290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Город Под Облаками » Текст книги (страница 16)
Город Под Облаками
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 00:00

Текст книги "Город Под Облаками"


Автор книги: Павел Фёдоров






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 16 страниц)

– Лея, ты удивительный человек. Вот ты сейчас сказала и как будто ничего не произошло, не случилось, я ведь понимаю кто он, действительно … может и не жалость, но, во всяком случае … «СТАЛКЕР: Они же не верят ни во что. У них же… орган этот, которым верят, атрофировался!», ни веры, ни надежды, ни горя, ни счастья … только страх и … ненависть. Ненависть ко всему живому, потому что он даже не мертвый, он никто, как, наверное, страшно вот так понять свою никчемность … или не полноценность. Ты не из мира живых, ты искусственное порождение чьих-то амбиций …, а не хочу, не хочу о нем.

Они подошли к дому, где их уже ждал дед.

– Ну, пора идти, время пришло, – сказал он, но без обычной своей улыбки.

Втроем они подошли к краю холма, Пий увидел, что снизу к ним по тропинке поднимаются трое мужчин. Когда они поднялись на холм и остановились, то Пий, разглядывая их, заметил какое-то сходство между ними. Ну конечно они одна семья: отец сын и внук, внуку на вид было лет двадцать не менее. Вдруг из-за Пия вышел дед и встал рядом с ними, Пий обомлел, так дед старший – он прадед. Вот он род человеческий, Пий смотрел в их лица, открытые, ясные глаза. Выделялись, конечно, глаза – они были бездонны, все небо и беспредельность сливались в их глазах, как будто они были одно целое. Каждый из них снял с плеча мешок и выложил из мешка на скатерть, которую видимо, положила для этого Лея, меч, щит и шлем. Старик подошел к Пию, снял с его головы обруч и положил так же на скатерть.

– Атрибуты война. Ты заслужил их по праву, потому они передаются тебе навечно.

Неожиданно они расступились по сторонам, и Пий оказался в центре, образованного ими круга и, при этом, он увидел, что стоит на камне, которого раньше не замечал, солнце засветило в этот момент каким-то особенно ярким светом. Перед Пием стоял дед, по правую руку от него стоял сын, а по левую – внучка Лея. Дед держал на вытянутых руках небольшой металлический венец, который на солнце сверкал всеми цветами, как будто солнце специально в данный момент освещало именно его, дед подошел к Пию и одел ему венец на голову.

– Князь, будь достоин рода человеческого, будь мудр и справедлив, – будь справедлив Княже, – хором повторили остальные, – а теперь иди.

Пий как во сне, не произнеся ни слова, и ничего не понимая пошел по тропе, а с ним рядом Лея. Так они дошли до поворота и когда скрылись за лесом, то неожиданно Пий увидел ту самую поляну, на которой он оказался, когда прибыл сюда. Но тогда он шел почти целый день, а сейчас и пяти минут не прошло, и вот она. Они остановились посредине поляны и Лея ему указала вперед: – тебе туда, и ты дома. Не беспокойся, все, что не делается все к лучшему. И, запомни, нет ничего, что было бы не важным.

Пий поклонился ей и, не оборачиваясь, пошел вперед и, выходя с поляны в лес, буквально вошел в свою комнату в башне.

В дальнем углу в тени стоял Кай.

– Ну что Пий, видел деда?

– Да, видел.

– Разговаривал с ним?

– Да, разговаривал.

– Что он сказал тебе обо мне?

– Что ты создание искусственного разума. Ты создан, а не рожден.

– Да я создан, а ты знаешь, что мой разум во много раз превосходит твой – рожденный?

– Тебя создал человек, для того, чтобы ты помогал ему, для добрых дел, а ты возомнил о своей исключительности. Ты лишь программа, не более, и ты без человека обречен к деградации, а не развитию.

– Я могу подчинить себе человека, а не уничтожать, я могу выращивать вас и буду жить вечно.

– У тебя нет будущего, человек приходит в этот мир для опыта и познания, через них душа совершенствуется и постигает истину, а что можешь постичь ты сегодня. Ты только в этот момент и нет у тебя ни завтра, ни вчера, а только сейчас.

Неожиданно издалека послышались приближающие неторопливые размеренные шаги. Пий уже знал, что это идет Архонт. Кай с ненавистью смотрел на Пия, оба ждали. Вот справа от Пия начал проявляться сначала контур, а потом и вся фигура Архонта, но в отличии от прошлого раза впереди него беззвучно шли два францисканца. Выйдя на середину, Архонт остановился, перед ним стоял францисканец, а слева второй – выбор был очевиден, место для Пия рядом с Архонтом за францисканцем. Пий подошел и встал рядом. Кай рванулся к ним и был отброшен неведомой преградой, сон Пия сбывался наяву.

– Время пришло, Совет Миров готов принять решение. – Произнес Архонт и процессия двинулась вперед.

– Совет Миров, а разве он не распущен? – удивленно спросил Пий.

– Совет Миров для принятия решения происходит только раза в эпоху, только когда пересекаются Королевские линии, а то, что распущено это лишь собрание отдельных цивилизаций для решения локальных вопросов.

Так они подошли и пересекли насквозь стену Башни Пия. Пий ожидал увидеть парк, но там, где они оказались, повергло Пия в шок, он шли просто в пространстве, а вокруг разверзся хаос: клокотали вулканы, трескались и раскалывались планеты, бушевали ураганы, сверкали молнии, уходили и поднимались из пучин океанов материки и все это вокруг них бушевало, ревело, металось, клокотало, нисколько их, не задевая и не касаясь, а они посреди всего этого неистовства безмолвно спокойно не торопливо шли и шли не останавливаясь. Наконец они подошли к стене, такую стену Пий уже видел в пещере Нага. Они, также, не останавливаясь, вошли в нее. Тьма снова охватила Пия, но на этот раз она подхватило его, и они понеслись в никуда. Неожиданно тьма отступила, а он остался стоять просто так в пространстве. Вокруг не было абсолютно темно, был некий внутренний свет от бесконечного числа звезд заполнявших все вокруг. Пий был не одинок, впереди очень далеко он увидел сидящих трех женщин. Он узнал их, они выглядели именно так, какими их Пий увидел в первые мгновения их встречи. Посередине сидела Зеленая, по правую руку от нее сидела Айэль, по левую руку – Лея. Между Пием и женщинами справа он увидел стоящего человека и поначалу не узнал его, но приглядевшись, понял, что это Архонт, а напротив Архонта, слева от Пия, стоял не кто иной, как Ной. Они все находились на прозрачной горизонтальной поверхности, а вокруг них звезды двигались в едином хороводе. Вдруг что-то вокруг изменилось, все звезды на какое-то мгновение ярко сверкнули и начало светать. Солнце встает, сразу понял Пий. Свет звезд постепенно стал меркнуть, но сверху явно светила одна яркая звезда, которая начала увеличиваться и с ее увеличением становилось светлее вокруг. Все стояли и молча смотрели вверх. Пий не верил своим глазам, сверху к ним по небу шел старик, но он шел вверх, как там по тропинке взбирались те, троя – вверх на холм и, в то же самое время, он шел сверху-вниз, спуская к ним и по мере его приближения солнечный свет становился все ярче, пока не наступил день, а старик не остановился посредине лицом к Пию.

– Жизненная воля проявлена? – это был не голос, как будто вся вселенная содрогнулась от этого звука, такая в нем была мощь и власть.

– Проявлена, – прозвучали одновременно три женских голоса.

– Мудрость проявлена?

– Проявлена, – раздался голос Архонта.

– Справедливость проявлена?

– Проявлена, – услышал Пий голос Ноя.

– Суть познания?

Этот вопрос уже относился к Пию, Пий попытался сглотнуть и пересохшим надтреснутым голосом произнес:

– Благодарность через сострадание!

И в то мгновение, когда Пий замолчал, все остановилось. На мгновение, на бесконечную долю мгновения, но все замерло, в ожидании, и, именно в это мгновение, Пий испытал нечеловеческое счастье, оно его просто залило, в сознании Пия возникло явственная картина, как вокруг него движутся галактики, планеты, вселенные, люди, животные и еще бесконечное все, а он касается их руками и чувствует их прикосновение и его просто заливал нескончаемый поток радости, любви, счастья … я вошел, только и успел понять Пий.

– Быть По Сему! – это был раскат грома внутри Пия, с оглушительным треском в его груди раскололось пополам золотое яйцо и из него полился огромный поток света, в котором Пий оказался, как в воде или во тьме. Свет, только и мелькнуло в голове Пия мысль, но он не белый и он кипит. Свет весь бурлил, переливался, искрился, какой-то невероятный поток сконцентрированной энергии сам в себе, в любой момент готовый вырваться. Но, есть свет и есть я, опять поймал себя Пий на том, что он смотрит на свет, осознает его, хотя он одно сознание и растворен в свете. Через какое-то время свет начал убывать и стали проявляться контуры каких-то объектов, все явственнее и явственнее, пока Пий не увидел, что свет уходит внутрь стен пещеры, в которой он находится.

Пий стоял в пещере Нага. Только если в тот раз над Пием была ночь и звезды, то сейчас над его головой было синее, залитое солнцем, небо. Он стоял посредине столпа, на котором возлежал Наг и он в этот раз светился голубовато-синим внутренним светом. Перед ним был широкий проход из пещеры, впереди было небо и облака, а может быть снежные вершины гор. Пий огляделся по сторонам, рассматривая сверкающие стены, «Иди прямо по тропинке, там впереди дом», вспомнились слова Леи, да, именно так, с этого все начинается.


«О Музыке»

Когда мы слушаем музыку, то каждый раз стараемся услышать, ищем в звучании что-нибудь знакомое, узнаваемое. Знакомую мелодию или ритм и тогда все сразу становится ясным, узнаваемым, понятным. Все наше восприятие окружающего пространства основано на узнавании, припоминании, ощущении знакомого – своего. Мы вспоминаем полюбившиеся мелодии, ритмы, исполнителя, напеваем, погружаясь в ту обстановку, с которой у нас и связаны непосредственным образом сами воспоминания, ощущения. Может быть даже сокровенные. Иногда берем какой-нибудь инструмент и пытаемся сыграть только для себя. Но, обычно звучит не музыка, а набор звуков, которые отражают наше сегодняшнее сиюминутное состояние. Они, порой бывают фальшивые и не уместные, порой слишком агрессивные, но таким образом мы можем выразить себя в звуке. А в музыке? Звук самостоятелен до крайности. Он бесконечно богат в присущих ему красках полутонов и тембров. Его множество одновременно, и он всегда один. Одинок ли он. Или каждый звук живет своей жизнью, наполняя нас до краев ею, напоминая нам, кто мы. Есть одна музыкальная тема, называется она «Аран». Она об обезьяне, которая родилась и выросла в клетке. А один раз клетку открыли – иди, свободна. Это уже музыка – как сама жизнь. Все знает, все умеет, все видит и слышит. Живет, познает, переживает. Все в звуке на клеточном уровне. И вдруг – «свобода»? Что же делать? Играть, петь? А что? Все не знакомо, все не естественно, притягательно и опасно. Страх. Здесь свой звук, своя музыка – не моя, не узнаваема, чужая. Тяжело. Желтые глаза смотрят в открытую дверь – это сокровенное, воспитанное на опыте – опыте жизни в клетке. Это уже о музыке.

Вот пробежала собака. Посмотрела в сторону, там кошка прижалась к стене и провожает опасность глазами. Но собаке некогда, у нее дела. Кошка продолжает умываться. Весь мир наполнен незабываемыми деталями, на первый взгляд ничего не значащими. Разные жизни, звуки: «Арана», кошки, нас. Это тоже о музыке. Узнаваема ли она нами.

Только что скрылось солнце и звучит звук встречи дождя с нами. Мир, наблюдающий звук нашей жизни. Есть ли мир молчания или всегда есть звучание – в образе, действии, молчания. Художник смешивает краски, музыкант смешивает звуки, мы смешиваем судьбы – все в звучании красок, как танец.

Я вам рассказал об обезьяне, а у нее желтые глаза. Пока она сидит и смотрит. Потом немного побродит вдоль ограды, не удаляясь далеко и готовая в любой момент вернуться в клетку. Бродит по кругу, задумалась, никого не замечает вокруг, в том числе и нас.

А мы разговариваем о музыке.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю