332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Розанна Битнер » Рассвет судьбы » Текст книги (страница 9)
Рассвет судьбы
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:29

Текст книги "Рассвет судьбы"


Автор книги: Розанна Битнер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 24 страниц)

– А Хуанита? – вскричал Том. – Вы видели ее? – Он перевел взгляд с Хесуса на Рико, затем на Андреса. – Кто-нибудь из вас видел девушку? Рико со вздохом засунул руки в карманы.

– Она не выходила из дома, сеньор Сакс, – тихо проговорил он. – Я… я слышал крики, доносившиеся из дома. И я… я слышал, как Идальго разговаривал с Хьюго о том, чтобы… чтобы… Они установили очередь к Хуаните… и за это давали Идальго деньги и виски.

– Боже мой! – простонал Том и отвернулся. – Я знал это! Я чувствовал! – Он опустил голову. – О, боже! Я потерял ее!

Хесус сочувственно смотрел на него.

– Это все равно бы случилось, Том, даже если бы ты был там, – сказал он. – Их было так много. Ты не должен себя винить.

Том покачал головой, сжимая кулаки.

– У меня было предчувствие… как будто должно произойти нечто ужасное. Но я не придал этому значения, – со стоном произнес он. – Я думал, что там она в безопасности, даже когда услышал разговоры в Сан-Франциско о том, что американцы взяли Калифорнию… Я не слишком беспокоился по этому поводу. – Он тяжело вздохнул. – Я собирался просить сеньора Гальвеса дать согласие на наш брак… а теперь… бедная моя Хуанита! Боже, что они с ней сделали?!

Хесус чуть не заплакал. Он беспомощно посмотрел на Рико и Андреса.

Андрес подошел к Тому.

– Если ты хочешь ее спасти, я помогу тебе. Моя жена тоже там. Возможно, нам удастся освободить их. Надо добраться до моего дома и кого-нибудь обо всем расспросить.

Том, едва справляясь со своими чувствами, тихо проговорил:

– Это – война. Что бы они ни сделали с Хуанитой, я объявляю им войну!

В его глазах появился почти демонический огонь.

– Однажды мой отец воевал против племени кроу. Один против всех, – прорычал он. – Он вселял ужас в их сердца! Я сделаю это с теми американцами, кто грабит, насилует, убивает. Я хотел поговорить с Фремоном, но теперь я не буду разговаривать ни с одним американцем. Я больше не хочу мира. Все, кто сейчас на ранчо, – умрут. Я убью их!

Рико судорожно сглотнул.

– В споре насчет черного жеребца, я ставил на тебя, Том. Я на твоей стороне и хочу помочь тебе.

Том стиснул зубы и кивнул. Затем посмотрел на Андреса.

– Я тоже хочу тебе помочь, Сакс.

– Я тоже, – сказал Хесус. – Но у нас нет ни лошадей, ни оружия.

– Здесь неподалеку есть ранчо американских поселенцев, – сказал Том. – Ночью я пойду туда и украду трех лошадей, а потом мы направимся на ранчо Гальвеса. – Он вытащил огромный охотничий нож. – Это заставит замолчать любого охранника. Мы захватим американцев врасплох. – Он сжал рукоятку ножа. – А Идальго мой! Только мой!

Хесус кивнул.

– Да, мы понимаем. Том убрал нож.

– Скоро стемнеет, и я достану лошадей, утром мы тронемся в путь, а когда наступит ночь – проберемся на ранчо. – Он внимательно оглядел всех. – Вы уверены, что хотите этого? Вас никто не заставляет.

– Я хочу отомстить им. Там моя жена, – сказал Андрес.

– Мужчина, который защищает свою жену, – это мужчина, которому можно доверять.

Том посмотрел на Рико.

– Я пойду с вами, – подтвердил тот свою готовность помочь. – Они сделали ужасные вещи, особенно жестоко поступили с невинной девушкой. Они оскорбляли меня, украли мою лошадь. Я пойду!

– Ты знаешь, что я помогу тебе, Том. Мы ведь друзья, – сказал Хесус.

Глаза Тома наполнились слезами.

– Спасибо, друзья. Я верю, что мы победим, потому что бог на нашей стороне. – Он поднял кулак. – Бог с нами! Я не сомневаюсь в этом. Он поможет нам!

Том едва сдерживался, чтобы не разрыдаться. Он должен быть сильным. Сейчас не время для слез, нужно убить Идальго и сделать это так, чтобы его смерть была мучительной и долгой.

ГЛАВА 11

Под покровом ночи Том со своими друзьями крадучись пробирались к хижине Андреса Терреса. Вокруг было тихо. Днем они уже осмотрели ранчо с окрестных холмов и не заметили большого скопления американцев. Огромные луга с сочной зеленой травой, на которых обычно паслись коровы и лошади, опустели. Многие строения были повреждены огнем, возможно, для того, чтобы другие мексиканцы самовольно не поселились бы здесь и не стали бы жить на всем готовом. Кое-какие хижины, правда, остались, и Андрес с облегчением увидел, что его домишко цел.

Они подошли ближе, лошади послушно следовали за ними. Скорее всего, американцы и Эмануэль Идальго со своими людьми собрались в главном доме и, конечно же, уверены в своей безопасности – это было на руку Тому. Они смогут напасть неожиданно.

Андрес осторожно подкрался к дому и тихонько постучал в дверь, остальные спрятались в кусты, густо разросшиеся вокруг хижины, и стали ждать. Дверь медленно открылась, и из нее выглянул маленький мальчик. Позади него стояла жена Андреса с кухонным ножом в руке. Увидев мужа, она всхлипнула и быстро пропустила его внутрь. Из хижины послышались истерические рыдания вперемешку с отрывистыми фразами.

– Она говорит, что эти мерзавцы ее изнасиловали, – сообщил Хесус, который был ближе всех к хижине.

– Я рад тому, что я здесь, – сквозь стиснутые зубы прошипел Рико. – Жена Андреса – хорошая женщина. Они должны заплатить за это.

Том молчал. Мысль о том, что с Хуанитой сделали то же самое, была невыносимой. Для Хуаниты это было намного хуже, поскольку она еще не знала мужчины. Он боялся даже думать о том, что ей пришлось вынести.

Наконец Андрес открыл дверь и сделал знак, чтобы друзья вошли в дом. Они быстро привязали лошадей и присоединились к Андресу. Его жена тщательно задернула занавески.

– Они изнасиловали мою жену, – простонал Андрес. – Я убью всех до одного!

Том взглянул на молодую женщину, которая все время держалась к ним спиной, стыдясь того, в чем не была виновата.

– Идальго – мой. Помни об этом! – Сказал Том Андресу.

– Мне нужен Хьюго. Это он и его люди изнасиловали Розу. Она говорит, что прошлой ночью он вернулся из Сономы.

Том положил руку на его плечо.

– Держись, Андрес, и не теряй головы, а то у нас ничего не выйдет.

– Садитесь за стол. Роза покормит нас, а то мы совсем ослабели после долгого пути.

Мужчины сняли шляпы и уселись за стол. Сын Андреса залез на колени к отцу, а второй малютка спал в колыбели.

– Мой мальчик все видел, – сказал Андрес дрогнувшим голосом. – Роза сказала, что теперь он не может говорить.

Мальчик крепко прижался к отцу, как бы опасаясь, что тот опять уедет.

– Твоя жена знает, сколько их здесь осталось? – спросил Том.

Роза наконец повернулась к ним, и мужчины увидели, что ее лицо и руки покрыты синяками. Она низко опустила голову и стала рассказывать:

– Сейчас они ведут себя беспечно. Когда я выхожу из дома, то вокруг никого не видно. Ко мне они больше не приходят. – Она нервно стала разглаживать на коленях платье. – Я хотела убежать… но не знала куда. У меня нет денег, кроме того, я знала, что если Андреса отпустят, то он придет сюда. Поэтому я ждала. – Она наконец подняла глаза и посмотрела на Тома. – Они все время находятся в большом доме. Пьют, смеются, играют в карты и… – Она опять опустила глаза. – Сначала я слышала ее крики, плач… мольбу, даже здесь было слышно, потом все прекратилось. Она не издавала ни звука. Временами я думала, что она умерла. – Роза посмотрела опять на Тома. – Мне так жаль сеньориту Хуаниту. Я молюсь за нее каждый день. Я надеюсь, что она жива и вы все поможете ей. Там восемь или десять человек, включая Эмануэля и его помощников, Ромона и Чико. Обычно кто-то дежурит у двери. Но с тех пор, как к Калифорнии подошел американский корабль и поднят американский флаг, они думают, что все закончилось, и поэтому так беспечны.

Казалось, что воздух раскалился от гнева Тома Сакса.

– Но ничего еще не кончилось, – хрипло проговорил он и посмотрел на Андреса. – Сможет ли твоя жена помочь нам?

Тот нахмурился.

– Каким образом? Дом очень большой. Мы проникнем в одну из комнат. Дело в том, что они должны умереть все, а это значит, что нужно собрать их в одном месте. Я знаю, что прошу слишком многого, но если бы твоя жена смогла… смогла бы разыграть небольшое представление. Я уверен, что они соберутся, чтобы развлечься как следует.

Андрес покачал головой.

– Это слишком опасно, в нее может попасть пуля, когда начнется стрельба. Кроме того, она уже достаточно настрадалась.

– Ей нужно будет только собрать мужчин вместе. Мы сможем ей дать сигнал перед тем, как начнем стрелять. Она успеет выскочить из комнаты.

Андрес продолжал отрицательно качать головой. Его жена, которая не понимала по-английски, спросила, о чем говорил Том. Андрес неохотно пересказал ей. Роза отвернулась и, не говоря ни слова, стала размешивать еду в горшочке. Повисла напряженная тишина, внезапно молодая женщина повернулась и посмотрела в глаза Тому.

– Я сделаю это.

– Роза! – Андрес с удивлением взглянул на нее. Она твердо выдержала его взгляд.

– Я никогда не забуду того, что они сделали, Андрес. А то, что случилось с сеньоритой Хуанитой, намного страшнее, ведь она такая молодая и невинная. Она оказалась в аду. Мы должны ей помочь, а эти мерзавцы должны умереть. Я считаю, что сеньор Сакс прав. Надо действовать по его плану.

Андрес задумчиво почесал затылок.

– А что будем делать с мальчиком?

– Я все объясню ему. Скажу, что очень важно, чтобы он оставался здесь и приглядывал за малышом. Он поймет, что мы хотим избавиться от этих гадких людей.

– Слово за тобой, Андрес, – сказал Том. – Она твоя жена. Я не буду давить на тебя. Просто придумаем другой вариант.

Андрес немного подумал и сказал:

– Хорошо. Я думаю, это сработает. Но вы должны обещать, что не начнете стрелять до тех пор, пока Роза не покинет комнату. Иначе она попадет под перекрестный огонь.

Том кивнул.

– Конечно. Мы согласны. – Он посмотрел на Розу. – Ты очень храбрая и благородная женщина. Если все получится, вы с Андресом сможете взять деньги и все ценное, что осталось в доме, и начать жизнь в другом месте.

По щеке Розы скатилась слеза.

– Я об этом не думаю. Я хочу их увидеть мертвыми. И хочу помочь вам.

– Я тебе так благодарен, Роза! Я знаю, что бог поможет тебе.

Она смахнула слезы.

– А сейчас вам нужно подкрепиться. Ночь еще только началась. Пусть они напьются как следует. Через пару часов будут совсем пьяными. А пьяный человек вряд ли сможет хорошо попасть в цель.

Том улыбнулся, восхищаясь мужеством женщины.

– Верная точка зрения. – Он оглядел остальных. – Проверьте ваши ружья, друзья. Ведь они краденые. И запомните: никто не должен выйти оттуда живым. Не убивайте сразу ни Идальго, ни Хьюго. Они должны умереть медленной смертью.

При мысли о возмездии его глаза сверкнули.

* * *

С бьющимся сердцем Том стоял у окна дома Гальвеса. В просторной гостиной собрались десять мужчин, они смеялись и аплодировали Розе, танцующей перед ними. Эмануэль сам наигрывал ей на гитаре, а женщина старательно вихляла бедрами, держа в одной руке бутылку виски.

– Мой муж еще не вернулся, – сообщила она и, прикинувшись пьяной, прижалась к груди Джона Хьюго. – Я не в силах забыть вас. Конечно, я сопротивлялась для приличия. Ведь я замужем. Но вы сумели зажечь внутри меня огонь.

Эмануэль перевел Хьюго ее слова, и тот потащил женщину в комнату.

– Я думал, что уже насытился ею, – сказал он остальным. – Но сейчас я в этом не уверен.

– У нее двое детей. Та, которая наверху, лучше. Роза прошлась по комнате, соблазнительно покачивая бедрами.

– Мне надоела та безжизненная, – ответил Хьюго. – Хочу настоящую женщину, которая хотя бы немного шевелится. Никакая женщина не сравнится с горячей мексиканкой.

На этот счет посыпались шутки. Роза, притворяясь пьяной, залезла на стол, где четверо американцев перебрасывались в карты. Она стала танцевать прямо среди разбросанных денег и карт.

– Эй, а она мне нравится, – выкрикнул кто-то. В то время в комнате их было всего шестеро.

Один из них вышел в коридор и заорал.

– Спускайтесь сюда, нет смысла охранять полуживую девку. Она не убежит, посмотрите, кто у нас.

Тот, кто стоял у дверей на страже, огляделся по сторонам и, решив, что опасаться нечего, пошел поглазеть на пьяную мексиканку.

Том наблюдал, как постепенно наполняется людьми комната. Он решил выдержать, пока все их внимание не будет поглощено танцем Розы.

Она кружилась и приподнимала юбки, соблазняя мужчин своими ножками. Сделав глоток виски, она посмотрела на Хьюго.

– Я позволяю вам делать свои ставки на того, кого я сегодня выберу, тот, кого я выберу, получит все деньги, остальные будут смотреть на нас. – Она похлопала себя по животу. – Кого бы я ни выбрала, я выжму из него все соки.

Наступило всеобщее оживление; все принялись делать ставки. Роза не сводила глаз с Джона Хьюго, заставляя его думать, что ее выбор падет на него. Те, кто не принимал участия в ее изнасиловании, заглядывали ей под юбки и одобрительно цокали языками. Она намеренно не одела нижнего белья, а ее упругие груди, казалось, вот-вот выскочат из глубокого выреза платья.

Когда все ставки были сделаны, Роза описала руками круг, давая знать мужу и его друзьям, что все собрались в этой комнате.

Том осторожно положил на подоконник розу. Это был сигнал о том, что пора переходить к действию.

Роза спрыгнула со стола и, покачивая бедрами, отошла к двери.

– А теперь станьте в ряд все. Я хочу хорошенько вас рассмотреть.

Эмануэль перевел американцам ее слова, и они с готовностью выстроились полукругом. Роза сделала шаг назад, разглядывая мужчин, затем спустила до талии кружевной лиф своего платья. Все выжидающе уставились на нее. Неожиданно она выскочила за дверь.

Раскрыв рты, мужчины в замешательстве смотрели на дверь, но тут раздались выстрелы, и почти каждый получил кровавую дырку в спине, груди или животе.

Роза быстро закрыла за собой дверь из полированного дуба.

Многие из тех, кто был в гостиной, не имели при себе оружия. Остальные не успели дотянуться до своих ружей, которые стояли вдоль стен. Комната наполнилась криками раненых, повсюду виднелась кровь.

В считанные секунды все было кончено. Андрес ворвался через входную дверь и бросился к Розе.

– Слава богу, ты не ранена!

Том влез через окно и без капли сожаления оглядел кровавое зрелище. Где-то в углу гостиной послышался стон, кто-то пытался встать и дотянуться до ружья. Эмануэль! Том подскочил к нему и ударом ноги опрокинул его на спину. Идальго в шоке уставился на него.

– Сакс!

Том криво улыбнулся.

– Рад тебя видеть, Эмануэль. Тот задрожал всем телом.

– Ты… ты меня ранил, Сакс. – Он почти плакал. – Я не убил ее. С ней все в порядке. Пожалуйста, ты можешь забрать ее. Посмотри… посмотри, что ты сделал со мной. Я истекаю кровью. Тебе нет необходимости пристреливать меня, – умолял он.

Том приложил дуло ружья к интимному месту Идальго.

– Не волнуйся, Эмануэль. Я не буду стрелять. Ты прав. Ты действительно будешь истекать кровью. Но не от этих ран, – добавил он, видя, что на лице Идальго отразилось облегчение. – Я покончу с тобой при помощи ножа. Можешь поразмышлять над тем, что я отрежу в первую очередь.

Глаза Идальго расширились от ужаса, он попытался отползти в сторону. Том повернулся к Хесусу.

– Мы перестарались: Хьюго мертв. Предполагалось, что с ним разберется Андрес, – сообщил ему Хесус.

– Остальные убиты? – Да.

Том увидел, как Андрес входит в гостиную в обнимку с Розой.

– Постереги его, – обратился он к Хесусу. – Я должен узнать, что с Хуанитой. К этому я сейчас вернусь. Он – мой. – Том взглянул на Андреса. – Жаль, что тебе не достался Хьюго.

Андрес пожал плечами.

– Возможно, моя пуля уложила его. Том повернулся к Розе.

– Спасибо. Ты сделала большое дело. Возвращайся к детям, Роза. – Он опять посмотрел на Андреса. – Возьми все, что захочешь, и уходи. Никогда не упоминай мое имя, а я не буду упоминать твое.

Андрес пожал ему руку.

– Мы никогда больше не увидимся. Бог да поможет тебе. Я буду молиться, чтобы вы с Хуанитой нашли свое счастье.

Том посмотрел на лестницу, ведущую наверх. Его охватывал ужас при мысли о том, что он там сейчас увидит. Должно быть, она еще жива. Эти подонки говорили о том, что она лежит без движения. Очевидно, они использовали ее, когда им вздумается.

Из кухни появился Рико.

– Больше нигде никого нет, Том. Думаю, мы уничтожили всех.

Том повернулся, чтобы пойти наверх, но перед этим попросил Хесуса раздеть Эмануэля.

– Я хочу, чтобы он лежал и думал о том, что я с ним собираюсь сделать. Я вернусь через несколько минут.

Он стал подниматься по лестнице, удивляясь, что может еще шевелить ногами.

Дверь в комнату Хуаниты была полуоткрыта, внутри горела лампа. Том на всякий случай вытащил револьвер.

– Хуанита! – позвал он тихо. Он услышал женский плач.

– Это я, Том.

– Пожалуйста… не делайте ей больно, – послышался женский голос. Он узнал голос Луизы.

Том вошел в комнату и увидел, что Луиза сидит на краю кровати и баюкает Хуаниту. Женщина в страхе подняла на него глаза и не сразу узнала его.

– Том! – в отчаянии воскликнула она. – Том Сакс! – Она опустила Хуаниту и медленно встала. – Вся эта стрельба… Я не знала, что делать. Я думала, что нам пришел конец. Слава богу, появился Том Сакс, чтобы спасти мою Хуаниту.

Том убрал револьвер, с болью глядя на крошечную фигурку, лежащую на кровати. Руки Хуаниты были привязаны к спинке кровати, на нежной коже виднелись кровавые следы от веревки. Девушка лежала, уставясь в потолок.

– Боже мой! – простонал Том. Он подошел ближе и склонился над ней. – Хуанита, – прошептал он.

– Она не слышит вас. Она лежит так уже несколько дней. Они приходят… и используют ее. А она просто лежит. Они заставили меня быть все время с ней и мыть ее для них. Нас все время кто-то сторожит. Они несколько раз били меня, говоря, что если я попытаюсь ее развязать, то они убьют и ее, и меня. Они приходили каждый день. По очереди. Эмануэль – самый жестокий из них. Он делал с ней такие гадкие вещи.

– Хуанита! – прошептал Том. Он быстро достал нож и разрезал веревки, и тут силы оставили его. Он обхватил девушку руками и дал волю слезам. Все было гораздо хуже, чем он ожидал. Луиза плакала рядом с ним, понимая, что кошмар, наконец, кончился. Она дотронулась до плеча Тома.

– Вы должны увезти ее отсюда и никогда больше сюда не возвращаться.

Он с трудом справился с рыданиями.

– Она не… говорит? Никого не узнает?

– Я ничего не знаю. Она лежит как неживая и даже не плачет. Я не могу рассказать вам, насколько это было ужасно, особенно в первые дни, когда она была в сознании. Возможно, господь помог ей, и разум покинул ее.

Том гладил волосы девушки и все приговаривал:

– Хуанита, это я, Том. Никто больше не причинит тебе зла.

Девушка не реагировала. Том медленно пошел к двери.

– Вы… вы поможете ей, сеньор?

Он схватил вазу и запустил ею в огромное зеркало на стене.

– Проклятье!

– Том, с тобой все в порядке? – окликнул его Рико.

Это немного отрезвило Тома. Он обратился к Луизе.

– Вымой ее и одень. Я скоро вернусь.

В течение сорока пяти минут Луиза осторожно мыла и одевала Хуаниту, и все это время внизу раздавились истошные крики – крики ужаса, от которых у любого по спине бежал холод. Иногда Луиза слышала плач и мольбу. Она подошла к лестнице и перегнулась через перила. Увидев внизу Рико и Хесуса, она спросила:

– Что там происходит?

Хесус посмотрел вверх.

– Луиза, как там девушка?

– Очень плохо, сеньор. Ее рассудок… – она покачала головой.

Раздался еще один душераздирающий вопль.

– Это Идальго. Сеньор Сакс расплачивается с ним за то, что он сделал с Хуанитой.

Луиза понимающе закивала и удалилась. Вскоре вернулся Том. Луиза заметила, что он переоделся. Вместо черной рубашки и таких же штанов, на нем была голубая рубашка и штаны коричневого цвета. К тому же он вымыл волосы и еще влажными собрал на затылке в пучок. В его глазах светился жестокий огонек, но Луиза знала, для кого он предназначался.

– Эмануэль Идальго мертв, – сообщил он без всякого выражения. – Он никогда не прикоснется к Хуаните, и другие тоже. Они все мертвы.

– Крики Идальго звучали как музыка в моих ушах, – сказала Луиза.

Том посмотрел на Хуаниту.

– В моих тоже.

Девушка по-прежнему лежала неподвижно, одетая в желтое платье, которое было застегнуто на все пуговицы.

– Это моя вина. Я не должен был оставлять ее. Но я хотел дать сеньору Гальвесу время подумать о том, что мы хотим пожениться. Если бы я только знал!

– Но вы не могли этого предвидеть. Вы не должны винить себя, – пыталась успокоить его Луиза.

– Больше некого винить. Женщина сделала к нему шаг.

– Только ваша любовь поможет ей выжить. Она поправится, и вы будете вместе.

– Что мне теперь делать, Луиза? Как помочь ей? – он старался держать себя в руках.

Женщина дотронулась до его плеча.

– В Сономе был один старый священник, которого она очень любила с самого детства. Он сейчас в миссии Святого Кристофера в Сан-Франциско. Вам следует отвезти ее туда. Возможно, старый священник и монахини помогут ей. Любовь Господа и ваша любовь излечат ее душу.

– Святого Кристофера. Как зовут священника?

– Отец Томас Хуарес.

– А что случилось с кухаркой Иоландой? Луиза опустила глаза.

– Она выбежала из дома… когда все началось… и была убита шальной пулей.

– У нее есть дочь.

– Да, сеньор. Эмануэль и его люди… они тоже… изнасиловали ее. Она покончила с собой. Ее уже похоронили.

В комнате повисло молчание.

– Сеньор, они убили хозяина. У Хуаниты никого не осталось, кроме вас.

Том посмотрел ей в глаза.

– Я отвезу ее в миссию в Сан-Франциско. Ты поедешь с ней.

– Конечно, сеньор. Я не оставлю свою Хуаниту. Боюсь, потребуется много времени, чтобы она поправилась.

Том подумал о подонках, которые заполнят Калифорнию после присоединения ее к Соединенным Штатам.

– Я буду продолжать мстить, – прорычал он.

– Но вы уже отомстили, сеньор. Вы убили Идальго.

Он гневно взглянул на нее.

– Этого недостаточно! Это месть не только за то, что случилось с Хуанитой. Моя первая жена пострадала из-за войны и ненависти. Моя семья пострадала… Мы все потеряли. А белые все берут и берут. Они забирают все, Луиза. Моя жизнь разрушена.

Луиза коснулась его руки.

– Вы нужны Хуаните, сеньор. Когда она поправится, вы должны быть рядом с ней.

– До этого времени я успею отомстить за нее.

– Мне не нравится то, что вы говорите, сеньор. У вас сейчас тяжело на сердце, но со временем это пройдет. Ведь вас могут убить, что тогда будет с Хуанитой?

– Я уже потерял ее.

– Нет, сеньор. Это не так.

– Месть поможет мне залечить раны на сердце. Когда-то мой отец отомстил всем кроу. Теперь моя очередь. Я тоже отомщу. Но не индейцам, как отец. Я буду мстить белым!

Он осторожно завернул Хуаниту в одеяло и взял на руки. Луиза поняла, что спорить с ним бесполезно.

– Ты уложила ее вещи?

– Да, сеньор. У меня два баула. – Женщина торопливо накинула шаль и подхватила вещи.

– Ты умеешь ездить верхом, Луиза?

– Да, сеньор.

– Мы не можем терять время. Я повезу Хуаниту, а ты поедешь следом за мной. Нам нужно выбраться отсюда до восхода солнца. Мы поедем окружными путями. Ты никогда не должна упоминать никаких имен.

– Я знаю, сеньор.

– Они догадаются, что это сделали мексиканцы, но никогда не узнают, кто именно. Остальные люди Гальвеса разбежались, Андрес и Роза тоже уедут сегодня.

Он понес Хуаниту вниз по лестнице, с болью глядя в ее исхудавшее лицо. Внизу его ждали Рико и Хесус.

– Как она, сеньор? – спросил Хесус.

– Даже не знаю. Я везу ее в миссию в Сан-Франциско, Хесус. Потом я вернусь. Ждите меня в пещере, о которой я вам рассказывал.

Они кивнули.

– Мы будем ждать.

– Вы нашли хоть какие-нибудь деньги?

– В карманах американцев их было много. Большую часть мы отдали Андресу. Мы обнаружили сейф, но там пусто. Мы собрали деньги для Хуаниты, они ей понадобятся. Они по праву принадлежат ей.

– Спасибо. Вы поступаете очень благородно. Возьмите и себе немного. Но не берите украденных мною лошадей. Их могут узнать.

– Да.

– Когда я вернусь, мы найдем пару мустангов и приручим их, и у вас будут свои собственные лошади без какого-либо клейма.

Хесус кивнул.

– Черный жеребец убежал, Том. Он перемахнул через изгородь, когда началась пальба.

Том вспомнил, сколько сил он потратил, чтобы обуздать Храбреца. Он старался произвести впечатление на Хуаниту…

– Он самый лучший. Пусть будет на свободе. Я бы не хотел, чтобы он попался кому-нибудь в руки.

– Они не смогут с ним справиться, сеньор. Он признает только вас. Когда-нибудь вы встретитесь.

– Сейчас это не имеет значения. Меня интересует только месть. Вы как следует подумайте о том, что я вам говорил. Вы всегда можете отказаться от борьбы.

– Нет, Том. Мы будем с тобой. И даю руку на отсечение, что к нам присоединятся те, кто хочет того же, что и мы. Возможно, американцы завоюют Калифорнию, но мы не дадим им забыть, кому принадлежит эта земля. Они еще не скоро смогут обосноваться здесь.

Луиза нахмурилась. Что они задумали? Вести свою собственную войну. Сейчас не время убеждать их не делать этого. В воздухе витает слишком много ненависти. Возможно, по дороге в Сан-Франциско она попытается вразумить Тома.

– Спасибо за вашу помощь, – сказал Том друзьям. – А теперь побыстрее уходите отсюда и скрывайтесь среди холмов.

– Мы будем молиться за девушку, Том, – сказал Хесус.

– Ей понадобятся ваши молитвы. Боюсь, она никогда не оправится от такого удара. – Его голос сорвался, он быстро повернулся и зашагал к коню.

Рико торопливо сунул деньги в баул с вещами Хуаниты и привязал поклажу к лошади Луизы.

Луиза едва держалась в седле от усталости, но крепилась, понимая, что она нужна Хуаните и что важно уехать сегодня ночью.

Том передал Хуаниту Хесусу, а сам вскочил на коня. Затем осторожно принял девушку из рук друга. Глаза ее были закрыты, и это немного успокаивало Тома. Она казалась спящей.

Он повернулся к Луизе.

– Ты готова?

– Да, сеньор.

– Я поеду как можно медленнее. Сейчас темно и опасно. Я знаю место, где мы сможем вскоре отдохнуть.

– Обо мне не беспокойтесь, сеньор. Я думаю только о Хуаните.

– Ты добрая женщина, Луиза. Ты ей как мать.

– Я рада, что ее мать не видела этого. Она бы не пережила такое горе.

Том нежно поцеловал Хуаниту в щеку.

– Да, ты права.

Они медленно тронулись в путь.

Флаг со звездами и полосами сменил флаг с медведем, который висел в Сономе. Калифорния стала частью Соединенных Штатов. Будет еще больше крови, но Тома это не волновало, как не волновало его и то, кому принадлежит Калифорния. Его волновала только та, что находилась сейчас в его руках. Он любил ее и не сберег.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю