290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ) » Текст книги (страница 4)
Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 17:00

Текст книги "Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ)"


Автор книги: Ольга Тишина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 14 страниц)

В первый же вечер был устроен бал, гостями которого стали лишь четырнадцать девушек и один кавалер – сам дувур. Наряд, который принесла Риге служанка, с просьбой от Эра надеть его на вечер, удивил девушку. Такой пошлой откровенности она никогда не носила. Рига даже не знала, как в него облачиться. Зато скромная и вышколенная служанка, совершенно точно знала, как. Она помогла девушке одеться и причесаться.

Глядя на себя в зеркало, Рига засомневалась. Можно ли появляться, тем более первый раз, перед обществом женщин живущих здесь уже по нескольку лет, в таком откровенном виде. Наряд её состоял из корсета цвета слоновой кости, обшитого кружевами и жемчугом. Он доходил до середины бедра и при походке, из-под него виделись трусики бикини, совершенно прозрачные и не скрывавшие треугольник между ног девушки.

В районе груди, лиф, так же был совершенно прозрачным, выкладывая на всеобщее обозрение соски.

Ссади корсета, от поясницы до пола, тянулся кружевной шлейф. Чёрные чулки в сеточку и того же цвета лаковые туфли на шпильке, завершали наряд. Пепельные волосы, уложенные на макушке узлом, украшали две стилизованные серебряные стрелы, воткнутые в узел крест-накрест.

Стесняясь, и пытаясь прикрыть некоторые части тела рукой, Рига вошла в ярко освещённую залу, и огляделась. Эр, словно король, сидел в центре комнаты на резном, широком кресле. Вокруг дувура – у ног, сбоку, за спиной, топились красавицы, обхаживая и оглаживая его. Все они были одеты точно так же, как и Рига, за исключением, каких-то, мелких деталей, в том числе цвета корсетов, чулок, туфель и украшений.

Многие из них имели во внешности признаки других рас, но всё же, у всех преобладал человеческий тип.

Увидев Ригу, дувур обрадовано поднялся навстречу.

– Позвольте мои дорогие представить вам прекрасную Ригу. Она родом с Терры.

При этих словах, по залу прошёлся шепоток удивления и даже, восхищения.

– Рига – чистокровка, но, с маленьким нюансом, о котором пока ещё не знает.

При этих словах он подмигнул всем присутствующим. На это, как заметила Рига, девушки отреагировали, почему-то неоднозначно. У кого-то в глазах блеснуло язвенное торжество, а у кого-то сожаление. Был замечен и гнев.

Не обративший на это внимания дувур, продолжил:

– Сегодня, мы отпразднуем это событие. Вас, моих драгоценностей, стало больше на одну.

Все дружно зааплодировали.

Дальше, девушки ели лёгкие закуски и пили вино. Ээрбар общался со всеми, целовал в губы и не стесняясь гладил в интимных местах. Не обошел он вниманием и Ригу. Чуть захмелев она расслабилась и проще стала смотреть на происходящее.

А происходящее становилось всё интересней.

– Драгоценные мои сокровища, – вновь, громко, обратился ко всем дувур. Вы знаете мои привычки и мои желания. Сейчас, настало время забавы. В жеребьёвке будут участвовать все леди. Повезёт только трём.

Рига давно обратила внимание на прозрачную вазу похожую на огромную рюмку на ножке, на четверть наполненную блестящими, синими шариками и стоящую на стеклянном столике у стены. Каждая девушка, по очереди, подходила к сосуду и доставала шарик. После этого она сжимала его и снова раскрывала ладонь. У трёх из десяти, что успели взять шарик из вазы, те поменяли цвет.

Два стали зелёными, а один, что достался жгучей брюнетке в ярко красном наряде – жёлтым.

В центре залы расстелили белоснежные шкуры. Те, которым достались зелёные шарики опустились на них. Началось действо.

Девушки целовались, лаская друг друга. Становились по очереди на колени, языком ублажая друг друга. Всё, что они делали, поддавалось какому-то сценарию. Каждая поза, каждое движение, были словно отрепетированы.

На каком-то этапе, развалившийся в кресле Ээрбар, сделал рукой жест. Тут же к нему подошла брюнетка в красном, которой достался жёлтый шарик. Она без разговоров и прелюдий встала перед ним на колени и помогла ему снять облегающие штаны. Член дувура уже был в боевой готовности. Видимо девочки раззадорили его фантазию.

Брюнетка стала ласкать его губами и языком. Но видимо, что-то сделала не так. Или хозяину в этот момент захотелось другого. Он поднял её, повернул и резко вошёл в нее ссзади. Было видно, что девушке больно. Слёзы катились по кукольному, прекрасному личику, размазывая тушь и губную помаду.

Однако дувуру такого способа показалось мало. Вновь повернув бедняжку лицом к себе, он поставил ее перед собой на колени. Стараться бедняжке долго не пришлось. Через минуту мужчина закатил глаза и зарычал.

Откинув рукой голову зарёванной девушки, удовлетворённый, он снова развалился в кресле.

Тем временем, закончив стонать и корчиться в экстазе, с пола поднялась та пара, что исполнила лесбийский танец.

Ригу, конечно, не воспитывали, как монашку. Но это действие, развернувшееся перед ней, потрясло девушку оставив в душе чёрный осадок растоптанной мечты. В эту минуту она поняла, что никогда ей не стать единственной и желанной для этого избалованного извращенца. Другого слова она найти не могла, да и не хотела.

Ээрбар, действительно, оказался человеком пресыщенным. Красота его восхищала, но лишь как предмет, которым он мечтал обладать. И не важно была ли это картина или живая женщина. Он никогда не полюбит её так, как она бы хотела. И никогда ей не быть счастливой с ним.

После этого вечера дувур вновь улетел на своей яхте за приключениями и новыми предметами для своих коллекций. Он возвращался четыре, пять раз в год в «Хрустальный замок» и каждый раз устраивал одну и ту же оргию, какую наблюдала Рига в первый свой день на астероиде.

Несколько раз и ей «повезло» стать участницей. Ригу трясло, когда он у всех на глазах сделал с ней то же, что и с брюнеткой в красном.

Рагда, хозяйничавшая здесь во время отсутствия владельца замка, очень подробно объяснила все правила этого дома. Каждая из девушек следовала им неукоснительно. Ни у одной не было исключительного права. Все были на равных. В отсутствие дувура они практически не общались, лишь раз в месяц, когда прилетал корабль торговцев собирались вместе. Ну и конечно в те дни, когда хозяин бывал дома.

Рига узнала, что Ээрбар никогда не увеличивает свой гарем. В нём, всегда не более четырнадцати девушек и только определённого возраста – не старше тридцати лет. Из каких-то обрывков разговоров, Рига узнала несколько секретов о своём покровителе.

Например, что амбиции его столь велики и он порой не стесняясь, видит себя в императорском кресле. Что он подкупает политиков и ведёт какую-то игру с крупными бизнесменами и торговцами.

Но более всего Ригу заинтересовала судьба тех девушек из гарема, которые переставали подходить под стандарты предъявляемые для них хозяином. Она прожила два года на астероиде и за это время гарем опустел на двоих. Разговоры о том, куда они исчезли, велись шепотком, так как это было запрещено теми самыми правилами с которыми Рагда ознакомила девушку.

А ещё Рига кое-что узнала о своём теле. Только после этого ей стало понятно зачем Ээрбар там, на Земле, заставил её подписать бумаги. Её теперешнее тело было копией, клоном настоящего, выращенное в искусственных условиях в личной лаборатории дувура. Она всегда находилась у него под рукой, так как была оборудована прямо на яхте «Желанной».

В госпитале, используя портативный келинган, он просто извлёк душу девушки поместив её в настоящий келингкристалл. Тогда же, видимо, он взял образцы её тканей. При выращивании тела были внесены некоторые изменения. Кроме тех, что заметила она сама, были и другие, скрытые. Теперешнее тело девушки имело мутацию. Её гены были скрещены с генами женской особи расы грута, имевшей во влагалище жёсткие и острые пластины – капканы, защищавшие её от слишком рьяных поклонников.

Природа у грутов была устроена таким образом, что самка всегда видела готовность самца. Сама же, большую часть времени, оставалась равнодушной к соитию. Желание зачатия могло возникнуть у неё в любой, неподходящий момент и тогда, как говорится, под руку шел любой из самцов, находившийся на расстоянии вытянутой руки. Если самцов было несколько, самка имела половой контакт со всеми. В такие моменты, её влагалищные капканы втягивались, давая самцу проникнуть в неё без каких-либо травм.

Вот такая, что называется засада, присутствовала в теле Риги. И кстати, у всех остальных девушек, тоже. Но, в отличие от самок грута, ни одна из них не могла контролировать эту встроенную защиту.

Именно поэтому, сам Ээрбар, никогда не рисковал. Все девушки, по-прежнему, оставались девственны.

Узнав об этом Рига поняла, что эгоистичный дувур сделал всё, чтобы девушки никогда не нашли счастья с другим мужчиной.

Оставаться в замке ей становилось всё тяжелее. По мере того, как лучше она узнавала, ещё недавно такого желанного и любимого мужчину, её всё чаще обуревали чувства неприязни к нему. Но Рига понимала, что ситуация в которой она находится, безвыходная. Оставалась одна лишь надежда, когда-нибудь вернуться на Землю.

Райскую идиллию на астероиде нарушили космические корсары. Видимо, они очень тщательно готовились к нападению. У них почти получилось. Некоторые из пиратов смогли прорваться в замок, до смерти напугав служанок и девушек с визгом разбежавшихся по углам. Лишь одна из них не забилась в углу своих роскошных покоев. И это была она, Рига. Увидев, что под натиском охраны, пираты захватив лишь малые крохи добычи решили отступать, она не растерявшись набила карманы платья драгоценностями подаренными дувуром, кинулась вслед за ними. Отлично зная все переходы и коридоры замка, девушка обогнала отступающих, и буквально выкатилась под ноги их главарю.

Пират не растерялся. Схватив девушку за шиворот он просто прикрылся её телом от охраны, которая увидев в его руках заложницу, перестала стрелять.

Так, Рига попала на пиратскую шхуну. У неё бы всё получилось. Драгоценностей, что она успела захватить с собой, хватило на откуп и «билет» до одной из населённых планет, откуда Рига планировала вернуться на Землю. Но случай, а вернее похоть одного из команды, решившего поиметь такую красотку, перечеркнул все её планы.

Он напал на неё ночью, в её же каюте, выделенной для неё кэпом, чтобы не мешалась под ногами и не дразнила его ребят своими прелестями. Но, как оказалось, один из них, всё же распалился похотливым желанием.

Он решил, чуток придушить девушку, чтобы не сопротивлялась.

Очнулась Рига от дикого воя. Пират, истекающий кровью, катался у её кровати. От мужского достоинства остались одни ошмётки.

Кэп, под давлением команды заявил, что Рига теперь должна раненому на восстановление его мужского достоинства. Её протесты, что она не виновата, не принимались.

Ригу продали работорговцу, а тот в свою очередь, продал её Коре. Ни пираты, ни тем более работорговец не сказали мурейке о маленькой особенности девушки. А та возлагала на красоту Риги большие надежды.

Девушка не стала доводить ситуацию до конфликта и поняв, что Кора хочет сделать из неё элитную шлюху, призналась в своей проблеме. У мурейки не оставалось выхода, как только спрятать девушку подальше, с глаз похотливых посетителей трактира. Так, Рига осталась у Коры. В общем, они ладили.

Появление в доме грута сделало обстановку более разнообразной. Именно Рига дала Анне новое имя, апеллируя тем, что так груту будет проще забыть о своей женской сущности. Теперь Анну стали звать Током.

Рига поделилась с новым другом своей мечтой о возвращении на Землю. Грут загрустил. Он то никак не мог вернуться туда. С его – то экзотической внешностью! И даже при условии, что такая бы возможность представилась.

Девушка, жалея Тока сказала, что не бросит ни его ни Кору. Что это только глупые мечты и там, на Земле, её никто не любит и не ждёт.

Их тихая, мирная и довольно комфортная жизнь, продолжалась два года.









часть 3


День, на редкость, выдался тёплым и солнечным. На Мурее стояло короткое лето. С утра Кора объявила, что сегодня берёт грута с собой в «Хитрый Мур».

Рига приготовила на завтрак прекрасный омлет с ветчиной, паштет из печени батака, местной разновидности птиц и наивкуснейшие хааваловые лепёшки, напоминающие по вкусу и внешности армянский лаваш.

После сытного и обильного завтрака, который вошёл в «моду» в этом доме лишь с появлением грута, мурейка, как обычно она это делала, набила табаком свою излюбленную трубку, подаренную одним из постоянных клиентов трактира и тихонько покачиваясь в старом, скрипучем кресле, закурила, пуская в потолок дым кольцами.

Ток вышел во двор подготовить повозку – рикшу. Кора предпочитала появляться в обществе грута именно подобным образом.

Грут перестал говорить о себе в женском роде и практически перестал так думать. Его прошлая жизнь на Земле стиралась, уступая новой, совершенно не похожей на ту, прежнюю. Ток иногда ловил себя на мысли, что плохо помнит образ Анны и думая о себе, представлял чаще себя уже теперешнего.

К маленькому коттеджу примыкал небольшой сад. Это было владение грута. Он выпросил у прижимистой хозяйки деньги на семена и садовые инструменты, а так же привёл в порядок летнюю веранду, качели и крохотный прудик, в который летом запускал рыбок, привезённых с Крина. Кора бурчала, что грут почти разорил её с этим, будь он не ладен, садом, но сама обожала проводить там вечера, пить чай или под настроение, что покрепче, качаться на качелях пыхтя трубкой или долго сидеть у пруда наблюдая, как маленькие разноцветные рыбки плавно скользят под водой.

Стояла пора цветения данделлиона, удивительного травянистого растения, более всего напоминающего желтый земной одуванчик, но гигантского, около четырёх метров роста. Два таких выросли в саду мурейки, благодаря заботе грута и Риги.

Закрученные, словно руками прачки отжимающей бельё стволы с толстой, коричневой корой, заканчивались пучком тонких веток, усыпанных ярко – жёлтыми, как у мимозы пушистыми шариками – цветками.

Под дуновением ветра они отрывались от веток и невесомые разлетались по всей округе.

Расцвели в саду и местные аналоги земной гортензии. Цвет их варьировался от бледно – голубого, до аквамаринового.

Сад благоухал.

В этот день Кора ждала каких-то важных персон. Она волновалась. Это было заметно по тому, что трубку она курила более интенсивно, практически не вынимая её изо рта.

Гости заявились ровно через час после полудня. Их было трое и они не были местными. Не были они и клиентами, пришедшими за удовольствием, и деловыми людьми, предлагающими сотрудничество. Ток присутствующий при этой встрече увидел «казённые» лица, не выражающие никаких чувств и эмоций. В руке одного, одетого в длинный чёрный кожаный плащ и чёрную же шляпу с бортами, находилась папка. Люди в «чёрном» имевшие на рукаве нашивку галактической милиции, а точнее одного из её отделов занимающихся экономическими преступлениями, вошли в приёмную Коры без стука. Молча, под внимательным взглядом Кориных глаз, главный из них вынул из папки тонкий прозрачный лист из полипласта и положил его на стол перед мурейкой.

– Что это, – брезгливо глядя на пустой лист, спросила та.

– Это ордер, на проверку всех ваших активов и пассивов, Кора мур Альгутта Муррей, – каким-то механическим голосом ответил главный в этой троице. – На вас, в наш отдел, поступило много доносов. Пришло время проверить вашу лояльность к имперским законам и их соблюдениям.

– Я ничего не вижу, – отодвигая одним пальчиком от себя ордер, произнесла мурейка.

– Не прикидывайтесь дурочкой, мур Альгутта, вы прекрасно осведомлены, что ордер открывается вами лично. Наше дело, пока, – он сделал ударение на последнее слово, – вручить его вам.

Кора прижала большой палец четырёхпалой руки к полипласту. Сей же миг, на нём проступили буквы и символы. Глазами она пробежалась по тексту.

– Это происки конкурентов! – с визгливыми нотками, прокричала мурейка.

Вибрисы её при этом растопорщились, а остроконечные уши в напряжении задрожали.

– Мур Альгутта, мы здесь за тем, чтобы всё тщательно проверить и выяснить, что правда, а что – ложь. Пока, никаких обвинений, только проверка. Дальше, всё будет зависеть от результата.

И тут Кора совершила самую большую и роковую ошибку в своей жизни. Она достала из ящика стола парализатор и без разговоров сделала выстрел. Но того эффекта, что она ожидала не произошло. Казённые люди оказались экипированы лучшей защитой от подобных посягательств на своё здоровье.

Тогда, бросив оружие на пол, мурейка с невиданной ловкостью, словно дикая кошка, изворачиваясь от среагировавших на попытку покушения ответной стрельбой инспекторов, прыгая чуть ли не по потолку, попыталась сбежать.

Ток в это время был под столом. Прячась от выстрелов, он не увидел, как практически достигшая спасительной двери Кора, вдруг выгнулась дугой от попавшего в её спину заряда, и с глухим шлепком упала на пол. В этот момент она уже была мертва.

Грута вытащили из-под стола и попросили предоставить галапаспорт. Естественно, такового не оказалось.

Местная власть, наложив в штаны, с великой радостью пошла на контакт с инспекторами. На покойную Кору сыпались обвинения во всех смертных грехах. Она предстала перед общественностью, как отъявленная бандитка, глава подпольной мафии, наркодиллер и, конечно, незаконная рабовладелица.

Из каталажки, куда до выяснения личности поместили грута, его вытащила Рига. Она популярно и всё по порядку объяснила кто они с Током, как, когда и почему появились на Мурее, дав согласие на сличение своих показаний с показаниями грута.

Немного погодя, после тщательного допроса с применением какой-то химической сыворотки правды, грут был отпущен домой.

Ещё до этого, девушка попросила, чтобы им отдали тело мурейки.

Они похоронили её в саду, под цветущим данделлионом. В этот вечер друзья по несчастью, а по сути, самые близкие друг другу существа, помянув свою бывшую хозяйку добрым словом, поплакали о ней и о своей несчастной судьбе.

Люди в черном появились на пороге дома покойной Коры, где последние дни ждали своей участи бывшие рабы, на шестой день после похорон.

Обращались с ними вежливо, но довольно сухо.

– По имперским законам, рабство в Галактическом Союзе запрещено.

Инспектор продекламировал пункты и части закона, запрещающие рабовладение и перечислил все виды наказания за подобные преступления.

– Так, как, мы являемся Отделом по экономическим преступлениям объединённой галактической милиции, то не в нашей юрисдикции решать судьбу бывших рабов. Поэтому, мы вызвали представителя реабилитационного центра для освобождённых рабов. Он будет с минуты на минуту. Все документы уже ему переданы по галапочте.

Сказав это, люди в чёрном удалились.

Представитель императорского реабилитационного Центра «Надежда», оказался симпатичной, энергичной блондинкой, которая прибыла буквально на следующий день после инспекторов. Она много болтала о правах и льготах бывших рабов, которые эта организация каждый год, с большим трудом, но всё же выбивает из Правительства.

– Вам очень повезло, – говорила она. – Буквально недавно, вступил закон о причитании доли от оценки имущества хозяина бывшим его рабам. То есть, от всех капиталов рабовладельца, вам причитается двадцати процентная доля. Остальное, конечно, идёт в казну империи.

Кора, прикидывающаяся нищей, на поверку оказалась очень состоятельной дамой. Тех денег, что по документам полагались Току и Риге, хватило бы на длинную безбедную жизнь, где-нибудь на курортной, богатой планете.

– По этим бумагам, – продолжала блондинка, протягивая их Риге и Току, вы получите в местной администрации галапаспорта. Местом вашего рождения и последнего проживания будет указан Мурей. После этого вас занесут в общегалактическую базу, и вы станете полноправными гражданами Галактического Союза. Будете подчиняться его законам, и нести полную ответственность за их нарушение.

– Вам не посмеют препятствовать перемещаться. В вашем праве, так же остаться на этой планете и даже в этом доме, как первоочередным правопреемникам. Фамилии вам присвоятся бывшего вашего хозяина, – здесь, она осеклась и поправилась, – то есть, рабовладельца.

Заглянув в документы, она процитировала:

– Ваши имена будут звучать так:

– Рига Альгутта Муррей и, соответственно, Ток Альгутта Муррей. Дату рождения укажете по желанию, но в соответствии с вашим биологическим возрастом. Данные, так же будут внесены в местную и общегалактическую базы.

Всё, что рассказывала блондинистая представительница реабилитационного центра, было конечно интересно и даже красиво. Поняв, что психологической помощи пострадавшим от рабства не требуется, она укатила восвояси, не забыв напомнить, что их Центр существует исключительно на пожертвования от таких же пострадавших как Рига и Ток, получивших благодаря стараниям этого самого Центра финансовую компенсацию.

Освобождённые от «рабских пут», из её слов поняли, что долю свою её Центр уже получил.

В этот же день, Рига и Ток отправились в местную администрацию оформлять документы.

После всех бюрократических мытарств и кучи оплаченных пошлин и непонятных налогов, от их наследства остался лишь дом с садом и коляска – рикша.

На семейном совете они решили, что на Мурее оставаться нет никакого смысла. Нужно продавать дом и отправляться, лучше всего, в имперский Капитолий, где можно найти работу. Как бывшим рабам, им полагался льготный транзит и безвизовое посещение столичной планеты. А там уже, купив жильё, они имели право подать прошение о пмж.

За домик, поторговавшись, они получили неплохие деньги. Току было ужасно жаль расставаться с садом. Но Рига пообещала, что на новом месте у них обязательно будет такой же.

Через месяц они прибыли на Капитолий.

_________________________________________

– И даже не отговаривай меня!

Ток, в сердцах, ударил кулаком по столу. Чашки дзенькнули о блюдца.

Почти год он живет на содержании у Риги. Это не выносимо видеть, как почти каждый вечер она собирается в клуб, где вот уже десять месяцев работает стриптизёршей.

Два довольно богатых бывших раба, что больше года назад прилетели в столицу Галактического Союза, оказались слишком наивными и не готовыми к местным реалиям. Да, этих денег хватило, но чтобы не купить, а только снять в аренду, крохотный одноэтажный домик с двумя спаленками, кухней и гостиной.

Радовало лишь одно – район был довольно тихий. Здесь проживали в основном граждане со средним достатком. И ещё, что к дому примыкало немного земли, где они смогли разбить свой маленький сад.

Круглая сумма ушла на регистрацию права проживания на планете и статус жителя столицы. Теперь они были столичными штучками без гроша в кармане.

Рига нашла работу случайно, сорвав непонятно как оказавшееся в этом благополучном районе объявление о приёме на работу «симпатичных девушек любой расы, имеющих соответствующую комплекцию и музыкально – танцевальные данные.

Рига имела и первое и второе и третье, соответственно.

Взяли её без срока испытания и проб.

Стриптиз клуб «Джжарт» находился в одном из богатых районов и славился своим качественным обслуживанием, натуральной выпивкой, вкусной едой на любой вкус и конечно, красивыми стриптизёршами, репутацию которых рьяно блюли в этом заведении. Девушка имела право вступать в интимные отношения с клиентами, лишь после смены и ни в коем случае не на территории клуба.

Об этом знал каждый переступающий порог этого заведения. За нарушение правил клиенту навсегда запрещалось посещение «Джжарта», а стриптизёршам, да и любому из официантов и барменов, налагался штраф в виде не выплаченной зарплаты и немедленное увольнение.

Для распалившихся от жарких танцев богатых клиентов нанимались специальные, имеющие лицензию девушки и юноши, в любой момент ублажающие чью-то похоть, не важно какой расы оказывался клиент. Всё чинно, законно и по обоюдному согласию. Естественно, клуб имел от этого свою долю.

Рига работала пять раз в неделю, по вечерам, возвращаясь домой уже за полночь. Грут взял в привычку встречать её.

Бывало, что зная о правилах, некоторые поклонники караулили девушку после работы, навязчиво предлагая свою любовь. Ток был прекрасным отпугивателем подобных горе любовников не знавших всей правды о безобидности данного представителя свирепой расы.

Ток тяготился своим положением нахлебника. Будь его воля, он бы конечно устроился в какую-нибудь клинику или больницу. Но, кто же поверит, что он, грут, имеет медицинское образование. Нет лицензии, нет работы.

Однажды, гуляя по магазинам без Риги, его остановил человек. Он заступил груту дорогу и тот вынужден был остановиться и обратить на человека внимание.

Одет неизвестный мужчина был в военную имперскую форму. Козырнув правой и приложив левую руку в приветственном жесте в область сердца, он обратился к удивлённому этим вниманием Току.

– Позвольте представиться, младший заместитель Наварха, Особого легиона Его императорского величества, сигнифер Смальт.

Потом, уже менее пафосным тоном добавил:

– Не знаю вас гражданин. Но, разрешите вручить вам голодиск. Просмотрите его. Возможно, вы примете решение стать членом нашей дружной команды.

Протянув крошечный голонакопитель, он вновь козырнув, развернулся щёлкнув сапогами и бесследно исчез в толпе.

Диск содержал фильм о жизни и службе наёмников, их учебе в подготовительном центре, об их боевых заслугах во славу императора. Ну, и конечно, обо всех тех пряниках, что им полагаются.

Фильм призывал его, грута Тока, вступить в ряды наёмников – гоплитов, обещая не только полное довольствие, но и неплохое жалование. Но, самое главное, армия выплачивала авансом денежную сумму родственникам, которая не учитывалась и не требовала вычета из жалования, если контракт отработан полностью.

На эти деньги Рига могла бы выкупить небольшую студию, где занялась бы обучением танцами и музыке. К счастью, чтобы получить на это лицензию, требовалось лишь сдать соответствующие экзамены.

И вот, сейчас, они сидели напротив друг друга в своей маленькой гостиной и с жаром спорили.

– Ток, ну подумай, какой из тебя вояка. Ты посмотри новости. Этот Особый легион, всегда в самых жарких точках. А ты? Ты же мухи не обидишь!

– Рига, тебе известна моя история. Я не знаю, кто я, и что со мной произошло. Но, возможно там я что-то вспомню или кто-то вспомнит меня!

– Твоя история Ток ещё «забавнее», чем моя. Никогда бы не поверила, что грут может стать рабом, если бы собственными глазами не видела тебя. Я,кое-что узнавала о твоей расе, всё же, неким образом, мы с тобой связаны. Ты знаешь, во мне есть гены расы грутов, хоть с виду я человек.

– Так вот, я узнала, что нигде и никогда, груты не становились рабами. Их можно привлечь на службу или работу за хорошие деньги, но обратить в безвольного раба – невозможно. Да и нет смысла. Они подчиняются лишь тому, кому присягнули. Грут лучше умрёт, но не станет рабом.

– Рига, всё меняется в этом мире. Ты видишь и грут может быть плаксой. К тому же, есть вероятность, что кто-то из моих соплеменников узнает меня. Тогда, наконец, я пойму кто же я.

– Ток, я не хочу тебя отпускать. Ты единственный мой близкий человек. Как я буду одна, здесь, без тебя!

– Ты сильная. И ты справишься. Из клуба можно уволиться и открыть своё маленькое дело. А я, заработаю на то, чтобы выкупить наш домик.

Она заплакала. Он подошёл и взяв её в свои медвежьи объятия стал гладить по шёлковым, пахнущим мятными травами, волосам.

– У меня никого больше нет. Никого! – шептала, всхлипывая она.

– Всё будет хорошо, – успокаивал, убаюкивая её в своих руках, он.

______________________________________

– На пря-аа-вво. Держать, строй.

Старший курии грутов – гоплитов, тяжеловооруженных космических пехотинцев Особого легиона Его императорского величества, сам вытянувшись в струну, вышагивал чуть впереди вверенного ему отряда.

В лагерь приехал Наварх, верховный командующий имперским флотом. Вместе с главными стратегами он сидел на трибуне, накрытой от палящего солнца тепло отталкивающим тентом и внимательно наблюдал за новоиспечёнными солдатами прошедшими серьёзную боевую подготовку в ЦПКП, лично курируемом самим императором Галактического Союза.

Происходящее внизу видимо удовлетворило Наварха, поскольку на его лице сияло благодушно настроение.

Когда последняя курия гоплитов, состоящая из лакертианцев внешне похожих на рептилий – хамелеонов, ровным строем промаршировала мимо трибун, Наварх поднялся со своего места и зычным, командным голосом произнёс:

– Солдаты! Вы все, с честью достойной каждого вашего рода, прошли труднейшую подготовку. Теперь вы лучшие из лучших. Вы воины Особого легиона, созданного защищать и оберегать народы Галактического Союза от внешних и внутренних угроз.

– Вы достойны славы! Но! Её вы заслужите сами, верно и самоотверженно служа во славу императора и Союза. Этот доблестный путь начинается прямо сейчас, с этого плаца. Идите! И оправдайте надежду возложенную на вас, не посрамляя чести ваших предков, ваших отцов. С вами я. И ваш император!

– Слава императору!

По плацу, словно ураган, дружно пронеслось:

– Слава!

Стоящий рядом с Навархом стратег, следуя протоколу, прокричал:

– Слава Наварху!

И вновь, по стройным рядам прогремело, дружное:

– Слава!

Ток со своей курией, насчитывающей пятьдесят грутов, выпускников ЦПКП (центра подготовки космических пехотинцев), в ожидании своей очереди маялся у входа в распределительный отдел.

Наконец, долгое ожидание закончилось. Их пригласили в прохладу помещения, разделили на группы и развели по разным кабинетам.

Глядя немигающими глазами на сигнифера Смальта, сидящего за рабочим столом напротив Тока и внимательно читающего его личное дело, грут даже ни на минуту не сомневался, куда будет его назначение. Об этом он недавно просил в своём рапорте командиру курии.

– Значит, есть желание, сразу в горячую точку, солдат?

Смальт оторвался от бумаг и посмотрел на Тока.

– Так точно, сиг-фер Смальт, – прорявкал грут.

Губы офицера тронула еле заметная улыбка.

– Я помню вас, Ток Альгутта Муррей. Не правда ли, забавное имя для грута?

Ток, молча, таращился на собеседника.

– Ещё я помню, что именно я пригласил вас сюда. И… не жалею об этом. Вы один из лучших в боевой подготовке. А во владении рукопашным боем и холодным оружием, которое может спасти вашу шкуру в крайних случаях, вам просто нет равных. Здесь вы перещеголяли, даже лакертианцев, не говоря об остальных.

– Но, есть в вас одно качество способное перечеркнуть все ваши немалые достижения. Ваш психологический отпечаток несёт все черты присущие человеческой особи, а не грута. И это, вкупе вашим, довольно интересным происхождением, делает вас темной лошадкой.

– Мы знаем о вас многое. И – ничего. Кто вы, Ток Муррей?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю