290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Я попал в ЛитРПГ, или как приручить суккуба (СИ) » Текст книги (страница 11)
Я попал в ЛитРПГ, или как приручить суккуба (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 04:30

Текст книги "Я попал в ЛитРПГ, или как приручить суккуба (СИ)"


Автор книги: Сергей Чехин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 16 страниц)

– Ну... например, на кладбище?

– Ха! Лежать бок-о-бок с трусливыми холопами, погибшими не в бою, а в постели?! Это, млять, по статусу? Хера с два! Что еще предложишь?!

– А можно немного подумать?

– Можно телегу с разбегу и козу на возу, щегол!

– Виноват, товарищ полковник, – меня откровенно трясло от подступающего смеха. – Разрешите отойти и поискать иные варианты?

– Разрешаю! – отрезал воевода и с плюхом нырнул в помои.

– Фу... – простонала Ингрид и схватилась за живот. – Какая мерзость.

– Всяко лучше кнута, – Лера пожала плечами. – Что будем делать?

Самодовольно ухмыльнулся:

– Ловушку. Самое время поохотиться на привидение.

***

Около заброшенного дома на берегу нашли бесхозную сеть – местами рваную, но в целом достаточно крепкую. Мужичок в шляпе, представившийся Стефаном, согласился вырезать из снасти квадрат со стороной около метра, укрепить и огрузить камнями. Пока пьянчуга работал, Хира раздобыла в мусорке бутылку зеленого стекла, разбила об угол хибары и протянула самый острый осколок.

– Как только схватишь череп, начерти на темени пентакль, вонзи скол в середину и трижды произнеси: ZabhDelahnKeelahn Kulon. Запомни, поработай над произношением и ни в коем случае не перепутай слова.

– А почему бы тебе это не сделать?

– Потому, что я – демон. А ты – демонист. Ритуалы и заклинания – твоя задача. А моя – смотреть за вашими провалами и хохотать. Как-то раз один кекс вздумал завести гарем из суккуб, но случайно призвал семерых инкубов. Это было очень смешно. Жаль, недолго.

– Лучше пойду учить заклинание...

Как только Стефан закончил, вернулись к яме и расстелили над свежей рытвиной сеть. Настал через вызывать духа.

– Товарищ полковник! – сложил ладони рупором и крикнул в выкопанную дыру. – Мы нашли для вас достойный склеп!

Эррама остался глух к словам, но жижа чуть колыхнулась, пошла рябью, будто череп ворочался во сне. И тут до меня дошло.

– Товарищ генерал!

– Я – полковник! – пылающая эктоплазмой мертвая голова вылетела из укрытия и врезалась в расстеленную сеть.

Не теряя ни секунды, я прыгнул и двумя руками прижал добычу к груди, но та, к моему немалому удивлению, осталась висеть на том же самом месте.

– Ах ты, щегол! – хорошо, что призрачный огонь не жег, а слегка холодил, иначе от меня осталась бы горка пепла. – Ты напал не на того воеводу! Ну, держись – сейчас покатаю.

Под вскрики девушек и заливистый смех Хиры, я взлетел метров на двадцать, цепляясь за сеть, как котенок за штору. Вид, конечно, впечатлял: врезавшаяся меж холмов гавань, ковер из дохлых рыб у причалов, россыпи покосившихся аляповатых хибар прибрежных трущоб, серая дымка печей над ними, разительно выделяющийся квартал знати, окольцованный посеревшей от времени и дождей стеной. Люди, снующие по восходящей главной улице и что-то бурно обсуждающие у фонтана на площади, сваленные из хлама и заструганных бревен баррикады, жмущиеся к внешнему зубчатому рубежу дома «среднего класса» под красными черепичными крышами и не самая большая, но неприступная для простых ополченцев крепость, с возвышенности наблюдающая за Хаб-Харбором

Но стоило опустить взгляд, и начинало штормить от головокружения. Не то что бы я боялся высоты – скорее обстоятельств, в которых очутился, ведь малейшая оплошность, случайная неловкость – и никакая жрица не вернет к жизни мешанину из крови и костей. Первое время Эррама летел ровно, и пока невольный пассажир держался двумя руками, особой опасности не возникало. Но цель всего мероприятия, увы, не покатушки с ветерком, а поимка призрака, поэтому пришлось зажмуриться, стиснуть зубы и нащупать в кармане осколок.

И только коснулся им затылка воеводы, как дух зарычал и камнем ухнул вниз, словно попав в воздушную яму. Первая мысль – конец, мной сейчас протаранят крышу. Черепу-то на столкновение до звезды, он-то мертвее не станет, а вот я... Но падение остановилось за миг до того, как горе-летчик обомлел от ужаса, а то и вовсе помер из-за разрыва сердца. И едва успел прочертить букву «А» без перекладины, обозначив начало пентаграммы, как полковник с ревом реактивного движка взмыл под пасмурные тучи.

– Ха! – прогудела голова. – Посмотрим, так же ты смел, как хитер!

В истории каждого народа есть сказания о загадочных небесных явлениях, что превращаются в глазах перепуганных очевидцев то в драконов и змеев, то в кавалькады призрачных всадников, то в ведьм верхом на метлах. Любой из подобных феноменов, как правило, знаменует большую беду – неурожай, войну, эпидемию. Без понятия, насколько прописан искин неписей, но местные жители имели все шансы обогатить фольклор еще одной похожей байкой. И грядущий штурм, где наверняка погибнет немало людей с обеих сторон, как раз и станет той большой бедой, а черная фигура верхом на хвостатом, как комета черепе – ее предвестником.

Полковник завилял, выписывая широкую синусоиду. Рывки были столь сильны, что меня порой вытягивало параллельно земле, а от перегрузок подкатывала тошнота. Ни о каком ритуале и речь не шла – не отрубиться бы и не ухнуть на мостовую.

– За Каэрвур!! – ревел призрак, и эхо раскатывалось над морем и далекими холмами. – Да здравствует кавалерия!

Вряд ли стоило ожидать, что череп рано или поздно устанет и сбавит темп. Даже если такое в принципе возможно, я точно вымотаюсь раньше. Но помощи ждать не от кого, кроме как от самого себя, и если хочешь выжить – придется поднапрячься. Рыча сквозь стиснутые до хруста зубы, подтянулся, зажал чертовы кости подмышкой и закончил знак. После вонзил стекло в середину, как и учили, располосовав все пальцы и ладонь. Кровь хлынула на темя, но мне было все равно – я не чувствовал боли в руке, потому что боль терзала все тело от пальцев ног до кончиков волос.

– Заб... делан... килан... кулон.

– Что ты там, млять, бормочешь? Просишь побыстрее, щегол? Так погнали!

Из-под затылка вырвалась струя зеленоватого пламени, и от такого «форсажа» кости хрустнули, а суставы растянулись как на дыбе. Вот тогда-то я понял, как сильно ошибался насчет боли во всем теле. Вот тогда и узнал, что такое настоящее мучение, которое не приглушают даже фонтаны адреналина.

– Заб. Делан. Килан. Кулон.

– А?! Кажется, я слышу истанский говор! Ты что, из этого гнилого племени? Ненавижу, млять, истанцев! Н-но!!

Половник пошел на снижение по широкой дуге, а потом сразу на взлет. Я ни шиша не смыслю в высшем пилотаже, но заложенный маневр слишком уж напоминал мертвую петлю. Не самый страшный выбор, но беда в том, что измочаленная сеть начала трещать и расползаться. Услышав это, Эррама передумал и рванул свечкой вверх. Ворочая языком как после дикой попойки, я закончил заклинание, и обволакивавшее череп пламя со свистом и гулом засосало в осколок. Стекло полыхнуло ярче неоновой лампы, сила призрака иссякла, а поймавший его охотник полетел с высоты пятиэтажного дома спиной прямо на двускатную крышу.

Как ни странно, удара не почувствовал, только дикий грохот и скрежет рубанули по ушам. Зажмурился, спасаясь от пыли и обломков, и не зря, ведь судя по звукам, в опасной близости экскаватор ломал постройку ковшом. Миг спустя какофония стихла, а я приземлился на что-то мягкое. Вернее, не совсем так – что-то смягчило, амортизировало падение, подобно пружине или демпферу.

В темноте и шелесте битой черепицы раздалось тяжелое, как после стометровки, дыхание. Странно, ведь я втягивал воздух тихонько и с болезненным хрипом. Но никакой ошибки быть не могло, разве что все это – предсмертная галлюцинация. Совсем рядом кто-то напряженное сопел, и в такт вдохам и выдохам в спину упирались две твердые «балки», а в бок – пара мягких округлостей.

Не без усилия разлепил веки, боясь увидеть торчащее из живота бревно или срезанные коньком ноги. Но обошлось – меня всего-навсего держала на руках Хира – отсюда и «балки» и округлости. Выходит, все время полета суккуба неотрывно следовала за мной – вряд ли на своих двоих, скорее всего, через порталы – и в критический момент подхватила и не дала разбиться вдребезги. Что же, это все всяких сомнения заслуживало похвалы.

– Спасибо... – чуть слышно прошептал, глядя на рассерженную физиономию с рассеченным лбом и застрявшей в щеке занозе размером с палец. – У тебя... кровь.

– Переживу, – проворчала демоница, отведя взгляд. – Достал душу?

Показал светящийся осколок в буром месиве ладони.

– Молодец, хули, – грубо фыркнули в ответ.

– Признайся... – я криво улыбнулся. – Волновалась?

Ожидал, что бросит на пол, но вместо этого девушка отнесла меня на грязную, пропахшую крысятиной, но такую приятную после всего произошедшего кровать.

– Ты, кажись, башкой стукнулся. Отдыхай. Сейчас жрицу позову.

Она развернулась и собралась уже идти, а я попытался поймать ее руку,но вместо этого ухватил за хвост. Реакция была как у кошки – резкий разворот, шипение и выпущенные когти.

– Отцепись, козлина!

Пробормотал виновато:

– Извини, промахнулся. Все плывет, двоится.

– Промахнулся?! А вот что метил?

– В руку... дай.

– На кой тебе моя рука?

– Тебе сложно?

– Претемнейший Властелин! – Хира схватилась за рога. – Точно кукуху отбил! На, держи.

Я взял ее за запястье и потянул на себя. Суккуба явно не ожидала подвоха и, не удержав равновесия, рухнула мне прямо в объятия. Обхватил прислужницу за лопатки и вжался лицом во взъерошенные красные пряди, а легкий, едва уловимый запах серы подействовал как нашатырь, просветляя муть в голове, а тепло напрягшегося тела притупило ноющие связки.

– Охерел? – поступок так ошеломил демоницу, что та ненадолго подвисла.

Какое-то время мы лежали в абсолютной тишине, разбавляемой лишь нервными щелчками хвоста и биением сердец: мое замедлялось, ее – рвалось сквозь ребра. Примерно так ведут себя кошки, когда осторожно прижимаешь их к себе, и главное не передержать, иначе кара последует незамедлительно.

– Считаю до трех – не отпустишь, и падение покажется тебе прыжком с крыльца! Раз! Два!

Я раскинул руки – смотри, весь в твоей власти. Хочешь, бей, хочешь – мучай, но девушка только в гневе замахнулась и опустила ладонь. Наверное, посчитала выходку последствием пережитых ужасов.

– Ну и урод же ты...

– А ты – красивая.

Ее глаза полыхнули адским огнем, а затем сузились до тонких щелочек. Не сказав больше ни слова, суккуба вышла из комнаты и унесла с собой одно деление фиала. Я блаженно зажмурился и сцепил пальцы на затылке, наслаждаясь остатками тепла и аромата. Что же, оно того стоило.

Глава 15. Нам бы побольше

Глава 15. Нам бы побольше

Пара взмахов кадилом привели меня в порядок. Полежать бы еще, отдохнуть, привести мысли в порядок, но солнце катилось к закату, и счет пошел уже не на часы, а на минуты. Хира куда-то запропастилась, а мы с девчатами вернулись в квартал, заметно преобразившийся после нашего ухода. У ворот развернулись сразу три перевозные мастерские на телегах. Тощий старик в огромных очках, вооруженный толстенной иглой и ножницами, колдовал у висящего на стойке кожаного плаща, приторачивая к вороту плотный капюшон.

Рядом за складным деревянным столом угрюмый мужчина за сорок промазывал смолой и воском маску, похожую на знаменитый клюв чумного доктора. Только передняя часть больше напоминала свиной пятак, увенчанный уплотнительным кольцом. Рядом лежал длинный шланг с раструбами на концах.

Чуть поодаль кряжистый пожилой кузнец раздувал огонь в небольшом горне, готовясь отправлять в тигель все найденное золото: горстку перстней, две вилки, покрытое замысловатой гравировкой блюдо и завинченный спиралью подсвечник. Подле него бородач в прожженном фартуке заклепывал крохотным молоточком кольца жесткости в высоком бронзовом цилиндре.

Суккуба с недовольной миной бродила от мастера к мастеру и вносила замечания. Сияющий зеленым неоном осколок покачивался на ее ошейнике.

– Явились, блин, – вместо приветствия бросила демоница, едва заметив нас. – Кому все это надо – мне или вам?

– Нам, – подмигнул, суккуба же в ответ приподняла верхнюю губу, обнажив перламутровый клык, и состроила гримасу как у кошки, что ненавидит бананы. – Ну, пойдем за легким? Надеюсь, способ его добычи будет более... легким.

Эта пошутейка прислужнице не зашла, о чем намекало утекшее деление из красного фиала. Не очень-то и расстроился, все еще пребывая в состоянии легкого офонарения после виражей верхом на черепе. Если в мире есть стиральная машинка, которая выжимает эмоции (хорошая статья для SCP получится), то меня крутанули на максимальных оборотах.

– Вон ты, – Хира указала коготком на Валерию, вскинувшую брови от столь необычного обращения. – Меч туда отдай.

В тигле с ослепительно ярким металлом чернели две неглубокие прорези друг напротив друга. Кузнец молча провел по ним клинком рыцарского двуручника и сунул в бадью, после чего лезвия заблестели позолотой.

– Хватит на пару ударов, – пояснила демоница. – Поэтому не бей по чем попало. Или коли в сердце, или руби по горлу. Поняла?

– Не тупая, – Лера взмахнула мечом, остужая наплав, и водрузила на плечо подобно ландскнехту.

– Считай, что поверила. Идем, нужно выбрать безлюдное место.

Долго искать не пришлось – площадка около старого убежища подходила лучше не придумаешь. Узкий проход, дома с трех сторон, ни посторонних глаз, ни угрозы окружающим. Ну, за исключением нас, конечно.

– План такой, – суккуба встала по центру и подбоченилась – для полного сходства с прорабом не хватало только каски. – Ты, с мечом – стоишь тут, – копыто прочертило в грязи широкую линию. – Я нырну домой и вернусь с бесом на хвосте. Не вздумай зевать – по горлу или...

– В сердце, – вздохнула Лера. – Я помню.

– Не перебивай! – из-под копыта с чавканьем брызнуло месиво. – Умничать будешь, когда сама станешь наживкой!

Рыцарь обернулась ко мне и качнула головой.

– Слушай, она у тебя совсем распоясалась.

– Обсудим позже, хорошо? – как можно спокойнее произнес в ответ, не желая накалять ситуацию перед важным и опасным мероприятием. – Сперва освободим Ермака. Сейчас это главное.

Девушка снова вздохнула и отвернулась.

– Все готовы? – Хира хлопнула в ладоши.

Мы переглянулись и кивнули.

– Славно, – прислужница зажала пальцами нос и солдатиком ухнула в развезшийся под ногами пентакль.

– Я бы ее выпорола, честно, – проворчала Валерия. – В тех колодках тем же кнутом. Совсем охерела.

– Ее уже пороли. И чем-то пострашнее кнута. Как видишь, не помогло.

Когда учился в школе, над доской в кабинете физики висел плакат со строками Тютчева. Почему не на литературе – не знаю, но четверостишие на всю жизнь врезалось в память, ведь в силе, вызове и страсти ему не откажешь:

«Единство, – возвестил оракул наших дней, —

Быть может спаяно железом лишь и кровью...»

Но мы попробуем спаять его любовью, —

А там увидим, что прочней...

Разумеется, не стал декламировать это перед охотой на демона – рыцарь и так постоянно отвлекалась, но суть, думаю, понятна и без лишних слов. Если боль и прессинг не работают, значит надо пробовать альтернативу, а лучшая альтернатива – это полная противоположность. И самое забавное, девушка то ли сама знала это стих, то ли уловила ход моих мыслей, то ли чисто женской чуйкой что-то заподозрила, и потому ее вопрос немало озадачил.

– Слушай, – Лера выдержала паузу, не то собираясь с духом, не то беря поудобнее рукоятку меча. – Вот скажи честно – ты влюбился?

– В кого? – на полном серьезе уточнил, сверля взглядом пятиконечный след в земле в ожидании бестии из Нижнего мира. Вернее, сразу двух.

Девушка фыркнула.

– В меня.

– В тебя? – без задней мысли продолжил разговор. – Да вроде нет.

– Вот балбес! – с иронией прозвучало в ответ. – В бабу свою рогатую, в кого еще?

– А то как же, – буркнула Ингрид, все еще злая из-за решения подруги играть дальше. – Втюрился по самые уши.

– Все вы знаете, – с напускным раздражением бросил я.

– Просто со стороны не видишь. Про вас двоих хоть мангу рисуй. «Я и моя суккуба».

– Нашли о чем поболтать перед дракой...

– Да или нет? – не унималась рыцарь.

– Да какая вам разница?! – раздражение из напускного перетекло в более чем искреннее. – Ревнуете, что ли?

– Пфф... – позолоченное острие колыхнулось. – Всего лишь хотим убедиться, что ты не поехал крышей, влюбившись в бота.

– Как будто это что-то плохое. В Рэй можно, в Хинату – можно, в Хиру – нельзя.

– Значит, все-таки да?

– Значит, следите за порталом.

Суккуба вернулась как раз вовремя, избавив хозяина от глупого допроса, но пентакль полыхнул не на земле, а расчертил огнем стену напротив. Демоница выпрыгнула из портала головой вперед, кувыркнулась через плечо и со всех ног бросилась за спину рыцаря. Лера невольно отшатнулась, ожидая появления огромной и страшной бабайки, но в этот бренный мир шлепнулось существо чуть крупнее кошки.

Больше всего бесенок напоминал переливающегося красным хамелеона с крохотными рожками и огромными совиными глазами. Несмотря на полную пасть острых как иглы зубов, существо не проявляло ни намека на агрессию. Наоборот – мялось на месте, таращило желтые зенки и боязливо вертело треугольной сплюснутой башкой. Заметив нас, демоненок встопорщил миниатюрные перепончатые крылышки и рыгнул огоньком размером с пламя реактивной зажигалки. Никто из нас не шелохнулся, и, осознав тщетность попыток напугать, тварюшка забилась в угол меж двух стен и жалобно заурчала.

– Что ты ждешь?! – Хира хлопнула Валерию по спине. Творец свидетель – рыцарь не засандалила наглячке локтем в нос только потому, что завороженно глядела на стрекочущую кроху. – Руби башку!

– Ему? – удивленно бросила Ингрид.

– А в чем проблема? Хотели демона? Я привела вам демона.

– Но... – жрица поджала нижнюю губу и опустила кадило. – Он такой милый. Как котенок.

– Ну, так иди и погладь его! Минус палец – плюс мозг.

Лера вернула меч на плечо.

– Согласна – фигня какая-то. К тому же, сколько в нем тех легких? Лучше найди другого.

– Ни хера ты умная! – суккуба шагнула к ней и всплеснула руками. – А в жопу не поцеловать?!

Рыцарь быстрее атакующей кобры выбросила руку, схватила прислужницу за ворот куртки и притянула почти к самому лицу.

– Еще одно слово в мой адрес – и не просто поцелуешь, а вылижешь начисто!

– Ах ты...

– Народ, хорош! – поспешил вклиниться между девушками и развести в стороны. – Сейчас бы меж собой грызться.

– Я не шучу, – прорычала Лера. – Не воспитаешь ты – воспитаю я.

– Давай, попробуй! – демоница без особого рвения заплясала около моего плеча, хотя могла спокойно обойти со спины. – Я сама тебя воспитаю! Да так, что порка на площади покажется нежной прелюдией.

– Ну держись, сучара.

Все произошло так быстро, что не сразу и понял, как оказался на земле. Да, Валерия выглядела сильной и спортивной, но чтобы настолько? В приступе гнева она буквально отшвырнула меня с пути и львицей накинулась на суккубу. Противниц разделяло меньше шага, и не прошло и секунды, как кулачный поединок перешел сначала в клинч, а затем в партер. Типичным для дзюдо броском рыцарь уложила Хиру на лопатки, навалилась сверху и принялась охаживать по голове и мордахе, рыча, фыркая и в упор не замечая, как оставляет клочья содранной с костяшек кожи на рогах.

– Артур, сделай что-нибудь! – взвизгнула Ингрид, побелев сильнее своей туники.

Легко сказать. Не успел подняться, как суккуба перешла в наступление. Всего один удар лбом в лицо, и Лера отпрянула, роняя рубиновые капли на испачканную, расхлестанную рубаху. Секундное промедление перевернуло ход боя, благо демоница тоже не пальцем делана. С левой в челюсть, с правой по печени, и вот уже рыцарь месит лопатками грязь, кое-как заслоняясь от сокрушительных бесовских лещей. Хвала всем богам, Хира не впала в кровавое безумие и сохранила частичку хладнокровия, иначе выпущенные когти-кинжалы за пару взмахов отправили бы подругу в цифровой рай.

– Хватит! – подбежал, схватился за рога и со всей мочи потянул, однако с тем же успехом дедка мог в соло выфармить репку. – Это приказ! Отставить! Фу!

– Артур! – жрица носилась вокруг склоки и прижимала ладони к груди. – Она убьет ее!

Не обратив на мои потуги ровным счетом никакого внимания, суккуба вцепилась обеими руками в волосы, чуть наклонилась и вжала лицо противницы между грудей. Лера вытаращила глаза (вернее, глаз, потому что левый почти заплыл) и затрясла головой, но демоница не шелохнулась, словно стискивала не вполне себе сильного человека, а футбольный мяч.

– Ну и кто теперь главный? – прислужница ощерилась. – Проси пощады, зараза. Не то мои сиськи станут последним, что ты увидишь в своей никчемной жизни!

– Отпусти ее! – всем телом повис на рогах, но не сдвинул шею ни на миллиметр. – Немедленно!

– Проси пощады! – не унималась суккуба.

Вместе с кислородом рыцаря покидали и силы. Лера закатила глаз, перестала брыкаться и легонько хлопала мучительницу по плечам, и с каждым разом взмахи становились все медленнее и слабее.

– Изыди!

В пылу схватки совсем позабыл об этом чертовом заклинании, и шоковый склероз едва не погубил подругу. Бесовка растворилась в огненной вспышке, я потерял опору и шлепнулся на пятую точку. Рыцарь же выгнулась дугой и с громким вдохом откинулась на спину. Хорошо хоть Ингрид не растерялась и сразу принялась окуривать нас целебным дымом.

– Кхе-кхе... – Лера закашлялась, отмахнулась от жестяного шарика с прорезями и встала, запахнув разорванную рубашку. – Где эта сука? Зови ее.

– Издеваешься? – кое-как поднялся и оттряхнул грязь, хотя после такой свалки одежду придется сжечь, иначе заведется чума. – Мало было?

– Да, мало, – неожиданно спокойным тоном ответила она, разминая плечи. – Зови, быстро.

– У меня э-э-э... энергии нет.

– Да не свисти, – девушка вытащила соломинку из волос и пригладила локоны. – После такого представления фиал треснул небось.

– Совсем за конченного держишь? – насупился я. – Это ни фига не бабский реслинг в бассейне с грязью! Меня чуть Кондратий не хватил! К тому же, после драки кулаками не машут.

– Зови, – наседала рыцарь. – Все равно демона ловить.

– Успокоишься – вызову.

– Я спокойна как удав. Неужели не видишь?

– Я все сказал, – неожиданно жестко произнес в ответ, не сводя взгляда с глаз собеседницы, даже когда та опасно нахмурилась и шагнула ближе.

– Млядиной своей командовать будешь, понял?

– И так командую. Но она не слушает.

– Ребята, брейк! – на этот раз Ингрид выступила в роли разнимающего и взяла подругу за руку. – Ну, серьезно, вы меня пугаете...

Лера сплюнула и подняла меч, втоптанный в грязь по самую гарду. Очевидно, рыцарь очень переживала за жрицу, раз перестала ерепениться по первой ее просьбе.

– Все, – девушка отдышалась и махнула рукой. – Я готова. Давайте поторапливаться, а то вся эта кутерьма выйдет зря.

– Обещаешь, что не полезешь в драку?

– Обещаю.

Я вздохнул и на всякий случай отошел подальше, прежде чем крикнуть:

– Арграхира!

Обычно суккуба появлялась из ниоткуда, но в этот раз вышла из портала на стене. Приветливо помахав нам, взяла за хвост притаившегося в углу бесенка и поднесла к пентаклю на вытянутой руке.

– Вы вроде хотели демона побольше? – с ехидцей уточнила девушка. – Слушаю и повинуюсь!

Из пылающей бездны выстрелил раздвоенный язык с ногу толщиной и буквально слизнул возмущенно верещащую ящерку. Следом высунулось крокодилье рыло цвета обсидианового скола и попыталось ухватить добычу помясистее, но демоница упорхнула на крышу за миг до того, как четыре ряда клыков щелкнули о воздух. На этом вторжение не закончилось – тварь величиною с бегемота подалась вперед, заскрежетали камни, затрещали доски, и пентаграмма нехотя, словно засохшая жвачка, потянулась на все пять сторон.

За мордой с тремя огненными зрачками в каждой глазнице и загнутыми вперед рогами показалась когтистая трехпалая лапа, после – вторая. Бестия потянулась, заскребла по грязи, но застряла в «талии», однако плен продлился лишь до тех пор, пока пентакль не раздвинула вторая (и судя по расположению, не последняя) пара лап.

– Хира, это не смешно! – крикнул я. – Убери эту срань немедленно!

В ответ прислужница развела руками и самодовольно ухмыльнулась, мол, щито поделать – получите, распишитесь. Мы попятились в проулок, наблюдая за лезущей из преисподней тварью. Лера – не перестаю удивляться ее смелости – не опустила клинка и не рванула наутек, а отступала без намека на панику и пристально наблюдая за врагом.

От затылка чудовища шел тройной гребень с пятиугольными пластинами в красной окантовке, «пропиливший» пентаграмму достаточно, чтобы протиснулась задница с третьей парой лап. Последним показался хвост, резко переходящий в длинный тонкий хрящ с чугунным (или очень похожим на чугун) шаром, который впору вешать на кран и сносить здания. К тому моменту существо уже наполовину просунуло башку в подворотню, с грохотом ломая стены и шатая хибары, так что сами судите о размерах адского крокодильчика.

– Ребят, бежим! – пискнула Ингрид из-за моего плеча.

– Нельзя, – тряхнул головой. – Если полезет в город – это конец. Надо увести его в порт.

– А потом? – Лера фыркнула, покачивая мечом перед собой

– А потом – по обстоятельствам. Эта хрень очень медленная, так что...

Клыкастая пасть распахнулась под прямым углом быстрее сработавшей мышеловки. Язык просвистел в метре левее нас и пробил в утлом домишке еще одно окно.

– А хотя знаете что... пробежаться будет вдвойне полезней.

Земля дрожала, а грохот и треск молотами били по ушам, когда зверюга продиралась через подворотню. Нагромождение построек замедляло гиганта не сильнее, чем человека – шторы, и с высоты район выглядел так, словно на него упал грузовой самолет. Мало того, что лапищи крушили все на пути, так еще и демон при движении размахивал хвостом, и чугунный шар, пробивший бы и крепостную стену, размалывал кирпичи в пыль, а домики складывались, как дешевые декорации.

Утешали только две вещи. Во-первых, демон полз исключительно за нами, не отвлекаясь на разбегающихся в ужасе неписей. Во-вторых, кд и меткость языка оставляли желать лучшего, и за все время погони не задело ни разу, хотя постоянно свистело то по бокам, то над головой. Когда монстр вырулил на главную улицу, не в пример более широкую, чем подворотня, фасадам домов все равно изрядно досталось, а уж во что превратилась дорога и сказать страшно.

Но решение проблемы нашлось само собой – прибрежные воды все еще оставались полны яда, нужно лишь заманить туда гадину и дело с концом. Нам не пришлось бы даже самим плавать в отраве – достаточно перескочить с причала на старый корабль, подождать, пока бестия подохнет и вырезать легкие. Но как обычно и бывает, в гениальный план вмешались посторонние и все испортили.

Когда мы добрались до края причала и приготовились лезть на борт по кускам оборванного такелажа, на подмогу внезапно примчал отряд стражи. Десяток лучников принялись бить по цели, и хоть стрелы причиняли лоснящейся черной шкуре чуть больше вреда, чем камню, щекотка демону явно не понравилась. Медленно развернувшись и снеся к чертям собачьим опустевшие лотки, исполин пополз на бравых героев.

Почуяв, что дело запахло жареным, бойцы бросились наутек столь же быстро, как и примчали на выручку. В итоге ничем не помогли, а лишь сагрили босса на себя и повели прямиком в город, в самый, мать его, населенный квартал. Причем не одними ботами, но и живыми людьми. И то ли чудищу просто повезло, то ли неписи в принципе лишены «сюжетной брони», но одного зазевавшегося стражника гад наконец-таки поймал языком и с хрустом схарчил, забрызгав кровью ближайшие дома.

– Да еж их медь! – выругался, спрыгивая с борта на шаткие скрипучие доски. – Эй, крокодил! Эй!

Существо не реагировало, виляя задом в направлении площади. А как тут провоцировать-то вообще? Особенно, если не танк. Вспомнив о стрелах, подобрал камешек (благо теперь недостатка в них не было) и швырнул в демона. Тот чуть шевельнул гребнем и продолжил путь к самому большому шведскому столу в Хаб-Харборе.

– Хира, млять! – выпалил в сердцах и изо всех сил кинул в тварь половиной кирпича. – С тобой никакой Легат не нужен!

– Лерка, дура – вернись!!

Под крик Ингрид, рыцарь пронеслась мимо, перепрыгнула шар и с размаху рубанула по хвосту. Ожидал, что тот если не отвалится, то хотя бы рассечется до кости, но клинок отскочил со стальным лязгом, едва не вырвавшись из рук. И пусть дамага ноль, зато агро сработало, и скотина начала с притопыванием разворачиваться на месте.

– Ходу, ходу!

Валерия слишком резво взяла верхний старт и поскользнулась на разрыхленной земле, которую обвислое гладкое брюхо демона раскатало в ровную скользкую полосу. Почти добрался до подруги, и тут чудище выстрелило язык и обмотало вокруг левой ноги. Девушка и ойкнуть не успела, как ее медленно потащило прямиком в распахнутую треугольную пасть, где меж клыков еще торчали обломки костей и обрывки дублета.

Я подхватил соратницу под мышки и рванул на себя, но с тем же успехом мог играть в перетягивание каната с якорной лебедкой. Даже Хиру не пошатнул ни на дюйм, а тут слоняра размером с две «Газели». Поэтому кое-как поднял оброненный меч и попробовал если не отсечь, то хотя бы распилить чертово щупальце. Все-таки язык не хвост, глядишь, и получится, но почему-то в моих руках клинок отяжелел килограмм на пятнадцать, хотя рыцарь носила его так, будто двуручник весил раз в пять меньше. Типа, оружие не подходит моему классу и отсюда штраф? Или я настолько охилел, неотрывно сидя за компом?

Пока вхолостую пилил язык, Ингрид стояла поодаль, обхватив голову и слезящимися глазами наблюдая за жуткой сценой. Лера в свою очередь, рыча и стискивая зубы, пыталась избавиться от сапога, но пропахшая серой склизкая плоть держала слишком крепко – того и гляди кость треснет.

Кость...

Посмотрел на целый и невредимый язык. Потом – на ногу. Потом – снова на язык. И снова на ногу. Если рубануть по колену, может, сумею отнять конечность с первого раза, чтобы не так больно... Ну и мысли, елки-палки... Волк, попавший в капкан, отгрызает лапу. Привет, Battlefield 4. А что вообще будет, если в этой игре ампутировать ногу? Ее можно «отхилить»? Или же с концами? Либо будеш ползать либо на коляске котаться, или самое хороше... поставить протез.

Как ни крути, лучше стать калекой, чем превратиться в фарш, но если уж собрался поработать полевым хирургом, то лучше поторапливаться – до пасти осталось не больше двадцати шагов.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю