290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ) » Текст книги (страница 14)
Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ)
  • Текст добавлен: 1 декабря 2019, 17:00

Текст книги "Дрозофилы или Ловушка для наследницы (СИ)"


Автор книги: Ольга Тишина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 14 страниц)

– Конечно, принцесса. Кстати, на ваш счет и счет Пулоса перечислены оговоренные нами ранее суммы, но ваши услуги очень ценны для меня и я прошу еще об одной.

– Но…, мы договаривались, что…, – Анна тянула, боясь попасть впросак.

– Да-да, – заторопился магнат, сам не подозревая, что выручил Анну. – Это последняя просьба, но она требует крайне осторожных действий. Я поручаю выполнение задания лично вам и прошу не вмешивать сюда никаких третьих лиц.

– Хорошо, излагайте.

– Вы должны вновь попасть на Тэрру. Срочно.

***

Задание, что поручил Са Цор, заключалось в следующем. Она должна была лететь на Землю, и там, по известным ей координатам найти корабль. Взломать систему защиты корабля, проникнуть в него и уничтожить все активные и неактивные биологические объекты, находящиеся в данном корабле. Затем уничтожить и сам корабль. Сделать все предполагалось как можно оперативно, максимально быстро и не привлекая внимания.

Возвращаясь на свой корабль, Анна ломала голову, как ей быть. Можно конечно, пообещав Са Цору выполнить это задание, а самой просто «положить» на него. Сесть в корабль и улететь. И решать свои собственные проблемы. Но возможность вернуться на Землю, да еще в этом теле вызвала резкую ностальгию. Просто увидеть, походить по когда-то родным местам. Анну наверно там давно перестали искать. Да и кому искать? – безнадежно подумала Анна. Никого у нее там не осталось. Да и был ли кто? Сама-то она кто? – Беглый преступник, скрывавшийся от закона. Или все же кто-то перешедший дорогу кому-то? Нет, еще ничего не выяснено. Вопрос – кто я? – оставался главным на повестке дня. Ответ на него был у дверга, Вэлты и возможно у Са Цора. Но дверг молчит, Вэлта уже ничего не скажет, а вот Са Цор… Пожалуй этот вариант вполне можно проработать. Магнат в этом замешан. Возможно, это была попытка избавиться от какого-то конкурента. Да! На Землю нужно лететь. Есть вероятность, что там вскроются некие обстоятельства, которые приведут к разгадке тайны.

Юта сообщила, что координаты Тэрры в ее базах данных сохранены.

– На границе этой Системы придется проходить таможенную проверку и карантин. Без особого разрешения туда нас не пропустят.

– Будет тебе особое разрешение, – пробурчала Анна. – Самим будущим папой императора выданное. Она извлекла из наручника крохотный чип и положила в слот ИНКа. – Получай свое разрешение.

***

На голоэкране возникло чёткое изображение голубого шара. Анна любовалась планетой, покидая которую, не имела возможности насладиться ее красотой. Освещенная лучами своей звезды, Земля, словно светоч сияла во тьме космического пространства.

– Она прекрасна, Юта!

– Если провести сравнительный анализ по моим данным, то…

– Нет Юта, я о другом. Это нельзя измерить математически. Это может понять только душа.

Анна сверилась с координатами данными ей Са Цором. Нужная точка находилась в районе Уральских гор. Она вспомнила, что когда-то бывала здесь. Отдыхала на озере Тургояк. Это было примерно за год до того, как она покинула Землю. С ней тогда еще произошел неприятный случай. На Анну нахлынули воспоминания.

Сначала все было прекрасно. Они остановились на комфортабельной туристической базе, где как предполагалось должны были прожить два дня, а потом отправиться с палатками в недельное путешествие вокруг озера. Анна была со своим молодым человеком – Юрой, от которого получила предложение руки и сердца. Свадьба была назначена. Анна была счастлива.

Группа людей, захотевших испытать все прелести «дикого» похода насчитывала порядка десяти человек. Было две пары молодых, в том числе и Анна с Юрой, две одинокие девчонки, девятнадцати-двадцати лет, постоянно державшиеся за руки и одна семейная пара с детьми, правда, уже взрослыми. И конечно профессиональный гид– инструктор из местных – дядька средних лет, немногословный и серьезный.

Еще в первый вечер, у костра за ужином, Анна заметила откровенный флирт девчонок с ее Юрой. Причем, на других мужиков они совершенно не обращали внимания. Говорили с ним, улыбались, томно протягивали длинные ноги, подмигивали, манерно потягивались, бросали лукавые взгляды. Анне было неприятно, она позвала Юру в палатку, но тот выказал желание остаться и даже попросил Анну «по-быстрому» сбегать к личным вещам и принести гитару. Конечно, она обиделась, но гитару все же принесла. Ссориться и устраивать шоу на глазах этих двух девиц она не хотела.

На следующий день Юра буквально не отлипал от новых знакомых. Чем они его приворожили, для Анны оставалось загадкой. Девчонки, конечно, были симпатичные, но не секс – бомбы. Анна терпела, когда в пути вместо помощи от жениха получала ее от гида или других мужчин группы. Все остальные уже косо стали смотреть на эту ситуацию.

На третий день решено было провести сутки в живописном месте. Купаться, варить ароматный суп и заваривать чай из трав. Просто отдыхать, наслаждаясь прекрасными видами и чистым воздухом природы заповедника. В какой-то момент Юра исчез. Анна заметила, что девчонок тоже нет. Она разозлилась. Выяснив в какую сторону направилась троица, Анна отправилась вслед, зная, что далеко уйти они не могли.

Чуть заметная тропинка, петляя, привела ее к хижине. Это было заброшенное зимовье охотников, о котором им рассказывал гид – инструктор. Осторожно, стараясь не шуметь, она приблизилась к избушке. Из-за двери слышались какие-то всхлипы. Анна с бьющимся сердцем потянула на себя деревянную ручку. Дверь даже не скрипнула, словно кто-то заботливо смазал ее петли.

Внутри комната оказалась практически пустая. Металлическая печка-буржуйка, деревянный, грубо сколоченный стол с лавкой и широкий топчан. Из небольшого окошка проникал солнечный свет. Он золотил обнаженные тела, опоясывал нимбом длинные волосы тех, кто сейчас был занят любовными утехами, не заметив, что в хижине появился кто-то лишний.

Это можно было бы назвать красивым, если бы одним из героев этой любовной триады не был ее жених, ее Юра, который сейчас с упоением вылизывал киску усевшейся ему на лицо девицы. Другая в этот момент с жаром скакала на юрином члене. Все вместе они издавали сладострастные стоны, которые и услышала Анна подходя к хижине.

– Подлец, – только и смогла выкрикнуть Анна. Она бросилась прочь. Слезы душили и застилали глаза, спазмы разрывали легкие. Не разбирая дороги, она бежала, пока не споткнулась о какой-то корень, и не потеряла сознание.

Потом ее долго искали. Несколько часов. А нашли с разбитой головой. Она неудачно упала и ударилась о камень. Была амнезия. Но память вскоре вернулась.

Анна рассталась с Юрой, навсегда вычеркнув его из своей жизни. Но эти места, вновь напомнили ей ту неприятную историю.

Корабль нашелся сразу. Замаскированный под гигантский валун, лежащий у высокой скалы, он мог пролежать здесь тысячу лет, так никем и необнаруженный. Она несколько раз обошла «валун». Потом, положила на его нагретый солнцем бок свои ладони и произнесла кодовую фразу. Прислушалась. Показалось? Кажется, что-то завибрировало. Анна отскочила. С валуном происходила метаморфоза. Маскировка растаяла, и перед ней предстал небольшая одноместная космическая шлюпка класса «Люкс», похожая на приплюснутый шар и явно выполненная на заказ. На боку красовалась эмблема императорского дома – скрещенные шпаги на фоне шестиконечной звезды.

– Мать моя женщина, – не удержавшись, вслух сказала Анна. – Да это же пропавшая «Астерия» – личная «карета» наследной принцессы Аурелии Са Рета Ванзеру. Ничего себе! Ну, Са Цор! Вот в какие игры, значит, ты играешь!

Изменения с кораблем не закончились. В гладкой, казалось бы, монолитной поверхности «вытаяло» отверстие – вход в корабль. Анну приглашали в гости. Она осторожно вошла. Внутри было пусто.

– Добро пожаловать на борт, Аурелия.

– ИНК?

– Да. Но вы дали мне личное имя. Меня зовут Эрби.

– Эрби, где принцесса.

– Ваше тело? – уточнил ИНК.

– Да, Эрби. Где мое тело?

– Я поместил его в криокапсулу.

– Покажи.

Из стены, состоящей из матово-белых квадратов, выдвинулся контейнер. Анна включила смотровое окно. Да, несомненно, это пропавшая принцесса. По крайней мере, ее тело. Но, где же тогда гуляет ее сознание? Неужели…, – Анну поразила догадка. Это что же получается? Я – принцесса и есть!? Шоковое состояние накрыло Анну. В ступоре она таращилась на спокойное и прекрасное лицо, пытаясь переварить новые обстоятельства дела. И тут память обрушилась, словно ушат холодной воды на голову. И Анна вспомнила все.

– Сас хрея зомаи. Мин фовас. Дэн та флапсо, – нежный девический голос прозвучал прямо над ухом рыдающей Анны. Она подняла голову. Перед нею стояла милая девушка, одетая, в странного кроя, спортивный костюм какой-то неизвестной фирмы. Она помогла Анне подняться, и лопоча что-то на непонятном языке повлекла ее за собой. – Наверно иностранка, – подумала Анна. Пройдя метров двести, они подошли к необычному объекту, очень напоминавшему приплюснутый, зеркальный шар. Девушка дотронулась ладонью до гладкого округлого бока, и в нем появилось отверстие.

– Элла, – сказала незнакомка, явно приглашая Анну внутрь объекта. Но та испугалась и заупрямилась.

– Эрби, – выкрикнула незнакомка. – Кане кати!

Из отверстия появился длинный щуп. Он резко завис у лица Анны. Послышалось шипение, и в нос ударил запах цветущей сирени. Анна отключилась. Очнулась она внезапно. Оглядевшись, увидела, что находится в непонятном помещении, с матово-белыми стенами, состоящими из квадратных секций. Анна лежала на жесткой шершавой поверхности странного аппарата напоминавшего томограф. Она в страхе вскочила. Никто не удерживал ее. С другой стороны аппарата, на такой же шершавой поверхности, без признаков жизни, лежало тело той самой незнакомки.

Анна, в страхе бросилась к стене, но не могла найти выход. Она стала стучать кулаками по упругой поверхности.

– Выпустите меня, – закричала она. – Выпустите!

Внезапно выход возник. Она пулей вылетела наружу и вновь, уже второй раз за этот день, не разбирая дороги, кинулась прочь. Встретившаяся на пути коряга сыграла злую шутку. Анна споткнулась, упала и ударилась головой о камень. В себя пришла она уже в больнице.

– Эрби, – позвала ИНКа Анна, – что здесь произошло?

– Вы решили произвести трансмиссию в тело аборигенки. Она прошла не удачно. Келинг-кристаллы оказались искусственными, очень плохого качества.

– Что значит неудачно?

– Ваше сознание было скопировано и помещено в келинг-накопитель. Память стерта из мозга. Но с сознанием аборигенки все пошло не так. Оно скопировалось в келинг-накопитель но не удалилось из мозга. Автоматически ваша память стала загружаться в мозг аборигенки. Но ее собственное сознание вышвырнуло вас из мозга снова в келинг-накопитель. Есть большая вероятность повреждения вашей памяти.

– Эрби, ты же понимаешь, что я не Аурелия, не твоя хозяйка. Ее память сейчас в келинг-кристалле, а тело в криокапсуле.

– Нет. Какая-то часть памяти Аурелии в вас. Это заставляет меня признавать вашу личность, как свою хозяйку и моего Капитана.

Теперь все стало на свои места. Объяснялись и странные сны, и слова аккедианского шамана. Третьей личностью была принцесса, а точнее обрывки ее памяти. А она была и есть землянка Анна волею странных обстоятельств втянутая в игры власть имущих Галактического Союза.

– Что будем делать Эрби? Память принцессы можно восстановить?

– Мне нужны настоящие келинг-кристалы, самые качественные. Тогда можно попробовать.

– Юта, – Анна позвала своего ИНКа, у нас на борту есть келинг-кристалы? Не искусственные, настоящие.

– Туфту не держим, – отозвался ИНК, – только высший сорт.

– Что бы я без тебя делала, Юта.

– Может, моя помощь нужна? – в голосе ИНКа звучали довольные собой нотки.

– Да, подключайся к Эрби. Одна голова хорошо, а две лучше.

***

Анна ложилась на шершавую поверхность Извлекателя со страхом. Юта успокаивала, говорила что все будет в порядке. Операция предстояла нешуточная, можно сказать ювелирная. ИНКи шумели и спорили между собой о способах ее проведения, но, в конце концов, пришли к какому-то консенсусу. Закрывая глаза, Анна подумала, кем же она проснется на этот раз.

– Капитан, – голос Юты заставил вынырнуть из небытия. – Капитан, вы в порядке?

Она открыла глаза. Осмотрела себя. Руки – ноги – все на месте. Память, кажется тоже.

– Юта, ну что?

– Ждем, Капитан.

Анна сползла с аппарата и подошла с другой стороны.

– Эрби сейчас делает соответствующие инъекции. Ее нельзя так сразу приводить в сознание, может быть шок.

Девушка смотрела, как ИНК Эрби множеством манипуляторов, похожих на длинные пальцы, хлопочет вокруг своей хозяйки, вкалывая ей какие-то препараты, и одновременно массируя застоявшиеся мышцы тела.

– Может мне тоже теперь переделать свой образ, Капитан, – снова вмешался ИНК Анны. Вы теперь, как я понимаю, останетесь женщиной. Тогда я могу взять образ мужской. Как вам такой тембр, – голос ИНКа стал бархатистым тенором. – Нравится? По-моему очень сексуально, Капитан.

– Юта, давай не сейчас!

– Как скажете, Капитан, – ИНК явно обиделся.

Принцессу Аурелию привели в сознание лишь через сутки. К этому времени ее организм был восстановлен от долгого криосна. Анна стояла рядом, когда веки принцессы затрепетали и ее глаза открылись. Они были синие-синие, как небо золотой осени.

– Что происходит? – принцесса села и огляделась. Увидев обстановку, она немного успокоилась. – Эрби, объясни… и тут, в ее глазах отразилось понимание всего происходящего, ведь теперь, кроме своей собственной, она владела и памятью Анны, за последние пять лет.

– Я приношу извинения, ваше высочество – обратилась Анна к принцессе. – Но это было необходимо. И вам придется с этим жить, по крайней мере, какое-то время. Возможно, императорские ученые вам помогут и извлекут из вашей памяти мою память.

Аурелия грациозно встала и подошла к Анне. Они были практически одного роста и возраста.

– Спасибо, – сказала она. – Все здесь, – она дотронулась до лба. – Мы срочно возвращаемся на Капитолий. Ты со мной!? И это было скорее утверждение, а не вопрос.

***

По обычаям Императорской семьи, церемония передачи прав на Трон проходит в белой зале Дворца Союзов. Событие транслируют по всей Галактике и на каждой захудалой планете, любой пожелавший, может любоваться с уличных голоэкранов на торжественный, исторический момент.

Аурелия, одетая в белое платье, символизирующее непорочность и чистоту ее генов, шествует рука об руку с императором, так же одетым в белоснежный костюм. Они проходят мимо подданных, образовавших «живой» коридор и поднимаются на высокий подиум.

Я стою в самых первых рядах, на первой ступени подиума. Выше меня лишь многочисленные представители императорской родни. Но не все они одеты в белоснежные наряды. А точнее, большая часть таковых не имеет. Сегодня родственники императора предпочли золотые и серебряные цвета. Я же могу похвастаться своим белоснежным костюмом, позволенным мне, как имеющей самые чистейшие человеческие гены. Такое право мне еще и дает принадлежность Белому Дому грутов, к семье которых, с недавнего времени, я принадлежу. Я улыбаюсь и дотрагиваюсь рукой до алмазной звезды, сияющей на моей груди. Звезда не одна. Рядом с ней приколота точно такая же. Это уже подарок принцессы.

Его императорское величество Нинмей IV, наградил меня за спасение обожаемой наследницы титулом. Теперь мое имя не умещается в одной стандартной строчке. Анна Ток мур Альгутта Муррей конта Ванзеру Са Тома Лефко, что приблизительно означает: Анна, урожденная Муррей, приближенная Ванзеру, принадлежащая к дому Белых. Я приближенная Ванзеру, дворянка – конта, имеющая право передавать мой титул наследникам. К титулу, величайшим волеизъявлением мне была подарена алмазная звезда, но не та, что сейчас сверкает на моей груди, вызывая многочисленные завистливые взгляды, а космическая звезда, один огромный кусок алмаза, созданный вселенной. Теперь я богата, как сто падишахов.

Рядом со мною стоит Рига. Она нарядилась в яркий красный. Как она объяснила, чтобы быть со мной на контрасте. Рига оклемалась от «любви» к мадам Са Цор. Врачи объясняют это наличием генов грута в ее организме. Мадам, для соблазнения Риги использовала тот самый препарат, что испробовала я на собственной шкуре с Са Цором. Он вызывает стойкую сексуальную зависимость от того, кто был первым партнером при первом употреблении этого снадобья. Сейчас препарат запрещен особым указом императора, но думаю, где-то в подпольных лабораториях его еще выпускают. Са Цор не дурак упускать такой источник доходов.

Кстати, магнат избежал правосудия. Этот хитрый лис сумел выкрутиться. Доказать его причастность к пропаже принцессы не удалось. Свидетель дверг сбежал. Конечно, ему помогли. А мои показания были лишь ничем неподтвержденными словами, разбившимися о гранитные доводы невиновности подсудимого, многочисленных адвокатов Са Цора.

Император мне верил, но и он был не всесилен против закона. Как говаривал в одной знаменитой сказке один добрый король: «Я бы давно отрубил ей голову, но у нее слишком большие связи». Зато Нинмей отыгрался на Са Цоре другим способом. Оказалось, что его сын, его наследник не имеет родственных генов с Са Цорами, а значит и императорской семьей. Император постарался, чтобы эта новость стала публичной.

Но Нинмею IV и самому пришлось скрывать неприятное обстоятельство – любовную связь принцессы с Ээрбаром. Аурелия призналась, что с шестнадцати лет по уши была влюблена в дувура. Он прилетал на планету Хранительниц. В определенные дни посещения воспитанниц Дома Роз разрешались. Это он учил ее дуэльному мастерству на шпагах, в котором принцесса достигла больших успехов. Он же стал и ее первым мужчиной.

Са Цор увидел принцессу на приеме в честь ее совершеннолетия. И потерял голову. Но она и смотреть не желала в его сторону. Его признания в любви она отвергла и по юношеской глупости насмеялась над влюбленным. Тогда и возникла в душе оскорбленного мужчины идея мести. Он следил за дувуром и узнал, что тот имеет доступ на Землю и бывает там. Это он сообщил принцессе, что Ээрбар изменяет ей, и что сейчас, в этот момент, дувур в резервации отбирает себе новое «развлечение» с чистыми генами. Са Цор предоставил Аурелии неоспоримые доказательства измены ее возлюбленного.

И принцесса сбежала из Дома Роз. Сбежала, чтобы лично удостовериться в верности дувура, так как в душе не верила в его измену.

Конечно, она знала о Земле. Именно она, как член императорской семьи и дала дувуру, выманившему у влюбленной в него глупой девчонки, координаты планеты и пропускной код через карантин.

Прилетев на Землю, принцесса решила не рисковать и воспользоваться телом какой-нибудь аборигенки. Тут то ей и подвернулась я. А дальше все пошло не совсем так, как рассчитывала принцесса. И не так, как рассчитывал Са Цор. Хотя на что он рассчитывал, остается лишь догадываться. Но принцесса исчезла.

Магнат сам вел расследование. Император поручил ему розыск пропавшей наследницы. У Са Цора в руках были все карты. Он предполагал, где принцесса, но скрывал это от императора, а обыграл все перед Нинмеем так, что пропажа Аурелии якобы связана с дувуром, и предоставил кое – какие доказательства их любовной связи. Император поверил. И подключил дополнительные источники поиска. Тогда Са Цор понял, что рано или поздно следы приведут ищеек императора на Землю и послал туда Вэлту. Араханка разнюхала и выяснила все. Корабль принцессы был найден. Допуск к кораблю имелся. Его выдал сам император, имевший дублирующий код от «Астерии». Он сам подарил эту быстроходную шлюпку любимой правнучке. Инк сообщил о произошедшем, о том, что память принцессы, возможно, повреждена и об аборигенке, унесшей с собой часть сознания Аурелии. Са Цор принял решение найти аборигенку, то есть меня. Он не мог рисковать, зная, что где-то на планете есть существо, имеющее хоть малейшую толику памяти принцессы. Аурелию он приказал оставить в криокапсуле. Тогда, он видимо не был еще готов избавиться от ее тела.

Забирать меня с Земли в их планы не входило. Просто извлечь память, а тело оставить там, в кальянной. Потом доктора бы гадали, что случилось с молодой женщиной. Обследовали, исследовали и, в конце концов, отключили от аппарата искусственного поддержания жизни. Короче – концы в воду. Но обстоятельства сложились таким образом, что Вэлта притащила меня на свой корабль и использовала мое собственное тело. Когда я об этом думаю, меня корежит. Хотя…, как говорит Рига, во всем нужно искать положительные моменты.

Зачем Са Цор решил поместить мое сознание в тело грута, до сих пор загадка. У меня есть кое-какие предположения на эту тему. О них мне поведал сам магнат в наш с ним совместно проведенный вечер. Я вздрагиваю от тех воспоминаний. По телу проходит волна жара. К сожалению, у меня, как у Риги, нет иммунитета от того препарата.

Рига подала в суд на мадам Са Цор за сексуальное принуждение. Суд посчитал Ригу потерпевшей. Стало известно, что жена Са Цора, после всего случившегося подала на развод и соизволила совершить трансмиссию в другое тело. Сейчас она уединенно живет со своим сыном, в отсуженной у мужа загородной резиденции на Крине и пишет мемуары.

Я вижу, что принцесса и император уже поднялись на подиум. Там их ждут. Это Ее Преподобие, Хейресс Са Рета Ванзеру – глава единой общегалактической церкви. Ей предстоит совершить древний обряд посвящения принцессы в официальные наследницы. С этого момента, Аурелия станет соправительницей императора. На ее плечи ляжет тяжкий груз ответственности за весь Галактический Союз.

У нас с Хейрес очень доверительные, близкие отношения. Она мне призналась, что почувствовала тогда, в первую нашу встречу, что-то очень близкое и родное во мне. Я, призналась ей в том же. Ее преподобие утверждает, что мне от принцессы достались кое-какие экстраординарные способности. Я верю. Бабка дувура – Кэсс Игборн, при каждой нашей встрече тоже об этом твердит.

Дувур все так же сидит в своем замке. Аурелия говорит, что он пытался с ней обсудить их отношения. Но, конечно безрезультатно. Она ему не простила. И даже не женщин, а то, что он так бессовестно «полез на Трон», тогда как по ее мнению, должен был бороздить космос в поисках пропавшей возлюбленной.

Действие на подиуме уже в стадии завершения. Сейчас все должны преклонить колени перед принцессой, признав в ней официальную наследницу. Я делаю глубокий реверанс, и по ходу дела незаметно тычу кулаком в бок Карака, стоящего на ступень ниже. Грут выпучив глазищи таращится на принцессу и императора совершенно забыв этикет. Мой тычок приводит его в чувство. Он опускается на одно колено.

Аурелия лучезарно улыбается подданным. На нас она чуть дольше останавливает свой взгляд. Лишь мне понятно ее движение бровью – мы уже договорились, где и как отметим сегодняшний праздник.

Толпа начинает расходиться. Мы торопимся к нашему флайву. Сейчас будет столпотворение в воздухе. Карак включает представительскую сирену. Все разлетаются на нашем пути, уступая дорогу. Мы хохочем. Мой грут все предусмотрел.

Карак единственный из нас троих ничего не помнит. Память его обрывается на том самом моменте, когда он подписал контракт и продал свое тело. Но его мать утверждает, что грут очень с тех пор изменился. Он очень привязан к своей семье и обе его жены сейчас ждут ребенка. Скоро в Доме Фиалковых случится пополнение. Хекау считает, что здесь моя заслуга, а точнее отпечатков моего сознания. Все-таки грутом мне пришлось прожить больше пяти лет. Но вот Гип недавно мне проболтался, что Карак в тайне похаживает к дочке аккедианского шамана – прекрасной тэрэ. И здесь я очень его понимаю.

Эпилог

Лифт поднимает меня на девяностый этаж. Я иду по ковровым дорожкам гостиничного коридора и считаю номера на дверях. Вот и мой. Я открываю дверь и вхожу в полутемную комнату, на ходу снимая перчатки и шляпку с вуалью – не хочу, чтобы меня кто-то узнал. Плащ тоже летит на стул вслед за шляпкой. Под ним на мне лишь пеньюар тончайшего шелка. Снимаю сапожки и босыми ногами прохожу к сервированному столу. На столе букет красных роз. Разворачиваю записку. Улыбаюсь. Протягиваю руку к хрустальному кубку. Содержимое кубка сладким, тягучим потоком спускается по пищеводу, разогревая меня изнутри. Теперь остается лишь ждать.

Я слышу шорох в дверях. Пришел тот, ради кого я здесь. Сердце бьет набат. Мое обостренное обоняние чувствует запах. Я узнаю его из сотен тысяч. Это запах моей страсти, моего наваждения. Я не оборачиваюсь на звуки. Стою у окна и молчу.

Волнения воздуха рассказывают мне о его приближении, и все равно я вздрагиваю от первого прикосновения. Я втягиваю носом воздух, пытаясь вобрать в себя этот манящий запах. Руки ложатся на мои плечи, обнимают их. Легкий поцелуй в шею. Я таю. Оборачиваюсь и смотрю в лишенные белков, пронзающие меня насквозь глаза.

– Я знал, что ты придешь, – говорят эти глаза.

В моем взгляде ответный вызов. Я делаю движение вырваться. Куда там!

– Я не ОНА!

– Я знаю.

– Тогда почему?

Вместо ответа поцелуй. Мне этого мало.

– Почему, – вновь требую я ответа.

Он глубоко вздыхает, не выпуская меня из объятий. Наконец тихо шепчет:

– Не знаю.

Я хмурю брови.

Он улыбается, и вновь шепчет мне на ухо:

– Обещаю подумать и ответить на этот вопрос в следующий раз.

Я делаю вид, что верю ему. Это наша игра.

Конец


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю