290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ) » Текст книги (страница 6)
Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 17:00

Текст книги "Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ)"


Автор книги: Ольга Тишина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 14 страниц)

– Я уже пробовала с таким, калабава, – манерно пропела девчонка. Выдрал меня, калабава, потом неделю болело.

– Да-а? – удивлённо протянул выскочка и вновь внимательно стал разглядывать грута.

Току, как и всем гвардейцам, было запрещено разговаривать с посетителями и гостями. Он мог ответить лишь перед своим непосредственным командованием, мажордомом дворца или самим императором. Поэтому, он терпеливо молчал не отвечая на нападки «золотой» избалованной молодёжи.

Вообще, Ток привык, что на его внешность мало обращают внимания. А скрывая под свободной одеждой своё немереное, находящееся в постоянном тонусе мужское естество, ничем не отличался от большинства граждан столицы.

Но униформа гвардейца, к сожалению, не позволяла этого скрыть.

Молодняк продолжал обсуждать внешность грута словно он был не живым, а статуей, стоящей у лестницы. Их сексуальная жизнь видимо была очень насыщенной и разнообразной, поскольку в фантазиях, которые они хихикая и гогоча озвучивали не стесняясь, груту была уготована роль о которой он сам никогда бы и помыслить не мог.

Ярко, в подробностях, рассказывая с кем и как он бы спарил грута, разряженный словно клоун выскочка так распалился, что не отдавая себе отчёт решил потрогать у Тока в штанах.

Это он сделал зря. Клокотавший в глубине души всегда спокойного и уравновешенного Тока гнев вышел наружу. Ещё некоторое время назад, увидев Ээрбара, он еле сдержался, чтобы не плюнуть в его надменную рожу за то, что тот сотворил с Ригой. Ему было неприятно даже слышать это имя, не то что вытягиваться в струну перед ним, как требовал того устав. И вот теперь сопляки, что прибыли в сопровождении дувура, нагло издевались над гвардейцем его императорского величества, пребывая в полной уверенности своей безнаказанности.

Поэтому, как только рука подонка дотронулась до тела грута, он заученным долгими тренировками движением эту руку сломал. Причем сделал это сразу в трёх местах, чтобы молодняк навсегда запомнил урок.

Визжал выскочка долго. Даже когда гвардейская медицинская бригада, вколов дозу обезболивающего, грузила его тщедушное тело для транспортировки в лазарет, он продолжал выть и стонать. Остальная компания, с испуганными лицами, жалась друг к другу.

– Гвардеец Альгутта Муррей, вы на время расследования происшествия отстраняетесь от несения службы.

Центум гвардейцев вручил груту предписание.

– Вас вызовут на допрос. Пока вы свободны.





часть 4

Грут сидел в собственном кабинете и глазел в окно. Окно было настоящим. Оно выходило на задний двор и казало не слишком приятную картину. Взгляд Тока, наверно в сотый раз за сегодня, упёрся в стену напротив. Облупленная, несущая давние следы бежево – розовой краски стена принадлежала зданию напротив, делившему этот дворик с заведением в котором находился грут. Деревянная, сколоченная из досок и видавшая виды дверь, была закрыта на висячий замок. Внизу справа, доски дверей, будто кто-то прогрыз, оставив небольшой лаз. Рядом с ним у пустой миски, нахохлившись, сидела пёстрая кошка в ожидании обеда.

Чуть левее располагалась узкая, металлическая лестница с перилами. Она разделяла это здание с ещё одним – не лучшего вида, имевшем маленькие, грязные окошки кое-где забитые фанерой.

Лестница поднималась на пару метров и уходила под углом влево. Затем, но уже выше, небольшой площадкой ведущей к закрытой, обшарпанной двери показывалась вновь, и снова заворачивала. На металлических перилах сушились тряпки, бывшие когда-то коврами. В одном из углов, довольно аккуратной стопкой был сложен шифер. В другом углу находился мусорный контейнер, сейчас пустовавший.

Ток оторвал взгляд от созерцания убогости и задёрнул жалюзи.

Атмосфера кабинета, в отличие от вида из окна, казалась более приятной. И в этом была заслуга грута. С тех пор, как он получил должность начальника безопасности и занял причитающийся ему кабинет, Ток многое здесь поменял. Сделал ремонт, украсил стены симпатичными репродукциями, сменил тяжелое, массивное бюро бывшего хозяина кабинета на лёгкий, но практичный письменный стол, поставил новый сетевой коммутатор и уговорил своего работодателя разориться на голоэкран, занимавший практически целую стену.

В данный момент голоэкран не показывал ничего интересного. Картинки в большинстве своём были статичны. Лишь изредка по коридорам из помещения в помещение передвигались люди. В основном персонал.

В кухне активности было больше. Повара уже готовились к встрече с посетителями.

Пробежав глазами по всем секциям экрана, Ток откинулся на спинку кресла. Часы показывали без четверти двенадцать по средне галактическому. Скоро откроют двери заведения, и начнётся рутинная работа. – Надеюсь без происшествий, – подумал Ток, отправляя по коммутатору сигнал готовности своим непосредственным подчинённым – охране, в количестве четырёх человек. Хотя, чисто внешне, некоторых из них довольно трудно было назвать людьми.

Уже около трёх месяцев грут служил начальником охраны ресторанного комплекса «Кринто». Его обязанностью был полный контроль безопасности в заведении в рабочее и не рабочее время, проверка лояльности персонала перед приёмом на работу, ну и конечно помощь (это естественно не афишировалось) правоохранительным органам планеты в поисках особо опасных элементов общества.

Наниматель Тока, сколотивший состояние не совсем законным способом, в определённый момент решил стать законопослушным гражданином, «завязав с криминалом» и открыв ресторанный бизнес. Чтобы бизнес процветал, ему пришлось заключить негласную сделку, сдавая своих бывших подельников и знакомцев из криминального мира планетарной милиции.

Надо отметить, что делал он это не часто и аккуратно, дабы не навести беду на себя уже с другой стороны. Жизнь в самом нижнем, наземном ярусе мегаполиса Хомат-Дэр не была райской. Те, кто жил выше, считали это место трущобами. Но на самом деле это было не совсем так. И здесь всё поддавалось определённому делению. Были довольно зажиточные районы, а были районы для бедняков.

Лично, милиция совалась сюда лишь в крайних случаях и только когда точно знала – зачем и куда. В остальное время, негласно, здесь правила конгрегация бизнесменов, устанавливая свои собственные правила. Конечно, от всех них «попахивало» криминальным душком. Но всё же, они держали здесь стабильный порядок. Местная мафия сдавала вконец зарвавшихся и борзых дельцов не хотевших жить по правилам и подозрительных чужаков, от которых, по их мнению, можно было ждать неприятностей. Милиция отчитывалась перед Правительством за успешные операции по ловле особо опасных преступников. Такой расклад вполне устраивал всех.

За время проведённое в этой должности Ток осуществлял помощь правоохранительным органам лишь дважды. Оба раза «клиентами» были какие-то прощелыги – аферисты, сбежавшие с верхних ярусов в поисках укрытия от правосудия. Такие не были членами местного общества, и сдать их органам не считалось чем-то зазорным.

Мысли Тока неожиданно скользнули в то время, когда им с Ригой пришлось покинуть Капитолий. Он поморщился. Его тогдашняя несдержанность, так не свойственная ему, Току Муррею, но совершенно нормально воспринятая другими людьми, довольно хорошо знавшими характер расы грутов, стоила их маленькой семье не только работы, но и дома.

Разбираться кто виноват в инциденте долго не стали. Конечно, как и положено, с него взяли показания, опросив также и другого гвардейца присутствовавшего в тот злополучный момент. Но решение было не в пользу грута. Дело могло бы принять и более тяжелый характер для него, поскольку дувур Ээрбар Игборн требовал сатисфакции, утверждая, что задета его честь, как близкого родственника и опекуна того самого парня, которому грут сломал руку.

Было ясно, как белый день, что истинная причина такого поведения дувура заключалась в том, чтобы опозорить личную гвардию императора, раздув галактический скандал в преддверии выбора наследника.

Император отреагировал на этот выпад довольно сухо и спокойно. Тока в обиду не дал, хотя тот был и не против принять дуэльный вызов. Он отлично владел шпагой. Однако Нинмей IV не знал об этой уникальной способности для обычного гоплита – грута и дал распоряжение просто уволить последнего со службы, не лишая званий и наград.

Току было немного обидно, но он понимал, что отделался за свою несдержанность довольно легко. В конце концов, можно было устроиться на работу в охрану или вновь вернуться в армию. Только он не учёл одного – высоких амбиций дувура. Тот не желал мириться, что император так неуважительно отнёсся к его чести и видимо решил собственноручно наказать невежественного грута.

Слежку за собой и за домом Ток вычислил сразу. Он даже запретил Риге высовывать нос из дома. Но вечно так продолжаться не могло. Самым страшным было то, что дувур сразу узнает Ригу и чем это могло кончиться Ток и девушка боялись даже представить. У Ээрбара были деньги и связи. Много денег и много связей. Он был первоочередным претендентом на Трон, и оставалась большая вероятность, что скоро его займёт.

Рига боялась дувура. Ток боялся за Ригу. Поэтому, на семейном совете было принято решение срочно валить из столицы. Куда-нибудь подальше. Например на Крин.

Сначала груту пришла очень неплохая идея отправить Ригу на Землю. Там вездесущий дувур мог бы искать её как иголку в стоге сена. Но прошерстив информационные, общедоступные сети, к своему удивлению, Ток обнаружил, что такой планеты в галактическом Союзе нет, а рейсов на неё не существует. Воспользовавшись своим личным допуском к имперским военным архивам, он узнал, что планета Терра (она же Земля), является резервацией и частной собственностью императорской фамилии и полёты на неё запрещены под страхом смерти, а координаты все засекречены.

Полёт на Землю отменялся, поэтому выбрали Крин. На Мурей соваться не стоило, там бы их искали в первую очередь.

Дом продавать не стали, а сдали по инфосети в аренду на полгода. Чтобы запутать следы билеты взяли на чартерный рейс, с остановками и дозаправками на семи планетах Союза. И это стоило не малых трат. Соблюдая маскировку, они под покровом ночи покинули дом. В соседнем квартале их ждало заранее заказанное такси. Через пару недель они были на Крине.

Устроившись в гостинице, первым делом Ток заявился к Мёз Хи, как единственной здесь знакомой. Кроме того, у Тока были основания предъявить Мёз некоторые претензии.

Найти мамашу клана хрюков удалось не сразу. С тех самых пор утекло много воды и произошло немало событий. Здесь, как и на Мурее, прошли кое-какие чистки. Клан Мёз Хи подвергся тщательной проверке на лояльность Союзу и соблюдение имперских законов. Чтобы не лишиться гражданства, а в худшем случае и головы, мамаша потратила огромные деньги на взятки, «замазывая» собственные делишки. Статус клана при этом резко упал вниз. Теперь семья обитала не на тринадцатом ярусе мегаполиса, откуда мечтала взобраться ещё выше, а почти в самом низу, на третьем ярусе, спустившись, как говорится сразу на десять пунктов.

Увидев Тока мамаша Мёз перепугалась. Только-только утихли все треволнения. Только-только дела вновь стали налаживаться. И вдруг этот малахольный грут просто сваливается на её бедную голову. Но начав с ним разговор она удивилась переменам произошедшим в нем. Нет, внешне он был всё тем же. А вот держался уже по-другому, более уверенно и независимо.

Узнав, что он не собирается её шантажировать за продажу его в рабство, Мёз Хи чуть расслабилась и подобрела. Грут рассказал ей не много, лишь то, что служил на флоте, а теперь ищет работу охранника. Она обещала помочь и в кратчайшие сроки исполнила обещание, дав ему один адресок и маленькую рекомендацию.

На должность его взяли довольно охотно. Не всякий космический пехотинец переезжал жить на Крин в Хомат-Дэр, который сами местные называли Свалкой и тем более не каждый был согласен жить в самом низу, когда все остальные предпочитали подняться повыше.

Но грут был без претензий. Платил хозяин вполне прилично. Этих денег хватало на комфортабельную квартирку с видом на море на десятом ярусе. Здесь в основном обитала богема, имевшая категорию доходов «то густо, то пусто». Работать Риге Ток запретил, лишь позволяя иногда позировать для местных художников, чтобы хоть как-то скрасить однообразные будни.

Воспоминания грута прервал стук в дверь. Взглянув на экран он увидел официантку из бара, принесшую ему обед.

Ток открыл дверь. Белокурая, смешливая Лайла вкатила тележку в кабинет.

– Привет шеф, – весело подмигнула она груту.

– Привет Лайла. Как дела?

– Хорошо, – поднимая поднос с обедом и водружая его на стол, сказала девушка. – Сегодня, Мол пригласил меня в выходные слетать на Фосс.

– Отлично Лайла. Может там, в романтической обстановке, он сделает тебе предложение?

Лайла в притворном удивлении расширила глаза.

– Ты думаешь!?

Ток пожал плечами. Ему нравилась эта пара. Маленькая и хрупкая, похожая на милую мышку Лайла и Мол, огромный, словно медведь и такой же волосатый, но имевший удивительно спокойный характер. Конечно это он, Ток, посоветовал Молу, своему охраннику, свозить Лайлу на Фосс и именно там сделать ей предложение.

Фосс был естественным спутником Крина, как Луна у Земли и был в почёте у молодоженов и влюблённых. На Фоссе было множество отелей предоставляющих услуги различного характера, в том числе романтические ужины на фоне восходящего Крина, бассейны под звёздным небом, объяснение в любви в невесомости и многое, многое другое, чего только не пожелает душа.

На вопрос дать совет как сделать Лайле предложение, Мол получил однозначное – на Фоссе. Ток даже сам заказал билеты на ближайшие выходные и помог выбрать обручальный браслет.

Упорхнув, словно птичка из кабинета, счастливая девушка оставила грута одного разбираться с обедом. Отбивная была просто великолепна. Ток наслаждался вкусовыми ощущениями попутно не забывая поглядывать на экраны.

Вдруг, вилка с нанизанным на ней сочным куском мяса выпала из рук и со звоном брякнула об тарелку с остатками отбивной. Грут уставился в экран, демонстрирующий одну из vip-кабинок, специальных небольших комнат, отделённых от основного зала и имеющих даже собственный вход. Подобными кабинками обычно пользовались более состоятельные клиенты, где они назначали встречи с партнерами по делам и бизнесу. Конечно, никто из них не знал, что все их «обеды и ужины» просматриваются службой охраны, а в некоторых случаях и прослушиваются.

Ток не однажды становился свидетелем подобных встреч. Информация полученная из таких источников была строго конфиденциальна, не афишировалась, и держалась в секрете до особого распоряжения хозяина. В общем, его довольно мало интересовали делишки местной мафии.

Но сейчас, забыв обо всём на свете, грут таращил свои необычные двойные зрачки на экран, где на мягком, удобном диване расположилась до боли знакомая фигура.

Быстро надев на глаза специальное устройство позволявшее, подключившись к камере, ощущать своё полное присутствие в кабинке, Ток включил звук.

Теперь он мог более подробно и в деталях рассмотреть то, что его так поразило. А точнее ту. Буквально в двух метрах от него, закинув ногу на ногу и покачивая носком высокого, доходящего до середины бедра сапога, собственной персоной, сидела Анна Ивановна Соловьёва.

Она изменилась. Когда-то длинные волосы сейчас были коротко подстрижены и выкрашены в чёрный цвет. Кроваво красные ногти наоборот, отрощены и подпилены под острым углом. Одета девушка была в чёрную, прозрачную гипюровую блузку и красную мини юбку, больше похожую на широкий пояс, нежели на предмет одежды.

Напротив Анны, на мягких подушках, развалился старый знакомец – пигмей. В кабинку постучали:

– Наконец-то, – капризным тоном произнесла Анна. – Войдите.

Дверь открылась. Вошел официант.

– Принеси два кофе, в вашей дыре мы ничего есть не будем.

– Простите, но у нас довольно вкусно готовят, я могу предложить вам запеченное мясо беранга под маринадом. Это коронное блюдо нашего…

Договорить ему не дал утробный рык вырвавшийся из глотки, на первый взгляд, такой симпатичной клиентки. Официант пулей ретировался из помещения, оставив парочку наедине. Не считая конечно Тока, незримо присутствовавшего здесь.

Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы не узнать в подобном поведении девушки так хорошо знакомые груту черты другого существа. Без сомнения, когда-то его бывшим и таким родным телом сейчас распоряжалась араханка Вэлта. Карлик тогда обманул Тока. Эта тварь оказалась живучей.

Ток непроизвольно сжал кулаки. Но тут в дверь вновь поскреблись. Однако это не был официант. В кабинку вошел неприметный, одетый в мешковатый костюм грязно-серого цвета, тип. Низко надвинутая на глаза бесформенная шляпа не давала в подробностях рассмотреть его физиономию.

Увидев вошедшего Вэлта сразу подобралась. Пигмей тоже напрягся, поменяв горизонтальное положение на вертикальное.

Человек молча прошел и сел на диванчик. Голову он старался не поднимать. Грут видел лишь длинный, тонкий нос торчащий из под полей шляпы.

– Что скажешь Снич. Ты всё узнал?

Действием, как и всегда, руководила Вэлта.

Человек в шляпе от её громких слов ещё больше ссутулился. Казалось, он прямо сейчас забьётся под стол. Его потрясывало. Он зашипел:

– Тисше, тисше, нас могут услысшать!

Вэлта огляделась. Взгляд её таких знакомых, до боли, глаз остановился прямо на Токе. Он обмер. Неужели…Но через секунду она смотрела уже вновь на Снича.

– Зачем тогда ты назначил встречу в этой дыре. Можно было выбрать место получше и повыше.

– Меня могут вычшисшлить, – прошипел человек. – Я боюсшь.

– Кому ты нужен, – лицо Анны поморщилось. – Ладно, давай к делу.

Чуть посопев, Снич всё же решился:

– Три-четыре раза в неделю мальчшика восзят на сзанятия. Осштальное время он не покидает дома.

– В какие дни, во сколько и кто с ним находится рядом, – Вэлта включила деловой стиль.

– По чётсным дням, с двух до сшести. Охраны – двое. Обучшенные. Бывсшие имперсшские вояки.

Вэлта с пигмеем многозначительно переглянулись.

– На чём мальчишку возят?

– На его личшсном трёхместном флайве.

– Картинка есть?

Снич достал из-за пазухи небольшой, со спичечный коробок, чёрного цвета предмет и осторожно положил на стол.

Вэлта кивнула пигмею. Тот протянул руку и слегка надавил на предмет. Появилось трёхмерное изображение летательного аппарата – дорогого, явно выполненного по индивидуальному заказу флайва яркого изумрудного цвета. Прозрачная кабина давала возможность рассмотреть пассажиров, которыми были двое здоровых мужиков в строгой форме и один юноша– подросток, с такого же цвета волосами, что и флайв. На боку машины красовался голографический герб дома Са Цор – змея свитая в спираль.

– Это всё? – Вэлта посмотрела на Снича.

– Я итак рисшсковал. За такую инсшформацию можно лисшиться всего.

– Ну ты то, пожалуй, наоборот. Приобрёл.

Вэлта вновь кивнула пигмею и тот, выудив откуда-то пластиковую карточку, протянул её человеку.

– Но вы обесщщали келинг. Настоящий келинг!

– Мы обещали келинг за ДНК-материалы мальчишки. А ты что принёс?

Снич беспомощно зашипел:

– Это не возможно. Просто невозможно!

– Всё в этом мире возможно, Снич, – парировала Вэлта. Зависит лишь от количества денег, которые ты можешь предложить.

– Хоросшо. Я попробую что-то сшделать.

– Попробуй, Снич, попробуй.

Человек ушел, бесшумно выскользнув за дверь.

– Ну, что скажешь? – Вэлта многозначительно посмотрела на карлика.

– Можно попробовать взять образцы самим. В принципе, машину можно вскрыть и взять материал оттуда. Пацан довольно часто в ней бывает. Когда вырастим клон, можно переходить ко второй стадии плана.

– Нуда, нуда, видимо ты прав. От этого червя, – она мотнула головой на дверь, – толку мало. А время поджимает. Заказчик скоро начнёт звереть. Ты же знаешь, его лучше не раздражать.

– Зачем ты вообще взялась за это рисковое дело, Вэлта? Мне что-то начинает оно не нравиться.

– А денежки тебе нравятся? А новое тело тебе нравится? Или ты решил в старом одряхлеть и скопытиться, а?

– Ну что ты сразу заводишься, Вэлта. Это я так, к слову.

– То-то, Эд!

Через двадцать минут, не допив свой кофе принесённый официантом, парочка покинула «Кринто».

Ток сидел в своём кабинете и прокручивал в голове событие произошедшее во время обеда. То, что знакомая шайка задумала какую-то пакость было понятно, как белый день. Грут знал. Семейство Са Цор, одно из самых влиятельных в Галактическом Союзе и самое влиятельное на Крине. Приставка к фамилии – Са, означала принадлежность к императорскому дому, а значит, вполне вероятно, что здесь замешаны наследственные дела Трона. Конкуренты потихоньку начинают убирать друг друга.

Конечно, ему Току нет никакого дела до этих интриг, но где-то в глубине души груту было противно и мерзко от этого. Подумав немного, он принял решение.

За всё время пребывания на Крине Ток никогда не посещал храмов. Лишь однажды, будучи новичком – гоплитом, парень из другой курии, верующий лакертианец, в одном из увольнений затащил грута в Единую Церковь. Грута тогда поразил аскетичный вид внутреннего храмового убранства с его холодными серебристыми стенами и прозрачным куполом, затемняющимся в полдень и прозрачным, словно его и нет, в остальное время суток. Верующие особенно любили приходить в храмы ночами, когда звёзды видны ярче. Единая Церковь на то и была единой, что здесь, любой верующий мог помолиться своим богам, как бы они не выглядели и к чему бы ни призывали.

В самом низу мегаполиса, в месте называемом трущобами Хомат-Дэра, тоже находился храм – невзрачное здание с замызганным от пыли и грязи падающей с верхних ярусов, но всё же, прозрачным куполом, высокими двустворчатыми дверями и клириком, днём и ночью ждущим своих прихожан.

Двери в храм были открыты. Ток осторожно вошел под прозрачный свод и оглянулся. Единственным украшением здесь была напольная мозаика, изображающая галактику. Грут невольно стал рассматривать спирали, пытаясь отыскать в этой россыпи незнакомых звёзд место, где же он и вся эта планета, давшая ему кров сейчас находятся.

– Молитесь, молитесь сын мой, ибо Вселенная вас слышит.

Внезапный голос вывел Тока из задумчивости. Он поднял от пола глаза. На него с любопытством смотрел невысокий, лысый человек в довольно поношенном, коричневого цвета костюме из дешевой пластиткани, состоящем из брюк и удлиненного, прямого кроя жакета, с воротником под горло. Человек продолжил:

– Особо отрадно видеть на пороге храма представителя заблудшей расы, не принявшей ценности нашей Церкви, и не посещающей наши храмы. Это хорошее знамение. И я возрадуюсь, что первым увидел это чудо в своем приходе!

– Сожалею, святой Отец, но сюда меня привела не молитва.

– Это не важно, сын мой. Первый шаг сделан. А то, что душа твоя чиста, мне и так ясно, – он улыбнулся. В улыбке сверкнули острейшие, словно иголки зубы.

Добро тоже должно иметь кулаки.

Ток достал из кармана маленький свёрток. В лучах заходящего за небоскрёбы солнца, сверкнула алмазными гранями шестиконечная звезда.

– Я должен поговорить с Её преосвященством. Прямо сейчас.

Прекрасное лицо Хейресс возникло на допотопном, плоском экране, имевшемся в личной комнате клирика. Ток не ожидал, что она ответит так быстро, словно только и ждала его звонка.

– Мой мальчик, как я рада видеть тебя!

Чудесный голос женщины действовал на Тока чарующе. Заворожено он смотрел в эти глаза, отмечая тонкие морщинки, маленькую прядку волос, словно нарочно выбившуюся из идеальной причёски, милые ямочки на щеках. Это лицо притягивало и манило грута, а голос вызывал такие глубинные, эмоциональные вихри, что начинало щипать в глазах. Однако она продолжала:

– Я, было обиделась на тебя, что ты так и не обратился ко мне за помощью, Ток. Но вижу, у тебя всё наладилось?

– Да, ваше преосвященство.

– Мы же договорились. Хейресс. Просто Хейресс.

– Да, Хейресс. Я…, – он замялся. Но тут же продолжил, не считая что-либо скрывать:

– Я на Крине.

– Да я уже поняла, – засмеялась она. Потом стала серьёзной.

– Тебе нужна помощь?

– Нет, не мне.

Она подняла бровь.

– Недавно, случайно, я стал свидетелем одного разговора, – продолжил грут. В этом деле, о котором шла речь, замешана семья Са Цор. И я думаю, что связано всё это с вопросом наследования императорского трона.

В лице её что-то промелькнуло.

– Сейчас, давай поподробнее Ток.

Груту казалось, что подъём длится бесконечно. Стеклянный лифт поднимал его к вершине самого высокого небоскрёба Хомат-Дэра. Это был верхний ярус города, где могли позволить себе жить лишь богачи.

Наконец двери лифта открылись и он попал в прекрасно освещённые апартаменты. Обстановка соответствовала стилю минимализма. Две из четырёх стен, были совершенно прозрачные и являли собою огромные окна, с видом в бесконечное синее небо. Ещё одна моргала многочисленными глазами голоэкранов. Последняя имела лишь дверь, через которую, собственно Ток и вошел.

Широкий, рабочий стол и высокое чёрное кресло пустовали. Так же, как и два мини дивана стоящих напротив друг друга, с маленьким стеклянным столиком между ними.

Ток подошел к окну и взглянул вниз. Белесые облака скрывали картину внизу. Лишь иногда, в их разрывах, проступали далёкие очертания зданий с мелькавшими между ними флайвами похожими с высоты на земных летающих жуков.

– Впечатляет?

Хозяин апартаментов вошел совершенно бесшумно. Это был человек – атлет, облачённый в безупречного кроя серо-стальной костюм. Верхние пуговицы тёмно-синей рубашки были расстёгнуты обнажая густо-чёрную курчавость на груди. Коротко стриженые волосы, уложенные в идеальную причёску с пробором, аккуратный маникюр на руках и тонкий, приятный аромат наполнивший комнату с его появлением, говорили о прекрасном вкусе этого человека.

Лицо его по форме напоминало грушу, с ярко выраженным, раздвоённым подбородком. Широко расставленные глаза, под средним размером лба, не имели белков, отчего взгляд казался прожигающим. Нос занимал сорок процентов лица, был прямой и заканчивался довольно крупными, но аккуратными ноздрями. Большой рот начинался сразу под носом. Носогубная складка, для такого размера лица была мала. Цвет кожи был скорее темным, словно человек очень много находился на солнце.

Некоторое время, они молча рассматривали друг друга. Затем, хозяин сделал приглашающий жест.

Алур Са Цор, владелец межпланетной корпорации занимавшей ведущее место во всём галактическом Союзе по производству космических военных кораблей и являвшийся действующему ныне императору родственником по третьей мужской линии, расположился напротив Тока заняв мини-диван целиком. Рядом с не маленьким грутом мог поместиться кто-то ещё.

– Признаться, не ожидал увидеть представителя вашей расы, Мур Альгутта, – мощным басом проговорил Са Цор. Хейресс предупреждала меня, но я не придал этому большого значения. Итак, расскажите всё поподробнее и по порядку.

_________________________________________

На месте преступления шайку Вэлты застать не получилось. Пигмей был далеко не дурак и нанял для этого третьих лиц. У пойманных с поличным, прямо во флайве юного отпрыска Са Цора двух бедолаг, выяснить ничего не удалось. Чтобы оградить хоть на какое-то время своего сына от посягательств, Алур развернул широкомасштабную кампанию раструбив на всю планету, а так же и за её пределы, о неизвестных злоумышленниках пытавшихся устранить одного из конкурентов на имперский трон.

Шумиха поднялась ещё та. Все инфосети пестрели броскими заголовками о неудавшейся попытке похищения. Строилась масса гипотез о том, кому это было выгодно. Вскоре Ток узнал, что корабль Вэлты покинул планету.

С Алуром Са Цором грут встретился вновь, когда шумиха чуть улеглась. В этот раз его пригласили в загородную резиденцию семьи, куда магнат после недавних событий перевёз свою семью.

Ток профессиональным взглядом заметил наличие множества вооруженной до зубов охраны. На его взгляд охраны было многовато. При правильном распределении сил, виллу Са Цоров могло бы охранять в два раза меньше солдат.

Хозяин виллы самолично встретил грута, отправив за ним в Хомат-Дэр флайв с водителем, чем вызвал перетолки и пересуды среди прислуги и приближенных, а так же солдат и охранников виллы.

Само здание увиденное Током ещё сверху представляло строгое, без излишеств, прямоугольное, одноэтажное здание фисташкового цвета, покрытое буро-зелёной черепицей и утопающее в зелени. Высокий забор, сплошь утыканный датчиками на движение и камерами, окаймлял его по периметру. Во дворе имелась посадочная площадка.

Алур Са Цор провёл Тока на просторную веранду, где их встретила миловидная, миниатюрная женщина азиатской внешности.

– Познакомьтесь Ток. Моя жена – Гузель.

Женщина радушно улыбнулась, показав ряд идеально белых зубов. Голос у неё был низкий, бархатный:

– Очень рада видеть вас Мур Альгутта, мой муж много о вас рассказывал. Признаться, я большей частью живу в уединении. Здесь. Не люблю Хомат-Дэр и высоту. Зато люблю разных интересных людей и их истории.

– Моя жена пишет книги, она писатель.

Ток уважительно приложил руку к сердцу.

Гузель заулыбалась:

– Муж преувеличивает. Это просто баловство. Но вашу историю я с удовольствием выслушаю.

За обедом, где не было прислуги, а ухаживала за гостем сама хозяйка, Ток выложил на чистоту всю свою недолгую историю жизни. Разоткровенничавшись, он проговорился и о Риге. От него не ускользнула реакция Са Цора. Тот словно пометил галочкой что-то в уме и сославшись на срочное дело, извинившись перед гостем и супругой, ушёл, обещая в скорое время вернуться.

Гузель, тем временем, пригласила Тока в сад. Они шли по выложенной узорчатой плиткой дорожке наслаждаясь тенистой прохладой. Дорожка привела их к фонтану, представлявшему скульптурную композицию девушки с кувшином, из которого, тихо журча выливалась вода, наполняя небольшой круглый бассейн с низкими, широкими каменными бортами. Присмотревшись, Ток обнаружил сходство хозяйки с каменной скульптурой.

Здесь же, под кроной раскидистого дерева, стояла скамья.

– Я люблю сюда приходить, – сказала женщина, приглашая спутника опуститься на скамейку и присаживаясь рядом. – Здесь я чувствую покой и словно вновь возвращаюсь домой.

– У вас очень интересное имя, Гузель. Оно необычно для этой планеты.

– Гузель – значит красавица, – вновь заулыбалась женщина. – И в этом мире моё имя редкость. А вот там, откуда я родом, довольно распространено.

– С какой вы планеты? – полюбопытствовал грут, отчего-то догадываясь, каким будет ответ женщины.

– Я землянка, – с надломом в голосе ответила она. – Как и ваша Рига. Я очень хотела бы с ней познакомиться. Дело в том, что с Земли меня увезли почти двадцать лет назад. И мне бы хотелось дружить и общаться с человеком, который родился и вырос под Сонцем.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю