290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ) » Текст книги (страница 3)
Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 17:00

Текст книги "Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ)"


Автор книги: Ольга Тишина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 14 страниц)

часть вторая

– Вся сумма, как и договаривались, уже на твоём счету, предполагаю товар так же будет вовремя.

– Непременно, уважаемая. Он уже мчится к вам. Встречайте.

– С тобой приятно иметь дело. Ещё увидимся, маленький!

Голоэкран погас.

– Надеюсь, ты не пожалеешь об этом когда-нибудь Эд.

Внезапный вопрос застал коротышку врасплох. Кордиганец вошел слишком бесшумно.

– Ты же знаешь Ллэх, я не привык о чем-то или о ком-то жалеть. Меня никто никогда не жалел.

– Откуда в тебе столько жадности, не пойму. Чует моя печень, попадёшь ты.

– Да, ладно тебе, друг. Надо помогать людям. Я помог сразу двум: одной получить желанную игрушку, другому – защиту от суровых реалий. А то, что я подзаработал на этом, так это уже не моральная, а финансовая сторона вопроса. Когда ещё будет очередное дело – неизвестно. Деньги никогда не помешают. Давай лучше выпьем и пожелаем груту счастливой жизни. Коротышка разлил по бокалам янтарную жидкость.

Они чокнулись.

__________________________________________

– Беранг тебя раздери!

Мёз Хи была зла. Очень зла. Грут никак не оправдал её ожиданий.

В первый же день, когда он прибыл, она не откладывая дела в долгий ящик, решила заняться с ним сексом.

Мёз много слышала об этой расе наёмников, но увидеть одного из них, довелось впервые. Признаться, она не ожидала, что коротышка Эд подсобит ей в этом деле. Ведь грута она собиралась заполучить исключительно для себя.

В обществе, в определённых кругах, ходили слухи о невероятной мужской силе этих варваров. Кое-какие её знакомые, в особых пикантных подробностях, рассказывали, как провели ночь с таким жеребцом. Мёз Хи ужасно им завидовала. В своих мечтах она представляла, как занимается с неутомимым грутом любовью прямо за своим рабочим бюро.

Рука её в такие моменты тянулась к набухшей промежности, готовой взорваться экстазом чувств и эмоций.

Это была её заветная мечта и вот, наконец, она должна была исполниться.

Но этот грут был какой-то малахольный. Вместо того, чтобы, как полагается настоящему мужику, накинуться на её обнаженные прелести, он застыл и уставился на неё. Она жаждала его грубой силы, но он даже не притронулся к её гордости – трём парам грудей, зазывно торчавшим коричневыми сосками.

Да, действительно, ОН у него стоял. И продолжал стоять, когда она измученная собственными усилиями кое-как удовлетворила себя. Сползая с грута, предприимчивая Мёз уже раздумывала куда теперь его деть.

___________________________________________

Это был просто ужас. Анна с содроганием вспоминала, как свиноматка, навалившись всеми своими необъятными телесами, хрюкая и повизгивая, закатывая маленькие поросячьи глазки и роняя слюну, вертелась на ней. Анну тошнило. К горлу постоянно подкатывал горький ком, когда её глаза натыкались на шесть припухлостей, считавшихся видимо грудью у этой особи.

Когда всё кончилось, она с облегчением вздохнула.

На следующий день, мамаша Мёз, вновь вызвала её в свой кабинет, но не взирая на опасения Анны приставать больше не стала.

– Послушай, – вкрадчиво начала она. Сегодня с Крина на Мурей стартует корабль. Одна моя знакомая улетает домой. Это провинциальная планета, вдали от основных трасс. Там тихо и спокойно. Я слышала, что у тебя неприятности с араханками. Так вот, здесь они тебя будут искать в первую очередь. Кора улетает на частном корабле и никто, тщательно, не будет проверять её пассажиров и груз. Я попрошу её помочь тебе. Ну как, согласен?

Анна была согласна. Куда угодно, лишь бы подальше от этой свиноматки и её сексуальных притязаний.

Знакомство с Корой произошло уже на корабле, куда сей же час, после данного Анной согласия, её доставили люди Мёз Хи. Анна ничего не понимала в космических кораблях, но увидев собственность её новой знакомой, пришла в лёгкое замешательство – как, это ржавое корыто, преодолеет космическое пространство!?

Круглый, приплюснутой сверху и снизу, словно вздувшаяся консервная банка, обвешанный со всех сторон какими-то антеннами и непонятными предметами, весь в облупившейся краске, он представлял гротескную пародию на космический корабль, нежели сам являлся таковым.

– Не переживай, – чуть надтреснутым голосом заядлого курильщика сообщила вышедшая самолично встретить Анну хозяйка корабля. – На орбиту подкинут. А там, уже своим ходом докандыляем.

Она рассмеялась хриплым голосом. Смех тут же перешел в кашель. Откашлявшись и отсморкавшись, она просто махнула рукой в приглашающем жесте. Анна шедшая позади, ненароком сравнила внешний вид неухоженной, неопрятной и какой-то затасканной женщины с внешним видом корабля. Они соответствовали друг другу.

Внутри корабль выглядел ничуть не лучше, чем снаружи: захламленный ящиками, тюками, рулонами буквально с пола до потолка. Протиснуться по этим узким тропинкам в новом, крупном теле, Анне было проблематично.

– Прости красавчик, но криокамеры у меня нет. Была, да и та накрылась. А новую я пока не потяну. Так что, месячишко придётся нам с тобой вдвоём скоротать.

– Это долго.

– Ну, извиняйте! Мы не имперские лайнеры!

Кора оказалась чрезвычайно болтлива. За те несколько недель, что пришлось лететь до Мурея, Анна узнала многое.

Новая знакомая была коренной мурейкой. Весь её образ соответствовал предприимчивому китайцу. И в поведении и во внешности. Небольшая ростом, плоская и щуплая, с засаленными волосами заплетёнными в тоненькую косичку, узкоглазая, имевшая редкие усы и торчащую бородёнку. На самом деле, это необычное оволосение было нормой для обеих полов этой расы, так как несло осязательную функцию и являлось вибрисами, а не обычными усами и бородой.

Впоследствии, Анна обнаружит у Коры и наличие такого атавизма, как хвост. А кроме прочего, удивительную прыгучесть и увертливость.

О своей планете мурейка отзывалась с теплотой. Хвалила местный уклад и традиции. Обещала, чуть ли не райскую жизнь.

Имперское правительство, наоборот, ругала. Обзывала тупицами и слюнтяями. Самого императора Галактического Союза – старым маразматиком, вышедшим из ума из-за смерти наследницы.

– Только у нас ещё сохраняется старый дух прошлых времён, – рассказывала она. – Новые законы, прямо режут ножом.

В такие моменты, мурейка особым манером поджимала губы и морщила лицо. Вибрисы её начинали топорщиться и нервно подрагивать, отчего внешний вид становился комичным.

Анна придумала свою собственную легенду рассказав, что потеряла память и совсем ничего не помнит ни о себе, ни о своих родственниках.

Кора, без особого сочувствия отнеслась к её проблемам.

– Вам то, грутам, что грустить да жаловаться. С такими способностями, как у вас, можно очень неплохо устроиться.

При этих словах она с хитрецой поглядывала на область между ног Анны, где даже сквозь штаны выпирала проблема, из-за которой неприятностей последние дни только прибавлялось.

– К тому же, – добавляла она. – Вы отличные вояки. Недаром, наш император создал из вашего брата Особый Легион.

– Ты, конечно, мало подходишь под то описание, что принято о вас считать. Мягкий ты какой-то, что ли. Малахольный. Но, ничего. На работку тебя устрою – не бей лежачего! Будешь жрать и пить, сколько душе твоей угодно. Не обижу, если сговоримся.

Те райские кущи, что расцвели в фантазиях Анны под красочные описания мурейки, рухнули в первый же день их прибытия. На этой планете царила практически вечная зима. Лишь редкие оттепели, именуемые местным населением – весенними, да пара месяцев, когда температура поднималась до 15 – 20 градусов тепла, вносили в жизнь хоть какое-то разнообразие.

Такому климату планета была обязана двум солнцам, между которыми ей выпало существовать.

300 дней в году мели метели, вьюги или стояли трескучие морозы. Всё подвергалось определённому циклу: месяц – солнечно и минус 20, месяц – валит снег, месяц – метёт и вьюжит, месяц – тает. Последнее, было самым невыносимым. В это время весь нападавший и наметённый снег превращался в грязное месиво. После, когда планета на минимальное расстояние приближалась к желтому карлику, солнце начинало нещадно палить. Бурные потоки воды, смывая всю городскую грязь, накопившуюся за это время, устремлялись по узким улочкам, прочь из города. За эти короткие недели успевали вырасти травы, отцвести цветы и деревья, созреть плоды. Растительный мир планеты был довольно скудным. Впрочем, как и животный.

Основная торговля базировалась на продаже чистой воды в другие, более засушливые миры. Кроме этого, привлекало сюда инвестиции и наличие особого, очень редкого минерала, на разработку которого местными властями выдавалась исключительная лицензия.

Минерал назывался келинг и применялся в специальных устройствах для перемещения сознания из тела в тело. Только он имел особую структуру, позволяющую быть проводником для извлечения «души».

Учёные научились его синтезировать, но зачастую такая синтетика давала сбой и бывало, что извлекаемое и помещаемое в другое тело сознание теряло большую часть своей памяти, если даже не всю. На использование такого минерала решались те, кто хотел начать жизнь в новом теле с чистого листа.

Настоящий келинг позволял не только безболезненно и беспрепятственно сознанию покинуть родное тело, но и в любом другом, совершенно чётко осознавать своё истинное Я. И самое главное – сохранять память субъекта.

Месторождения минерала, в основном, концентрировались в одном из районов, где миллионы лет назад бушевали вулканы. Теперь о них напоминали лишь невысокие холмы, бывшие когда-то стенами огромных кратеров, в самом центре которых сейчас располагались города и поселения. Все они возникли на местах добычи, разрастаясь и увеличиваясь по мере вложенных капиталов в то или иное месторождение.

Город, где жила Кора, относился к одному из центральных месторождений и имея население, более ста тысяч, считался крупнейшим поселением. Здесь крутились не только самые большие деньги. Здесь был центр бизнеса, а так же культуры и отдыха, этой полузамороженной планетки.

Кора являлась хозяйкой заведения скрывавшего свою истинную деятельность под безобидным содержанием трактира «Хитрый Мур». Сам трактир был только вершиной айсберга всех тех услуг, которые предоставляла предприимчивая хозяйка. Она не гнушалась предложить клиенту любой товар, какой только мог тому понадобиться и имея многочисленные связи и солидную «крышу», могла быть уверена в своей безопасности и безнаказанности.

Через кассу трактира, порой, отмывались грязные деньги, что приносило мурейке неплохую прибыль.

В первый же день на планете она заявила Анне, что заплатила за неё немалые деньги и сейчас та, по сути, является её рабой. Но, что у неё, у Анны, есть возможность выкупить себя, работая на неё, Кору, честно и праведно.

Она не советовала идти к местному шерифу намекнув на его продажность. И действительно, в последствии выяснилось, что тот довольно частый клиент «Хитрого Мура» и не раз сам пользовался услугами мурейки.

Трактир работал круглосуточно. И официально, кроме неплохой еды, здесь сдавались комнаты. Но, конечно, это было не всё. За отдельную плату перед клиентом открывались двери казино, арены нелегальных боёв без правил со смертельным исходом, комнаты – курильни, с экзотическим товаром, и конечно борделя, где можно было воспользоваться vip услугой – секс с представителем другой расы.

Все «девочки» работавшие на этом поприще делали это абсолютно добровольно. Хозяйка борделя нанимала их для работы по контракту на Крине, куда летала пару раз в год.

У Коры, до появления грута, была лишь одна рабыня – Рига. Так звали девушку, с которой Анну неволей связала судьба.

Мурейка принципиально не жила в «Хитром Муре», хотя для этого там были все условия. Её маленький уютный коттедж находился в двух кварталах от заведения. Кора не любила шум по ночам и разборки, которые время от времени происходили там.

Поначалу она хотела оставить грута, как раз при борделе. Репутация этих наёмников позволяла надеяться, что порядка в заведении будет больше. К тому же её клиентами были не только особи мужского пола, но и женского. И у некоторых случались очень даже странные желания. Грут мог и подзаработать, и привлечь к заведению больше клиентов.

Но побыв в его обществе почти четыре недели она поняла, что на это грут не годится. Мёз Хи, гадкая стерва, могла бы и предупредить, что этот грут совсем другой. Она была в шоке, когда рассказывая ему одну из душещипательных историй произошедшую много лет назад с её приятельницей, тот разревелся, как какая-то девка, роняя в глазах Коры всю репутацию этой расы, считавшейся совершенно бездушной и не чувствительной. Кора поняла, что выбросила деньги на ветер.

Но узнав, что грут разбирается в медицине, мурейка воспряла духом. Врачевателей, тем более грамотных, в их городе можно было пересчитать по пальцам. Иметь своего собственного было верхом благополучия. У Коры, в последнее время обострился ревматизм. Суровые погодные условия всё же давали о себе знать. Да, и не молода была уже хозяйка трактира.

Так что Анна получила возможность жить у мурейки дома и заниматься по хозяйству. Она считала, что ей очень повезло. Кора не была притязательна и капризна. И самое главное, не домогалась её. Иногда, правда, мурейка, видимо по просьбе особых клиентов, привозила Анну в трактир на какие-нибудь мероприятия. Но, никогда не отпускала от себя далеко. И не давала в обиду.

Большую часть времени Анна проводила дома с Ригой – настоящей землянкой.

Поначалу девушка сторонилась Анну. Особенно, её пугал вечно стоящий, который невозможно было скрыть ни под какой одеждой, половой орган. Но, шло время и Рига привыкла.

Они узнали всё друг о друге и стали близкими друзьями.

Со временем Анна и сама стала привыкать к своему виду. Глядя на себя в зеркало она уже совсем не пугалась, а порой даже находила в себе привлекательные черты.

В этом была заслуга Риги, которая помогала ей справиться с этой душевной травмой. Перебороть, признать и принять себя такой, какая есть. Точнее – таким. Рига учила Анну думать о себе только в мужском роде, постоянно поправляя, если та начинала говорить о себе в роде женском.

О себе девушка рассказала довольно странную историю.

Родилась Рига на Земле, в состоятельной, аристократической семье, имевшей родство с английской короной. Отец её служил дипломатом. Мать занималась благотворительностью. Бабка девушки по отцовской линии, Матильда, хоть и была голубых кровей, но росла в бесшабашные 1960-е годы. Подалась в хиппи и нагуляла отца Риги от какого-то хипастого нищеброда. Правда быстро одумалась и пришла на поклон к родителям. Чтобы скрыть позор, единственную наследницу знаменитой фамилии выдали замуж, естественно, скрыв беременность. Муж и его родственники были обведены вокруг пальца.

У Матильды родился прелестный мальчик, здоровый и крепкий. Красота и здоровье отличали его от всей своей семьи, причём, и с той и с другой стороны.

Женился он не на аристократке, а на дочке набоба, случайно ставшего миллиардером, в семье которых, невооруженным глазом выделялся восточноазиатский контент.

Рига не была единственным ребёнком у своих родителей. Её старший брат и младшая сестра были так же, как и она, эталонами человеческой красоты. Анна даже в этом теле, понимая, что Рига воспринимает её не как женщину, всё равно, первое время, чисто по-женски, чувствовала себя ущербной. Конечно, это было, по крайней мере смешно, в её то положении.

Несмотря на красоту, Рига росла застенчивой и скромной. В этом была заслуга матери воспитывающей в своих детях глубокие, моральные принципы.

Окончив школу, девушка поступила в престижный университет, решив пойти по стопам отца, но в свободное время, вместе с матерью, занималась благотворительностью. Они ездили в страны Африки помогая нуждающимся и голодающим детям.

В одной из таких поездок она заболела вирусной лихорадкой.

Как только проявились симптомы её госпитализировали. Но, никакое лечение не помогало. Родителям Риги не давали разрешения на выезд. В стране началась эпидемия. Тогда они решили сделать это тайно и вывести дочь частным самолётом. Это требовало определённых действий и не малых затрат.

Рига вспоминала тот день довольно расплывчато. Истощённая болезнью она воспринимала всё происходящее вокруг, как в дурмане.

С утра у неё была мать. Она сообщила, что отец ведёт переговоры и очень скоро они улетят домой. Мать гладила Ригу по исхудавшей руке и обещала, что у них обязательно всё получится, что европейские доктора её вылечат, она поправится и всё будет хорошо.

После обеда, с новыми анализами, к ней заглянул её лечащий врач, американец Стив Алиен. Был он высок и строен. Имел аристократичные черты лица: высокий лоб, близко посаженные, голубые глаза, прямой нос и тонкие губы. Вьющиеся, коротко стриженные, русые волосы, чисто выбритое лицо, безупречно отглаженный халат, добавляли его внешности шарма и солидности. От него всегда приятно пахло, не смотря на жару и духоту.

Расспросив о самочувствии пациентки, доктор провёл осмотр.

– Что скажете доктор, – ослабевшим от болезни голосом спросила она.

Он очень внимательно посмотрел на неё.

– Послушайте. Я не хочу ходить вокруг да около и скажу без обиняков. Анализы ваши очень плохие. И в общем состоянии наблюдается лишь отрицательная динамика. Вы умираете Рига.

Это откровенное заявление, буквально, ошарашило девушку. До этого, все вокруг только поддерживали её. Даже сам Стив, ещё вчера, говорил совершенно противоположное.

Слёзы крупными, прозрачными каплями выкатились из глаз. Они катились по щекам оставляя мокрые дорожки и падали, падали, падали. Сегодня, так просто и буднично, Риге сообщили, что она умрет.

– Меня скоро увезут отсюда домой, – в слезах выкрикнула девушка.

Доктор молчал и совершенно не пытался её успокоить. Потом он встал, прошел в дальний угол палаты, где располагался умывальник и снял со стены небольшое овальное зеркало.

– Посмотрите на себя Рига. Неужели жизнь с таким лицом вас прельщает?

Девушка ахнула. То, что взглянуло на неё из зеркала, не было ею. Кожа лица обезображенная болезнью выглядела просто ужасно. Сухая и сморщенная, вся в страшных язвах и нарывах. Некоторые из них уже зажили, образовав безобразные рытвины. Глаза глубоко впали. Вокруг них образовались чёрные тени.

– Хотите ли вы жить с таким лицом? – вновь услышала она вопрос. – Здесь вам не поможет ни какая пластическая хирургия. Этот вирус проник слишком глубоко. Даже, если случится чудо и вы сможете попасть домой, и лучшие врачи будут бороться за вашу жизнь, вам придётся весь свой остаток жизни провести в клиниках и больницах.

– Поверьте, я давно изучаю этот вирус. В девяноста пяти случаях, это летальный исход. Но, остаётся ещё пять. Я уже видел таких как вы, переживших всех остальных. Я знаю, как и чем всё закончилось. Вы станете тяжелой обузой для своих родственников. Сначала энтузиазм и надежда ещё будут подпитывать их. Но потом, вы и сами устанете. Психика ваша даст сбой. Вы станете невыносимой, капризной, требовательной. Это не улучшит отношений. Конечно, родители любят вас, но всему есть предел. И когда-нибудь, они сами пожелают в душе вашей смерти.

Рига пустила голову на подушку и отвернулась. Сил смотреть в отражение больше не было.

– Уберите зеркало, – сухо сказала она.

Он вновь опустился на стул рядом с кроватью.

– Я в силах помочь вам избавить себя и своих близких от страданий.

– Поможете мне умереть, – не поворачивая, и не отрывая головы от подушки, спросила девушка.

– То, что я вам предложу, назвать смертью нельзя.

Она заинтересованно обернулась.

– Вы говорите загадками, доктор.

Он очень внимательно смотрел на неё, будто не решался ответить, но помолчав, всё же сказал:

– То, что я вам предложу вы можете воспринять, как шутку. Или даже фантастический бред. Но, поверьте, это не так. В принципе, я мог бы сделать это и без вашего на то согласия. Только, понимаете, вот в чём дело. После пробуждения, не предупреждённые, довольно часто ведут себя слишком неадекватно. Порою, это приводило к трагедии.

– Я не понимаю вас, Стив.

– Сейчас, я всё объясню.

– Дело в том, что я имею возможность извлечь ваше сознание, ваше Я, Эго, память, называйте это как хотите, из этого умирающего тела и поместить его в новое, здоровое.

Рига в недоумении уставилась на доктора.

– Вижу, вижу. Ваши глаза обо всём говорят. Я не заставляю вас верить мне так, сразу. Подумайте, хотели бы этого?

Она помолчала, собираясь с мыслями.

– Допустим, я вам верю. И, как вы это сделаете?

– Для меня это не проблема. Можем сделать это прямо сегодня. Существует только одна оговорка. Вы не будете иметь ко мне претензий по поводу того тела, в котором вам предстоит дальше существовать. Я вас заверяю, – поторопился он, увидев вопрос в глазах девушки. – Оно будет столь же совершенно и максимально похоже на вас. И, конечно, никаких контактов с вашими родственниками. Они будут думать, что вы скончались. Согласны ли вы с такими условиями?

– Да, я согласна, – неожиданно для себя произнесла девушка.

– Вот и ладно, вот и хорошо.

Рига увидела в его лице радостные перемены. Ей даже стало любопытно. У доктора, видимо, немного поехала крыша.

– Нам нужно подписать кое-какие бумаги, – доставая из кармана чёрный планшет, сказал он. – Здесь прописаны основные пункты договора.

Опасаясь какой-нибудь аферы, девушка внимательно всё прочла. Действительно, в бумаге говорилось лишь о том, что она добровольно соглашается на пересадку своего сознания (души) в другое тело, которое, согласно этого договора ей предоставит Стив Алиен. Он же становится её душеприказчиком. Так и написано – душеприказчиком. И что в дальнейшем она не будет иметь к нему никаких претензий.

Он же обязуется предоставить ей новое здоровое тело, максимально приближенное к его оригиналу, то есть теперешнему, настоящему.

– Если согласна, просто прижми все пальцы руки по очереди внизу договора.

При нажатии бумага под пальцем становилась мягкой, податливой, и на ней появлялся чёткий рисунок отпечатка.

Закончив, Рига передала планшет Стиву.

– Мы сделаем это сегодня, после вечернего обхода.

Вечером, после ужина, он вернулся. В руках его был пакет из которого доктор извлёк непонятный предмет, представлявший собой два круглых шара соединённых между собою тремя проводками. Один из шаров он раскрутил на две половины и уложил одну на живот, в районе пупка, а другую надел на голову, как священники католической церкви носят свои пилеолусы.

Другой шар он держал в руках и производил с ним какие-то манипуляции. Рига увидела, что шар начал светиться. По мере того, как свет разгорался, сознание её уплывало. Она закрыла глаза и растворилась в чёрной, непроглядной тьме небытия.

Стив Алиен сдержал своё обещание. Он действительно дал Риге новое тело и новую жизнь. Но жизнь эту, теперь она должна была провести вдали не только от родных и от дома, а и от самой Земли.

Доктором, на самом деле, оказался Ээрбар кёрге Игборн, высокородный дувур, владелец астероида «Хрустальный замок» и личного космолайнера – яхты «Желанная», где он проводил большую часть своего времени.

Рига пришла в себя именно там, в шикарном салоне, обставленном с невероятным шиком и блеском. Ээрбар любил красоту, шик и блеск во всём, без исключения. Он был коллекционером красоты и в поисках её не жалел ни сил ни средств.

Его батюшка, кёрге Игборн старший, оставил единственному сыну не только высокородный титул дувура, имевший близкие родственные связи с императорской семьёй и даже при случае, имевший право претендовать на трон, но и несметные богатства, которые заработал на купле-продаже и разработке синтетического келинга.

Рига не нуждалась ни в чём. Эр, как она называла своего покровителя, окружил её заботой и вниманием. Тело, что она получила взамен было, как две капли похожим на прежнее. За исключением маленьких дефектов, полученных девушкой в детстве: двух небольших шрамов, на локте и на коленке – последствий катания на скейте. Не было, также родинки подмышкой. Зато крохотная родинка над губой, осталась на прежнем месте.

Высокородный дувур, во всём ценил совершенство.

Они побывали на многих планетах, присутствовали на званых вечеринках и балах. И везде Рига была окружена массой поклонников, восхищающихся её красотой. Но она оставалась верна лишь ему, своему спасителю. Человеку, подарившему ей удивительную, новую жизнь.

Рига была влюблена. Всем сердцем. Однако, Эр не спешил к сближению. Прошло несколько месяцев, а он так ни разу и не воспользовался её влюблённостью. Тогда, девушка решила взять инициативу в свои руки, и открыто сообщить, что хочет близости с ним.

После очередного бала, когда они чуть захмелевшие от анггурского игристого вернулись на «Желанную», Рига решилась. Глядя на себя в высокие зеркала, во множестве украшавшие центральную каюту – гостиную, она видела прекрасную, утончённую леди, в длинном вечернем платье, сверкавшую драгоценностями, которыми в изобилии осыпал её дувур.

Конечно, он любит её. Иначе – невозможно. Иначе, зачем всё это?

Она подошла к нему близко и взглянула в глаза.

– Эр, дорогой, я очень – очень люблю тебя. Я хочу, чтобы ты не просто знал это. А знал, что благодарность моя не имеет границ. Я хочу дать тебе хоть толику того счастья, что даёшь мне ты, каждый день, каждый час.

Она потянулась к нему губами и он ответил на её поцелуй. В это мгновение Рига испытала истинное блаженство.

Тонкие бретельки платья скользнули по плечам обнажив белоснежную, с маленькими, розовыми сосками грудь. Он провёл по ним языком и они затвердели, сжались. У Риги вырвался стон наслаждения.

Поцелуи спускались ниже и ниже. Вот он ласкает её живот, вот ложбинку на сгибе бедра. Ниже – пальчики ног. И вновь возвращается к заветной ложбинке.

Рига в экстазе. Никогда и ни с кем ей не было так волшебно. Пик блаженства наступает скоро, взрывая сознание, рассыпаясь огненным фейерверком.

Но возлюбленный не спешит овладеть ею. Мягко, но настойчиво, он наклоняет её голову. И, чуть замешкавшись, она наконец понимает, что же он от неё хочет.

Теперь она осыпает его поцелуями. Плечи, грудь, живот. Ниже. Медленно и осторожно трогает губами налившийся и затвердевший член. Скоро её движения становятся все настойчивее. Любовник сам задаёт ритм, покачивая в такт бёдрами.

Со стоном он извергает из себя семя. Она не даёт ни одной капле пролиться. Вновь поцелуй в губы.

Это – счастье!

Ещё несколько раз после этого, они занимались любовью. Но никогда он не входил в неё. На скромные вопросы – просто отшучивался.

Рига стала вдруг замечать – Ээрбар охладел к ней. Всё чаще любимый находил отговорки, чтобы оставить её одну. Она скучала, но молча, и радовалась каждой минуте проведённой с ним.

Наконец однажды он объявил, что они летят на астероид. Рига ещё ни разу не бывала там. Сердце её наполнилось надеждой. Она верила в счастливый исход отношений со своим любимым.

«Хрустальный замок» был одним из спутников газового гиганта в звёздной системе Пион. В системе находилась и обитаемая планета, входящая в состав Галактического Союза. Но, дувур предпочитал иметь свою резиденцию вдали от чужих глаз и разговоров.

Астероид имел неправильную сферическую форму и размерами не превышал четверти земного шара. Искусственную атмосферу, в виде прозрачного купола и гравитацию, поддерживали специальные установки, требующие особого облуживания и больших затрат в эксплуатации. Дувур не скупился на это. Кроме того, он содержал ещё и не маленький штат охраны. Богатый вельможа знал, что слухи о его несметных сокровищах и экзотических коллекциях могли привлечь внимание воров и бандитов. Галактическая милиция рьяно боролась с преступностью, но её сил и средств, выделяемых имперским бюджетом, катастрофически не хватало. Виною подобных бед, несомненно, служило казнокрадство и бюрократический аппарат.

Ээрбар кёрге Игборн не удержался от желания показать новой пассии свою гордость – замковый комплекс, видимый даже из космоса. Широкий обзорный экран яхты открывал потрясающий вид на него. Рига, полными восхищения глазами, смотрела на это чудо, созданное чьим-то гением.

– Замок выложен из смальтового камня привезённого мною из далёких каменоломен Ке Ших. Это редкая порода, и мало кто может похвастаться, что имеет, хотя бы подобную отделку. Я, конечно, не хвастаюсь, но сам император не может позволить себе подобной роскоши, – с явной гордостью заявлял Ээрбар.

И действительно, вид замка впечатлял. Отсюда, из космоса, сквозь прозрачный искусственный купол, освещенный лучами звезды, он сверкал и переливался, будь-то был создан из хрусталя.

На самом деле, при ближайшем осмотре, Рига заметила, что стены замка больше похожи на матовое стекло, чем на хрусталь. Видимость прозрачности и сияния граней придавали ему преломления света сквозь атмосферу и дувур, конечно, знал об этом. Это была дополнительная пыль в глаза для других – богатых, влиятельных и, несомненно, завистливых. Но, маленькой глупой землянке не обязательно было об этом знать. Её ждала участь стать просто частью его великолепной коллекции, которая и являлась самой большой страстью этого человека.

Рига оказалась в золотой клетке. Только томилась она в ней не одна. В прекрасном замке, буквально набитом редкостями и уникальными собраниями произведений искусства, привезёнными со всех уголков галактики, содержалась ещё одна, необычная коллекция красавиц, а по сути, самый настоящий гарем, который устроил для себя владелец замка.

Безапелляционно, дувур сообщил Риге, что теперь это её новый дом. Здесь она будет жить, неукоснительно соблюдая правила, которые ей объяснит Рагда – домоправительница и главная по хозяйству.

Может быть Рига и смирилась бы со своей участью. Жить в замке было удовольствием. Хозяин не скупился и все девушки были осыпаны благами. У каждой были собственные покои, кучи нарядов, драгоценностей. Они позволяли себе, если не всё, то очень многое. Замок окружал ухоженный сад с искусственным водоёмом, в их пользовании находилась прекрасная библиотека и фильмотека. А раз в месяц, на астероид, прилетал торговый корабль. Он привозил не только разные, нужные в быту товары, но и частных музыкантов и актёров, которые развлекали девушек, скрашивая дни их одиночества в разлуке с любимым хозяином.

Возможно и девушки, уже давно смирились со своим полурабским положением потому, что многих из них, как и Ригу, дувур вытащил, буквально из лап смерти. А кого-то просто ждала безрадостная учесть влачить существование на убогих, нищих планетах, раздвигая ноги в борделях, для любого забулдыги за пайку еды.

Она, даже готова была делить его любовь с этими девушками. Но к сожалению, не готова была видеть, как он занимается этим на глазах у всего гарема.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю