332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Руби Райан » Изумрудный грифон (ЛП) » Текст книги (страница 7)
Изумрудный грифон (ЛП)
  • Текст добавлен: 3 января 2021, 04:00

Текст книги "Изумрудный грифон (ЛП)"


Автор книги: Руби Райан






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 9 страниц)

– Покончим с этим миром, – пробормотала я. – Я прошла эмо-фазу, когда была подростком. Хотя с меньшим количеством дрянных татуировок.

Они оба смотрели на меня, будто забыли, что я здесь. Я ждала его ярости, но, вместо этого, безумный смех вырвался из его груди. Женщина смеялась вместе с ним.

– Сколько твой грифон превращался? Три дня? – он фыркнул, сообщая мне, что думает об этом. – У меня есть недельная фора, я тренировался для битвы. Скажи мне, девочка, ты правда всем сердцем веришь, что он может победить меня?

Я начала говорить ему, что, конечно, я в это верю, но слова будто прилипли к небу. Мы с Итаном все еще пытались разобраться со многим. Превращения, полеты и все остальное. Мы были неопытны, особенно по сравнению с этим парнем, этим гребаным драконом.

Дракон мог видеть, как моя уверенность исчезала, и он расхохотался из-за этого еще громче.

Глава 20

Итан

Пока я ехал на восток за маяком любви, который определенно был Джессикой, то не мог не чувствовать, что приближался к своей гибели.

Это точно ловушка. Это была единственная причина похитить Джессику и отвезти ее куда-нибудь – чтобы заманить меня. Я чувствовал, как Дракон издевался надо мной, и это заставляло меня желать сражения с ним еще больше.

Несмотря на то, что я знал об этом, не мог остановиться.

Ничто не имело значения, кроме защиты Джессики. Спасти ее. Быть с ней.

Ужасающая мысль пришла ко мне: что если он убил ее? Она не нужна ему живой: ее убийство привлекло бы к нему еще больше, меня ослепило бы яростью и местью. Дракон может убить ее прямо сейчас, и я не смогу остановить его.

Эта мысль парализовала меня на следующий час езды.

Я не был уверен, куда ехал. На восток по I-30 некоторое время, потом добрался до Луизианы. Пока я жил в Далласе, никогда не выезжал так далеко, все выглядело чужим. Особенно, когда мои инстинкты сказали мне свернуть с автострады и ехать на юг по небольшим проселочным дорогам в глуши. Даже заправки выглядели по-другому.

Это наполнило меня беспокойством, и я не был уверен, была ли это моя собственная эмоция или грифона глубоко внутри меня. Он хотел драться, но опасался окрестностей. Дракон мог выскочить в любой момент и поджарить меня заживо в машине.

Но я все равно ехал, следуя за пульсирующим и медленно приближающимся светом.

Единственное, что давало надежду, это тот факт, что я приближался к ним. Неважно, насколько медленно. Значит, Джессика была жива. И если она была жива, то у меня был шанс.

Я не знал, что делать. Не мог превратиться в грифона, пока Джессика не использует тотем. Я несколько раз пытался нажать на камень, чтобы пролететь остаток пути туда (игнорируя опасность превращения внутри движущегося автомобиля), но, конечно же, это не сработало. Джессика была единственной, кто мог контролировать мою трансформацию.

Почему-то я сомневался, что дракон позволит мне подобраться достаточно близко к Джессике, чтобы позволить ей нажать кнопку. Даже если бы я вежливо попросил.

Итак, порядок событий в моем воображении был таким: показываюсь там, где ждал Дракон. Обмениваюсь с ним несколькими колкостями. Потом он превращается в дракона и поджаривает меня, как барбекю.

Но я все равно ехал дальше. Если умру за Джессику, то так тому и быть. Я должен попытаться.

Сейчас я уже гораздо ближе. Казалось, Джессика и Дракон где-то остановились, всего в нескольких милях. Я начал надеяться, что он остановился заправиться или поесть, и, соответственно, изменил свой план атаки, но эти мысли испарились, когда я последовал за сигналом к частной дороге, ведущей в заросли зеленого леса.

Машина затряслась, Джессика так близко, что я почти мог чувствовать ее на губах.

Полуразрушенный дом стоял посреди поляны. Рядом с ним были припаркованы потрепанный компактный автомобиль и огромный лаймово-зеленый пикап, блестящий от нового воска; настоящая метафора компенсации пениса. Когда же я припарковал свою машину на безопасном расстоянии от дома, мне было не до веселья. Это несомненно то самое место.

Именно здесь находилась Джессика.

Я засунул тотем грифона в карман джинсов и вышел из машины. В воздухе пахло дымом и смертью, словно невидимая груда трупов и костей наполняла воздух гнилью. Мухи жужжали вокруг, наслаждаясь зловонием, которое, как я знал, принадлежало дракону. Это было не просто знание, это было воспоминание, исходящее от грифона глубоко в моей груди. Он знал этот запах с давних времен, с битв, побед и поражений давным-давно.

На мгновение я подумал о том, чтобы попытаться скрыться, обойти дом по лесу и забраться с другого угла, но затем я ощутил взгляд Дракона на себе, одновременно удивление, волнение и едва сдержанный пыл. Я шел вперед, пока не оказался на краю поляны, а затем открылась входная дверь.

«Изумруд».

Стая ворон взлетела, словно телепатический звук потревожил их. Его голос звучал уже не так угрожающе, как раньше. Изумрудный Дракон спускался по крыльцу медленно и терпеливо, не сводя с меня глаз.

Он остановился недалеко от меня, и мы посмотрели друг на друга на расстоянии, как делали это бесчисленное количество раз до этого.

– У меня есть предложение для тебя, – сказал я.

– Предложение, – сказал он вслух на этот раз. – Сделки заключают люди, имеющие власть. Сделки требуют влияния.

Я проигнорировал его и глубоко вздохнул.

– Я обменяю тотем грифона на Джессику.

Тотем сердито пульсировал в моем кармане.

– Ты этого хочешь. Теперь я чувствую это. Я спрятал его в безопасном месте, и, если ты отпустишь Джессику, я скажу тебе, где он.

Насмешка дракона была полна бесконечным презрением.

– На протяжении веков я научился не доверять тебе. Но даже если бы мог, такой обмен невозможен. Ты раскрываешь большую часть своего невежества, предлагая его.

Я не знал, что это значит, но знал правду. Дракон не станет торговаться.

– Тогда у меня есть второе предложение, – я сделал один шаг вперед, но не больше. – Отпусти Джессику прямо сейчас. Отдай ей ключи от моей машины и позволь уехать. Сделай это, – сказал я, делая паузу для акцента. – И я сдамся тебе.

– НЕТ!

Джессика с неодобрением кричала из дома. Я видел движение у окна с правой стороны, там один или два человека. Голос Джессики резко оборвался, словно кто-то закрыл ей рот рукой.

«Или перерезал горло», – подумала негативная часть моего мозга, но я мог чувствовать ее через пульсацию тотема, поэтому знал, что это неправда.

Дракон рассматривал окно, затем повернулся ко мне, ухмыляясь.

– Не думаю, что сделка сработает.

Он поднял указательный палец.

– Однако. Поскольку ты так глуп, позволь мне объяснить безысходность твоей ситуации. Ты и твои пернатые братья ограничены трансформацией только по команде пары. У драконов нет таких ограничений. Вместо того, чтобы сжечь тебя прямо здесь и сейчас, я позволю тебе мирно сдаться. Взамен, я обещаю сделать твою смерть быстрой и безболезненной, – мужчина расправил руки. – Сомневаюсь, что другие драконы окажут такую милость твоим братьям.

Часть меня хотела этого. Шанс был маленький, но, может, он отпустил бы Джессику, если бы я повиновался. И, возможно, она уехала бы из этого ужасного места. И прожила бы свою жизнь без меня.

Нет, неправда, она сделает для меня все, как и я для нее. И грифон, полный жажды крови, бушевал в груди, требуя освобождения, когда дракон был в пределах досягаемости.

Мне придется бороться с ним. Другого пути не было.

Дракон это понял сразу. Он кивнул на мою внутреннюю мысль, словно я телеграфировал ее миру, и выпрямился.

– Но мне тоже не нужна моя форма дракона, – сказал он, расстегивая свою бледно-зеленую рубашку. – Я могу победить тебя в этом теле, сохраняя это место в тайне.

Мужчина расстегнул рубашку, добравшись до последней пуговицы, а затем позволил всему этому соскользнуть с его спины. Татуировки покрывали каждый дюйм его тела от пупка до шеи, пламя и дым в блестящих оттенках оранжевого, красного и черного. Самое яркое пламя располагалось на его руках, и когда он вытянул их над собой, огонь, нанесенный чернилами, танцевал, будто был настоящим.

Я повел плечами, чтобы хоть что-то сделать, разогнать кровь. Я брал уроки кикбоксинга в колледже, но это было десять лет назад. Я попробовал два быстрых пробных удара, и даже это простое движение было чуждым.

Но я должен был спасти Джессику, другого выхода не было.

– Я готов.

– Неужели, – сказал дракон, приближаясь.

Глава 21

Джессика

Я чувствовала тотем.

Он был рядом и приближался с каждой секундой. Давление в голове уменьшилось, и я вздохнула с облегчением.

Дракон тоже это почувствовал. Его глаза расширились, и он объявил:

– Изумрудный Грифон приближается.

Мужчина поцеловал свою девушку еще раз, а затем вышел из комнаты.

Она повернулась ко мне, и ее лицо скривилось от отвращения.

– Он убьет его, а ты будешь наблюдать все это время.

– Ты права, – сказала я. – И после его смерти, если ты будешь хорошо себя вести, мы с Итаном отпустим тебя.

– Я не это имела в виду, дрянь, – сказала девушка, подойдя к окну в другой комнате, чтобы наблюдать за двумя мужчинами.

Я сидела очень тихо, смотря, как она уходит.

Когда девушка уже была в другой комнате, скрывшись в дверном проеме, я потянулась к своим часам.

Металлический зажим для волос был в ремешке. С связанными запястьями я едва могла дотянуться до него рукой. Мои пальцы сжались на завязанном конце, и я медленно начала вытаскивать его. Случился нервный тик, знакомый мне, как чистка зубов. Я испытывала его и раньше. Не могла видеть, что я делала, но ставки были так высоки. Я не могла случайно уронить его. Другого шанса не будет.

Зажим для волос вышел из ремешка.

– У меня есть для тебя предложение.

Я повернулась на голос Итана. Он стоял в конце поляны, выглядел сильным и решительным. В моей груди вспыхнула надежда. Он здесь, чтобы спасти меня, он не проиграет.

Но когда он сказал дракону, в чем заключалось его предложение, мое сердце словно ушло в пятки.

– НЕТ! – закричала я не в состоянии сдержаться. – ИТАН, НЕТ! НЕ ДЕЛАЙ ЭТОГО!

Стерва-дракон подбежала ко мне за долю секунды.

ШЛЕПОК.

Ее ладонь врезалась в мою щеку, отбрасывая мою голову на бок. Мое зрение расфокусировалось на секунду, а затем запылала щека.

– Это тебя заткнет.

Девушка засунула что-то мокрое и грязное мне в рот, тряпку или кусок ткани, запихнув столько, сколько могла. Она со скрежетом оторвала скотч и заклеила мне рот.

Мне едва удалось избежать рвотного позыва. Я не хотела умереть, захлебнувшись собственной рвотой.

Женщина удовлетворенно кивнула и вернулась к окну.

Снаружи дракон снял рубашку. Его мускулистая спина была покрыта чернилами. Итан тоже готовился сражаться с ним. Это означало, что он не сдался.

Я не знаю, почему противник не превратился в дракона, который мог дышать огнем и закончить все за считанные секунды, но я не собиралась на этом зацикливаться. У меня оставалось не так много времени.

Тотем был снаружи, он притягивал меня.

Каким-то образом я удержала зажим для волос. Я переместила его, насколько могла, всего на два дюйма. Но этого движения было достаточно, чтобы перерезать немного тонкий шпагат, который связывал мои руки.

Пока Итан и дракон готовились к бою, я двигала зажимом взад и вперед, надеясь, что у меня будет достаточно времени, чтобы прийти на помощь.

Глава 22

Итан

Я не шутил, сказав, что боец из меня не очень.

Занятия кикбоксингом не то, в жизни я был только в одном реальном бою. И это даже настоящим боем не назвать. Клейтон Маркус в шестом классе. Пошли слухи, что я обозвал его геем или типа того, и он прижал меня у шкафчика после четвертого урока. Мальчишка ударил первым. Удар пришелся в живот, он вызвал гул одобрения со стороны собравшихся учеников. А после я дико и слепо размахивал кулаками, ничего не задевая.

Кроме того, я думал, ударив бывшего Джессики два дня назад, тоже считалось борьбой. Но тот был просто пьян. Как-то несерьезно.

Я был в форме. Бегал по Тропе Кэти в Далласе четыре раза в неделю, а остальные три дня поднимал тяжести: приседания, тяга, жим лежа. Я наращивал мышцы и держал себя в тонусе, чувствовал себя сильным, но здесь это не помогло. Я не мог одолеть и убить дракона.

Убить. Мрачное напоминание о том, что было поставлено на карту.

Дракон подошел и усмехнулся. И ведь не потрудился поднять кулаки; он будто прогуливался к парковочному месту по своим делам, показывая полную скуку и небрежность. Это злило меня, я хотел наброситься, но, вероятно, этого он и ждал.

Я испытал удар в воздух, когда дракон подошел ближе на два фута. Он не дрогнул.

– Должен признать, я разочарован, все так просто.

Мужчина повернул шею, издав громкий щелчок, затем повернул в другую сторону, чтобы снова хрустнуло.

– В предыдущие разы, когда мы сражались, всегда были близки.

Внезапно он бросился вперед с быстрым ударом, но я успел увернуться.

– Сколько раз мы сражались? – спросил я, пытаясь выиграть время.

– Так много, что не сосчитать. Каждые сто лет в течение двух тысячелетий?

Дракон прыгал туда-сюда на мысках.

– В последний раз твой мир восстанавливался после Великой войны. Тот Изумрудный Грифон был ветераном. Было приятно сражаться с ним. Достойный противник.

Я шагнул вперед, откидывая правую руку, затем скользнул, чтобы ударить левой. Это застало его врасплох, но он все еще уклонялся от ударов с шокирующей прыткостью.

– Так это был другой грифон, – сказал я.

– Всегда разные. И всегда одно и то же, – дракон пожал плечами, что заставило огненные татуировки танцевать.

– И мы, драконы, всегда одинаковы. А этот мир отличается от остальных. Более мягкий. Я вижу это и в тебе, и в твой паре, и во всех остальных в этом несчастном месте. На этот раз мы, наконец, победим. На этот раз все закончится.

Нота завершенности в последнем слове звучала как предупреждение. Дракон подошел ко мне вплотную, кулаки сверкнули как молния. Я отступил, когда удар скользнул по моей щеке, а затем последовал кросс слева, угодивший мне в предплечье. Надеясь защититься, я держал руки у лица так, слово мы были настоящими боксерами.

Он сделал достаточно долгую паузу, чтобы я прекратил отступление и перегруппировался. Я замахнулся и ударил его, попав сбоку за ухом, затем повернулся всем телом, чтобы ударить и по ребрам. Дракон отшатнулся назад, это было хорошо, но мои костяшки пальцев были словно в огне.

– И это все, а? – зарычал дракон.

Я готов был снова напасть на него, он вздрогнул и отпрянул. Я ухмыльнулся.

– Ну что ж, – мужчина встал прямо и сделал еще один шаг назад. – Не торопись, у нас много времени, я тебя уверяю.

Это напомнило мне, зачем я здесь. У них Джессика… у них, потому что в доме был кто-то еще. Они могут убить ее в любой момент. Я должен действовать, пройти мимо дракона и спасти ее. Грифон в моей груди визжал, хотел вырваться, разорвать врага когтями, чтобы спасти самку, именно это слово он и использовал.

Я двинулся на дракона и размахнул ногой еще в одном ударе, но на этот раз он был готов. Он схватил меня за лодыжку обеими руками и скрутил, опрокидывая боковым движением. Я пошатнулся, дракон не последовал за мной, поэтому я снова пошел на него, применив левый-правый-левый удар, от которого он отступил, затем апперкот снизу, едва задевший его подбородок. Мужчина качнул левой рукой невероятно быстро, открытая ладонь достала мою щеку. В ответ я бросил еще один сильный удар, но зрение временно затуманилось, и кулак прошелся по воздуху.

Дракон, ничего не сказав, усмехнулся.

Он играл со мной в течение следующей минуты, или пяти, или трех часов, было трудно определить время, находясь в таком паническом состоянии. Я нанес несколько ударов руками и ногами, но с каждым разом еще десять ударов пропускал или отражал их без нанесения какого-либо вреда. Вскоре пот пропитал волосы на голове, а сам я задыхался.

– Это все, что ты можешь? – сказал дракон, скучая.

– Ты говоришь, как в этих дрянных фильмах из 80-х.

– Что бы это ни значило, приму как комплимент.

Очевидно, он крепче меня и гораздо лучший боец. Дракон позволял мне изнурять себя, как телом, так и духом. Играл со мной, словно кошка с проклятой мышью. Мужчина даже не запыхался. Это наполнило меня гневом, а потом отчаянием.

Как я могу победить его?

– Пока ты сражался с воздухом, – сказал он. – Я представлял, что мы будем делать с твоей парой, когда ты умрешь. Могу сказать, Сэди особенно заинтересована. И, когда мы закончим, отдадим ее моим братьям. Их вкусы довольно специфичны. Рубиновому дракону особенно трудно угодить. Сомневаюсь, что Джессика переживет его.

Ее имя на его губах привело меня в бешенство. Я набросился с бессловесным криком, размахивая руками, чтобы свалить его на землю. Но я был на долю секунды медленнее, и он легко увернулся, ударив меня по колену.

Ноги подвернулись, и я осел на землю.

Поднялась пыль, и пропала видимость. Я начал перекатываться на спину, чтобы подготовиться к защите, но его нога врезалась мне в ребра. Прежде чем я смог встать, вспышка боли пробежала через мой торс. «ВСТАВАЙ!» – закричал во мне грифон, но все, что получилось – свернуться от боли.

– Изумруд, – протянул дракон, тысячелетняя тяжесть пропитывала его слова.

Я чувствовал, как он кружит вокруг меня, словно зверь вокруг своей добычи. – Жаль, что было не так увлекательно. Надеюсь, твои братья дадут достойный бой моим.

Сапог, как кувалда, ударил меня по виску. Я, временно слепой и глухой, валялся на земле.

– Полагаю, когда-нибудь это должно было закончиться, – сказал он.

Я быстро моргнул, пытаясь восстановить зрение. Что-то коснулось моего плеча, я отшатнулся, но это был просто дракон, смеющийся надо мной.

– Что, нет сучки, которая ударила бы меня монтировкой? – теперь я видел его лицо, он оглядывался. – Однако я рад, что она может смотреть. Это редкая вещь – убить грифона на глазах у его пары.

Удар пришелся мне в поясницу, я вскрикнул и откатился в сторону.

– Теперь все кончено.

Пока я стонал на земле, осознал, что это был полный провал.

Глава 23

Джессика

Из Итана выбивали все дерьмо, а мне приходилось беспомощно на это смотреть.

Слезы текли по моему лицу, пока дракон опускал удар за ударом на человека, которого я любила. Я вздрагивала от каждого удара, чувствуя легкую боль благодаря нашей связи. Итану было больно. Он умирал.

Я стала пилить веревки быстрее зажимом для волос, рука онемела от усилий.

– Это правда, ты знаешь? – крикнула Сэди из другой комнаты. – То, что мы сделаем с тобой после. То есть все, что пожелаем. Все, что он захочет, – в ее словах прозвучала похоть к Изумрудному Дракону. – И после мы отдадим тебя его братьям, если, конечно, что-то останется.

Не могла понять, был ли здесь сексуальный подтекст, или они просто съели бы меня, как шакалы, разрывающие на части труп. Я не была уверена, что звучит хуже. Попыталась сказать что-нибудь угрожающее, но с кляпом во рту получился только стон.

Сэди вернула взгляд к окну, и я сделала тоже самое, так как невозможно не смотреть. Итан бросился вперед и промахнулся, беспомощно упав на землю. Дракон быстро схватил его, сильно ударив по ребрам.

«Вставай», – пыталась я сказать ему. – «Вставай!»

Но он был истощен и едва двигался. Я почувствовала, как мое сердце ушло в пятки.

Все было кончено.

Смех дракона означал не просто победу над Итаном. Это была победа над Изумрудным Грифоном, что бы это ни символизировало. Это победа над чем-то гораздо большим, ставки выше, чем я могла себе представить, но знала это благодаря пульсирующему тотему в кармане Итана.

Поражение здесь означало бы поражение везде.

И, когда мое отчаяние почти сокрушило меня, зажим для волос прорезал веревку.

Сразу же натяжение ослабло, и я застыла на стуле. Сэди ничего не заметила из другой комнаты. Медленно, я двигала запястьями вверх и вниз. Три витка веревки упали, освободив меня.

Прежде чем я смогла придумать план, я вскочила со стула и бросилась к окну. Я споткнулась, как заключенный, почувствовавший свободу, сорвала клейкую ленту с лица и вытащила изо рта тряпку.

– ИТАН! – закричала во всю мощь легких. – ИТАН, СЕЙЧАС!

Глава 24

Итан

Все происходящее казалось мне полным провалом, пока я не услышал ее голос.

– ИТАН! ИТАН, СЕЙЧАС!

Джессика с красным лицом стояла возле дома и махала руками. На мгновение я хотел сказать ей бежать. Убегать, пока есть возможность. Оставить меня, ведь я был безнадежен.

А потом вспомнил про пульсацию в кармане.

– Где твоя монтировка? – сказал дракон, насмехаясь. – Это работает только тогда, когда ты бьешь меня исподтишка. Сейчас я предупрежден.

Я выхватил тотем из кармана, покатился боком и швырнул его через поляну.

Наблюдал, как выражение дракона переходило от самодовольного к удивленному, а потом к яростному. Он пригнулся, будто собирался бежать за тотемом, но затем я почувствовал что-то внутри себя.

Мягкая вибрация грифона, требующая освобождения, поднялась, словно кто-то выкрутил ручку регулировки громкости. Джессика нажала на камень, и дверь в клетку распахнулась, освободив его.

Я сдался грифону.

Мой торс расширился, будто я сделал глубокий вдох. Моя грудь продолжала расти, словно я имел бесконечные легкие. Рубашка порвалась, и проросли перья, как волосы из моей кожи. Зрение стало размытым, а затем острым, когда глаза преобразились в орлиные. Весь мир вдруг проявился в высоком разрешении. Я застонал от давления, и мои крылья вырвались из спины. А мышцы натянулись, когда встал на ноги, которые теперь были львиными лапами.

Я ощутил боль моего человеческого тела, пока упорно пытался трансформироваться, несмотря на сломанные ребра и каждый болезненный удар сердца. Я взмыл в воздух, оттолкнувшись от земли сильными лапами, и оказался над верхушками деревьев, трижды сильно взмахнув крыльями. Взлетал все выше и выше в небо, которое было моим.

Теперь на безопасном расстоянии я расправил крылья и изогнулся в воздухе, чувствуя ветер на перьях. Прокричал боевой клич, готовясь броситься на дракона, обнажить свои смертельные когти и почувствовать, как разрывалась бы кожа и плоть его лица.

Но прежде, чем смог это сделать, почувствовал его трансформацию.

Он стоял на поляне с широко распростертыми руками, как Иисус, подняв голову к небесам. Его рот был открыт, и из него лился свет, такой же яркий, как его зеленые глаза. Затем грудь расширилась, а ноги и руки забугрились, показывая невидимые глыбы, материализовавшиеся под кожей. Одежда разорвалась от силы превращения, а кожа быстро потемнела, освобождая место драконьей чешуе, настолько темно-зеленого оттенка, что она казалась почти черной. Его шея фантастически вытянулась, пока голова с одинаково острыми ушами удлинялась, превращаясь в длинную морду, полную клыков.

А потом крылья.

Они изящно появились из тела, щелкнув вниз и наружу. Вдоль гребня крыльев были кости и плоть, но остальное выглядело тонким, как бумага, с отверстиями, расположенными неравномерно по всей длине. Они широко растянулись, как и мои собственные крылья, и заняли почти всю поляну. В целом, дракон был в два-три раза больше меня и в четыре раза злее.

На задней части его шеи был блестящий прямоугольник, его собственный изумрудный ошейник, соответствовавший моему.

Он зарычал, и то, что я слышал и чувствовал в воздухе – темная и ужасная вибрация, предвещающая мою гибель.

Но грифон во мне не боялся. Он жаждал этой битвы, хотел сражаться в звериной форме, а не на кулаках.

Это то, чего он хотел. Так и должно было случиться.

Дракон медленно взлетал. У меня был шанс, сейчас он уязвим. И я сразу же сложил крылья в пике.

Ветер ревел у меня в ушах и прижимал перья к телу, пока я устремлялся к своему древнему врагу. Я чувствовал гнев, исходящий от него, видел ярость в его глазах, когда он смотрел, как я приближаюсь. Я нацелился прямо ему в голову, но решил в последний момент повернуть и ударить по изумруду на шее. Это было слабое место, я откуда-то знал. Если я смогу уничтожить изумруд, то смогу уничтожить и его.

Дракон увеличивался в моем поле зрения, пока не стал всем, что я мог видеть – темно-зеленое тело, распространяющееся во всех направлениях. Он широко раскрыл челюсть, обнажив клыки с капающей слюной. Еще два удара сердца, и я буду там, уворачиваться от его челюстей. Время, казалось, замедлилось, пока я готовился маневрировать.

Челюсти не открывались, чтобы попытаться схватить меня. Что-то наподобие костра светилось глубоко в его горле, сияя, пока все не стало оранжевым и желтым. Я понял, что происходит, и мой человеческий разум взял верх.

«Нет!» – подумал я, резко поворачивая влево.

Взрыв огня вспыхнул в воздухе, пожирая весь кислород. Он хлынул в пространство, где только что был я, и где собирался пролететь. Желтый огонь, оранжевый, а затем черный с дымом. Даже с такого расстояния жар опалил мое тело, пока я улетал.

Дракон поднялся в воздух, протянув свое тело сквозь дым.

«Идем, Изумруд», – мысленно передал мне дракон.

«Идем и будем сражаться».

«НУ ЖЕ, ИЗУМРУД», – подумал противник, глядя на меня. – «ЖИВЕЕ! ДАВАЙ УЖЕ СРАЗИМСЯ».

Я сделал широкую дугу, возвращаясь назад и набирая высоту, соответствующую высоте самого дракона. Он был медлителен, а я быстр. Скорость была моей броней в этой битве.

«НУ ЖЕ», – снова пророкотал он.

И я рванул.

Глава 25

Джессика

Наблюдение за трансформацией дракона было опытом, непохожим на любой другой.

Итан изящно превращался в грифона. Ну, изящно – это уже после того, когда приходишь в себя от осознания, какое это безумие. Его тело расширялось, перья прорастали, а лицо плавно превращалось в орла. Это выглядело естественно.

Если сравнивать, то драконье перевоплощение было нелепым. Зверь вырвался из человеческого тела, разрывая мышцы и издавая тошнотворный звук раздробленной кости. Это выглядело бесконечно болезненным, о чем свидетельствовал крик дракона, начинающийся в легких человека и заканчивающийся ревом огромного зверя.

Я ощутила настоящий ужас, от которого мне хотелось сбежать и спрятаться.

Как, черт возьми, Итан мог победить это?

Я вскрикнула, когда дракон метнул огонь в воздух, едва не задев мою пару. Дым был настолько черным, что перекрыл часть неба, портя обзор.

– Иди сюда, сука.

Вовремя повернулась и увидела, как Сэди размахивала бейсбольной битой у моей головы. Я увернулась и сильно ударилась о землю, каким-то образом сумев превратить это в кувырок, который поставил меня на ноги. Побежала от нее вокруг дома, к машинам, она же, выругавшись, последовала за мной.

Грузовик дракона был заперт, у меня было достаточно времени, чтобы проверить ручку, затем бита Сэди врезалась в боковое зеркало, разбив его на осколки.

– Разве мы не можем поговорить об этом… ОУ, – вскрикнула я, когда еще один удар пролетел в воздухе передо мной.

– Да пошла ты, сука, – у темноволосой женщины был сумасшедший взгляд. – Мой дракон собирается разорвать твоего грифона на тысячу крошечных перьев для наших подушек.

Да уж, с этим не поспоришь.

Обманно прыгнула к Сэди, что заставило ее вздрогнуть на полсекунды, что было мне просто необходимо. Я повернулась и снова побежала вокруг дома, не зная, что еще делать.

Сверху темное пятно дракона медленно взлетело в воздух. Меньшая же фигура Итана метнулась вокруг него, летя сначала близко, а затем отступая от потока огня. Я быстро помолилась за Итана и снова сосредоточилась на своих проблемах.

Можно было кинуться в темный густой лес или пройти через черный ход. В доме может быть оружие или что-то, чем можно защищаться, поэтому я пошла туда и обнаружила, что дверь не заперта.

Я закрыла за собой и защелкнула засов. Сэди врезалась в дверь, раскачивая ее на петлях и заставляя пыль каскадом падать с потолка. Я находилась на тусклой кухне с ржавыми кастрюлями, беспорядочно сложенными на одной стойке, и запахом чего-то грязного поблизости. Мне нужно было что-то, что угодно, но мысль о прикосновении к этим отвратительным кастрюлям заставила меня замешкаться.

Стекло разлетелось и осыпало мой затылок, я повернулась и увидела, как Сэди разбивала окно. Затем она сбила ногой оставшиеся осколки стекла.

Я побежала по коридору, ведущему обратно в каморку, где меня держали связанной. Схватила стул у окна, сжимая его спинку так, словно я укротитель львов.

Сэди остановилась в дверном проеме. Глаза у нее были широко раскрыты, она взглянула на сундук в углу, и на ее лице отразилось облегчение. Я задалась вопросом, что внутри, но Сэди набросилась с битой, крича, как проклятая банши. Я толкнула стул перед собой, древесина затрещала, когда ее оружие сломало одну ножку пополам, и, прежде чем Сэди смогла снова замахнуться, я двинула стулом как щитом. Она вскрикнула, когда дерево врезалось в ее грудь и шею, откидывая спиной к стене, но импульс заставил меня потерять хватку, и стул упал вместе с ней.

Я остановилась, чтобы осмотреть повреждения. Моих стараний не хватило, Сэди откинула стул в сторону и начала подниматься с ошеломленным взглядом.

Мне нужно оружие.

Я побежала к лестнице. На втором этаже был балкон. Если наверху ничего нет, что можно использовать в качестве оружия, то могу спрыгнуть с балкона на землю. Не знала, что буду делать после, но придумала бы по мере поступления проблем.

На полпути вверх по лестнице одна из гнилых половиц разломилась пополам, и моя нога провалилась и повисла в воздухе. Я вскрикнула, падая и ударяясь другим коленом о ступеньку, что вызвало резкую боль в ноге. Мои руки скользили по пыльной поверхности, пока я взбиралась, пытаясь вытащить себя из…

УДАР.

Бейсбольная бита врезалась мне в лодыжку. Боль была настолько сильной, что я закричала, падая вперед лицом и почти выскальзывая через сломанную ступень в пространство под лестницей. Беззащитная и отчаявшаяся, я как мул лягнула ногой и смогла соприкоснуться с чем-то мягким. Сэди охнула, и я услышала звук чего-то тяжелого, падающего с лестницы.

Оглянулась, женщина лежала на лестничной площадке, а ее бита катилась по полу в другом направлении. Ко мне пришла навязчивая мысль, что я могу запрыгнуть на нее, схватить за волосы и бить головой о стену снова и снова. Избивать ее, пока мои руки на ее лице не оставят ничего, кроме красного цвета.

Но лучшая часть меня отмела эту мысль. Неважно, что Сэди помогла похитить меня и преследовала с битой. Я не могла никого убить. По крайней мере, не сейчас.

Вытащила себя из пропасти сломанной ступеньки, но, пытаясь опереться на ногу, вскрикнула от боли и чуть не упала обратно. Моя лодыжка все еще болела от удара, хотя не похоже, что нога сломана. Я попыталась перенести побольше веса на нее, удерживаясь за перила, и снова поморщилась.

Сэди застонала, схватившись за голову, она приходила в себя.

С такой силой, которую только смогла собрать, я подпрыгнула на следующую ступеньку, а затем еще на следующую. Это заняло у меня минуту, но я, с горем пополам, добралась до вершины.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю