332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Шарлин Хартнеди » Пара для Гриффина (ЛП) » Текст книги (страница 2)
Пара для Гриффина (ЛП)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 19:00

Текст книги "Пара для Гриффина (ЛП)"


Автор книги: Шарлин Хартнеди






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 13 страниц)

– Спасибо.

Лэнс прорычал:

– Твои стоны меня раздражают.

– Есть более чем одна причина, почему мне нравится идея человеческой пары, – Гриффин сделал паузу, с трудом сглотнув, чтобы унять бушующую жажду. – Мне не нравится сама мысль о том, что моя самка… моя пара была с другим мужчиной-вампиром. Мне не нужны объедки. Особенно после такого уродливого ублюдка, как ты, – он попытался улыбнуться, чтобы сгладить свои слова. Не очень-то по-вампирски с его стороны было так думать. Что-то настолько тривиальное не должно было беспокоить его ни в малейшей степени, но мысль о его женщине… той, с которой он фактически проведет остаток своих дней… покрытой его друзьями, даже одним из них, чертовски раздражала.

– А как насчет того человека… – казалось, он обдумывал его слова. – Кажется, её зовут Тина? Я думал, что она тебе нравится, – Лэнс поднял брови.

Гриффин улыбнулся.

– Она просто прелесть. Мы подходили друг другу, но, – он пожал плечами, – ничего такого не было. – Его улыбка стала шире. – Подожди минутку… – усмехнулся Гриффин. – Она одна из немногих людей, которых ты не покрывал. Я тоже тебя люблю, братан.

Лэнс нахмурился.

– Что? Ты думаешь, я оставил её одну, потому что думал, что она тебе нравится? – он фыркнул. – Ты ошибаешься.

– Я знаю, что так и было. Спасибо. Я…

Лэнс развёл руками.

– Тина не в моём вкусе, иначе я бы непременно воспользовался ситуацией.

– Не в твоём вкусе? – Гриффин рассмеялся и тут же пожалел об этом. Его всё ещё восстанавливающиеся легкие запротестовали, и он закончил тем, что закашлял. Его грудь горела. Гриффин положил руку на грудь и застонал. – Признай это, – он тяжело дышал. – Ты не трогал Тину, потому что ошибочно думал, что она мне нравится. Все, у кого есть пульс, в твоём вкусе.

– Не заставляй меня снова останавливать тебя, – Лэнс усмехнулся. – Просто чтобы доказать свою правоту.

Гриффин почувствовал, как его глаза расширились.

– Сделай это. Все в юбках, у кого есть пульс. Я уверен, что ты уже жаждешь уйти.

Лэнс нахмурился.

– Ты ударился головой, когда упал?

– Теперь, когда ты знаешь, что меня не интересует Тина, тебе не терпится заняться ей, – Гриффин покачал головой. – Ты можешь идти. Я не против.

– Я не собираюсь преследовать Тину. Кроме того… – он посмотрел на кровать, прежде чем встретиться взглядом с Гриффином. – Люди считают меня чудовищем. На этом этапе я ни за что не залезу в её трусики.

– Может быть, это и есть возможность для тебя всё хорошенько обдумать. Тебе нужно прекратить это дерьмо.

– Я больше не буду тебя убивать, мать твою. Я извинился, – Лэнс снова сел на край кровати.

– Технически ты этого не делал. Тебе нужно сказать «Прости» или «Мне жаль», чтобы это было засчитано, но я не возражаю. Это не то, что я имел в виду, – Гриффин судорожно сглотнул. Его горло горело. – Люди – не игрушки. У них есть чувства и эмоции.

Лэнс стиснул зубы. Его глаза потемнели.

– Мне это известно.

– Ты не можешь переходить от одной женщины к другой. Они не понимают наших обычаев. Они связывают эмоции с физическим действием.

– Я очень ясно выражаюсь, прежде чем покрыть кого-либо из них. Я стараюсь, чтобы они знали, что я не заинтересован в паре. Что всё дело во взаимном удовольствии… не больше и не меньше. Я не буду спать с ними после этого или целовать их, или любой другой жест, который показывает эмоции.

– Это Программа созданна, чтобы объединить вампиров и людей. Чтобы спариться и произвести потомство. Ты ведь понимаешь это, не так ли?

– Я точно знаю, почему возникла эта Программа. Меня не интересует спаривание.

– Тогда почему ты участвуешь в этой Программе? Ты портишь отношения с другими самцами, – как он мог заставить Лэнса это понять?

Другой мужчина поднялся с кровати.

– Я воспринимаю себя как преграду. Если женщина достойна одного из наших мужчин, то она не уступит мне. Я выполняю свой долг.

Гриффин улыбнулся.

– Так вот как ты это называешь? Ты что, гребаный мученик?

Лэнс усмехнулся.

– В высшей степени приятная обязанность. Я как раз собирался тебе сказать… – он сунул руки в карманы. – Вчера Тина сделала мне предложение, – он поднял руки вверх. – Я не подбивал её на это. Я рад, что она тебе не нравится. Она тебе не подходит. Она провалила испытание Лэнсом.

– А самка, способная противостоять твоим чарам, подойдёт? – Гриффину пришлось закатить глаза.

Лэнс кивнул.

– Чертовски верно. Если она сможет сопротивляться этому, – он сделал жест в сторону самого себя. Дерзкий ублюдок! – тогда она достойна. Если нет, то её стоит вышвырнуть. Людям нельзя доверять. Их место рядом с зверями.

– Так цинично. Ты же понимаешь, что не все женщины плохие? Чёрт возьми, Стефани тоже была не так уж плоха.

– Ну если ты так говоришь, – выражение лица Лэнса говорило, что он ни хрена в это не верит.

– Прошёл уже почти год, Лэнс, – Гриффин удивлённо поднял брови. Он знал, что не должен так поступать, но всё же. Кто-то должен был привести Лэнса в порядок.

И опять он видел, как его друг отключился. Лэнс сжал кулаки и скрестил руки на груди.

– Пришло время, чёрт возьми, двигаться дальше, – его голос сорвался от попытки заставить себя говорить.

– Я двигаюсь, – прорычал он. – Каждый день.

– Я не имею в виду весь этот бессмысленный секс. Неужели ты не хочешь чего-то большего? Чего-то значимого?

Лэнс покачал головой.

– Разве тебе не нужна пара?

– У меня есть пара, – прорычал Лэнс. – Стефани, возможно, двинулась дальше, но я верю в легенды. Мы связаны. У меня никогда не будет серьёзных отношений с другими людьми. Я не смогу.

– Да, потому что твои отношения со Стеф были чертовски идеальными. Родственные души, блядь, – они жили раздельно. Спарились двадцать лет назад, но ни одного дня не были вместе. Случайное спаривание было ужасно неправильным. Лэнс хотел её только тогда, когда Стефани была недоступна. Пойди разберись.

– Знаешь, что спасло меня от вечной смерти? Что вернуло меня с того гребанного света? Единственное, что помогло мне пережить бесконечную, бессмысленную боль? – Лэнс выглядел расстроенным. – Это мысли о ней. Образы её лица. Её волос, её глаз. Она должна быть рядом со мной. Только не с этим чертовым зверем. Я никак не могу забыть её. И не хочу.

– Не хочу… – Гриффину пришлось тяжело вздохнуть. – Это не правильно. Такая смерть… сыграла злую шутку с твоим разумом. Ты не любишь Стефани, и никогда не любил. Но каким-то образом ты убедил себя, что это так.

Рука сжала его горло. В глазах Лэнса появилось безумное выражение.

О, чёрт! Если Лэнс убьёт его снова так скоро, то он не уверен, что сможет вернуться во второй раз.

Слава крови, что почти сразу же, как только его рука сомкнулась вокруг шеи, Лэнс снова отпустил его.

Грудь другого мужчины тяжело вздымалась.

– Почему я так себя чувствую? Почему я так облажался? Я почти чувствую себя хуже. Прошёл год, а мне хуже, чем когда-либо, чёрт возьми.

– Тебе нужна женщина. Кто-то другой, чтобы сосредоточиться на… любви. Тебе нужно прекратить покрывать всех подряд.

Лэнс покачал головой.

– Никто не сможет занять её место. Никто не сможет быть достаточно хорош.

Гриффину захотелось напомнить самцу, что он ничего не чувствовал к Стефани за всю их супружескую жизнь. Именно уход Стефани и смерть Лэнса изменили ситуацию. Гриффин найдёт способ помочь другу. Он был убеждён, что правильная женщина может это сделать.

– Иди к Тине, – прохрипел Гриффин, и голос его звучал ещё хуже, чем обычно. В горле у него пересохло, а клыки пульсировали.

– Я же сказал тебе, что не хочу этого…

– Не для себя… ради меня, – сказал Гриффин сквозь стиснутые зубы. – Мне действительно нужно выпить.

Лэнс улыбнулся.

– Жаль, что я не могу тебе помочь, – он покачал головой. – После сегодняшнего дня никто из людей и близко ко мне не подойдёт. Большое тебе за это спасибо.

– Не вини меня. Не моя вина, что ты придурок.

– Я… – прорычал он слово, которое прозвучало как-то вроде извинения. – Зейн показал мне несколько фотографий, – его челюсть дернулась, а глаза приняли затравленный вид. – Дети Стефани. Близнецы, – он покачал головой. – Он сказал, что ему неприятно видеть меня таким. Застрявшим в прошлом. Она выбрала этого зверя… гребаного паршивого волка, – мускул на его челюсти дрогнул.

– Это было не какое-то соревнование. Тебе нужно перестать себя корить.

Лэнс кивнул.

– Я пришлю одну из женщин-вампиров. Я знаю много таких, кто захотел бы ощутить твои клыки. Я обязательно сначала её покрою, потому что знаю, как сильно ты любишь мои объедки, – он рассмеялся.

– Пошел ты! – Гриффин улыбнулся, несмотря на рычание в его голосе. Приятно было видеть, как смеётся его друг. Прошло слишком много времени с тех пор, как Лэнс смеялся по-настоящему. Может быть, человеческие женщины всё-таки были хороши для него. Хотя Гриффин знал, что сосредоточиться на одной из них было бы намного лучше.

Глава 3

Огромный вампир шагал впереди неё. Он то и дело оглядывался назад. Сара предположила, что это было, скорее, из вежливости, чем из-за необходимости следить за ней, поскольку вампирские чувства были усилены. Он представился Каем.

– Не беспокойся ты так, – здоровяк ухмыльнулся ей через плечо.

Сара попыталась улыбнуться. Это было вынужденно. Всё её тело было напряженно. Ей на самом деле не помешали бы горячая ванна и массаж.

– С Гриффином всё в порядке, – сказал он.

– Он был мёртв, так что я сильно в этом сомневаюсь, – вся эта история с исчезновением Дженны тоже сильно повлияла на её сознание. А также её отвращение к самой себе за то, что она спала с Лэнсом. Она ошибалась, думая, что сможет изменить его.

Она хотела думать о нём как о мудаке, но не могла. Если подумать, то он был честен с ней. Сара флиртовала с ним, и однажды он действительно заметил её. Это было так приятно, что она позволила себе помечтать. Когда она предложила пойти куда-нибудь в более уединённое место, он отказался, сказав, что его не интересует долгосрочная перспектива.

Он сказал ей, что она не из тех женщин, которые могут справиться со случайной интрижкой. С романом на одну ночь.

Как только всё закончилось, Лэнс практически вышвырнул её. Как оказалось, он был прав. Она обманывала себя, думая, что сможет сдерживать свои чувства. Это не имело значения, поскольку она всё равно завтра уедет. Больше никаких вампиров. Сара покончила с ними.

Она так сильно надеялась, что кто-нибудь из них увидит её и сразу же влюбится. Их предупреждали на обучении, что вампиры пылкие. Что они обычно сразу же узнают, если женщина одинока. Тогда они с упрямой решимостью пойдут за ней. Эта женщина станет для них всем. Она так сильно хотела быть такой и в свою очередь чувствовать то же самое к своему партнеру. Любить и быть любимой. Ей нужна была родственная душа. Сара была так уверена, что её будущее здесь. Назовите это шестым чувством или сумасшествием. Оказалось, что она ошибалась.

Ну и ладно! Она попыталась. Пора было возвращаться к своей прежней жизни. Может быть, для неё существует какой-то заурядный человеческий парень. Сара постаралась не вздохнуть громко при этой мысли. В человеческих мужчинах как таковых не было ничего плохого, но когда у тебя есть вампир – нет пути назад. Ты не сможешь вернуться. Просто не было другого выхода.

– Уверяю тебя, у него всё хорошо. Как только ты его увидишь, то сможешь успокоиться, – Кай улыбнулся.

Сара кивнула.

– Думаю, я почувствую себя немного лучше, когда увижу его своими глазами. Неужели он и правда звал меня?

Вампир коротко кивнул головой.

– Да. Он хочет поблагодарить тебя. Он, как и все мы, думает, что ты очень храбрая. Но больше так не делай, – он нахмурился. – У охранников большие проблемы из – за того, что позволили тебе пройти мимо них. Я не удивлюсь, если их будут бить плетьми.

– Пожалуйста, скажи мне, что ты шутишь, – она почувствовала, как её глаза расширились.

Здоровяк с серьёзным видом покачал головой.

– Нисколько.

– Это ужасно. С кем я могу поговорить, чтобы остановить это? Это была моя вина.

Парень нахмурился.

– Это была не твоя вина. Они не выполнили свой долг, и тебя могли ранить или убить. Они должны смириться и принять наказание добровольно. Я думаю, что каждый из них получит небольшое количество ударов плетьми. Ничего страшного.

Ничего страшного! Что? У Сары на несколько секунд отвисла челюсть.

– Ну что ж, тогда всё не так уж плохо, – сарказм сочился из каждого слова.

Вампир, казалось, ничего не заметил. Он кивнул, словно соглашаясь с ней.

– Мы пришли.

Они находились под зáмком. Казалось, они бесконечно долго шли по лабиринту из коридоров. Оказалось, что под огромным зданием происходит не меньше событий, чем в нём самом.

– Пожалуйста, не оставляй меня здесь. Я сомневаюсь, что смогу найти выход самостоятельно, – она издала нервный писк. – Тебе придется послать поисковую группу. Возможно, меня больше никогда не увидят.

Парень усмехнулся.

– Я никуда не собираюсь уходить. Даже если ты потеряешься, мы найдем тебя в мгновение ока, – Кай указал на свой нос. – Мы на месте, – он подошёл к двери в конце длинного коридора.

Сара встала рядом с Каем. Вампир постучал дважды. Он подождал всего три секунды, прежде чем толкнуть дверь.

Её взгляд остановился на кровати. Сара знала, что ей следует отвернуться, но она не смогла. Её ноги внезапно ослабли, и она осталась стоять прямо там, где стояла – в коридоре. Её взгляд был прикован к обнажённому вампиру.

Гриффин сидел на краю кровати лицом к ней, широко расставив ноги. Он прижимал уголок простыни к своим… мужским частям. Выпуклость между его ног была едва прикрыта, да и то лишь тонким слоем хлопка. Она заставила себя отвести взгляд от его растопыренных пальцев.

Мышцы, мышцы и ещё раз мышцы. Она никогда не переставала удивляться тому, насколько сильными были вампиры. Грудные мышцы, бицепсы, пресс – всё это бугрилось, хотя он вообще не напрягался.

Боже, даже их предплечья были прекрасны. Было что-то такое в мужчине с реально хорошими, сильными предплечьями, что заставляло её кровь течь быстрее. Как бы привлекательны не были вампиры, они также были очень сексуальны и спали с кем попало. Это была одна из причин, почему она с нетерпением ждала завтрашнего отъезда. Как и многие другие женщины, она была убеждена, что Лэнс был для неё единственным. Она думала, что если они займутся любовью, то он влюбится в неё. Посмотрите, к чему привел её этот образ мыслей. Вышвырнули в коридор, прежде чем она успела отдышаться, и пот ещё не испарился с его лба.

Гриффин улыбнулся, как только его взгляд встретился с её. О, ничего себе! Он был очень симпатичным парнем. Но опять же – они все были такими. Опасная компания, по её мнению. Слишком сексуальные для собственного проклятого блага. Приходите завтра. Приходите в норму.

– Входите же, – его улыбка стала ещё шире. Он взглянул на женщину, стоявшую рядом с ним.

Сара впервые обратила на неё внимание. Как будто она была временно ослеплена всеми этими обнажёнными мускулами. Она будет скучать по этой усладе для глаз, когда завтра уедет. Но это было к лучшему. Она действительно начала с нетерпением ждать возвращения в свою тихую квартирку. К своим детям. Сара была воспитательницей. Дети были такими простыми. Такими честными. Они любили безоговорочно. Она с нетерпением ждала, когда её окружат их улыбающиеся лица, и вся эта невинность.

Наконец Сара заставила свои ноги двигаться и вошла в комнату. Это явно медицинское учреждение, но оно выглядело, как в средневековые времена. Там были ряды банок и горшков, наполненных всевозможными странными вещами. С потолка свисали травы. Она чувствовала их запах. На столе в углу стояли ступка и пестик.

– Спасибо, Элинор, – голос Гриффина был неестественно скрипучим. Поперёк его шеи виднелась покрытая струпьями линия. Напоминание о том, как Лэнс хладнокровно перерезал ему горло. Она вздрогнула.

– Не переусердствуй, – сказала женщина, бросая губку в дымящуюся чашу с водой. Всё выглядело так, будто она обтирала Гриффина губкой. Теперь, когда она подошла ближе, Сара увидела, что женщина была старше. У неё было несколько седых волос на висках и морщинки в уголках глаз. Её выдавали главным образом глаза, они светились мудростью.

– Рад снова видеть тебя в стране живых, – сказал Кай, не сводя глаз с Гриффина. – Я подожду снаружи, – он снова повернулся к Саре и кивнул ей, прежде чем выйти и закрыть за собой дверь.

– У тебя есть пять минут, – женщина посмотрела на Сару. У неё было строгое выражение лица.

– Я в порядке, – прохрипел Гриффин. Каким же грубым был его голос.

– Тебе нужно отдохнуть, – она вздохнула. – Сколько раз я говорила тебе, как плохо смерть сказывается на тебе? – она покачала головой. – В один прекрасный день ты уже не вернешься. Сколько раз ты уже умирал?

Гриффин пожал плечами.

– Не знаю… – он замолчал, задумчиво подняв взор. – Десять или одиннадцать?

– Восемнадцать, – Элинор упёрла руки в бока. – Восемнадцать раз. Это самое большое количество смертей, которые я видела у вампиров. Если бы ты был котом, то прожил бы свою последнюю жизнь во второй раз. Даже кот не остался бы в живых.

Гриффин усмехнулся. Он посмотрел на Сару и поморщился, прежде чем снова посмотреть на Элеонору.

– Тогда хорошо, что я не кот, – он улыбнулся. – Я же не специально это делаю.

– Тебе нельзя перенапрягаться. Я собираюсь поговорить об этом и с Йорком, и с Лазарем. В один прекрасный день ты останешься мёртвым. Особенно тебе нужно быть осторожным в течение следующих нескольких недель. Ты будешь чувствовать себя прекрасно, но это не так. Если ты умрешь в этот период… – она покачала головой, и выражение её лица изменилось с сурового на что-то более мягкое.

Пожилая женщина была встревожена – это было совершенно ясно.

Гриффин потянулся и взял женщину за руку.

– Я рад, что у меня есть два человека, которые заботятся обо мне.

Она отдернула руку.

– Я делаю свою работу. Если ты умрёшь на моих глазах, это запятнает мой послужной список.

Он протянул руку и снова схватил её за руку.

– Чушь. Просто признайся, что тебе не всё равно, Элинор. Во многих отношениях ты – мать, которой у меня никогда не было.

Она склонила голову набок.

– Просто выслушай меня, пожалуйста, Гриффин. Думай обо мне, как о матери, если это поможет, но в любом случае делай так, как я говорю, – она быстро погладила его по голове. – Только не вздумай заставлять меня стирать тебе бельё или делать ещё что-нибудь из того, что обычно делают матери, – она попыталась принять суровый вид, но уголки её рта слегка приподнялись, а глаза заблестели.

Гриффин покачал головой и усмехнулся.

– Чёрт! Я точно знаю, как выбирать. Два человека, которые заботятся обо мне, отказываются это показывать. Ну что ж. Я знаю, что в глубине души ты правда так думаешь, Элинор. Ты можешь отрицать это, но тебе не всё равно, и ты такая мать, какой у меня никогда не было, и знаешь что?

Элинор выглядела так, будто собиралась что-то сказать, но вместо этого молчала.

– Я тот самый сын, которого у тебя никогда не было. Просто так и есть.

Она издала звук, который сказал Гриффину, что он перестарался, но Сара видела, что пожилая женщина покраснела и изо всех сил пыталась скрыть улыбку. Наконец она тяжело вздохнула.

– Я вернусь через несколько минут, – она вышла из комнаты, выглядя взволнованной.

Всё его внимание было приковано к ней, и комната, казалось, съежилась.

– Подойди сюда. Я не буду кусаться, – Гриффин сосредоточился на ней. – Возьми стул, – он, кажется, ничуть не смутился, что был почти голым. Он даже не пытался прикрыться.

– Эм… спасибо, – она сделала так, как он сказал.

– Я же сказал, что не буду кусаться, – он ухмыльнулся, указывая на пространство между ними. Его ноздри раздулись, когда она придвинула свой стул поближе. Он на мгновение нахмурился, а потом снова улыбнулся. – Как видишь, я в полном порядке. Ты боялась, что я не оживу.

Она улыбнулась и кивнула.

– Это было ужасно, – она покачала головой, вспоминая его смерть. – Твои глаза закатились. Ты сделал глубокий вдох, а потом твоя грудь перестала двигаться. Ты просто лежал там. Я знала, что ты мёртв, – она почувствовала, как задрожали её губы, когда она вновь вспомнила этот момент. Это было ужасно. Смотреть, как кто-то вот так умирает, и ничего не в силах сделать.

Сара вздрогнула, когда его рука коснулась её плеча.

– Я в порядке, – прохрипел он. – Спасибо. Моя память затуманена, но я могу вспомнить, как ты защищала меня. Как ты пыталась остановить кровотечение. Ты смелая и отважная. Самка с честью.

Она покачала головой.

– Нет… я большой ребенок. Не знаю, что на меня нашло. Я просто отреагировала, – она судорожно сглотнула. – Я боюсь пауков. Я сплю с включенным ночником. Я серьёзно не знаю, что на меня нашло. Хотя не выношу издевательств… это одно из моих слабых мест. Лэнс… – она стиснула зубы. – У него проблемы.

Глаза Гриффина расширились.

– Лэнс сказал мне, что ни одна из человеческих женщин не станет с ним разговаривать. Ты думаешь по-другому? Ты… – его ноздри снова раздулись, – …провела с ним ночь.

Гриффин не спрашивал, он просто констатировал факт. Сара заерзала на стуле. Она почувствовала, как её щеки вспыхнули.

– Это был секс. Здесь нельзя просто провести ночь. Сегодня утром он был с кем-то ещё. И что с того?

Гриффин закатил глаза.

– Он ведь не теряет времени даром, правда?

У неё защемило сердце. Она ненавидела, что Лэнс так на неё действует. Она почти не знала его. Когда-то она занималась с ним сексом. Чёрт возьми, после сегодняшнего дня он ей даже не очень нравился, но мысль о том, что он вышвырнет её и перейдёт к следующей, всё ещё причиняла ей боль.

Он покачал головой. Гриффин наклонился, схватил подушку и положил её себе на колени.

– Я заметил, что ты не называешь Лэнса по имени. Все остальные, кого я видел с тех пор… как мы дрались ранее… имели возможность сказать что-то особенное о самце.

Она вздохнула. Как этот разговор перешёл к Лэнсу? Она никак не могла от него отделаться.

– Я знаю, что ты имеешь в виду. Другие женщины почти ненавидят его после того, что он сделал с тобой.

– Но не ты? – Гриффин наклонился вперёд, упёршись локтями в бёдра. Их взгляды оказались на одном уровне друг с другом.

– Мне не нравится то, что он сделал. Это было неправильно… ужасно, но я стараюсь не судить людей так легко, – она сделала глубокий вдох. – Я чувствую жалость к нему. Я рада, что ты в порядке. Я желаю тебе всего наилучшего, – она попыталась встать.

– Ты видишь его боль, – Гриффин удивлённо поднял брови. – Я вижу, что это так.

Она кивнула.

– Это не оправдывает его поведение, – Сара закончила говорить о Лэнсе. Она просто чувствовала себя полной идиоткой. – Он сломлен. Я думала, что это может быть… неважно.

– Нет. Пожалуйста, – прохрипел Гриффин, поднеся руку к горлу и сглотнув.

– Лэнс – настоящий засранец. Я не знаю, что случилось и почему он стал таким. Мне его очень жаль. Я думаю, что он поступает так дерьмово, чтобы наказать себя. Чего он не понимает, так это того, что в процессе он причиняет боль другим, – она многозначительно посмотрела на его заживающую рану, прежде чем взглянуть в его глаза. Тёплые, глаза цвета тёмного шоколада. Они озорно поблескивали.

Сара судорожно втянула воздух.

– Я воспитатель. За эти годы я повидала немало хулиганов. Дело вот в чем… – она прикусила нижнюю губу. – Хулиганы часто являются теми, кто больше всего нуждается в помощи. Лэнс – типичный хулиган. Как я уже сказала, у него есть проблемы… большие.

Гриффин улыбнулся.

– Ты хороший человек, Сара. Ты видишь глубже, чем лежит на поверхности. У большинства людей такой способности нет. Если тебе от этого станет легче, то Лэнс очень расстроился из-за того, что произошло, – Гриффин улыбнулся. – Он никогда открыто не признается в этом, но ему действительно очень плохо. Он изводит себя из-за этого. Хотя он может быть мудаком, внутри он хороший парень, – он сделал паузу. – Тебе всё ещё нравится Лэнс… несмотря ни на что. Я думаю, что ты всё ещё испытываешь к нему чувства, не так ли?

Она покачала головой.

– Нет. Прошлая ночь была огромной ошибкой. Я реально не хочу говорить об этом, – Лэнс ей всё ещё нравился? Ни за что! Ей нравилась сама мысль о Лэнсе. Мысль о том, чтобы достучаться до него. О том, что каждый день он пристально смотрит на неё… только на неё. Нет! Ему уже ничем нельзя было помочь. Он сломлен.

Гриффин кивнул.

– Спасибо тебе за то, что пыталась мне помочь. Для протокола… – он стиснул зубы. – Обычно я лучше сражаюсь. Мы же не должны были… – он покачал головой, – …ничего страшного. Не становись снова между дерущимися самцами.

– Я и не собираюсь этого делать. Постарайся больше не умирать, – она улыбнулась.

Гриффин рассмеялся, прежде чем разразиться приступом кашля. Когда он наконец взял себя в руки, то посмотрел на неё слезящимися глазами.

– Почему все думают, что я делаю это нарочно?

– Не знаю, расскажешь мне?

Он пожал широкими плечами.

– Я самый молодой из Элиты. Я не вступил в команду, танцуя вокруг, как фея во время боёв. Я достиг этого, показав себя. Рискуя собой. Так что я несколько раз умирал в процессе, – он пожал плечами. – В основном мы оживаем.

– В основном? – она услышала, как потрясённо прозвучал её голос.

Он кивнул.

– Серебро вызывает осложнения, а умереть слишком рано после недавней смерти – ни к чему хорошему не приводит. Соедини это вместе, и тебе точно конец. Большинство парней не готовы умирать. Чтобы приложить дополнительные усилия. Чтобы пройти через всю эту боль… я испытал это, и всё окупилось. Я попал в команду при помощи собственных сил. Я уже давно не умирал. Я научился быть одним из лучших. Я бы прошёл через всё это снова, чтобы оказаться там, где я есть, если бы мне это было нужно.

– Боль. Так это больно? – она почувствовала, что её глаза широко раскрылись. Это было безумием.

Его взгляд затуманился, и он утвердительно кивнул головой.

– Охуи… очень больно. Ты когда-нибудь резалась бумагой? Или обжигалась?

– О, Господи… так плохо?

– Хуже, и боль испытывает всё твоё тело.

– Ты был готов пройти через всё это, чтобы попасть в команду? – этот парень был сумасшедшим.

Гриффин кивнул.

– Да. Что я могу сказать? Я предан своему делу. Посмотри на эти льготы. Я не могу дождаться, чтобы найти свою пару. Молодая человеческая самка. Продолжение нашего вида – большая честь. Обладать женщиной, которую можно любить и почитать, будет самой лучшей частью всего этого, – его взгляд потемнел, и на лице появилась мечтательная улыбка.

Она будет единственной счастливицей, это уж точно.

Дверь за её спиной открылась.

– Время вышло. А ты возвращайся в постель, – когда Сара обернулась, Элинор многозначительно смотрела на Гриффина. – Спасибо, что навестила, – она перевела взгляд на Сару, явно отпуская её.

– Да, спасибо, что пришла. Всего наилучшего, – Гриффин заставил себя встать.

– Не вставай, пожалуйста, – господи, помоги ей! Всё, что у него было – это подушка, так как простыня упала. – Я сама себя провожу.

Гриффин кивнул и улыбнулся. В его глазах появился странный блеск. Это напомнило ей взгляд, который появлялся у малышей, когда в их головках созревал план. Или они собирались сотворить какую-нибудь шалость.

Гриффин был взрослым мужчиной. Он определённо не был ребенком. Сколько шалостей он мог сотворить? Она мысленно покачала головой, попрощалась и ушла.

Глава 4

Сара была самим совершенством. Она была абсолютным, чёрт возьми, совершенством. Милой, благородной, доброй, храброй. Она была здорова, хороша и чертовски сексуальна. Почему он не заметил её раньше?

О да!

Она была одной из тех самок, которые смотрели только на Лэнса. Вот почему. Нет проблем. Это полностью соответствовало его планам. Есть надежда, что они совместимы. Она определённо всё ещё неравнодушна к этому придурку, так что он только подозревал, что они будут совместимы.

Это было безрассудно, и, вероятно, не сработает, но он должен был что-то сделать. Лэнсу, казалось, становилось всё хуже.

Это было гениально. Это было безумно. Скорее всего, не получится. Но всё же.

– Что, чёрт возьми, у тебя за взгляд? – раздался знакомый голос, когда дверь захлопнулась. Ксавье усмехнулся. – Пенни за твои мысли. Чёрт возьми, я бы заплатил серьёзные деньги, чтобы услышать о том, что происходит у тебя в голове прямо сейчас, – мужчина вошёл и удобно устроился на стуле рядом с кроватью, положив ноги на кровать и закинув руки за голову.

– Только посмотрите, кого сюда занесло, – Гриффин почувствовал, что весь сияет. Он и Ксавье стали друзьями после того, как ковены объединили свои силы. – О каком взгляде ты говоришь?

Ксавье улыбнулся.

– Ты улыбался и хмурился одновременно.

– Ммммммм, – Гриффин выпрямился, чувствуя себя намного лучше после еды и сна. Элинор была самой лучшей. Она позволила ему напиться из своего запястья и прогнала всех прочь, чтобы он мог хоть немного отдохнуть. Он тяжело вздохнул. – Я просто думал о том, что… – он сделал паузу. – У меня есть план, но он может оказаться не совсем правильным. Я немного озадачен.

– И что же это за план? – Ксавье удивлённо поднял брови.

Гриффин не был уверен, что ему сейчас хочется говорить об этом.

– Где ты пропадал? Ты отсутствовал, по меньшей мере, месяц или больше.

Ксавье улыбнулся. Улыбка была глупой, пропитанной липкой сладостью. Он явно думал о своей паре.

– Или, скорее, не отвечай на этот вопрос. Я могу сказать, что это связано с твоей парой.

Ксавье кивнул.

– Да… я проводил время с Эсрал и много работал над отношениями эльф-вампир, – он ухмыльнулся.

– Отношения эльф-вампир. Что бы вы ни делали, не вдавайся в подробности, – Гриффин поперхнулся и покачал головой.

– Не такой уж я придурок в отношениях. Хотя… – он поднял брови. – Если подумать, то да. Я также усердно работал над такими отношениями, – его взгляд затуманился, когда его разум, без сомнения, вернулся к мыслям о своей маленькой эльфийской подруге. Принц вампиров прикусил нижнюю губу, и, судя по выражению его лица, эти мысли были чертовски грязными.

– Хватит о твоей сексуальной жизни. Я не хочу расстаться со своим завтраком. А маленькие эльфы ещё не бегают? Мне не терпится увидеть эту комбинацию… – фыркнул Гриффин. – Острые уши и клыки. Он или она будет фруктоедом, кровососущим и играющим на флейте чудом природы.

Ксавье стиснул зубы.

– Не смей так говорить о моих будущих детях, или я клянусь Богом, что убью тебя.

Гриффин всплеснул руками.

– Почему самцы хотят остановить моё гребаное сердце? Я же шучу, придурок ты этакий.

Ксавье улыбнулся, откинулся на спинку стула и положил ноги обратно на кровать.

– Прости. Это очень щекотливая тема.

– Как так?

Ксавье тяжело вздохнул.

– У Эсрал ещё не наступила горячка.

Гриффин не знал, что на это ответить. Что вообще было нормальным для эльфийской самки?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю