290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Город Под Облаками » Текст книги (страница 12)
Город Под Облаками
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 00:00

Текст книги "Город Под Облаками"


Автор книги: Павел Фёдоров






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 16 страниц)

Ной вошел к себе в башню – на столе лежал чистый лист синей бумаги. Пий взял его в руки, разглядывая со всех сторон, а потом со всех ног бросился бегом к транспортатору.

Когда двери транспортатора открылись, и Пий вошел в зал храма, дети, сидевшие на ступеньках, увидев его, вскочили на ноги и с радостными криками бросились гурьбой к нему со всех ног.

– Ну, что же ты так давно не шел, – слышал он их голоса, звучавшие на перебой, – мы тебя все ждем, ждем, а ты не идешь и не идешь, – Пий опустился на колени, подбежав к нему, кто-то из детей забрался к нему на колени и обхватил руками за шею, его гладили по голове, по рукам, целовали в щеки. Пий не мог ни говорить, ни видеть, слезы душили его, глаза были мокрые, бесконечное счастье заполняло его до краев, он не мог совладать с собой и только мог прижимать их к себе гладить, прикасаться, смотреть на них. Потом немного успокоившись, он смог встать на ноги, а его, взяв за руки, повели к ступенькам, где все уселись рядом, и они так сидели и просто смотрели друг на друга.

– Так вы и есть Иерархи? – совсем успокоившись, спросил Пий.

– Это вы так нас называете, а на самом деле мы просто дети, как все, – ответил чистый спокойный детский голос.

– Но, я не понимаю, как же это возможно? – растеряно спросил Пий.

– Просто вы нас не слушаете. Мы приходим из Высшего Мира и приносим ответы на все ваши вопросы и если внимательно к этому относиться, то получишь информацию о предназначении и не только – вспомни Аэйльфийцев.

Пий всматривался в детские лица, в их чистые глаза, задорные и внимательные, мудрые и бесхитростные, лукавые и в то же время наполненные бесконечным доверием к нему. Высший Мир – Мир, к которому мы стремимся, мечтаем, верим – вот он передо мной. А может это я перед ним?

– Да, именно так, – вмешался в его размышления насмешливый детский голосок.

– Вы уходите и больше к нам не придете, что же нам делать? – спросил Пий.

– Каждый в детстве знает Высший Мир, и знает о предназначении, но, вырастая, со временем, забывает о его существовании. Ваша цивилизация так повзрослела, что теперь тоже со временем забудет об Иерархах. Вы молоды, сильны, мудры, у вас есть большое будущее – вся жизнь впереди – самостоятельная жизнь. А Иерархи? Так они у вас почти в каждой молодой семье есть, – прыснула смехом маленькая девчушка и прикрыла рот ладошкой.

Они еще долго так сидели, смотрели друг на друга и болтали о важном и не очень, как взрослые болтают с детьми. Потом дети поднялись и пошли к дверям, выходя из зала, они оборачивались и махали ему руками, совсем по-детски, очень трогательно, наивно и смешно.

Как-то, работая у себя в башне, Пий разбирал старые записи, заметки, которые он делал о третьей эпохе и вдруг вспомнил, что Ной как-то обмолвился о чем-то, что Пию тогда показалось важным, но так и осталось забытым. Что-то о линии – о непрерывной линии, как сейчас помнил Ной. Но к чему относилось понятие линии, он не понимал, линии чего – может Королевской линии, но у нас нет подобного уже много тысячелетий. Ной тогда еще упомянул, что-то об импульсном принципе перехода, и я еще тогда, помню, решил, что он прав, но как проверить. Пий начал перебирать в памяти тогдашний разговор с Ноем, потом достал все материалы, которые тот прислал ему о третьей эпохе. Интуитивно, наугад он начал перебирать все, что уже много раза видел и, взгляд его случайно остановился на фотографии какого-то разрушенного старинного сооружения. Зачем Ной сюда это положил, ничего просто так сюда попасть не могло: Храм Аполлона в Дельфах, прочитал Пий на обороте. Дыхание перехватило у Пия от неожиданности. Ну конечно, он в Дельфийском храме встречался с Иерархами, но его просто так назвал, сам не зная почему, можно сказать в шутку, но как видно Иерархи не шутят. Пий начал искать что-нибудь, что обязательно дал ему Ной, а Пий пропустил – нашел, Пий начал очень сильно волноваться, как будто нашел что-то совершенно уникальное – написанные от руки несколько листков, которые он отложил тогда, даже не взглянув. Листки были очень старые, написаны карандашом, текст почти стерся и плохо просматривался, они были вложены в конверт, тоже очень старый и помятый, потому Пий и пропустил их.

Пий включил библиотеку – распознавание текста, появилась книга, в которой был, выделен текст с листков. Пий, затаив дыхание, начал читать:

«Припомним же сначала, в чем состоит обвинение, от которого пошла обо мне дурная молва, полагаясь на которую Мелет и подал на меня жалобу. Хорошо. В каких именно выражениях клеветали на меня клеветники? Следует привести их показание, как показание настоящих обвинителей: Сократ преступает закон, тщетно испытуя то, что под землею, и то, что в небесах, с выдавая ложь за правду и других научая тому же. Вот в каком роде это обвинение.

… вы, конечно, знаете, каков был Херефонт, до чего он был неудержим во всем, что бы ни затевал. Ну вот же, приехав однажды в Дельфы, дерзнул он обратиться к оракулу с таким вопросом. … есть ли кто-нибудь на свете мудрее меня, и Пифия ему ответила, что никого нет мудрее…

…. От смерти уйти нетрудно, о мужи, а вот что гораздо труднее – уйти от нравственной порчи, потому что она идет скорее, чем смерть. И вот я, человек тихий и старый, настигнут тем, что идет тише, а мои обвинители, люди сильные и проворные, – тем, что идет проворнее, – нравственною порчей. И вот я, осужденный вами, ухожу на смерть, а они, осужденные истиною, уходят на зло и неправду; и я остаюсь при своем наказании, и они – при своем. Так оно, пожалуй, и должно было случиться, и мне думается, что это правильно.

… если бы теперь, когда меня поставил сам бог, для того, думаю, чтобы мне жить, занимаясь философией, и испытывать самого себя и других, если бы теперь я испугался смерти или еще чего-нибудь и бежал из строя; это было бы ужасно, и тогда, в самом деле, можно было бы по справедливости судить меня за то, что я не признаю богов, так как не слушаюсь оракула, боюсь смерти и считаю себя мудрым, не будучи таковым, потому что бояться смерти есть не что иное, как думать, что знаешь то, чего не знаешь. Ведь никто же не знает ни того, что такое смерть, ни того, не есть ли она для человека величайшее из благ, а все боятся ее, как будто знают наверное, что она есть величайшее из зол. Но не самое ли это позорное невежество – думать, что знаешь то, чего не знаешь? Что же меня касается, о мужи, то, пожалуй, я и тут отличаюсь от большинства людей только одним: если я кому-нибудь и кажусь мудрее других, то разве только тем, что, недостаточно зная об Аиде, так и думаю, что не знаю. А что нарушать закон и не слушаться того, кто лучше меня, будь это бог или человек, нехорошо и постыдно – это вот я знаю. Никогда поэтому не буду я бояться и избегать того, что может оказаться и благом, более, чем того, что наверное есть зло….

… Чему по справедливости подвергнуться или сколько должен я уплатить за то, что ни с того ни с сего всю свою жизнь не давал себе покоя, за то, что не старался ни о чем таком, о чем старается большинство: ни о наживе денег, ни о домашнем устроении, ни о том, чтобы попасть в стратеги, ни о том, чтобы руководить народом; вообще не участвовал ни в управлении, ни в заговорах, ни в восстаниях, какие бывают в нашем городе, считая с себя, право же, слишком порядочным человеком, чтобы оставаться целым, участвуя во всем этом; за то, что я не шел туда, где я не мог принести никакой пользы ни вам, ни себе, а шел туда, где мог частным образом всякому оказать величайшее, повторяю, благодеяние, стараясь убеждать каждого из вас не заботиться ни о чем своем раньше, чем о себе самом, – как бы ему быть что ни на есть лучше и умнее, не заботиться также и о том, что принадлежит городу, раньше, чем о самом городе, и обо всем прочем таким же образом. Итак, чего же я заслуживаю, будучи таковым?…

Но вот уже время идти отсюда, мне – чтобы умереть, вам – чтобы жить, а кто из нас идет на лучшее, это ни для кого не ясно, кроме бога».

Пий долго сидел, обдумывая прочитанное. Пред его глазами проплывали события третьей эпохи: вот ушли боги – времена забвения, разделения, противоборства. Не об этом ли сказали Иерархи при встрече: «Повзрослев, вы скоро забудете Иерархов». А ведь это и есть импульс эпохи – с таких слов начинается переход. Непрерывная линия эпох. Пий всматривался в будущее – сколько нам еще предстоит пройти, пережить, познать. Пятая эпоха начала свой путь!


Архонт

У Пия было слишком много дел, которые он не отнес бы к важным, но их накапливалось все больше и больше, и он уже начинал нервничать. Нервничать не от работы, что ее много или она сложная, а от того, что он начал переставать ее ценить. За срочностью и важностью она в его глазах теряла свою новизну, уникальность. Ведь речь шла о подготовке и первоначальном анализе возможного контакта с инопланетными расами. Земляне получили одобрение от Совета Миров на межпланетные перелеты на физическом плане, но, прежде чем их начинать, необходимо было разработать принципы прямого контакта с иными формами жизни. Стратеги, с того момента как Пий провел самостоятельный анализ развития третьей эпохи, по-особому стали относиться к, подобному роду, материалам. Признав, что упущен был, именно по их недосмотру, основной принцип оценки и характеристики эпохи, как периода, в рамках отведенного для принятия выбора цивилизацией своего перехода. Линия, о которой говорил в свое время Ной – преемственность эпох, была признана главной при разработке схемы и политики контакта. Стратеги теперь чувствовали себя прямо можно сказать неловко. Когда несколько цивилизаций в Совете Миров предложили свои технологии межгалактических перелетов, непосредственно наиболее подходящих для Землян, то стратеги при выборе ушли в тень, так как ничего общего с их предположениями о переносе капсул там не было. Независимо от размера, тяжести, предназначения и прочих параметров корабля речь не шла о сохранности в капсуле чего-то или кого-то, а как раз совершенно наоборот, предложенные технологии, в основном базировались на принципе, так называемой: «вытянутой руки». Расстояние, которое необходимо преодолеть всегда находится не далее, чем на расстояние вытянутой руки от человека до объекта. Чтобы переместиться до назначенного объекта, в данном случае планеты, надо просто выбрать подходящее для этого из единого поля то поле, которое по своей энергии как раз соответствует скорости, равной по времени прохождению руки, чтобы взять яблоко, то есть, вы входите в него и выходите из него в назначенной точке. Потому Землянам были переданы не сами технологии, а атласы полей с подробными их описаниями.

Пий с Ноем много между собой обсуждали, чем руководствоваться при выборе той или иной технологии, которые все равно необходимо будет моделировать стратегам. Им обоим было понятно, что все знания, накопленные человечеством в сегодняшних реалиях, стремятся скорее к нулю, нет, даже не технологий или законов, а скорее понимание того, что ничего теперь создавать специально не надо. Пий, как-то раз, процитировал Ною один, запомнившейся лозунг из третьей эпохи: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее – наша задача», и высказал мысль о том, что сегодня перед человечеством стоит задача, по новому, осознать этот лозунг. До сих пор мы брали все, что нам подготовила и давала природа. Брали, как должное, данное нам по праву. По чьему праву?

– Знаешь, Ной! – Там! – на Айэльфе! Я столкнулся с жизнью, которая нам до сих пор не ведома. Вроде она вот, прямо перед тобой, все просто и доступно. Но только там я вспомнил этот лозунг. Это Девиз первобытного человека! Не жди огонь с неба, а добудь сам. Холодно? – оденься. Голоден? – добудь еды, даже если у тебя нет когтей и клыков. Опасность? – сделай оружие. Не смог? – умри с голоду, от хищника, от холода и так далее. Это девиз – код, включающий сознание человека не на развитие, а на выживание, – Пий, как-то грустно усмехнулся и продолжил, – и там я, вдруг отчетливо это понял, мы до сих пор пребываем в сознании первобытного человека. Для нас этот девиз пока актуален. Мы мыслим именно этими категориями. Мы берем, преобразовываем под свои нужды, ни на секунду, не побеспокоившись о создателе. Как бы нам сегодня не хотелось выглядеть развитой цивилизацией, к сожалению, все наше достижение – просто внедрение более эффективных первобытных орудий – не более. Вся наша жизнь – для себя!

– Многие об этом думают, но ты, пожалуй, в чем-то прав. Главным образом все сводится к одному вопросу: А если вдруг случится? – Что тогда? Что с нами будет? Да никого не будет – хочется сразу сказать. – Ной сидел в кресле, напротив окна стратегов, глубоко задумавшись. Потом продолжил, – знаешь, в третьей эпохе тоже не все так гладко, как кажется на первый взгляд. Понимаешь, там было несколько третьих эпох. И всех их почему-то уничтожал некий свой природный катаклизм. Выжила только наша. А по какому критерию шел отбор и как можно принимать такие решения о стерилизации?

– Да! Да, ты понимаешь, я тоже подумал об этом, когда Аэйла сказала, что ее предназначение – стать женой Короля с другой планеты. Ты видишь уже кем-то заранее все предусмотрено и приведено в движение. Кем? Развитие Королевской линии! Совет Миров видишь ли дал свое согласие, его что спрашивали об этом!?

– Ну, кем, это как раз понятно – естественно Архонтами! – Ной это так произнес, как будто это было само собой, даже без сомнений, – меня-то волнуют вопросы – Почему? Зачем? Ведь должна же быть цель у них? Чего они добиваются?

– Архонты? – Пий с удивлением смотрел на Ноя, – кто это?

– Архонты?! друг мой, – это Правители Вселенных! Но не беспокойся, ты обязательно с одним из них встретишься. Я даже думаю, что уже встречал, где-нибудь. – Ной с задумчивостью посматривал на Пия. – Они ребята, достаточно простые. Сами приходят.

Пий у себя в башне, просматривал, по его просьбе, присланные ему данные о Королевских линиях Третьей эпохи: «…династия является, не только древнейшим, но и …, младшая ветвь королевского дома, происходящая от …, по жене …, младшего сына …, вступили на престол с пресечением другой ветви … династии …». Пий понял, что эта область исследований не для него: бесконечные перечисления, ссылки, описания и прочее-прочее не даст ему не только понимание, но и отдаленного представления об этом.

Если бы Пий не был свидетелем Королевской свадьбы и не понимал, что такое явление для Айэльфийцев имеет важное значение, то он давно бы забросил эту идею, но факт оставался фактом – Королевская линия то же была в третьей эпохе людей и не факт, что она в пятой прервалась.

Пока Пий размышлял, как бы разобраться в этом, как он считал важном вопросе, до его слуха стали долетать звуки приближающихся шагов. Пий стал осматриваться, он был один у себя в башне, а здесь была только огромная открытая зала в верхнем ярусе пирамиды, но, однако, спокойные шаги человека приближались и слышны были уже отчетливо. Вот у дальней стены появился полупрозрачный контур человека, шедший к Пию. Чем ближе подходила фигура, тем она все больше проявлялась и становилась четче, и Пий понял, что это не человек. Когда фигура достигла середины зала, точно под конусом, она остановилась и застыла в неподвижности.

– Короли не управляют и не проявляют политической активности; административные функции в государстве вместо них выполняют управляющие – изначально поставленные управлять королевским двором, а затем всей страной и так далее. Короли по большей части занимаются военными и общественными делами. Областью их главных интересов являются образование, сельское хозяйство и торговля. Образцом управляющего в этом отношении был Соломон, сын Давида. – Голос звучал очень низко, четко и не громко, но проникал в самое нутро Пия.

– Но, Соломон был царем, а не управляющим, – тихо заметил Пий.

– Для людей да, но для Королевской линии он являлся управляющим среднего звена.

– Ты хочешь сказать, что Королевский дом – это инопланетная раса на Земле? – Пий сам понимал, что это так, но все равно спросил.

– Королевская свадьба – союз двух равнозначных инопланетных рас противоположных импульсов: в данном случае это человеческая раса и рептилоидная Королевская линия.

– Зачем нам нужен союз с рептилоидами? Насколько я могу судить из истории, мы всегда воевали с ними, а они несли только разорение и смерть, в этом их сущность. Разве может из этого союза, что-то получиться? – Пия охватило возмущение.

– Припомни нашу с тобой последнюю встречу, – неожиданно сказал пришелец.

Пий, с того момента, как пришелец появился в его зале, постоянно пытался вспомнить, где он мог видеть его или встречать. Ему даже пришло на ум, что пришелец напоминает персонажа из фильма о Звездных войнах, который Пий посмотрел, когда изучал третью эпоху, он даже вспомнил расу – Неймодианец.

– Очень хорошо, – неожиданно сказал пришелец, отвечая на мысли Пия, – ты вспомнил, расскажи, что там произошло.

– Да, вспомнил, это было во сне. Я оказался в пещере, в маленькой келье, где в каменной нише, заменяющей кровать, лежал юноша, совершенно белого цвета. Он бы в беспамятстве, видимо очень, мучился. Его голова лежала на моих коленях. По темному коридору мимо кельи или камеры кто-то проходил, в том числе и ты. Увидев меня, ты подошел и сказал: «Сколько любви ты накопил?». Я видел этот огромный коготь, который кончиком прикоснулся к виску и почувствовал, что кто-то завладевает моим сознанием. В этот момент я начал мысленно защищаться и сразу оказался посреди проселочной дороги. Вот и все.

– Замечательно. Вот видишь, ты последовательно используешь образы: меч, дорога, Неймодианец и во многих других случаях. Что ты думаешь о нашей последней встрече?

– Меня очень глубоко, поразил тот сон. Я много думал над тем, что там произошло и, мне кажется, что если существует Божественный суд, то это был именно он.

– Ну, в какой-то степени ты прав, в этом есть своя логика. Только это не совсем суд, скорее это предназначение. Своего рода экзамен на готовность служения.

– Служения!? Кому?

– Рептилоидная раса одна из самых древних во вселенных и самая развитая на физическом плане. Нет более могущественной расы вплоть до седьмой эпохи. Предназначением расы людей является служение рептилоидной расе для развития их Королевской линии.

– Но недавно ты говорил, что мы равнозначны, но если так – то в чем? И чем так важна их Королевская линия?

– Без твоей расы они скоро могут перестать существовать. Вы их последняя надежда на спасение.

– Они нас, можно сказать, поработили, физически уничтожают, а мы их должны спасать?

– Вы ничего не должны, и они так же. Да, они вас пытаются поработить или уничтожить и из раза в раз они этого сделать не могут. За все эоны лет, которые они доминируют во вселенных вы первая раса, которая, не оказывая, им сопротивление одновременно не доступна им. Миллионы лет они пытаются разгадать вашу загадку и безрезультатно. До последнего времени.

– А что произошло в последнее время?

– Они признали свое несовершенство. Для них признать свое поражение равносильно смерти, но здесь в конечном итоге они пришли к выводу, что речь идет не о противостоянии рас между собой, а они соприкоснулись с энергией, которая по потенциалу несопоставимо более могущественная, чем та, с которой они до сих пор имели контакт. Пока они пришли к этому результату логически. За всю историю существования рептилоидной расы они впервые пребывают в нерешительности – они не знают и не могут ничего предпринять. Они ждут помощи. Они остановились.

– Кто ты? – Пий решил не ждать и спросить напрямую, – Ты Архонт?

– Архонт? А ты представляешь себе кто такой Архонт?

– Мне сказали, что Архонты – Правители Вселенных, – не уверенно пояснил Пий.

– Правители? И что Вы можете знать о Правителях? Ничего!

– Но, тогда кто ты?

– Вспомни, в третью эпоху была распространена финансовая система и как, по-твоему, ею управляли?

– Посредством балансов, там у них был принцип двойной записи, и основным критерием правильности являлось сведение баланса к нулю, – сказав это, Пий даже застыл от изумления.

– Сведение к нулю. Королевская свадьба – это баланс. Развитие Королевской линии в данном случае – это когда рептилоидная раса вплотную подошла к переходу. Мироздание ждет импульса. Человеческая раса – это начало седьмой эпохи. Вот кто такой Архонт! То, что для них является венцом – для вас только начало – это услужение. Ты понял теперь, кто такой Правитель?

– И что теперь будет? – Пий сидел не шевелясь, пораженный услышанным.

– Мироздание ждет импульса! Баланс всегда равен нулю! – фигура, удаляясь, все больше и больше становилась прозрачной, пока совсем не исчезла.

Пий рассказал Ною о своей встрече с Архонтом. Ной слушал, весь напрягшись, как будто готовый сорваться куда-то бежать.

– Для меня это полная неожиданность, – наконец проговорил он, – оказывается, мы с рептилиями являемся единым импульсом. Очень интересно. Мироздание ждет. Что бы это могло означать? Может это как-то связано твоей встречей с Зеленой?

– Это первое, о чем я подумал в тот момент. Когда речь зашла о рептилоидах, я сразу увидел себя там, в пещере – она вся состояла из живого скопления людей и рептилий, как переплетенного единого целого живого организма. В центре всего находилась Она, но не как противостояние, а наоборот – связующая, то есть по отношению к ней мы единый организм с рептилоидами. Для нее мы на каком-то плане единая совокупность.

– Ты хочешь сказать, что на самом деле Зеленая вовсе не является чем-то негативным, а скорее наоборот – объединяющим элементом?!

– Да, именно это я почувствовал в его словах. На какое-то мгновение я понял, что есть услужение в том понимании, какое мы до сих пор не принимали для себя. Во Вселенной нет противостояния и, даже, не просто нет, а не может быть. Познав Вселенные в третьей и пятой эпохах, рептилоидная раса либо закончит свое существование, либо перейдет в седьмую эпоху. Проводниками для них через услужение являемся мы – человеческая раса. Вот о чем говорил Архонт.

– Да, я понял тебя Пий. Все обстоит именно так, как ты сказал. Тогда вывод напрашивается сам собой: в это трудно поверить, а понять вообще невозможно, но выходит, что рептилоиды вовсе нас не уничтожали и никогда не были врагами, а наоборот, они в третьей эпохе были для нас, что-то вроде нянек и воспитателей, по-своему, но именно оберегали и охраняли, давая нам возможность на физическом плане приспособиться и выжить.

– Необходимо с рептилоидами найти контакт. Не представляю, как, но они все знают и об импульсе, и о переходе. Кто как не они все объяснят?

– Ты будешь удивлен, но стратеги уже получили приглашение на встречу с Нагом. Официально через Совет Миров. Завтра. – Ной встал, подошел к окну, тихо произнес, – мы создавали это окно, как напоминание, что мир иллюзия, может быть одинаково создан, как больным, так и художественным восприятием, и вот, кажется, мы встретились с реальностью.

Прошло уже более месяца, а от стратегов и от Ноя не было никаких известий об их встрече с Нагом. Наконец, когда Пий уже перестал надеяться на то, что его посвятят в детали или, хотя бы дадут, какую ни будь, информацию, пришло приглашение на Совет Стратегов.

Совет Стратегов трудно было назвать в прямом смысле Советом. Просто несколько специально приглашенных людей собирались в отдельной свободной комнате, Совет мог проходить и вовсе на улице или в коридоре, сегодня Совет проходил в Конференц-зале. Пий практически никого из присутствующих не знал и скромно стоял у стены. Конференц-зал представлял из себя очень большой и совершенно круглый зал, внутри которого было пусто, кроме плавающих кресел. Каждый выбирал сам, где ему удобно стоять или сидеть и все, так проходили совещания и заседания. В зале свободно могло разместиться до трех тысяч человек, но сегодня были приглашены не более трехсот. Наконец в центре зала поднялся высокий, седовласый мужчина и обратился к присутствующим: «Прошу тишины. Я являюсь координатором научно-технического совета Земли и НТ связям с инопланетными расами в Совете Миров. Сегодня Совет Стратегов Земли пригласил вас по очень важному делу. Как вы знаете, была проведена встреча Землян с представителем Королевского дома расы Нагов. Встреча проходила по их инициативе. По итогам встречи, нами подготовлена программа действий, с которой мы хотели бы вас познакомить и приступить к ее реализации. Сейчас вам будет представлена запись встречи с Нагом. Хочу сразу предупредить, что их раса несопоставимо более развита в техническом плане, чем мы предполагали, но, особо хочу подчеркнуть это их психические способности. Если почувствуете дискомфорт, сразу заявите об этом, запись мы прервем, иначе может все закончится довольно плохо для вас. И так начнем».

Включилась голограмма, сразу конференц-зал исчез, и Пий один оказался внутри огромной пещеры. Это было поистине грандиозной зрелище: необъятных размеров стены и пол, на сколько, хватало глаз, переливались и сверкали всевозможными кристаллами. Посреди этой пещеры было возвышение в виде столпа, диаметром, наверное, метров пятьсот из зеленоватого камня напоминающий малахит, изнутри он светился. На нем, свернувшись в клубок, лежала змея исполинских размеров. Как только Пий оказался в пещере, все ее тело пришло в движение, кольца начали двигаться, переливаться, пока все не превратилось в единое движение. Зрелище было настолько завораживающее, что Пий не мог оторвать взгляда. Наконец, из этого клубка показалась голова мужчины с длинными белыми волосами, потом показались плечи, потом еще голова, уже женская, потом еще, Пий, парализованный смотрел, как у змея раскрывается капюшон из человеческих голов. Их было несметное множество, казалось все до горизонта заполнено лицами, глазами, и они все смотрели на Пия, а он все поднимался, рос, и, казалось, ему не будет конца. При этом тело змея постоянно двигалось, создавая причудливые узоры или знаки.

– Этого не может быть, – произнес Пий, – такого не может существовать!

– К тебе приходил Архонт, – это не был голос, как будто все головы и все вокруг резонировало в шипящем, хриплом едином произношении, – что он сказал тебе?!

– Он сказал, – Пий чувствовал себя перед змеем меньше муравья перед слоном и его в данный момент рассматривали, как добычу, – он сказал, что Мироздание ждет импульса. Еще он сказал, что вы подошли вплотную к переходу. Для этого мы здесь.

– Мы ждали прихода Архонта с начала времен, а он пришел к тебе, Пий! Потому что ты обозначил код пятой эпохи. Это последняя пятая эпоха Нага. Эпоха сострадания. Что есть сострадание, как не слабость и участь раба! – наступило глубокое молчание.

– Ты готов прочувствовать и принять на себя боль любого существа, физическую или душевную, через внутреннюю любовь? – говоря это, Пий почему-то вдруг проникся огромным уважением к этому исполину, он неожиданно для себя почувствовал и увидел, как эта раса триллионы лет постигает и исследует физический план, достигнув беспредельной мудрости и величия и как она одновременно бесконечно слаба и уязвима. Как же невообразимо тяжело им осознавать, сейчас, в конце пути, достигнув, как они считают, абсолютного совершенства, свое бессилие и не возможность изменить ход времен. – Почему Архонт сказал, что для вас это последний шанс, иначе вы исчезните? Я не понимаю?

– Высший разум Космос исчезнет и возродится заново обновленным – это есть единый процесс перерождения и циклов жизни. Мы полностью постигли многомерность бытия и эпохи времен, и наши оракулы вычислили, что эпоха сострадания будет последней перед перерождением Космоса. Когда пойдет волна перерождения, то все, кто не достиг уровня энергий следующей эпохи, просто исчезают. Потому для нашей расы переход возможен, только если мы достигнем энергии уровня седьмой эпохи. Но вот объявлена пятая, последняя эпоха сострадания, а раса Нагов не готова.

– Архонт сказал, что вы вплотную подошли к переходу. Может вы достигли уровня седьмой эпохи, просто не осознаете это?

– Вполне возможно, может ты и прав, – после опять глубоко молчания, произнес Наг, – только где найти путь, где он проложен!? – впервые Пий почувствовал в голосе Нага какие-то новые нотки, что–то вроде мечты, полета фантазии, даже тоски.

– Все заложено в человеческой расе. Мы для вас являемся ключом перехода в седьмую эпоху, – мгновенно все кольца Змея пришли в бешеное движение, цвет столпа изменился на багрово-коричневый, вместо человеческих голов на Пия смотрела одна змеиная голова с кроваво-красным сияющим кристаллом на голове.

– Человеческая раса самая ничтожная из всех, – язык вырывался из пасти Змея и почти касался Пия, на него смотрели два немигающих глаза, – как вы смогли активировать ген бессмертия? Этот ген доступен только Нагам. Как вы можете противостоять Великому Нагу – это никому не под силу!

– Ты сейчас сказал все. Ты действительно вплотную подошел к седьмой эпохе, но этот последний шаг должен теперь сделать только сам. – Пий почувствовал, как его тело обвивают кольца Змея и поднимают. Голова Змея нависла над ним и вдруг, как молния Змей пронесся внутри позвоночника Пия снизу-вверх. Пия всего выпрямило в струну, голова запрокинулась, он смотрел в бездонное пространство Космоса – мириады звезд светились одним ровным светом перед его глазами.

В этот момент Пий вышел из оцепенения. Вокруг были люди в конференц-зале, они что-то обсуждали, но Пий не понимал, о чем идет речь, он только урывками слышал, что информаторы на планетах помогут активировать и соединить сетку и так далее.

Пий входил в группу, которая встречалась с разными цивилизациями и помогала тем понять сущность активации собственных планет по аналогу, как это сделано было на Земле через информаторов. Он побывал на множестве планет, познакомился с различными культурами и технологиями. Процесс активации шел очень быстро, не встречая на своем пути никакого противодействия. Начала формироваться некая единая структура межпланетного взаимодействия и, самое главное, она начала проявлять себя как некая разумная сущность.

Пий никому не рассказывал о своей странной встрече с Нагом. Было очевидно, что во Вселенной что-то изменилось, это признавали все и в том числе Совет Миров. Все пришло в некое движение, всего за несколько лет стали происходить совершенно невероятные события: непримиримые враги вдруг прекращали вражду, изолированные системы стали проявлять завидную общительность, отсталые и инертные цивилизации вдруг проявляли поразительный динамику и рост в развитие. Вселенная оживала или пробуждалась.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю