290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ) » Текст книги (страница 5)
Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 17:00

Текст книги "Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ)"


Автор книги: Ольга Тишина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 14 страниц)

Грут промолчал.

Действительно, Ток замечал, с самого первого дня пребывания в Центре все дисциплины давались ему очень легко. Физическая подготовка, стрельба из любого вида оружия, боевые приёмы. Тело словно помнило все эти навыки и сейчас просто повторяло. Но, более всего, удивляло преподавателей – ясность ума грута и его память. Всё давалось Току легко, даже владение шпагой и мечом. Но, если во владение мечом и ножом некоторые, всё же, достигали совершенства, то овладение шпагой было для тяжелых грутов просто кошмаром. Поэтому, зачастую, это владение сводилось к обязательному ношению её на поясе лишь во время церемоний.

Все месяцы обучения здесь он получал только положительные характеристики. При боевых тренировках ему одному в своей курии или группе давалось исключительное право стратега, так как, он легко запоминал местность и ориентировался на ней, мог быстро принять правильное в любой ситуации решение, молниеносно просчитывал в уме несколько вариантов исхода боя.

Поэтому, Ток не сомневался, что просьба его будет удовлетворена. Там, куда он стремился была вероятность встречи со своим прошлым.

Мысли грута прервал продолжающийся монолог офицера.

– Ну, что же, солдат. К сожалению, не я решаю подобный вопрос. Я могу лишь дать рекомендации, но окончательное слово выносит комиссия. И она решила удовлетворить вашу просьбу. Вы направляетесь по контракту в удалённый рукав галактики, на три года, сглаживать конфликты местных феодалов и ловить пиратов.

______________________________________________

Пираты оборудовали своё логово на одной из неприметных планет системы Хешас.

Когда-то, миллионы лет назад, планета была обитаема гигантскими, глубинными червями – Ваму, исчезнувшими в силу неясных обстоятельств.

За сотни тысяч лет существования черви нарыли в глубинах своей планеты многие километры туннелей и огромных пещер. Последние служили лежбищами и стоянками, где проходили массовые спаривания этих животных.

Пиратам не пришлось много стараться, чтобы соорудить неплохие, тайные схроны. За них это уже сделали черви.

Не потеряться в этих многочисленных тоннелях можно было лишь хорошо зная направление.

Ток запросил в архивах ранние исследования археолога Оги Жиа, единственного ученого, когда-либо интересовавшегося Ваму и изучавшего их жизнь. Ему повезло. Статья содержала не только описание внешнего вида, поведения и жизненного цикла гигантских животных, но имела подробную схему того, как и в какой определённой последовательности черви рыли свои ходы под землёй. Ученый вывел своеобразную формулу в попытке доказать разумность глубинных обитателей, но конечно же безуспешно.

Сейчас эти никому не нужные изыскания оказались стратегически важными документами, способными выковырять пиратов из их подземелий.

Составив по схемам ученого план, Ток, уже не рядовой гоплит, а центум боевого отряда из ста отборных грутов, под прикрытием метеоритного дождя, спустился на поверхность планеты.

Имея самое новейшее оборудование, в том числе, облегченные скафандры, отражающие частицы фотонов и дающие при свете достаточно близко подобраться незамеченными к противнику, группа гоплитов, во главе с Током, проникла в тоннели.

Шайку пиратов застали врасплох. Те, в уверенности своей полнейшей безнаказанности и недоступности для имперских властей, делили недавно взятую добычу.

Они ограбили межпланетарный поезд с колонистами.

Естественно, колонисты везли не только много собственного добра, но и массу дорогого оборудования. Кроме этого, в Новые Миры направлялась с миссионерской деятельностью сама Глава Всегалактической Церкви, её преосвященство Хейресс Милосердная, родная дочь императора Нинмея Са Рета IV, нынешней династии Ванзеру.

В этот раз пираты не только ограбили пассажиров, но и захватили кое-кого в плен. В основном это были красивые женщины. В их число, по какой-то причине, попала и не слишком молодая императорская дочь.

Император не просто рвал и метал. С плеч полетела, в прямом смысле этого слова, не одна чиновничья голова. Подобная казнь, в Галактическом Союзе, не была под запретом.

На делишки пиратов местные окраинно-галактические власти прикрывали глаза, порою и сами пользуясь услугами корсаров, ради выгоды или устранения конкурентов. Но, произошедшее событие, в корне меняло всё. Власти пошли на контакты с военными, указав место дислокации пиратов.

Заданием группы Тока было полное уничтожение противника на месте и освобождение пленниц. Его группа была не единственной, но именно она первой обнаружила пиратов, забравшихся глубоко под землю.

Те, даже не удосужились выставить серьёзную охрану, а двое, что встретились на пути к главной пещере упились настолько, что так и уснули: один без штанов, а второй с зажатым в руке членом товарища.

Эх, трудна жизнь без женщин на корабле!

Сама пещера была гигантских размеров. Новые её обитатели довольно неплохо устроились здесь. Всё награбленное кучами ящиков и тюков было свалено в одном из мало освещённых углов.

Здесь же, недалеко, стояли электрокары и манипуляторы, а так же внушительных размеров генератор. Пары установленных под самым потолком мощных прожекторов не хватало для полного освещения этого гигантского помещения.

Заложниц нигде не было видно. Ток запустил имитацию паукообразного представителя местной фауны – мобильную камеру, чтобы внимательно всё осмотреть.

Паук, резво передвигая тонкими лапками, по стене взобрался на потолок и там присосался. Ток подсоединился к камере. Теперь, через её окуляры, он мог прекрасно видеть, приближая или отдаляя изображение.

Пираты пьянствовали. Всего Ток насчитал их тридцать. Пять из них оказались женского пола. За грязным, грубо сколоченным и покрытым, видимо для большей эстетики, куском буро-белого пластика столом, сидела вся или почти вся шайка. Многие уже спали, уронив головы на стол. Кто-то нашёл в себе силы добраться до топчанов у стены.

В более или менее приглядном виде оставалось лишь несколько человек, в том числе и главарь, с его близкими помощниками, которые сейчас спорили о добыче, а именно о живом товаре – захваченных женщинах.

– Кэп, – пьяный голос принадлежал высокому, худому, рыжеволосому и конопатому парню, – ну дай, хоть, пощупать одну.

Он громко икнул.

– Иди, пощупай, вон – Хрюху. Заскорузлыми пальцами, с давно не стриженными ногтями, кэп ткнул в сторону спящей, и постанывающей во сне, представительницы расы хрюков. – Она уже давно тебя заждалась, виш, даже во сне чешется о твой попрошайник в штанах.

Все, кто был ещё в состоянии, громко заржали.

– Чё это, попрошайник!? – обиделся верзила.

– А то, что просишь! – грубо ответил ему капитан. – Вон видишь, Чуха скоро освободится, иди к ней, она тебе и без просьбы соску твою соснёт.

Громкий, грубый смех, вновь раскатистым эхом отразился от стен пещеры.

Обиженный намёками на малое мужское достоинство верзила посмотрел в дальний угол, где дородная, белокожая и белобрысая деваха, устроившись между ног развалившегося на топчане мужика и выпятив на всеобщее обозрение две круглые ягодицы, усердно старалась сделать тому хорошо.

Мужик постанывал, что-то бормотал и мотал головой из стороны в сторону, как будто был против происходящего. Он даже пытался отмахнуться от девахи руками. Но это у него получалось неважно. Деваха была упорной.

В какой-то момент, рыжий верзила сделал усилие встать и помочь обоим несчастным: освободить от назойливых услуг девахи несчастного мужика и предложить взамен себя. Но, его опередили. Сзади к девахе, пьяно пошатываясь, подошел маленький, щупленький человечек в вязаной шапочке, натянутой на уши и полосатой безрукавке на голое тело, не скрывающей татуированные от кончиков пальцев до самых плеч руки.

Расставив для равновесия ноги и чуть отклонившись назад, он не торопясь расстегнул ремень и спустил штаны. Погладив аппетитные ягодицы женщины, он сначала смачно поцеловал каждую, а затем пристроился сзади.

Девка начала стонать и подмахивать, видимо процесс ей понравился. Но мужика так и не отпустила, найдя подходящий для этого случая ритм.

В этот момент Ток начал действовать. В ход пошли капсулы с транквилизатором, специальный состав которых одинаково хорошо воздействовал на представителя любой расы Галактического Союза. Действовал газ практически сразу. А в купе с алкоголем давал мгновенный эффект.

Гоплитам не пришлось сделать ни одного выстрела.

В соседнем, отгороженном от основной пещеры, небольшом помещении находились пленницы. Главарь пиратов видимо собирался продать женщин на подпольном рабовладельческом рынке и до выяснения всех обстоятельств их здоровья, и девственности, не позволял своим гаврикам ни одну тронуть хоть пальцем.

Чтобы женщины не нашли способ сбежать, пираты их чем-то накачали. Все пленницы, включая Её преподобие, лежали вповалку на полу пещеры и находились в бессознательном состоянии.

Ток получил личный приказ, любой ценой спасти дочь императора. Поэтому в первую очередь нашёл её среди неподвижных женских тел. Он осторожно взял женщину на руки и отдавая на ходу приказы своим солдатам поспешил на катер ожидавший группу у входа в подземелья.

В пещеру уже прибыли другие группы. Ток оставил разборки с пиратами на них.

Военные катера, в обязательном порядке, были снабжены медицинским оборудованием. Не раз бывало, такая скорая помощь спасала жизни солдат получивших ранение на агрессивной планете. Противник мог быть любым: от дикого, ядовитого животного, до разумного существа.

Уложив Её преподобие на медицинское кресло, Ток довольно профессионально подключил медком. Компьютер просканировал тело и выдал диагноз, что никаких внутренних повреждений в организме не обнаружено. Женщина была абсолютно здорова.

Чуть позже, более глубокий анализ дал результат о находящемся в крови пациентки сильно действующем веществе – наркотике, способном вырубить человека на пару суток. Медком предложил антидот.

Глядя на прекрасное, утончённое лицо, которое не портили ни крохотные морщинки у глаз, ни седые прядки волос, Ток вдруг поймал себя на мысли, что испытывает к этой женщине не просто симпатию, а какую-то сердечность. Где-то под ложечкой ёкнуло и засосало, когда веки её затрепетали и грут застеснялся себя, что вот сейчас, в эту секунду, она откроет глаза и увидит страшную, уродливую харю.

Он сделал попытку уйти. Но, она видимо уже пришла в сознание и остановила его за руку.

Конечно, Ток не раз видел голо изображение дочери императора, но когда взглянул в её аквамариновые глаза, к горлу почему-то подкатил ком. От Её преподобия веяло такой теплотой, такой любовью, от которой чувствительный и непохожий этим на своих соплеменников грут, расклеился окончательно. Где-то, из глубин души его, поднялась ревность ко всем тем, на кого она также посмотрит, кого приласкает своим добрым словом или взглядом.

Грут с трудом отогнал наваждение.

– Ваше преподобие, вы в безопасности. Мы сейчас следуем на имперский крейсер. Вам больше ничего не угрожает.

– Я знаю, – мягкое, глубокое контральто прозвучало совсем неожиданно. Грут ожидал чего угодно: страха в глазах, неприязни или даже брезгливости. Но не такого. Он опешил.

– Милый юноша, – вновь прозвучал чарующий голос, я – эмпат. Ещё не пришедши в себя окончательно, я почувствовала ваше отношение и симпатию. Это рассказало мне о многом.

Ток, во все свои четыре зрачка, смотрел на неё.

Сигнал о прибытии на крейсер, прервал их беседу.

– Помогите мне подняться, – попросила она. – Сейчас нам всё равно не дадут поговорить. А мне бы хотелось этого. Вы заинтересовали меня и – заинтриговали.

Автоматика дверей сработала и на борт катера, буквально, ворвался человек. Выглядел он комично. В бордовых, плюшевых панталонах и, не сходящемся на объёмном животе, такого же цвета и качества сюртуке, в белых гольфах, обутых в лакированные красные туфли с золотой пряжкой, в надетом на шею кружевном жабо, он более всего напоминал концертмейстера, у которого, из-за каприза звезды вот-вот сорвётся концерт.

Увидевши дочь императора в полном здравии, он закатив глаза и схватив себя руками, со сплошь нанизанными перстнями на пухлых пальцах, за абсолютно лысую голову, бухнулся перед Её преподобием на колени и запричитал:

– Ваше преосвященство! – голос его от возбуждения и эмоций срывался на визг. – Ваше высочество! Как я рад, как счастлив. Он подполз к ней на корячках и обняв за ноги, стал их лобызать.

– Крютон! Прекратите!

Её преосвященство залилась краской.

– Встаньте немедленно! Это переходит все границы!

В голосе женщины прозвучали металлические нотки.

Толстяк тут же вскочил. И, как ни в чём небывало, сменив маску страдания на маску собственного достоинства, галантно предложил даме руку. Она не стала артачиться и сопротивляться. Просто, привычно оперлась на неё. Но на секунду, всё же, вновь взглянула на Тока и произнесла:

– Мы обязательно ещё поговорим.

Разговор состоялся довольно скоро. Её преподобие приняла младшего офицера Особого легиона Его императорского величества Тока Альгутта Муррея в vip-каюте, предназначенной для Наварха и выделенной капитаном крейсера – стратегом Лукой спасённой дочери императора для её личных нужд. Хотя, капитан, по такому случаю, готов был отдать и собственную каюту. Живая и здоровая Хейресс Са Рета Ванзеру была залогом жизни и здоровья не только самого стратега и его семьи, но, возможно, могла дать особые привилегии и статусы ему и его команде, которая так благополучно провела операцию по освобождению важной имперской персоны.

Каюта была обставлена скромно, но со вкусом. Кожаный, полукруглый диван, бежевого цвета, для приёма гостей в спокойной обстановке; примыкающий к нему овальный, из прозрачного пластика столик; большой, обзорный псевдо экран, меняющий картинку под настроение хозяина; несколько полок с настоящими книгами, встроенный шкаф, рабочий стол и выдвижное кресло, составляли весь интерьер. На полу лежал пёстрый ковёр. Пара симпатичных икебан вносили в обстановку штрих уюта.

Её преосвященство ждала Тока. Когда он вошёл, Хейресс листала страницы старинной книги. Она подняла голову и улыбнулась.

Эта улыбка вновь всколыхнула в груте какие-то неведомые, чувственные глубины. Он застыл на пороге.

– Проходите Ток, – приглашающим жестом женщина показала на мягкий диван.

Она закрыла и отложила книгу. Ток прочёл название – «Всегалактическая история народов и рас».

– Это была любимая книга моей единственной внучки, – уловив интерес в глазах собеседника, сказала она. – Вы держали когда-нибудь в руках настоящие книги? Я имею ввиду, подобные этим.

– Да, читал – совершенно не задумываясь, ответил грут.

Она удивилась.

– То есть, нет, – тут же поправился он, – видел.

– Ну, это неважно, сейчас. Я бы хотела подарить её вам, как знак моего признания. Она протянула ему объёмный фолиант.

– Но, это не всё. Мне сказали, что именно вы разгадали план подземелий, тем самым, совершенно внезапно и бескровно разоружили врага не погубив ни одной жизни. Даже жизни этих подонков – работорговцев. Любая жизнь священна, так учит моя церковь. Скажите Ток, вы верите во что-нибудь или в кого-то?

– Да, Са Рета – в своего командира, Наварха и императора, – отчеканил заученный текст грут.

Она снова улыбнулась.

– Ладно, не буду вас докучать своими догматами о верованиях. Вы солдат, и ваш бог – командир. А сейчас, вы ещё и герой. За доблесть вас непременно наградят. Но, я бы хотела отблагодарить вас, лично.

Хейресс обернулась назад и сняла с полки плоскую, небольшую коробку с императорским оттиском, в виде двух перекрещенных шпаг на фоне шестиконечной звезды.

Она открыла коробку. В ней, в углублениях, лежали те самые имперские звёзды. Ровно две. Усыпанные бриллиантами, под светом ярких, искусственных ламп, они сверкали и переливались тысячей искусных граней, отражаясь в парных зрачках неискушенного, подобной роскошью, наёмника.

– Они прекрасны, – на выдохе сказал он.

– Вы удивительный представитель своей расы, – вынимая из коробки одну из звёзд, сказала Хейресс. Я слышу вашу душу, она чиста и чувствительна. И меня это удивляет.

Наклонившись к груту женщина приколола звезду к его предплечью.

– Вы повышены в звании Альгутта. Эта звезда, почётный знак легионеров высшей когорты. С этого дня, ваша служба на флоте окончена. Сам император подписал приказ о зачислении вас в его личную гвардию. Теперь, хоть иногда, мы будем видеться с вами Ток. И мне, будет это приятно, – вставая с дивана и намекая об окончании разговора, сказала она.

Эта встреча оказалась судьбоносной.

_________________________________________________

Хамгал Гарда – личная гвардия императора Галактического Союза состояла из отборных бойцов, обязательно имевших практический военный опыт. Кроме того, критерием отбора в это элитное подразделение, была исключительная лояльность императору и императорской семье.

После исчезновения наследницы, император Нинмей IV стал уделять больше внимания охране своей персоны. И, если раньше он мог позволить себе прогулки по столице лишь в окружении свиты, теперь, даже из личных покоев, не выходил без сопровождения вооруженных до зубов гвардейцев.

Попав в императорскую резиденцию Ток удивлялся простоте и аскетическому образу жизни человека, имевшего практически неограниченную власть. Император жил по жесткому расписанию, нарушить которое могли только непредвиденные обстоятельства, такие, например, как собственный недуг. Но, император имел отменное здоровье и в свои сто пятьдесят четыре года выглядел моложавым и подтянутым.

Ток заступал на дежурство в пять тридцать, ровно за полчаса до пробуждения императора. Обязанности были довольно рутинные. Разнообразие вносили лишь выезды из резиденции, которые случались не более двух, трёх раз в неделю. Всё остальное время Нинмей Са Рета предпочитал проводить дома, решая многие вопросы и проблемы не выходя из кабинета.

Отдежурив до восьми тридцати вечера, Ток сдавал полномочия ночному сменщику и был совершенно свободен ровно двое суток, после чего сам заступал в ночь.

Времени на личную жизнь было предостаточно.

Рига была на седьмом небе от счастья узнав, что Ток возвращается в столицу и не просто, а героем, спасшим дочь императора. Теперь они не расставались. Маленький домик был выкуплен, сад благоухал. По вечерам, когда грут был свободен от службы, они сидели в своём саду, пили горячий шоколад, вдыхая благоуханные ароматы цветущих растений. В такие минуты они много молчали или наоборот, болтали и смеялись без умолку.

Эти двое не строили планов на будущее. Просто жили. Наслаждаясь покоем, миром и гармонией в своих отношениях.

Рига получила лицензию и арендовала помещение. У неё набралась маленькая группа девочек, для занятий танцем и аэробикой. Доход от этого окупал лишь аренду, но видя счастливые глаза девушки, грут тоже был счастлив. Жалования, которое он получал, хватало, на вполне безбедную жизнь для двоих.

Каждую неделю всем гвардейцам из личной охраны императора полагалось провести не менее пятнадцати часов физических тренировок. Спортивный комплекс, оборудованный тренажерами, тирами, беговыми дорожками, бассейном, саунами и учебными классами, где их знакомили с новинками вооружения, находился на территории резиденции императора.

Здесь можно было, в неуставной атмосфере, общаться с коллегами. Заводить дружбу и знакомства.

Личная охрана императора состояла из представителей разных рас Галактического Союза. Здесь служили:

– свирепые араханки, увидев которых, на тренировках, Ток мысленно перекрестился. Время вендетты, за смерть Велты, уже истекло;

– увёртливые и быстрые лакертианцы, способные, как хамелеоны, менять цвет кожи, становясь практически невидимыми;

– теки, очень малочисленная раса крылатых людей, тонких и хрупких на первый взгляд, но отличных бойцов, обладающих способностью предугадывать шаги противника, так как являлись телепатами.

И еще множество других, похожих и не похожих на людей, но заслуживших своей доблестью это почетное место.

Ток был единственным представителем расы грутов среди гвардейцев, поэтому дружбу водить с ним никто не стремился. Его замечали и всегда уважительно обращались вне дежурства и на тренировках другие наёмники. Но не более того.

Току этого было достаточно.

Он так и не встретил никого, кто бы знал о его прошлой жизни. Все другие груты, с кем он служил в Особом легионе, ничего не знали о нём. С соплеменниками ему было общаться трудно, по причине их косноязычности и даже, в какой-то мере, тупости. Они были прекрасные солдаты, готовые любой ценой исполнить приказ командира, но ни один из них, кроме, разумеется Тока, не заслужил звания выше рядового гоплита.

_______________________________________

Правительственный дворец находился на центральной площади «Семи императоров». Хотя говорить «на площади», было бы в данный момент не совсем уместно. Дворец находился не на, а над. Снизу это выглядело, как гигантский, чуть выпуклый зеркальный диск, зависший на высоте двенадцати этажного дома. Тень от дворца падала на землю, давая немного прохлады в эту невыносимую жару, стоявшую вот уже пару недель.

Если взглянуть на дворец сверху, то его архитектура была кубической формы и представляла собой минималистическое направление, модное в империи ещё при покойном отце нынешнего правителя.

Короче говоря, более всего напоминала пирамиды ацтеков.

Ток прибыл во дворец в составе личной охраны Нинмея IV, который был вызван собственным Правительством на внеочередное заседание по поводу права наследования императорского трона.

Вся охрана, сопровождавшая императора вне его личной резиденции, по традиции, была облачена в униформу серо стальных и чёрных цветов. В комплект входил также шлем с забралом, перчатки и ботинки на толстой, противокислотной, несгораемой подошве. Гвардейцы должны были выглядеть, исключительно, безликими.

На лице императора не дрогнул ни один мускул, когда Собрание, извинившись, но всё же настойчиво открыло животрепещущую тему, вот уже несколько последних месяцев не сходившую с уст граждан империи, смачно обсасываясь во всех, без исключения СМИ.

Первым по протоколу слово взял председатель Собрания Правительства Галактического Союза, фактический руководитель экономического сектора и троюродный брат императора по материнской линии.

Было видно, что данный вопрос ему в тягость, так как была известна их взаимная симпатия, скреплённая ещё дружбой с детских и юношеских лет. Но, председатель, по законам Галактического Союза, подчинялся не только императору, имевшему в своём распоряжении и непосредственном подчинении весь космический флот, на чём и зиждилась его власть, но и планетарным правителям – вассалам, составлявшим костяк самого Правительства. А для этих, главным, всегда оставалась экономическая стабильность подведомственных им миров, которая базировалась на незыблемых законах и уставах императорского двора и их неукоснительного соблюдения.

Императорский трон оставался без наследника и это очень беспокоило всех.

Внезапная или случайная смерть Нинмея IV могла привести к неопределённым последствиям, что плохо, если не катастрофически, могло сказаться на галактической экономике.

Все, без исключения правители, умели считать свои деньги.

Проблема заключалась в том, что трон император мог передать только по женской линии, то есть, своей дочери. А вот дочь уже, обязана была передать трон по мужской линии, то есть сыну. Император имел много дочерей, но лишь одна из них имела чистые человеческие гены без примесей каких-либо рас. Это было наиважнейшим условием наследования трона.

Но вот в чём загвоздка. После трагической гибели супруга, принцесса предпочла трону – молитву, оставив политику и полностью погрузившись в миссионерскую деятельность.

Единственный внук императора не имел права на престол, зато это право имела следующая в роду женщина.

Его императорское величество обожал свою правнучку и возлагал на неё большие надежды, ведь на ней могла оборваться династия Ванзеру.

Нинмей IV имел чуткий нюх, и давно сложил дважды два. Череда неприятностей с членами императорской семьи, казалась ему не случайной. Внезапное и загадочное исчезновение последней наследницы утвердила его предположение. Огромные силы были брошены на поиски принцессы. И, наконец недавно, спустя целых пять лет, у них появилась зацепка. Маленькая. Но, дающая большую надежду.

Поэтому, вся эта, как он её называл «правительственная возня», раздражала императора.

– Его величество должен понимать необходимость принятия решения о наследовании императорского трона в соответствии с традициями принятыми со времен расселения народов, – зачитывая монотонным голосом протокол, вещал председатель. – В связи с отсутствием прямых наследников по женской линии, имеющих чистые человеческие гены, как требует того Закон, Собрание предоставляет список возможных кандидатов, претендующих на трон, по второй и третьей линиям наследования. Согласно Закона, новая династия должна начать свой отсчёт с представителя мужского рода, имеющего чистые, человеческие гены и далее, продолжать передачу наследования, согласно Закона, по женской линии. Список кандидатов вручается Его императорскому величеству публично, для ознакомления и принятия соответствующего решения, в сроки, определённые Собранием, а именно, в течение шести средне галактических месяцев со времени вручения данного списка.

Собрание происходило в малом зале заседаний правительственного дворца, где Ток присутствовал впервые. Император восседал на троне, точной копии церемониального, стоящего во Дворце коронации, в личной ложе, отгороженной от остального народа прозрачной пуленепробиваемой перегородкой. Здесь же находилась и часть охраны, в том числе и Ток. Остальные гвардейцы, в определённом порядке, рассредоточились по залу.

Груту прекрасно были видны всё присутствующее Собрание. Его особое зрение помогало рассмотреть каждого в подробностях, увидеть их мимику и реакцию на происходящее.

Наконец, список кандидатов был передан императору. Быстро пробежав глазами по нему, Нинмей IV поднял глаза к Собранию.

– Что же, – произнёс он баритоном. – Я вижу, многие из вас подняли свои родовые архивы. Некоторые имена, действительно, имеют честь быть упомянутыми в императорском семейном древе. Меня лишь поражает, сколько из вас умудрилось за тысячелетнюю историю действующей императорской династии Ванзеру, сохранить свои чистые человеческие гены. Меня наводит всё это на мысль, что вы спали и видели, когда же императорская семья выродится.

В зале притворно негодующе зашумели. Император поднял руку в успокаивающем жесте и продолжил:

– Все претенденты в этом списке на трон подвергнутся тщательной проверке моими личными генетиками, в моих лабораториях. Только после этого я смогу принять решение о наследовании.

Из зала послышались выкрики:

– Император не доверяет…

– Все были проверены…

– Специальная комиссия…

– Анализы…

– Чистокровный…

– Нарушение закона…

И прочие.

Но, император молчал.

Слово вновь взял председатель.

– Хочу напомнить уважаемому Собранию, что это право законно. В интересах императора передать трон тому, кто подходит по всем параметрам. Не забывайте, это будет новая династия, новая кровь. Но она должна быть чистой. Это, самое главное. В списке есть и моё имя. Так вот, хочу сообщить всем присутствующим, что я даю императору своё личное согласие на проверку моих генов и генов моих детей, внуков и правнуков. Остальные, кто будучи внесёнными в список, откажутся от проверки, подвергнутся маркировке и автоматически выбывают из претендентов на трон.

На этот раз присутствующие хранили молчание. Собрание было окончено.

На посадочной площадке, куда направился император, его ждал посыльный. Тщательно проверенному охраной, ему было позволено обратиться к Его высочеству. Нинмей, видимо знал этого человека, протянувшего в руки императора, как того требовали в подобных случаях традиции, свиток из псевдо бумаги с рукописным текстом. Развернувши послание, император, ухмыльнувшись, произнёс:

– Юный Ангур, с каких это пор вы находитесь на побегушках у Игборна?

Юноша вспыхнул.

– Ваше императорское высочество, мы с дувуром друзья.

– Вот, как!? Я что-то не видел вашего имени в списке. А имя Ээрбара Игборна, там на первом месте. Вы, что же думаете, если он займёт трон, то вы так и останетесь друзьями. Этот человек из семьи, у которых даже прислуга имеет чистые гены.

– А вы, я так понимаю, имеете родство с местным населением ваших владений, – намекнув на удлиненные и заострённые уши, добавил император.

– Ну, хорошо, – смягчился он, глядя на смущённое лицо юноши. Передайте дувуру – я жду его прямо сегодня, без четверти пять и ни минутой позже.

Счастливый Ангур, сделав поклон головой, удалился. Император, задумчиво смотрел ему вслед. Потом, резко развернулся и молча направился к летающей машине. Через двадцать минут, по расписанию, он должен обедать с дочерью.

Ээрбар, сопровождаемый небольшой свитой, прибыл в императорскую резиденцию, ровно в половине пятого. Свита осталась ждать своего хозяина в общей приёмной, куда после обеденного перерыва, центум гвардейцев направил дежурить Тока и ещё одного парня из расы крылатых тегов.

Компания, прибывшая с дувуром, вела себя довольно развязно. Две девушки и трое юношей разряженные, словно новогодние елки и в прямом смысле украшенные разноцветными, мигающими гирляндами, вызывающе громко разговаривали и смеялись. Ток понял, что молодёжь под кайфом и ждёт «продолжения банкета». Они постоянно вытягивали свои тонкие шеи, увешанные тяжелыми цацками, когда на широкой лестнице, ведущей в главные покои резиденции, появлялся хоть кто-то. Молодёжь маялась. Ей было скучно. И тогда, им в голову пришло развлечение.

Сначала, они просто посматривали на гвардейцев. Потом, стали шептаться и хихикать. Более всего, из них выделялся один. Небольшого роста, с синими, патлатыми волосами, одетый в короткие, обтягивающие, серебристого цвета лосины и болеро на голое тело. Пошептавшись о чем-то с товарищами, он вразвалочку направился к гвардейцам, стоящим по разные стороны лестницы.

Не доходя метров пяти, он на миг остановился, оценивая «противника». Но быстро принял решение и двинулся в сторону грута.

Подойдя вплотную к Току, он нагло и бесцеремонно стал рассматривать гвардейца снизу вверх. Выскочка еле доставал груту до середины груди.

После тщательного осмотра он повернулся к компании и прокомментировал:

– Настоящий, калабава, урод!

Компашка заухмылялась.

– Лала, – продолжил он, обращаясь к одной из девиц. – У него, калабава, торчок, как у наирского онга, с которым ты, калабава, развлекалась недавно. Хочешь попробовать этого?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю