290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Город Под Облаками » Текст книги (страница 7)
Город Под Облаками
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 00:00

Текст книги "Город Под Облаками"


Автор книги: Павел Фёдоров






сообщить о нарушении

Текущая страница: 7 (всего у книги 16 страниц)

Наступила тягостная пауза, старик стоял у окна и смотрел на улицу, а Валентин, налил себе еще кофе, взял печенье и поудобнее уселся в кресле.

– Лжете вы…, не верю я вам, только зачем мне лгать, для чего? – сказал Валентин простым беззаботным голосом, попивая кофе с печеньем.

– Лгу? – старик удивленно повернулся к Валентину, – зачем мне лгать вам?

– Потому что вам от меня кое-что нужно, так нужно, что вы вынужденно сами отправились сюда в Петербург, который боитесь и ненавидите больше всего на свете, однако то, что вам нужно есть только здесь. – Валентин внимательно и состредоточенно посмотрел на старика, как тот, не отрывая взгляда от огня в камине, медленно шаркал к креслу, дойдя, старик плюхнулся в кресло.

– Лжете вы потому, что в замке маленький Дин проявил, не осознавая этого, себя так, что вы остро почувствовали огромную угрозу для своей абсолютной власти от него. Он слишком умен и независим и в нем слишком проявлено природное тяготение к культуре. Потому он изучал не экономику или уриспруденцию, а культуру различных народов, вникая в суть их природы и развития. И это вас напугало. А, что делать? Вас вполне устраивает ваш психопат сын, который сейчас считает что правит миром, порождая бесконечное количество биоклонов, стравливая их между собой и упиваясь бесконечными кровавыми бойнями, доведя мир уже до экономической и экологической катастроф. Но вам это безразлично, он не опасен, пусть тешит себя мыслью, что он что-то значит и чем-то владеет. На самом деле всем управляете вы и делиться властью не намерены. Все ваши мысли только о том, как избавиться от Дина, не нарушая воли Иерофанта, а вдруг он, оценив его возможности ему и передаст всю власть, этого допустить вы не могли. И тут появляется Надя. Она в Венеции на спектакле в ложе увидела одинокого молодого человека и полюбила его. Бескорыстно, искренне и всем сердцем, без взаимности, даже без надежды познакомиться с ним, говорить. Она каждый день, каждый спектакль ждала его, просто чтобы увидеть и когда он появлялся в своей ложе, то она всю любовь к нему вкладывала в свой танец. И произошло то, что в вашей системе не могло произойти – Дин почувствовал и откликнулся…, он тоже полюбил Надю, но самое главное он дал ей кодовое имя – Надюша, что пришло к нему от услышанных им, как и вами, но иначе воспринятыми: матушка, батюшка… Вы решили воспользоваться этим, чтобы раз и навсегда сломить волю и веру Дина, ведь ключ, о котором вы сказали, это именно потеря веры в любовь – самый сильный яд, который есть в мире. Потому вы истязали Надю несколько лет, но так, чтобы она воспринимала своего мучителя через образ Дина. У вас только небыло голоса Дина, они ведь ни разу не разговаривали друг с другом. Вы совершили две неизбежных ошибки, во-первых вы решили, что окончательно сломали дух Нади. Ведь она практически потеряла самостоятельную волю, стала как кукла на веревочках…, – Валентин встал и пошел вдоль шкафов, разглядывая книги.

– А второе? – спросил старик.

– А второе…, это то, что у них счастливая семья, – крикнул из дальнего угла Валентин, он вернулся к креслам, но сел в этот раз на диван, – вы ведь за этим сюда приехали, чтобы я изменил порядок книг? Вот на этом самом диване, может быть именно здесь, где сижу сейчас я, сидела моя бабушка и читала не только «Анну Коренину», но и «Неточку Незванову» и архитектор поставил ее выше всех – ребенок определил значение! Запечатав вам вход в этот мир бескорыстия, сострадания, любви и счастья. А самое главное он отнял у вас надежду сохранить власть в этом мире, ведь это вы называете преступлением, но преступник не вы, а против вас совершено преступление, против устоявшейся веками системы, которой вы управляли – ведь в этом вы меня пытаетесь убедить. Иначе по вашему убеждению неминуемо наступит хаос, как мир может существовать без единой воли вашей системы… ни как, значит надо спасать вас, а тот, кто замыслил «недоброе» – преступник, вот в этом и вся ваша философия.

Валентин встал и направился к двери, выходя из комнаты и закрывая за собой дверь, он краем глаза заметил, что старик стоит рядом с креслом, держась за его спинку рукой, и смотрит ему в след. Выйдя из парадной, он увидел стоящую перед входом машину, из передней двери сразу вышел мужчина и открыл перед Валентином заднюю дверцу. Валентин немного замешкался, но все-таки сел в машину, и она покатила по вечернему городу.

Машина остановилась, Валентин вышел и по Царицынскому проезду пошел к Михайловскому саду. Весенний промозглый день, только что упал мокрый снег и теперь все в воде, в белой воде. Они встретились у ограды Михайловского сада, стоят рядом и смотрят друг на друга. Нет, пожалуй, он рассеян. Снег, черные деревья, уже смеркается.

– Нет, Валя, ты должен меня понять, ты думаешь, они врут?

– Нет, я так не думаю.

– Тогда чего же ты злишься?

– Злюсь? Нет, ну что ты, я не злюсь, было б из-за чего. Они сильны, безбожно сильны! Слушай вот ты «психолог», во что или в кого верить человеку? Некоторые говорят в человека, что ж получается, самому в себя верить? Некоторые в бога, который сотворил этого самого человека. Значит он, что – мои батюшка и матушка, которые породили меня? Ничего не скажешь, хорошо устроились, я же не верю в родителей, а просто верю родителям, кому еще можно верить они же есть, это же самое естественное, что существует и самое простое. А чего им верить, зачем, я, что, в чем-то сомневаюсь, что ли, или о чем идет речь? Верить, не верить, придуманное это все, пустое, не об этом думает человек в своей жизни…

Она неотрывно смотрела в его лицо, в это сосредоточенное лицо. Но, она знала, что за этой вдумчивостью, сосредоточенностью, видимостью отрешенности и скепсиса – ураган, бушующий и не имеющий возможности вырваться наружу. Не подавляемый волей и силой, а ищущий решения.

– Ты помнишь, здесь, на этом самом месте мы с тобой познакомились? – Лена смотрела широко открытыми глазами и ждала чего-то.

Пожилая пара шла по аллее сада, держась за руки, как молодые. Фонари освещали таинственную паутину веток на фоне сине-черного неба, они прошли мимо скамьи, на которой лежала забытая кем-то небольшая, в розоватом, плотном, матерчатом переплете книга «Моцарт».

– Лен, почитай что-нибудь, а… – попросил Валентин.

Лена тихо, только ему, начала читать, как там, когда-то, в студии, она читала ему стихи, только ему:

Я, может быть, когда-нибудь покину

Твое уединенье, как-нибудь

Ведь ты мое отчаянье, сомненье

А я вот так возьму и соберусь

И вот, в груди останутся мечты

Любви желанья, тягостные мысли

Ведь все же я люблю тебя, люблю

Но вот признаться в этом не смогу

И мы с тобой одни пойдем-пойдем

Куда? – Да так, на берег моря

И будем на песке сидеть вдвоем

Смотреть на солнце, слушать чаек…

Ведь ты один пока – один и все

И нет здесь рядом никого и всех

Я, может быть, тебя лишь знаю столько,

Что вправе говорить и слышать смех

И мы, когда-нибудь, поймем наверно,

Что жизнь – она одна для нас одних

Не будем друг от друга далеко, и верно

Что любишь ты меня, а не «иных»…


«Встреча»

Человек, сидя за столом и глядя в экран компьютера все не решался нажать ту кнопку на клавиатуре, единственную, которая притягивала и занимала все его мысли уже несколько месяцев. Заветную, долго ожидаемую кнопку «ввод», которая откроет ему возможность прокатиться на сверх скоростном, давно уже рекламируемом спорткаре. Он давно уже и деньги собрал на эту свою мечту. И вот этот долгожданный момент настал, надо только собраться с мужеством, нажать и, что тогда …

Но, это все уже в прошлом, потому человек вспоминает о том моменте с грустью, ну, и с улыбкой, а сейчас он уже внутри своей мечты, расположился удобно в кресле, подготовленном специально под него. Уж все позади: и получение необходимых разрешений, и тренировки, и инструктаж, и подписание обязующих бумаг и все-все – там, в прошлом, а впереди необъяснимое предчувствие чего-то нового, совершенного … но пора в путь, двигатель уже включен, разрешение на старт получено – вперед!

Тестовые заезды новых технических транспортных средств компаниями-разработчиками новых технологий проводились регулярно. Для этого была выделена специальная полоса для движения только тестовых аппаратов на всех автомагистралях, объединённых в единую бесконечную сетку, потому человек не беспокоился о том, что он нарушит правила или потерпит аварию от столкновения. На трассе он был один и мог ехать, так как ему хотелось. На тест отводилось для каждого человека, выбранного из множества претендентов, ровно одни сутки.

Человек несся по трассе с огромной еще не виданной для наземных машин скоростью. Машины на магнитах только недавно начали поступать в продажу, и для них еще не было подготовлено достаточно развитой инфраструктуры, чтобы стать массовыми, но тесты шли полным ходом и ясно было, что это уже не будущее, а самое что ни на есть настоящее.

К вечеру человек опробовал уже практически весь набор встроенных функций и режимов в машине, когда почувствовал, что можно, наконец, просто расслабиться, откинутся на спинку кресла, отпустить руки от пульта управления, включить автопилот и просто наблюдать, как проносятся мимо, еле ползущие, по параллельным полосам уже устаревшие автомобили, внизу под автомобильными трассами, раскинувшиеся, на сколько хватала глаз огни городов и просто помечтать.

Голос: Да, просто помечтать в пути это один из видов досуга человека в моменты отдыха!

Человек услышал этот голос и сразу вспомнил, ну конечно, его предупреждали, что автокомпьютер может разговаривать с водителем, он ведь настроен на выполнение речевых команд.

Человек: Ну, здравствуй, а что раньше молчал или не было необходимости напомнить о своем присутствии? – человек решил, что в шутливой форме будет проще, да и интересней поговорить с искусственным собеседником.

Голос: Нет, просто я ответил на твои мысли, ведь ты впервые с того момента, как вошел в автомобиль, дал себе возможность просто подумать.

Человек: Так ты читаешь мои мысли?

Голос: Ну, не совсем твои, ты скорее ответил на мой мысленный вопрос.

Человек: На твой вопрос? Мысленный? Поясни, я что-то не совсем понял тебя, разве ты мыслишь?

Голос: Мыслю ли я? Да можно и так сказать, разве что надо пояснить, я не мыслю без тебя, это ты излучаешь при мышлении определенные сигналы, которые для меня являются командами, вот на них я и настроен. Ты мыслишь на уровне сознания, а я сканирую и подстраиваюсь под твои образы на уровне твоего подсознания.

Человек: Вот оно как. А я уж решил, что ты «мыслитель». Ну, тогда, если ты не против, позволь я буду тебя так называть, надо же к тебе как-то обращаться?

Голос: Благодарю тебя, ты дал мне имя, это большая честь для меня. Но, тогда позволь узнать, как мне к тебе обращаться, какое имя тебе дано?

Человек: Насколько я понял тебя, ты знаешь мое имя, раз ты работаешь на подсознании, и потому, как только ты произнес вопрос, ты уже по моей первой реакции считал его для себя. Разве я не прав?

Последовала непродолжительная пауза.

Мыслитель: Мне пришлось обобщить твой вопрос, просто я подумал, что обращаться к тебе по имени, которое дали тебе родители или друзья нельзя, так как я не вхожу в их круг, но ты носишь обобщающее начало, как человек, так принято считать здесь на Земле, это общее имя дано каждому из людей по праву рождения и воспитания, потому я решил для себя, что ты Человек. Ведь именно этого ты хотел, а не придумал, потому я назвал тебя по твоему желанию!

Человек: Ну, а как ты будешь отличать людей на Земле, ведь не можем же мы носить все одно имя? Как ты будешь к нам обращаться к каждому в отдельности?

Мыслитель: Я обращаюсь только к тебе, к тебе одному и не веду диалог одновременно с несколькими людьми.

Человек: Ну, хорошо, оставим имена, так что ж тебя заставило … какой мой вопрос побудил тебя заговорить со мной?

Мыслитель: Ты мысленно спросил меня, какие скрытые возможности заложены разработчиками в машине, что пока недоступно для тебя в управлении?

Человек: Да, верно, надо же, как странно, ведь эта мысль мелькнула так скоротечно, без ассоциаций и вдруг именно она стала поводом для беседы.

Мыслитель: Она была для тебя естественной, так сказать напрашиваемой самой собой без раздумий. И, хочу тебе открыть, что это не автомобиль, как ты считаешь, а сверхсекретный космический корабль – разведчик.

Человек: Что!? Разведчик? Так нам в космос можно улететь? Ну, давай полетим, или это нельзя?

Раздался щелчок, потом что-то начало издавать не громкий вибрирующий звук, переходящий в свист и неожиданно все погрузилось в полную тишину. За окном была темнота, звезды и планета Земля.

Мыслитель: Вот, мы в космосе на орбите Земли.

Человек: Неужели мы в космосе, но как так быстро мы сюда переместились, это же невозможно …?

Мыслитель: Теперь возможно. Машина использует для перемещения подпространство, сжимая время в мгновение. Потому для тебя как бы и не было явно видимого физического перемещения.

Человек: А на другие планеты мы можем так же перемещаться?

Мыслитель: Свободно, без каких-либо ограничений.

Человек: Знаешь, у меня всего три часа осталась до окончания тестов, потом машину надо вернуть. Можем ли мы за эти три часа где-нибудь побывать?

Мыслитель: Я понял тебя, ты хочешь попасть на планету НА-КО.

Опять раздался характерный вибрирующий звук, переходящий в свист, на человека навалилось, на короткое время, ощущение тяжести век и сонливости, но он переборол себя, когда сонливость исчезла, то увидел, что машина мягко садится в какой-то каменистой пустыне.

Человек: Где мы?

Мыслитель: Это планета НА-КО, там, где ты хотел побывать. Здесь можно дышать. Так что я открываю кабину, можешь выйти походить или …

Человек вышел из машины, под ногами были камни, как стекло, только разноцветные и матовые. Он прикоснулся к ним руками, на ощупь, как галька на побережье. Вдали виднелись очертания гор, солнце светило ярко, но не обжигало, вообще было довольно комфортно, дул легкий ветерок.

Человек: Почему ты решил, что я здесь хотел побывать?

Мыслитель: Это твоя мечта, именно сюда ты хотел все время попасть и постоянно думал об этом.

Человек: Бред какой-то, зачем мне пустыня, что я здесь забыл, тут и нет ведь ничего.

Мыслитель: Именно потому, что здесь нет ничего, ты и мечтал сюда попасть.

Человек: Ты все время говоришь мне, что это моя мечта, она, что тоже на подсознании формируется, и ты ее считываешь?

Мыслитель: Нет, глубже, значительно глубже. Подсознание лишь обрабатывает те данные, которые ты формируешь в своей обыденной мыслительной деятельности, на основе полученных эмоций, желаний, размышлений и прочего, то есть всего того, что наполняет жизнь людей содержанием. И если ты задаешься неким вопросом в своей жизни, то подсознание, оперируя накопленной мысленной информацией твоего сознания, обрабатывает те данные, которые ты дал ему и делает вывод и вот насколько достоверная изначальная информация, настолько верным будет решение подсознания. А вот мечта это несколько другое, здесь подсознание выступает лишь как послушный наблюдатель, оно не перечит и не предлагает решений. Мечта самодостаточна и независима, потому я не знаю твоей мечты, но ты знаешь и вот мы здесь.

Человек: Ничего я не знаю. Если бы знал, то хотя бы понимал, что значит эта пустыня и зачем ее выбрал, а так я даже представления не имею об этом. Ну ладно, давай посмотрим хотя бы что здесь есть на планете.

Мыслитель: Насколько я могу судить здесь нет земли, в том смысле какой она является на Земле, здесь все состоит из кристаллов. Но еще здесь есть океан, два солнца – одно близкое, оно как раз сейчас над нами, а второе далекое, ну не совсем далеко, несколько дальше чем первое, потому здесь всегда день. Нет здесь животных и растений. В общем, просто пустыня из кристаллов, хотя вдалеке видны достаточно высокие горы.

Человек: Может, просто полетим над планетой и посмотрим, что здесь и как?

Они летели над планетой, в пейзаже, которого ничего не менялось, все тот же унылый однообразный сероватый вид, хотя горы были более интересные, но и они не очень впечатлили. Наконец показался океан, Человек прильнул к окну. До горизонта расстилалась совершенно гладкая поверхность океана, без волн и ряби, просто однообразная гладь.

Человек: Здесь все однообразно и уныло, не знаю, как я мог мечтать об этом.

Вдруг Человек вскрикнул, глядя вниз и указывая рукой: «Смотри, смотри – там внизу что-то ярко блестит, давай туда».

Человек выскочил из машины и со всех ног побежал к сверкающим камням – перед ним находился город, вернее то, что от него осталось. Он был поражен увиденным, присев на камень он смотрел не в силах поверить, гигантские кристаллы всевозможных цветов и оттенков сверкали и переливались на солнце и так ярко, что смотреть было невозможно, пришлось одеть шлем пилота с солнцезащитным забралом. Город видимо когда-то был исполинских размеров, остатки колонн метров по двести – триста высотой, остатки стен из цельных кусков кристаллов, улицы, шириной метров по двести. Все было идеально отшлифовано и переливалось, создавая замысловатые переплетения форм и цветов, так что у Человека начинала кружиться голова. Он бродил по улицам, заходил в уцелевшие дома и постройки, заглядывал в окна и казался себе лилипутом в сравнении с этими громадами. Какого же роста были жители этого города и как они выглядели?

Человек: Ну, и что ты на это скажешь, разве это не великолепно, только истинно великий народ мог такое создать. Но когда это было, ведь город заброшен, разрушен и как видно очень давно.

Вдруг Человек что-то вспомнил, посмотрел на часы и бросился к машине.

Человек: Я уже два часа назад должен был сдать машину, скорее домой, – крикнул он, залезая в кабину.

Ответа он не услышал, машина молчала. Он пытался завести ее, но машина не реагировала – она была отключена. Человек похолодел от ужаса и застыл от неожиданности, а потом судорожно начал тыкать пальцами во все кнопки, но ответа не было.

Человек: Вот те на, что же делать теперь.

Мысли бешено неслись в голове Человека, но он даже представления не имел, что теперь надо делать и как завести машину. Он вышел из нее, обошел со всех сторон, но его не учили ее чинить в случае поломки, он даже не знал, как ее открыть, а сервис по ремонту вызвать неоткуда. Он сидел рядом с машиной на камнях в растерянности. Апатия сменялась нервными попытками завести машину, он без конца тыкал в кнопки, которые изучал на тренировках, но результата не было, машина молчала. За это время дневное солнце сменилось ночным, стало только немного менее светло, зато значительно похолодало и Человеку пришлось залезть в машину и закрыться наглухо, потому что с океана дул пронизывающий ветер. Человек откинул спинку кресла и попробовал заснуть, но было холодно и очень хотелось пить. Он полулежал и смотрел бездумно в пространство, машина стояла на возвышенности над городом и Человеку, было видно хорошо и ровные проспекты, и колонны, и стены. Ночное солнце светило каким-то холодным зеленоватым светом и уже подходило к своему пику, когда вдруг все пространство вокруг неожиданно преобразилось. Сначала появился легкий светло-голубой еле заметный свет на поверхности планеты, но в городе свет был значительно ярче, он волнами начал прокатываться по поверхности, все кристаллы начали искриться и переливаться. Свет становился все ярче и, когда солнце взошло окончательно, все пространство вокруг засветилось ярким голубым светом, а город стал выглядеть как одна единая сложная геометрическая фигура, по граням которой текли неоновые реки. Это электричество, подумал про себя Человек, город не разрушен, это генератор или что-то в этом роде, только какая же энергия здесь в этот момент даже представить невозможно. Человек как завороженный смотрел, не отрываясь, пока солнце не начало клонится к закату и свет энергии кристаллов уходил вместе с ним.

Человек проснулся и почувствовал, что в кабине тепло, пахнет свежим кофе и жареным хлебом с яйцами. Все тело затекло от неудобной позы, но человек не решался открыть глаза, пока не услышал знакомый голос.

Мыслитель: Ну, хватит спать, а то так совсем все конечности онемеют, просыпайся и не удивляйся это я – Мыслитель. Просто в программе заложен экстренный перезапуск в случае нахождения в кабине человека определенное время, вот я и включился.

Человек открыл глаза, с трудом выпрямился, с удивлением и настороженностью озираясь вокруг. Потом вылез из машины и начал бегать по кругу, размахивая руками и подпрыгивая, пока не почувствовал, что пришел в норму и окончательно проснулся.

Человек: А почему ты отключился? Я так перепугался, что останусь здесь навсегда, что …

Мыслитель: Отключился я просто потому, что закончилось время аренды тобой машины и автомат сработал сразу, как вышло контрольное время. Никто же не предполагал, что мы не на Земле. Но, должен тебя огорчить…

Мыслитель замолчал, а Человек ждал, но уже сам почувствовал и без слов понял, о чем хотела сказать машина.

Человек: Мы не сможем вернуться, я правильно понял тебя?

Мыслитель: Правильно.

Человек: А что так? – уже спокойным, как будто, так и должно было случиться, спросил Человек.

Мыслитель: Дело в том, что у меня в базе данных нет подпространственных навигационных карт, просто их у человечества вообще еще пока нет – не налетали, не составили. Но дело даже не в этом, а в том, что у меня нет координат Земли, у меня никаких нет координат. Это первая и последняя точка маршрута.

Человек: Почему, ты же можешь просто взять пройденный маршрут досюда, координаты этой же планеты ты имел и от Земли проложил маршрут, так просто разверни нас в начальную точку. Может ты просто не хочешь возвращаться, а? – каким–то безразличным тоном спросил Человек.

Мыслитель: Не в этом дело, у меня нет координат этой планеты.

Человек: Как нет, мы же как-то попали сюда и, причем без промаха, что ты такое говоришь?

Мыслитель: У меня их нет, я не знаю и не понимаю таких процессов. Просто координаты дал мне ты.

Человек: Я!?

Мыслитель: Да, ты, и я, подключившись к тебе, в момент осознания тобой своей Мечты, можно сказать, провалился сюда. Без обратного адреса, как вы говорите – выписал билет в один конец.

Человек: Ну да, как же я мог забыть, это же моя мечта, о которой я не подозревал. И вот она сбылась, что верно – то верно. А что делать-то теперь, сколько я смогу здесь протянуть, ну там пища, вода, у нас вообще есть, что ни будь?

Мыслитель: Питание – НЗ есть, такие закрытые пакеты. Их надо просто разогреть, дней на десять тебе хватит, потом не знаю, что делать, надо думать.

Человек: Ну вот и хорошо, пока живы, а там посмотрим. Ты бы видел, что здесь ночью творилось, это же не город, а генератор или аккумулятор, даже не знаю, как назвать. Да и вся планета – кристалл, надо же и я все это видел. А почему такая чудовищная энергия и меня не тронула, не коснулась, это же электричество в огромных масштабах, а я как все равно изолирован.

Мыслитель: Это совсем не электрическая энергия. Я включился, когда практически процесс излучения заканчивался, но имею представление что бы это могло быть. Если ты возьмешь миллионную долю миллиграмма данного кристалла, то энергии в нем тысячекратно больше чем во всей вашей солнечной системе за все время ее существования, а возможно даже во много раза больше чем во всей галактике.

Человек: Да брось ты, как такая энергия может аккумулироваться и зачем. От нас бы здесь дым остался, а ты говоришь.

Мыслитель: Однако это так и это очень интересно. Давай полетаем, может еще чего найдем?

Планета НА-КА оказалась не очень большой, чуть больше Земли, они нашли еще несколько подобных сооружений на суше и одну очень большое сооружение, вырезанное прямо в горах. Океанов оказалось два, и они располагались на полюсах, как наш ледовитый только безо льдов.

Человек: Ты знаешь, мне кажется, что в океане скрыто что-то более значительное, чем то, что мы видели, давай остановимся на берегу этой ночью.

Человек специально поспал днем, чтобы ночью ничего не пропустить. И вот, наконец, начало восходить ночное солнце и заходить дневное, планета погрузилась в полумрак. Человек выбрал место для наблюдения на холме, что бы сверху можно было наблюдать процессы, которые как он предполагал, будут более значительные, чем на суше. Для страховки машина находилась рядом, в случае каких-либо неприятностей можно было бы в нее спрятаться, ведь ничего с ним не произошло предыдущей ночью. Ночное солнце поднялось к зениту, кристаллы планеты начали излучать голубоватый свет, чуть слышалось небольшое потрескивание, в воздухе стоял запах озона, но при этом в океане ничего не происходило. Человек уже начал сомневаться в том, что океан как-то задействован, но в последнее мгновение прохождения солнца через зенит океан изнутри засветился, послышался отчетливый звук, толи стон, толи вой, который перешел почти сразу в звучание напоминавшее орган на низких обертонах, но, самое главное, он был мелодичен. Человек неожиданно для себя вскочил на ноги, его охватило необъяснимое волнение, его просто захлёстывало возбуждение от чего-то грандиозного, важного, нужного и прекрасного. Прекрасного настолько, что его сердце готово было разорваться от огромного, заполнявшего его волнения, и именно в этот момент океан стал прозрачен, его дно являлось одной целой кристаллической фигурой немыслимой сложности, строгости и логичности, по граням которой неслись на бешеной скорости потоки голубой энергии, они неслись к вершине фигуры и разом из ее пика в пространство ударил огромный ослепляющий световой столб. Но даже этого мгновения человеку хватило, чтобы увидеть, что световой столб от планеты соединился со световыми линями в космосе и они на бесконечную долю мгновения составили и осветили единую решётку всей вселенной, как единого кристалла. И все сразу прекратилось и звук, и свет, а остались только уходящее голубоватое свечение кристаллов с заходящим ночным солнцем планеты. Человек, как-то сразу обессилил, в изнеможении, с трудом залез в машину и сразу уснул, скрючившись на сиденье.

Человек пролежал в машине больше суток, то ли он спал, то ли находился в забытье, лишь изредка менял положение затекшего тела, да пробормотал еле слышно:

Необычайно чуждое лицо …

Тебя пленит?

Вечерняя прохлада у реки …

Туман с воды не выше головы

А дальше лес и луг

В задумчивой тиши

И птицы ничего не пели

А мы все шли и шли по той аллее

И все молчали

И настала ночь

Все ждали утра и потому молчали

И ты свои стихи …

В нестройный шелест листьев погрузил

И слово опрокинул в душу, мысли

Я благодарен был тебе

И все? – Все ждали утра

И было тихо в той туманной ночи

Опавшая листва, поднятая на воздух ветром

Вдруг ожила в полете нервном

И опустилась шелестя

Так и стихи – слова и шелест ветра

Листьев и ветвей сквозь белый воздух

Летят– летят за ветром

Остался лишь туман

И он, все ниже опускаясь

Дает уж разглядеть и травы и аллеи

И скоро вовсе отступит

А мы уже ушли

Оставили туман в ночи

И шелест листьев

И стихи – про утро, да про ветер.

Наконец Человек открыл глаза и, не вставая, просто смотрел через окно машины на океан.

Человек: А тебе не кажется, что все это только сон и ничего более, а может вся наша реальность вообще лишь чей-то вымысел? Ну, вот к кому я сейчас обращаюсь? Кто ты? Ты всего лишь компьютер, ну, о чем я могу тебя спросить или поделиться с тобой, своими мыслями, переживаниями, если твои ответы запрограммированы на моё подсознание? Получается, что я разговариваю сам с собой – а это уже сумасшествие.

Мыслитель: Если хочешь проснуться, ущипни себя.

Человек усмехнулся, потом с трудом поднялся, вылез из машины и начал бегать по кругу, подпрыгивая и размахивая руками. Машина подогрела ему завтрак.

Человек: Сколько мне осталось?

Мыслитель: Здесь у тебя очень высокий расход энергии, значительно выше, чем на Земле. Дня два, не более.

Человек: Два дня. Два последних дня моей жизни. Ты знаешь, меня почему-то совсем не волнует, что мне осталось так мало, ведь это так просто, если вдуматься, почему вдруг мне дано знать заранее о дне моей смерти? Это что – насмешка? А может это наказание, за что? Что я в этом огромном мире? Вот ночью мы видели, наверное, событие огромного масштаба, да, а для человека оно вообще должно представляться, как нечто особо важное, ну как же это ведь энергия всей вселенной! Ну и что? Что из этого? Что нам до нее, это чьи-то чужие заботы и обязанности, они для этого и созданы. А мы? Для чего мы созданы? Что мы делаем в таком огромном мире и зачем? Как говорил один человек: а не для чего – просто так! Вот именно – просто так.

Человек встал и пошел от океана к городу.

Человек: Я вот что решил, я сейчас пойду в город, и кое-что им скажу. Ну, тем, кто там управляет всем этим. Я им все скажу, все, что я об этом думаю.

От побережья океана до города было не более километра, но человеку показалось, что он прошел не менее двадцати километров. До города он, от усталости, уже еле доплелся. Машина безмолвно, самостоятельно тихо ехала за ним. Придя в город, человек нашел самое высокое место, на которое смог взобраться и бессильно сел, прислонившись к стене.

Человек: Я вам хотел сказать, что вы молодцы, это поистине грандиозно, и я вам очень благодарен за все, что вы делаете, – человек немного помолчал, потом встал на ноги, и громко начал кричать в безмолвное пространство города, – честно говоря, я не это хотел вам сказать, мне … да и, наверное, всем людям безразлично, кто вы и что вы. Ну да, вы всесильны, обладаете, наверное, сверхразумом, и что вам до таких как мы – пустота, мы для вас никто, нет нас в таком огромном мире … Потому спасибо вам за представление, которое, по правде сказать, действительно поражает, но я не об этом …

Человек от усталости уже не мог стоять и просто сидел, прислонившись к стене и слабым хриплым голосом просто говорил в никуда.

Человек: Я вам просто почитаю, ну да это не тот эффект, ну другого предложить ничего не могу, так что простите, просто мне осталось немного и хочется вспомнить некоторые вещи, которые мне в какой-то степени дороги:

Женские руки закрыли глаза

Для невидящего открылось преклонение

Жизнь твоих рук на глазах

На закрытых и мертвых глазах

Эй! Ты куда смотришь, ослеп что ли

А, ты ослеп, ну прости

Ослеп от любви

Невидящих глаз за руками ее

Как позор или за бред принимает

Что ты сидишь! Беги, догони

А, ты не можешь ходить, ну прости

Только смотреть

Как жестокий любитель смотрел восходящее солнце

Ослепнув при этом

Эта ли участь его

Ты снова молчишь

Скажи ей хоть слово


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю