290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Я попал в ЛитРПГ, или как приручить суккуба (СИ) » Текст книги (страница 10)
Я попал в ЛитРПГ, или как приручить суккуба (СИ)
  • Текст добавлен: 27 ноября 2019, 04:30

Текст книги "Я попал в ЛитРПГ, или как приручить суккуба (СИ)"


Автор книги: Сергей Чехин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 16 страниц)

Глава 13. Цена свободы

Глава 13. Цена свободы

По общему решению ворота квартала знати оставили открытыми, но пускали внутрь только женщин и стариков на случай, если Ариша осмелится контратаковать или учинить иную пакость. А от этой гюрзы стоило ждать чего угодно. Именно поэтому перешедшие на нашу сторону стражники и примкнувшие к ополчению мужчины перегородили баррикадами обе ведущие к северным воротам улочки и несли на блокпостах постоянный дозор.

Немка, представившаяся как мадам Мадлен, в реальности работала бухгалтером и любезно согласилась вести учет всех доступных ресурсов. И цифры меня, как поклонника стратегических игр (вторая «Эпоха» ван лав), весьма и весьма удручали. Под стяг справедливого восстания встали тридцать три стражника (прямо как богатыри из сказки) – в основном молодые, неопытные и плохо вооруженные.

Верховодил ими свой дядька Черномор – невысокий, но широкоплечий мужчина за сорок с вьющейся черной бородой до середины груди, горбатым носом и пронзительными карими глазами. Имя – Рейнар, по званию – десятник, то есть низший офицерский чин, но лучшей кандидатуры отыскать не удалось.

Добровольная дружина хоть и втрое больше числом (сто десять человек), но не располагала даже самой примитивной броней, а кольями, острогами и топорами много не навоюешь. К тому же, численное преимущество начисто нивелировалось неприступной крепостью, где дюжина лучников могла отбиваться неделями – благо припасов полная кладовая.

И Рейнар, успевший послужить при «дворе» де ла Кюр, это подтвердил – в то время как работяги берегли каждую кроху, мэр ни в чем себе не отказывала. Поэтому от длительной осады – самой верной тактики в сложившихся условиях – отказались сразу. Во-первых, товарищ Легат не станет ждать, пока людишки разрулят свои терки. Во-вторых, я не мог допустить, чтобы Ермолай столько времени сидел в холодном зловонном подземелье.

Повезло еще, что на виллах осталась кое-какая снедь, в основном сухари и сушеная рыба, которой Вальдемар, ворча и сокрушаясь о переведенных впустую продуктах, поделился со страждущими неписями. Но так до конца и не понял, на кой черт кускам кода еда. Однако я, как ценитель стратежек, прекрасно знал, что юнитам необходим провиант, иначе или взбунтуются, или получат дебаффы на силу и стамину, или вовсе помрут от голода.

Нам же – великим героям и неформальным лидерам Сопротивления – выделили не самый большой, но симпатичный домик около ратуши. Два этажа, мансарда под рыжей черепицей, балкончик с балюстрадой, полуколонны на фасаде и лепнина в виде борющихся со всякой нечистью воинов. Шесть богато обставленных комнат, крепкая дверь, просторная столовая и гостиная с круглым столом и плетеными креслами. Отличный вариант для размещения «экипажа» – у всех личное пространство, а в случае нужды есть где собраться полным составом и обсудить дальнейшие действия. Одним словом, «Нормандия» от архитектуры, вот только миром и согласием на борту и не пахло.

Не успела толпа выкрикивать мое имя, как прибежала Ингрид – бледная как мел и с вытаращенными глазами. Причем неслась так, что суккуба едва за ней поспевала. Совместными с Мадлен усилиями Лере быстро вылечили тело, а вот с душой начались проблемы. Подруги, не сказав ни слова, заперлись в спальне и наотрез отказались выходить. Всякий раз, когда я ошивался у порога в надежде поговорить, изнутри доносились тихие всхлипывания, и судя по звукам, плакали обе.

– Ну что? – Хира сидела в гостиной, закинув немытые копыта на стол, и чистила высохшую как мумия воблу. – Не хотят?

Приближался обед, жрать хотелось немилосердно, и все же отказался от своей доли в пользу девушек – им важнее, а я не облезу. Демоница стряхнула чешуйки с груди, выковыряла несколько из ложбинки и кинула в рот рыбий хвост, захрустевший громче сухаря.

– Не знал, что тебе нужна еда, – сел напротив и со вздохом откинулся на спинку.

Прислужница развела руками:

– Чисто для удовольствия. Мой привычный рацион – боль и страдания, но с тобой я скоро исхудаю.

Хмыкнул:

– Попробуй другую диету. Глядишь, больше понравится.

– Попробуй дрочить ногами, – суккуба кинула в меня таранкой, но я так устал, что даже не попытался уклониться. – И надрочишься, и натанцуешься.

– Ну, не знаю, – вернул рыбу на положенное место, решив не поучать беса, что разбрасываться пищей – грех. – У самого вряд ли получится. Да и ты не спец по футджобу.

Хира зачесала алую прядь за рог и нахмурилась. На всякий случай коснулся края тарелки, приготовившись отражать массированный обстрел – снарядов у негодяйки хоть отбавляй, но вместо очередного нападения девушка запрокинула голову и хрипло захохотала. Сперва думал – стебется, но смех не утихал, из плотно сжатых век проступили слезы, а под конец прислужница начала неистово хлопать по столешнице. Браслет вздрогнул – семь из десяти. Давно не следил за шкалой, но, похоже, от задушевной утренней беседы энергии таки добавилось.

– Сука... – демоница угомонилась и потерла глаза. – Шутка! Первая! Кто бы мог подумать – задрот способен на юмор!

– Слушай, – оживился, почувствовав легкий эксплойт для прокачки отношений, – а я много приколов знаю.

– Правда? Маме своей расскажешь, – Хира показала «козу», повернув тыльной стороной. Вряд ли это жест одобрения, особенно с учетом контекста, скорее демонический аналог среднего пальца или просто посыл к черту.

– Злая ты, – равнодушно произнес в ответ. – Лучше скажи, как с девчонками быть?

– Значит, смотри, – суккуба облокотилась на стол и сцепила пальцы в замок, а я всеми силами старался не смотреть ей ниже глаз. – Влетаешь в хату с ноги. Белобрысой нюне даешь под дых, истеричку хватаешь за патлы и н-н-на по щще! Н-н-на по другой!

Хира взмахнула ладонью, наглядно показывая, как надо давать по «щщам». Потом вскочила, сжала кулак и принялась колоть в него коготком:

– Здесь тебе не дом, млять! Здесь война, тупая ты овца! А на войне каждый – солдат! А я твой командир! Так что перестань ныть и возьми себя в руки – ты, сопли виноградной улитки! Я тебе покажу, как слезы лить. Я тебя научу приказы слушать! Заперлась, скотина, со своей подлизой! – девушка оттопырила пальцы ножницами и принялась яростно «стыковать» друг с другом. – Вы мне тут того не этого, поняли?! Развели бардак! Устроили, понимаешь ли...

Не знаю, сколько бы продолжалась эта пантомима, но тут дверь затряслась от громкого стука.

– Мастер Артур! – узнал голос Рейнара. – Вы дома? Нужно поговорить!

– Откроешь? – вежливо попросил Хиру, но та показала уже две «козы». Что же, и сам не без ног.

Чернобородый рубака выглядел донельзя встревоженным, хотя обычно проявлял свойственную бывалому вожаку выдержку и хладнокровие. Поприветствовал кивком, с неодобрением покосился на демоницу (в ответ та высунула язык аж до самого подбородка) и пробасил:

– Этой ночью мы готовим штурм. Отряды и снаряжение в полной боеготовности. Хочу узнать, поддержат ли нас герои?

– Подождите, – отступил на шаг и поморщился, точно лимон лизнул. – К чему такая спешка?

Нет, я и сам хотел побыстрее, переживая за друга, и прикрытие темноты – тоже плюс, но все выглядело как желание второпях расквитаться с мэром.

– Медлить нельзя, мастер. – Рейнар вскинул голову и положил ладонь на «яблоко» меча. – Пока крепость в руках мятежников, Хаб-Харбор лишен полноценной защиты. Мы не можем даже отправить лучников на стену.

Хм... Мятежников? Как быстро все меняется в этом неспокойном мире. С другой стороны, чему удивляться – испокон веков историю пишут победители. Неважно, за что или против кого сражаться: кто выиграл – тот и прав.

– Нужно взять цитадель любой ценой и готовиться к обороне. Имею все основания полагать, что Легат нападет раньше заявленного срока.

– Нет! – неожиданно резко выпалил я. – Никакого штурма, пока Ермак в плену. Ариша убьет его, если вы не отступите. А вы не отступите. Поэтому...

– При всем уважении, мастер, – спокойно, но с очевидным вызовом молвил десятник, – ополчением командую я. А вы – не более чем символ, источник вдохновения и боевого духа. Вы – как знамя. Знамя уважают, за него борются, не отдают врагу, но и советов не спрашивают. Поэтому можете или помочь, или не мешать.

– Да вы издеваетесь?! – я всплеснул руками и чуть не подпрыгнул на месте. – Там живой человек – герой, поборник и мой друг! А вы угробите его!

– Мы все решили, – бородач поклонился, но скорее для проформы, с уважением к этикету, а не ко мне. – И сделаем то, что должны. С вами или без вас.

Уже спустившись со ступеней, гость обернулся и спросил:

– Кстати, как новый дом? Нравится? Не удивлен, что ваши товарищи столько времени носу отсюда не высовывали.

– Пошел ты... – тихо процедил и захлопнул дверь. – Хира, у нас проблемы!

***

На стук – на этот раз настойчивый – опять никто не ответил, но рыданий из комнаты уже не доносилось.

– Девчат! Поговорить надо, дело серьезное!

– Фефтят, – передразнила суккуба, привалившись к стене и скрестив руки на груди. – Говорю – с ноги и вперед.

К счастью, обошлось без порчи чужого имущества. Послышался едва различимый скрип кровати, мягко зашелестели шаги, скрежетнул засов. Ингрид устало взглянула на меня, и я с трудом узнал в жрице задорную милашку – опухшие веки, мертвецкая бледность и круги под глазами. Прислонив палец к подрагивающим губам, подруга вышла в коридор, осторожно закрыла дверь и подперла спиной.

– Она спит. Не шуми.

Речь, понятное дело, о Валерии. Хорошо, если так – значит, немного успокоилась, а сон полезен в любом случае. Ну, если только какая-нибудь хвостатая засранка не собирается устроить тебе подлость. Покосился на Хиру, и та, словно прочитав мысли, с ехидной улыбкой послала воздушный поцелуй.

– Что случилось?

– Надо вытаскивать Ермака из крепости. Наш воевода готовит штурм, а если...

– Хватит, – без злобы, но с таким холодом произнесла девушка, что я невольно поежился. – Все было нормально, пока не приперлись вы двое. А теперь нам эта игра уже вот тут, – пальцы скользнули около горла.

– Как Лера?

– А сам, блин, как думаешь? – Ира потерла плечи и отвернулась. – Нам больше не о чем говорить.

– И что вы собираетесь делать? Прятаться? От полчища бесов не скроешься, они здесь все вверх дном перевернут. Пойми, единственный способ выбраться из игры – пройти до конца. Не представляю, что ждет в финале, но если сидеть как сыч на одном месте, ничего хорошего точно не случится.

Собеседница хмыкнула.

– А ты уверен, что у игры вообще есть финал?

– Я ни в чем не уверен, кроме одного. Здесь, – палец указал на пол, – верная смерть. Вернее, чтоб ее, не придумаешь. Можете обвинять меня в чем угодно, но «Иринор» не мной придуман. Спрашивать надо с того тридвараза, что создал этот гребаный ад и обманом затащил сюда всех нас. Мы для него, похоже, как фигурки в кукольном домике. Только нами играет не добрый ребенок, а конченый психопат. И как его остановить, торча на одном месте? Хочешь, чтобы за тебя все сделали другие? Поверь, я тоже. Рисковать – определенно не мое хобби. Я могу голодать двое суток, лишь бы не идти в магазин. А тут надо целый мир спасать. Но если не мы, то кто?

Дверь резко распахнулась, отчего подпиравшая ее жрица рухнула в мои объятия, да и я сам от неожиданности чуть не навернулся. На пороге показалась Лера – заспанная, растрепанная и в одной рубашке до середины бедра. Рыцарь широко зевнула и взлохматила темные локоны, превратив воронье гнездо во взрыв на макаронной фабрике.

– Тебе бы в политику, – девушка потянулась, привстав на цыпочки, и край рубашки едва не пересек опасную границу. – Стелешь как депутат.

– Три дня назад ты бы сильно удивилась, – я улыбнулся, не обращая внимания на оттолкнувшую меня и сердито фыркнувшую жрицу. – Как дела?

– Дай подумать, – Валерия зажмурила левый глаз, а правый скосила на потолок. – Ночевка в средневековой тюряге. Стриптиз с элементами БДСМ. Кнут, от которого чуть не обоссалась. В принципе, нормально. Спасибо, что спросил.

– Пожалуйста. Рад...

– И спасибо, – ладонь коснулась моего плеча, – что вышел тогда. Честно – не ожидала. Конечно, мог бы соизволить и пораньше... ударе так на первом, а лучше вообще до него, но... спасибо. За мной должок.

– Лера! – взвизгнула подруга. – Какой, блин, еще должок? Нас тут замочат скоро! Бежать надо, а не должками разбрасываться! В порту корабль. На вид – барахло, но если до сих пор не потонул, значит и с нами не потонет. Как-нибудь подрихтуем, залатаем, законопатим – и на всех ветрах из этой жопы! Да я, блин, за весла сяду, только бы свалить подальше!

Я покачал головой и решительно произнес:

– Без Ермака не поплыву.

– Ну и не плыви! – жрица взмахнула кулаками, словно катилась на лыжах, и топнула ножкой. – А мы – поплывем!

– Не истери, – тоном строгой учительницы произнесла рыцарь. – Если и свалим, то все вместе. Включая людей из квартала.

– Слушайте, – поднял ладони, призывая к вниманию и спокойствию. – А давайте спустимся в столовую, поедим и все обсудим. Чего в коридоре орать.

– Соглы... а-асна, – Лера снова зевнула. – Жрать охота – сил нет. Только штаны надену. Хотя... чего зря время тратить. Что ты там не видел, да?

– Я... не смотрел.

Голос почти не дрогнул, и сказанное вполне могло сойти за правду, если бы не вспыхнувшие щеки, дернувшийся кадык и забегавшие глазки. Общаться с противоположным полом мало-помалу учился и порой добивался неплохих результатов, но вот врать никогда особо не приходилось. Не то что бы я безупречный и непорочный, просто как в том анекдоте – повода не было. К тому же, одно дело нагнать с три короба в интернете, и совсем другое – стоя в шаге от собеседника. Ложь – это ведь не только слова, это во многом мимика и невербальные жесты, и вот тут меня расколол бы даже слепой.

– Точно?

Рыцарь спросила скорее с игривой шутливостью, нежели с целью вывести на чистую воду, а потом страшно наказать. Я не бог весть какой разбиратор (разбиральщик, разборщик, разбирун... короче, специалист) в людях, особенно в женщинах, но Лера явно не из той породы, что падает в обморок, когда их застают в неглиже. Нет, Лера из тех, кто предпочитают мини-юбки и микро-бикини, косплеят Кэмми из «Стрит Файтера», задирают майки на рок-концертах, не стесняются эротических фотосессий, шлют парням откровенные фото, а потом шлют парней на хер, когда те шантажируют этими самыми фото. Проще говоря, не видят в наготе ни стыда, ни срама, ни повода к осуждению. Но мой самый верный и редко ошибающийся советник – товарищ Нутро – намекал, что от искренности ответа зависит очень многое. И речь не о паре очков парагона или ренегата, а о доверии, которое зарабатывается литрами крови, а теряется из-за такой вот маленькой лжи.

Вздохнул, собрался с мыслями и сказал:

– Нет.

Признаться честно, ожидал удара в челюсть, ну или хотя бы потока ругани и обзывания извращенцем, но девушка легонько ткнула кулаком в живот.

– Ладно, заслужил. Все, идемте есть.

Одевшись, Лера взяла Ингрид под руку и повела к лестнице, невзирая на возмущенный бубнеж и фырканье подруги.

– Педик, – шепнула суккуба, когда я прошел мимо.

Отвечать не стал. Лишь улыбнулся, и, судя по скривившейся мордахе, это работало куда лучше перепалок и угроз.

***

Говорить, когда остальные едят, было совершенно невозможно – хруст заглушал любые слова. Поэтому сперва спокойно перекусили, а уж потом – под чаек – взялись за обсуждение дел насущных. К счастью, неписи спокойно обходились простой водой, и нам не пришлось ни с кем делиться дорогущим и очень вкусным напитком.

Перед нами стояла задача во всех отношениях неординарная – вытащить парня из неприступной крепости до ночи, ведь стоит начаться штурму и вызволять придется разве что труп. Никто из нас (кто бы мог подумать) ничем подобным в жизни не занимался, но там, где пасует реальность на выручку приходит фантазия. А именно художественный вымысел.

– Гроб, – Лера взяла таранку как ручку и постучала мордой по столу. – Как в «Пиратах». Джек выбрался из тюрьмы, притворившись мертвым.

– Ну, такое... – я потер висок. – Во-первых, как мы подскажем Ермаку, что надо притвориться? Во-вторых, а сможет ли он обмануть стражу? В-третьих, вряд ли его вывезут через ворота. Крепость вплотную примыкает к стене, скинут в ров – и все.

– Что – все? – рыцарь приподняла бровь. – Всплывет – и по тапкам.

Хмыкнул.

– Всплывет он в лучшем случае через неделю. Ров мелкий, и при мне туда уже прыгали, – покачал головой и как приговор произнес. – Без шансов.

– Ага, – Лера, казалось, слегка обиделась из-за столь бесцеремонного отказа – надула губы и откинулась на спинку. – Сам-то что предлагаешь?

– Пока ничего... Ир, может, ты подскажешь?

– Конечно, – проворчали в ответ. – Тоже фильм смотрела, называется «Отряд самоубийц». Там, в общем, несколько идиотов пошли и самоубились. Конец.

– Ясно, – вздохнул. – Думаем дальше. Отравить вино и подсунуть охране – не вариант, не возьмут. Устроить подкоп – слишком долго. Сдаться в плен – слишком подозрительно, да и что мы там сделаем? Подорвать стену? В этом мире не знают взрывчатки. А если кто-то и вспомнит состав пороха, все равно фиг рассчитаем нужную мощность. Если бы в крепость вел потайной ход – наши бойцы рассказали бы. Если ход настолько древний или секретный, что стражники о нем не знают, придется рыться в архивах, а все документы у врага. Допустим, суккуба телепортируется внутрь. Допустим, Маразмус не надает ей по рогам...

– Кто? – удивилась Лера.

– А... – махнул рукой. – Долгая история. Все равно обычный человек не пройдет через демонический пентакль. Или пойдет? Хира?

– Представь, – демоница описала пальцами круг, – что серная кислота горячей расплавленного золота. Пройти через это ты, конечно, можешь. Но за последствия не ручаюсь.

– А тот дед?

Прислужница фыркнула.

– Он тебе не «тот дед». Он, – указательный палец многозначительно указал на потолок, – откуда надо.

– И что, нет никакой защиты? – раздраженно бросил я. – Неужели ни один демонист не пытался проникнуть в Нижний мир? А как, прости, с Владыкой бороться? Сюда выманивать? А если скажет – ни пайду? Вспоминай, я же у тебя не первый. Может, кто-то из мастеров делал что-то подобное?

– Может, и делал, – лениво протянула суккуба.

– Как? – я подался вперед под бешеный бой сердца.

– А ты мне что?

– Епт... А что тебе надо?

– Для начала – выгони Ингрид.

Жрица встрепенулась и вытаращилась сначала на Леру, потом на меня.

– Еще хочу... – Хира вытянула руку и осмотрела коготки, – мороженое.

– Что? – не сразу понял, о чем идет речь.

– Мороженое. Жратва такая. Сладкая и холодная. Совсем бо-бо, что ли?

– И где я, блин, в этой заднице мороженое достану?! Сейчас даже не зима!

– Ну... – она слащаво улыбнулась. – А я и не спешу.

– Слушай, хватит. Не до шуток сейчас.

– Да какие тут шутки? Ладно, Ингрид можешь оставить, но от мороженого не отвертишься. И вообще, я тебе помогаю из чистого любопытства. Интересный ты персонаж, необычный. Прежде таких дурачков не попадалось. А так-то фиал еще не полон, мальчик. И служить я не обязана. Разве что за порцию чего-нибудь холодного и сладкого, – суккуба облизнулась и причмокнула.

– Трэш какой-то, – взялся за лицо ладонями и оттянул кожу на скулах, подражая одному популярному блогеру. – Даже не знаю, что проще – самим выкрасть Ермака или найти сраный пломбир.

Демоница равнодушно пожала плечами:

– Твой друг – тебе решать.

– Слушай, давай договоримся. Надо – кровью подпишусь. Спасаем парня – получаешь мороженое. Даю слово.

– Хорошо, – неожиданно быстро согласилась Хира и протянула ладонь. – Спасаем парня – получаю мороженое. А если нет – потеряешь мое доверие. Все до последней капельки.

Эх, говорила мама – не отвечай на письма счастья, не подписывай сомнительные документы и не заключай сделок с дьяволом. Но чего не сделаешь ради товарища?

– Ладно, – мы пожали руки. – Что надо делать?

– Чтобы проникнуть в Нижний мир, нужны три вида защиты: для кожи, для легких и для души. А чтобы сотворить эти защиты, нужны соответственно кожа, легкие и... – в глазах суккубы полыхнул алчный огонь, – душа.

Глава 14. Оно того стоило

Глава 14. Оно того стоило

В комнате повисла напряженная тишина. Рыцарь и жрица молча переглядывались, я же сидел как жердь проглотивши и пытался осмыслить и разложить по полочкам услышанное.

– А кожа... – сглотнул, собираясь с силами – очень не хотелось знать ответы, но в этот раз вопросов не избежать, – какая нужна?

Прежде, чем слипшиеся губы пролепетали продолжение – человеческая? – демоница расплылась в похабной улыбке и произнесла:

– В принципе, любая. Сгодится, например, длиннополый кожаный плащ с капюшоном, перчатки, портки и высокие сапоги. Тут зашить, там смолой подмазать – и, считай, готово. С маской и воздушным рукавом сложнее всего, но, думаю, в городе найдутся рукастые ребята.

– Маска и воздушный рукав? – Лера изогнула бровь. – Это что, скафандр?

– Это, моя дорогая, – защитное облачение. Я в тонкости не вникала. Просто видела, как его делают.

– А легкие? – спросил с дрожью в голосе.

– А вот тут, малыш, начинаются сложности. Придется выпотрошить демона. Могу выманить тварюшку поменьше, а там уж все на вашей совести. Железо и золото... Да ты и так знаешь, – суккуба подмигнула.

– Ладно, – глубокий вдох чуть унял сердце, трепещущее как птица в силке, но ладони все еще окутывал такой холод, словно сунул их в сугроб. – А... душа?

– Сгодится любое, – от этих слов кольнуло в затылке, – разумное существо. Человек, эльф... неважно. И как понимаешь, душа не зуб, вырвешь – не заживет.

– Жертвоприношение? – догадалась рыцарь.

– Ты начинаешь мне нравиться, – Хира чмокнула воздух. – Не останавливайся.

Девушка скривилась и медленно, с упреком, покачала головой.

– Еще понадобится какой-нибудь сосуд. В идеале – кристалл или драгоценный камень. Но если не выгорит, пойдет и стекло.

– Ну и кем ты пожертвуешь ради своего братишки? – фыркнула Ингрид.

Так... спокойствие, только спокойствие. Думай, думай, думай...

– Погоди, – я резко вскинул голову. – Ты сказала – сосуд. Именно в него попадет отнятая душа?

– Верно.

Хлопнул по столу и встал, опрокинув плетеное кресло.

– Идемте. Есть идея.

Первым делом отыскал Мадлен и попросил собрать все драгоценности, какие остались в квартале – вместе с другими игроками это не составит особого труда. Затем подбежал к устроившимся в парке неписями и велел любой ценой отыскать костюм, кожевенных дел мастера и, по возможности, гончара, скобаря и оружейника. На молодых расчет не шел – все в ополчении, но среди пожилых наверняка водились умельцы с о-го-го каким стажем. Старый конь борозды не портит, а глубоко пахать мне и не надо – вполне хватит и базовых навыков, которыми ни один из нас похвастать не мог. Вот разберемся с Легатом, и озабочусь ремесленной профессией.

Раздав наказы, помчал к доске объявлений и чуть ли носом не уткнулся в потрепанные полоски. Все официальные заявки ушли на флаеры, но и от просьб простых горожан осталась, дай демиург, половина. Пожелтевшие бумажки сиротливо шелестели на ветру, пока я разглаживал их и всматривался в выцветающие буквы. Нашлось несколько подходящих заданий, но все настолько мудреные и опасные, что лезть даже втроем не отважился. И когда надежда начала блекнуть что те чернила, таки наткнулся на короткую, но емкую записку, на которую положил глаз еще при первом посещении доски.

«Копал колодец – вырыл человечий череп. Сжечь поленился – бросил в канаву. Теперь каждую ночь череп летает за окнами и кроет меня матом – спать невозможно! Ежели найдется охочий до работы поборник – заплачу пятнадцать медяков. Больше нет, и не просите».

– Джек-пот! – сорвал заказ и показал девчонкам. – Призрак – та же душа, только неприкаянная. И уже заточенная в сосуд – в данном случае, костяной. Нужно лишь помочь мужику, отыскать черепушку и дело в шляпе! Хира, я прав?

Суккуба сцепила пальцы на затылке и зажмурилась, обдумывая услышанное. Прозвучит избито, но прошедшие секунды показались вечностью, я аж дышать перестал от волнения, ведь если теория ошибочна, нас ждали очень непростые времена и не самые приятные решения.

– Хитрый фуфел, – наконец выплюнула демоница. – Нашел, чтоб тебя, лазейку. Лучше бы душу посвежее нарыл. А то, значит, тухлятиной лакомиться, да?

– Лакомиться надо мороженым, – ответил с победоносной улыбкой – в кои-то веки мою смекалку оценили по достоинству, да не абы кто, а коварнейшее создание двух миров.

Девушка махнула рукой и отвернулась, признавая поражение. И мы отправились прямиком по стрелке, приведшей к дому на левой оконечности порта, почти на самом берегу глубокой подковообразной бухты. Как ясно видно из текста, череп донимал мужика по ночам, но ждать захода солнца не вариант. К сожалению, ведьмачьим чутьем «Иринор» меня обделил, и просто пройти до цели по красным светящимся кляксам, увы, не получилось. Поэтому пришлось задействовать опыт другого – более реального и приземленного следователя, а именно детектива Фелпса из L.A. Noire.

И расследование любого преступления начинается с опроса, собственно, заявителя. Который (пусть и случайно) осквернил могилу и уже преднамеренно не воздал покойному должных почестей. Больше всего я опасался, что непись или погиб во время беспорядков, или записался в ополчение и ушел на баррикады, но то ли госпожа Удача наконец соизволила повернуться лицом, то ли игромех принудительно вернула квестгивера на положенное место. Так или иначе, дверь открыл невысокий мужичок под пятьдесят с рябым и опухшим явно не от слез лицом, украшенном длинными черными усами, свисающими как у сома. Носил хозяин засаленную рубаху, бурые шаровары, поеденный молью кептарь и широкополую соломенную шляпу, а в уголку посиневших губ держал засохшую соломинку.

– Да? – крякнул мужичок, сверля меня крохотными черными глазками из-под навеса кустистых бровей.

– Ваше? – протянул бумажку с заданием как удостоверение, держа за уголок большим и указательным пальцами.

– Ха... – пьяница почесал пивное брюшко. – Мое. Токмо вы опоздали мальца.

В желудок плюхнулся обмороженный спрут и принялся елозить щупальцами по стенкам. Холод моментально затек в ноги и сковал горло, и все же я нашел в себе силы уточнить:

– Череп уже нашли?

– Да буй там плавал! – хозяин подбоченился и сплюнул в сторону. – Денег у меня больше нет. Потратил все на... э-э-э... помощь Сопротивлению. За свободный Хаб-Харбор! – он вскинул кулачок. – Долой тиранию!

– Фух, – с облегчением выдохнул и смахнул пот со лба. – Тогда поможем бесплатно. За влитые, так сказать, средства в общее дело.

– А-а, – судя по хмурому взгляду, подкол раскусили. – Ну, как хотите. Отказываться не стану, а то эта падлюка безглазая простым матом не ограничивается. Опосля на частушки перешла, а теперича песни завывает, собака облезлая. Ты бросил меня в канаву, – хрипло протянул мужик, как вступление грустной и лиричной баллады, – а я отодрал твою маму. Ты скажешь – но как? Ведь она умерла! Посмотри на себя – вот же мудак! Ведь и я не совсем живой, млять.

Хира хрюкнула.

– Очень интересно, – смущенно пробормотал я. – Кстати, о канаве. Где она?

– Да тут, через улицу. Сейчас провожу, только лопату прихвачу.

Вопрос о лопате отпал сам собой, когда мы увидели кучу гнили, выпирающую из рытвины по самое колено. Строительный мусор, пищевые отходы, трупы животных, дерьмо – все перемешанное, утрамбованное и сопревшее, стоит поднести ладонь, и почувствуешь жар как от остывающей печки. Пожалуй, здесь костюм для Нижнего мира пригодился бы больше, ибо в средние века в крохотных портовых городках засирали все так, как никаким демонам и не снилось. Предлагать копаться в этом девушкам – крайняя степень неуважения, а суккубу и спрашивать бесполезно – пошлет куда подальше. Пришлось рыть самому, дыша через подносимый ко рту рукав и удерживая воздух до тех пор, пока не начинало нестерпимо жечь в груди. Хорошо еще Ингрид догадалась чадить кадилом, иначе точно помер бы от миазмов и тошнотворных испарений.

Особый кайф при подобных раскопках – когда прорезаешь лопатой взбухший живот дохлой кошки, и содержимое с громким чавканьем летит под ноги или повисает на черенке темно-красными гирляндами. Спутницы стояли спиной к яме и то пару раз чуть не вырвали, и только Хира наблюдала за процессом воодушевленным взглядом, прикусив сгиб пальца. Да уж, квесты бывают... разные.

Где-то через час непосильного труда, когда от вони закружилась голова и поплыли кляксы перед глазами, с залитого коричневой жижей дна со звуком винной пробки выскочил череп, объятый зеленоватым призрачным пламенем. Из-за колышущихся на ветру сгустков эктоплазмы казалось, будто у головы длинная густая шевелюра. Еле успел заслониться от брызг и полупрозрачных, почти растворившихся кусочком не хочу знать чего, и тут сверху с замогильным эхом грянул возмущенный глас:

– Кого тут хер принес?! Кто осмелился потревожить мой дневной сон?! Я, Эррама Дарран – полковник пятой каэрвурской бригады, командир четвертого ударного соединения альвалланской конницы, истребитель разбойничьей рати атамана Бабули и бич заорского побережья!

Лера прыснула.

– Атамана Бабули и его помощника – гетмана Дедули.

– Молчать! – из глазниц выстрелили струи потустороннего огня. – Я видел руины Тир-Нарифа, я прошел маршем через истанские Пики, я командовал парадом перед самим царем Иринора! Как смеете вы, дети шелудивой свиньи, насмехаться надо мной? А, млять?

– Извините, пожалуйста! – сказал, пряча усмешку, и приставил ладонь козырьком – не отдавая честь, а заслоняясь от льющихся из черепа помоев. – Мы пришли помочь. И похоронить вас с подобающим достоинством.

– Похоронить?! – возопил мертвый вояка. – Чтобы я навсегда оставил этот мир и того жирного пьянчугу, что бросил мои останки в кучу дерьма? Ну уж нет! Я поклялся терзать этого говноеда до самой смерти, и поверьте, мне спешить некуда!

Ситуация, однако. Я бы мог приказать суккубе телепортироваться к болтливой черепушке и схватить, но возникало два варианта с одним и тем же исходом. Либо призрак почуял бы неладное и улетел в неизвестном направлении, либо Хира заерепенилась и отказалась подчиняться. Поэтому малость пораскинул мозгами и решил брать хитростью, а не грубой силой. Интересно, в игре есть такой параметр? Как-никак, у демониста он просто обязан быть основным.

– Уважаемый генерал...

– Полковник! – изо рта вырвался сияющий протуберанец. – Я – полковник. Я командовал парадом!

– Прошу прощения, – поклонился, чтобы полы шляпы спрятали улыбку. – Достопочтенный воевода, разве по статусу вам отдыхать в мусорной канаве? Не желаете ли переселиться в более подходящее место?

– Это куда? – прогудел череп, роняя зеленоватые капли.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю