю слова, – нет, мягче… всё-таки не безработный бродяга, а уважаемый человек. Новаторский подход… да, звучит лучше.

С минут гляжу в собственноручно нарисованные позы для разговора, примеряя их.

– Тело в четверть оборота… да, неплохо получается. Вроде как я уважаю его, но готов развернуться и двинуться на поиски более сговорчивого кандидата. И взгляд… исподлобья слегка поначалу, а потом будто заинтересовал и голову приподнять. И назад, если разговор не так пойдёт.

Автомобильное зеркало отражало мои кривлянья, но довольно быстро начало получаться. А как же… не первая репетиция! Это уже так, шлифовка перед премьерой.

Охо-хо… на что только не пойдёшь, чтобы служащие среднего и высшего звена были не просто лояльны, но и преданны…

Получается потихонечку, но чем дальше, тем больше вырисовывается тот факт, что сохранить своё инкогнито в отельном бизнесе не выйдет. Полгода-год, и всё.

А значит, нужно заранее приглядываться к братьям – кто там может заинтересоваться долей в перспективном бизнесе? Чья семья достаточно могущественна, чтобы посторонние не пытались отщипнуть от бизнеса? И достаточно порядочна для того, чтобы не попытаться делать бизнес своим.

В теории всё выглядит просто: таких семей должно быть с полдюжины. Так то в теории… на практике при таком количестве заинтересованных лиц вырисовываются уже иные сложности.

Глава 7

Махнув копам издали рукой, тут же подношу указательный палец к губам и начинаю подкрадываться, стараясь делать это в мультяшном стиле. Полицейские давятся смешками, но старательно подыгрывают.

– Я тебе что говорил!? – Гаркаю в ухо, подойдя к капралу сзади.

– М-мать… – перепуганный Дан шумно отпрыгивает в сторону, вслепую отмахиваясь руками. Товарищи-копы ржут – как же, развлечение!

Шимански, толстый поляк… или польский еврей? Неважно! Мужик юморной и очень весёлый, сейчас пытается повторить мою походку, получается удачно.

– Что ты ж со спины так… – старательно не обращая внимание на насмешников, укоризненно произносит дальний-предальний родич, показательно растирая по асфальту окурок, брошенный перед участком. Территория, к слову, засрана так… ну да не моё дело. Нью-Йорк вообще грязненький город: может, местные просто не видят грязи, привычная деталь пейзажа, вроде потрескавшегося асфальта на улицах русской глубинки.

– Ты коп или погулять вышел? – парирую, одновременно обходя полицейских и здороваясь с каждым, – Если к тебе подкрасться можно, какой же ты боец? Постоянная бдительность! Патрульному можно, а к детективу или наставнику в боевых единоборствах другие требования.

– Верно, Дан, – ухмыляется немолодой грузноватый офицер[37] Шимански, нарочито вкусно затягиваясь, – соответствуй!

– Тьфу на вас, ослы мексиканские! Так что пришёл, Эрик? Случилось что?

– Не… хочу тебя покрепче припахать на занятиях. А, долго объяснять, пошли к Айсбергу!

– Капитан! – Поздоровавшись, опускаюсь в кресло без спроса. Знакомы мы уже давно, да и я далеко не безвестный мигрант… – родственника хочу у тебя выкупить.

Бровь Айсберга приподнимается слегка, но полицейский молчит, сплетя домиком пальцы под подбородком.

– Дана хочу припахать в университетском спортзале, на постоянной основе.

– Второй инструктор? – Мгновенно ухватывает суть капитан.

– Можно его даже официально пристроить в университет, как куратора. Что-то вроде… Как морально-нравственный ориентир для учащейся молодёжи, с целью формирования у них положительных эмоций о работе полиции. Это так, навскидку, так-то полицейский канцелярит тебе лучше знаком.

– Хм… – Айсберг откинулся в новеньком (мой подарок!) кресле, – интересно получается. Работа с общественностью по предотвращению правонарушений, морально-нравственные… согласен. Детали позже обговорим, сперва в… хм, канцелярите разберусь, да покопаюсь в документах – как лучше подать эту идею наверх. Только…

– Молчу пока, – склоняю голову, – идею и перехватить могут!

– Молчу, шеф! – Закивал Дан, покрывшись мелкой испариной, – даже парням ни словечка! Перспективы-то!

– Ну чо? – Чавкая, поинтересовался сержант Веллер, держащий в руке громадный бутерброд с ветчиной и каким-то очень уж вонючим, этническим сыром, до которого он большой любитель.

– Опять своими носками развонялся… – Дан брезгливо машет ладонью перед лицом, – ну как ты это ешь?! Ну один в один носки мои, если я ботинки сутки не снимал!

Сержант молча показывает Дану оттопыренный средний палец, не отрывая вопрошающих глаз от меня.

– Отпустил на пару недель, – бросаю небрежно, – у меня сейчас дела, так Дан заменять будет.

– Повезло, – в щербатый рот отправился громадный кусок, – до. рый с…дня кап…тан.

– Прожуй!

– А! – Отмахивается тот, – некогда! Документы в архиве залило, в порядок привожу. Вторые сутки из участка не выхожу, и когда выйду, не знаю даже. Жопа!

– Запомни, – сообщаю Дану, садясь в машину и запуская двигатель, – Всё было так, как сообщили Веллеру. С капитаном договорюсь – собственно, уже записку передал, во время разговора ещё. А дальше ты хорошо себя покажешь, благодарность от профессуры, просьба-письмо от студенчества…

– Круто взялся, – только и выдавил коп, ослабляя галстук.

– Родня всё-таки, – говорю на полном серьёзе, выруливая на дорогу, – пусть и дальняя. Не сплохуешь, так до лейтенанта минимум дорастешь. Нужно рассказывать, как полезны знакомства со студенческой элитой?

– Н-нет… братик.

– Благодетель… а куда деваться? Команду формировать нужно, без этого никуда. Служащие, это одно… а вот люди, которым можно довериться, совсем другое.

Зак, парни из братства… даром, что ли, летом возился, развлекая? Да и сейчас с тренировками. Родственничек из полиции, наконец…

Чужак я, как ни крути! Местные всегда могут опереться на родню, одноклассников, соседей, коллег по работе и бог весть кого ещё. Да хоть по Германии – вроде и неплохо вжился, а мелькало иногда.

Двенадцать лет всего было, а связи у детворы частично сформировались, тяжеленько пришлось встраиваться. Как родители, ума не приложу…

А здесь и сам – взрослый вроде бы мужик, богатый и отчасти даже крутой, но ведь даже секретаря с трудом нашёл! Родился бы здесь, так просто позвонил нужным людям, те другим… и через пару недель нужный специалист стоял бы передо мной.

Нет, так-то могу маякнуть в братстве… только вот толку? Не знаю, кому можно доверять, а кому нет, на какие социальные маркеры внимание обращать. Ради одного секретаря и вполне рядовых спецов целые детективные расследования заказывал.

Ничего, пару-тройку лет – вживусь как родной! Но командой обзавестись всё равно нужно…

– Парни, это Дан! Дан, это парни!

– Да знаем уже. Ха! Парни, это Дан… здоровски ты словами поиграл! – Хохотнул Мэттью, пытаясь передавить в рукопожатии ладонь копа. Как всегда, не вышло, но борец не выглядел разочарованным – скорее напротив, рад настоящему сопернику. В своей весовой категории он безусловный лидер в университете, и наличие Дана его только радует. Пусть даже тот нынче не вольник, а рукопашник, но всё же.

Да и прошли уже те времена, когда Дан хвастался тем, что может пожать сотку. Под моим чутким руководством он осознал свою ничтожность, проникся и увлёкся железом всерьёз. Настолько всерьёз, что велика вероятность попадания в олимпийскую сборную.

– В ближайшие пару недель плотно заниматься не смогу, – сообщаю парням, завязывая борцовки, – учёбу надо подтянуть.

– Менять пора, – мелькает мысль, – шов чуть-чуть расходиться начал. На одну тренировку сойдёт, а потом на выброс. Иначе во время тренировки шов по пизде пойдёт, а так и ногу можно подвернуть.

– У тебя вроде нормальные оценки? – Осторожно поинтересовался Рэй, присоединившийся недавно к группе.

– Оценки-то нормальные, знаний маловато.

– С оценками братство помогло, – негромко объяснил кто-то из борцов техасцу, – да и профессора навстречу пошли. Что они, не люди? Не каждый день их студенты чемпионаты одной из европейских стран выигрывают!

– Побежали потихонечку… Ланс, потихонечку! Хрена ты кенгуру изображаешь!? Я знаю, что ты шустрый, но хрена толку, если постоянно травмы собираешь, потому что размяться поленился! У кого плечо постоянно травмируется?! Давай в средину строя, чтоб не прыгал.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю