290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » В преддверии Нулевой Мировой войны (СИ) » Текст книги (страница 21)
В преддверии Нулевой Мировой войны (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 01:00

Текст книги "В преддверии Нулевой Мировой войны (СИ)"


Автор книги: Олег Белоус






сообщить о нарушении

Текущая страница: 21 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Бурный расцвет торговли дал средства для совершенствования транспортной инфраструктуры и развития производства в России. Ежегодно открывались новые, оснащенных станками Мастерграда, фабрики и заводы. Общее количество предприятий достигло 233, в том числе 90 крупных.

Продолжалось обустройство речных каналов, связывающих реки и омывающие Россию моря. С глубокой древности они служили артериями, объединяющими обширные восточноевропейские пространства России. С максимальной интенсивностью двигалось строительство Вышневолоцкой водной системы и Волго-Донского канала. Объемы земляных работ гигантские, но силы, привлеченные на строительство: тысячи человек с десятками паровых экскаваторов, бульдозеров и, иной приобретенной у Мастерграда техникой, внушали уверенность в конечном успехе.

На многочисленных волоках, в том числе на Днепре, в обход Ненасытца, трудились паровые тягачи, удешевлявшие и убыстрявшие передвижения между реками и в обход несудоходных участков. Хочет купчина сам тащить собственные товары и неподъемной тяжести корабль, то вольному-воля. Однако серьезные негоцианты быстро смекнули, что цена на услуги транспортировки с учетом экономии времени на проход, выгодна. Так что кумпанства по транспортировке работали без перерывов.

Министерство безопасности к 1696 г основательно «почистило» от воров и разбойников древние торговые пути по маршруту река Москва – Волга – Каспийское море – Персия, с ответвлением по реке Нарва и Нева в Балтийское море, Волга – Северная Двина – Белое море, а также маршрут Новороссия – Русское царство. На реках и дорогах страны стало спокойно, а многие сотни новых каторжников побрели по древнему пути в Сибирь, в ссылку. Казна расщедрилась, изыскала средства на модернизацию и расширение морских портов в Архангельске и Астрахани. Создавались новые порты на Азовском и Черном морях. Азов, Одесса, Мариуполь быстро догоняли по объему перерабатываемых грузов Астрахань и Архангельск. Строительство торгового флота отдали на откуп купечеству. Ажиотаж вокруг мастерградских товаров породил усиленный спрос на корабли. Плотников и судостроителей в «старых» портах и новых, причерноморских, завалили заказами. Торговый флот рос на глазах. Русский флаг перестал быть диковинкой в портах Европы и Персии и империи Османов, хотя кораблей было еще недостаточно.

Мешало развитию торговли с северной Европой господство на Балтийских берегах Швеции. Русских они не любили и их корабли в море не пропускали, вынуждая задешево продавать товары в приморских городах Прибалтики. Конфликт подспудно зрел, грозя в любой момент прорваться войной.

Также как в известной попаданцам истории, в марте 1697 года из Москвы выехал длинный караван карет и телег: в Европу отправилось Великое посольство под управлением Лефорта, сибирского наместника Федора Алексеевича Головина и думного дьяка Прокофия Возницына. С ними – двадцать московских дворян и пятнадцать волонтеров. Посольство должно было посетить Австрию, Саксонию, Бранденбург, Голландию, Англию и папу римского. В отличие от истории попаданцев задачи у посольства были немного другими. Война с Турцией закончилась и посольство должно было заручиться поддержкой европейских государств в предстоящей войне со Швецией и пригласить на русскую службу необходимых иностранных специалистов. Царь Петр с любезным другом Меньшиковым выбрали иной маршрут. Вечером того же дня, когда Великое Посольство отправилось в дальний путь, Петр сидел в кресле пассажирского отсека дирижабля и зачарованно наблюдал как земля стремительно отдаляется, словно падает. Деревья, дома, становятся маленькими, словно игрушечными. На регулярном, делавшем рейсы раз в месяц, дирижабле Петр вместе с Меньшиковым отправились на Южный Урал. На царстве осталась любимая жена Мария Алексеевна. Было немного страшно и в тоже время его переполнял почти детский восторг. Словно он катится впервые в жизни по ледяной горке вниз. Он с любопытством подумал: «каково оно лететь рядом с облаками небесными? Сейчас узнаю…». Далеко внизу, разделяя беспредельные лесные чащобы, проплывала голубая нитка реки.

– Мин Херц, мне плохо! – позеленевший Меньшиков поднялся. Петр бросил беглый взгляд на помощника, уголок рта недовольно дернулся, царь отвернулся назад к иллюминатору. Провожаемый сочувствующими взглядами сидевших рядом мастерградцев, тот цепляясь за спинки кресел руками побрел к туалету. Едва за ним захлопнулась дверь оттуда раздались специфические звуки. Слабак, подумал Петр. Он бы всю жизнь летал на воздушном корабле.

Утром следующего дня, едва успели умыться и позавтракать, внизу показалось множество квадратов домов, дальше, ближе к центру сверкали на солнце крыши высоких пятиэтажных домов. Множество разнообразных автомобилей перемещалось по широким и мощенным камнем улицам. В ясное небо вздымались дымы из труб многочисленных заводов. Петр прильнул к иллюминатору. Все такое знакомое по рассказам мастерградцев и фильмам и в тоже время чужеродное. Словно сказочная страна. Пассажиры оживленно зашушукались, не обращая внимания на присутствие в отсеке августейшей особы. Для большинства прибытие в аэропорт означало начало долгожданного отпуска, для многих – встречу с оставленными дома семьями.

– Мастерград! – зачарованным голосом произнес Петр, легкая, задумчивая улыбка промелькнула по губам. Кто бы рассказал год тому назад что он полетит в землю своей мечты, ни за что бы не поверил. Бояре все твердили: невместно, то урон царской чести! А тут на тебе! К тому же не просто так, а на три месяца и будет учиться в мастерградской академии. Познавать новое он любил, наверное, больше всего после власти и России. Сошлись на том что царь будет инкогнито и в том нет урона чести. Петр повернулся от иллюминатора к верному спутнику. Меньшикову слегка полегчало и хотя от завтрака он отказался, и физиономия сохраняла нежно-салатовый цвет, глядел уже достаточно бодро. Он и сам бы поехал вместе с сердечным другом, а тут за убеждение Петра поехать в Мастерград вместо Великого Посольства обещаны очень приличные скидки на комплекты корабельных приборов. Секстаны, компасы, корабельные хронометры, и барометры производства Мастерграда пользовались бешенной популярностью в Западной Европе и такой же ценой. Кус лакомый. Тут словечко, там…Словом все получилось.

– Слава тебе господи, долетели! – болезненным, но довольным голосом произнес Алексашка. Взгляд привычно поискал в углу божницу, не нашел. На миг приостановившаяся рука привычно обмахнула крестом.

Внизу промелькнула голубая лента реки. Дирижабль начал плавно снижаться, одновременно поворачиваясь.

– Ууу! – коротко простонал Меньшиков, обеими руками цепко хватаясь за подлокотники удивительно удобного кожаного кресла, лицо еще больше позеленело. Свет утреннего солнца ворвался в отсек. По сидениям и лицам пассажиров поползли жаркие солнечные лучи.

– Товарищи мы прибываем в аэропорт, местное время десять часов утра, температура в Мастерграде плюс десять…

Петр вышел на трап, огляделся. Ветер несет влажную прохладу. Вокруг серые бетонные дорожки взлетной полосы. Остатки снега далеко в степи. В версте справа возвышается одноэтажное здание с высокой башней на крыше, дальше бетонные пятиэтажки бывшего военного городка. Петр счастливо вздохнул. Ну здравствуй страна мечты! Торопливо подняв воротник кожаной куртки, сошел по широкому трапу, перекинутому командой дирижабля на причальную мачту. Остальные пассажиры уже толпились около лифта. Позади пыхтел с двумя изготовленными в Москве по образцу мастерградских чемоданов верный Алексашка. Поменьше свой, побольше царский.

С тихим шелестом открылись двери лифта, попутчики зашли. Петр на миг остановился перед оббитой светлой фанерой комнатой. Что такое лифт и для чего он служит Петр знал, но одно дело читать про него, другое самому прокатится. А вдруг тросы оборвутся? Боязно! Уголок рта нервно дернулся. Пролететь полстраны на летучем корабле не убоялся, а здесь трусить? Не бывать таковому! Петр наклонил голову, все-таки рост больше двух метров, решительно шагнул внутрь.

Внизу прибывших инкогнито, но от этого не менее высокого гостя, встречал одетый в официальную черную тройку чиновник. Рядом замер черный джип из «конюшен» администрации, похожий на тот, какой был в мастерградском посольстве в Москве. В связи с конфиденциальностью визита высокопоставленного гостя, церемоний проводить не стали. Бросив любопытный взгляд на долговязую фигуру царя, чиновник подчеркнуто вежливо поздоровался, поинтересовался как называть высокого гостя – Петр Алексеевич, помог сложить вещи в машину. Дождавшись, когда все усядутся, устроился на переднее сиденье. Глухо хлопнула, закрываясь дверь, чиновник распорядился немолодому меланхоличному шоферу:

– В администрацию.

Петр прильнул к окну. Жадно всматривался в повседневную жизнь Мастерграда. Сравнивал то, что слышал от послов, что читал и что видел собственными глазами. Непривычно широкая мощеная камнем дорога, пожалуй, несколько карет в ряд проедут, тянулась мимо невозможно высоких и узких, в пять этажей каменных палат, похожих друг на друга словно близнецы. Стены сверкают рядами драгоценного стекла. В Москве строили многоэтажные здания, но мало, Петр впервые видел вместе так много высоких домов. Вдоль улиц столбы с светильниками. Везде чисто, ни бумажки, ни соринки, ни конских катышей. Пахнет приятно, лишь чуть-чуть сыростью и дымом. Истинный парадиз! Сразу видно, живут очень зажиточно, глядишь даже лучше, чем иной боярин на Руси. Народа вокруг мало, в основном старики. Прогуливаются чинно под ручку на выделенных вдоль дороги для пешеходов дорожках. Зато разных автомобилей на улицах столько, что за десять минут пути от аэродрома до администрации увидел больше, чем за всю предшествующую жизнь. Зело пречудно. Автомобиль въехал на небольшую площадь и остановился перед старинным по виду двухэтажным зданием с высокими окнами. Перед монументальными дверями застыли двое солдат. Дула винтовок торчат над плечами, а сверху развивается знакомый желто-коричневый флаг Мастерграда. Чиновник повернулся к гостям.

– Приехали Петр Алексеевич! – слегка напряженным голосом, все-таки не каждый день возишь царя, произнес он.

Послышался деликатный стук в дверь, Глава города: Чепанов поднял усталый взгляд от заваленного бумагами письменного стола. В открывшемся проеме показалась взволнованная, все-таки не каждые день встречаешь того, чью жизнь изучал на уроках истории, усатая физиономия секретаря.

– Приехали! – произнес он и скрылся назад.

Чепанов провел ладонью по слезящимся глазам, рывком поднялся с кресла. Зашел в комнату отдыха. Еще раз окинул взглядом: в чайнике налита вода, в вазочках сладости. Вроде все нормально. Подойдя к большому, в рост человека зеркалу на стене, вгляделся. В зеркале отобразился немолодой, усталый человек, одетый в безукоризненный темно-серый костюм. Надо взять недельку отдыха при первой же возможности, а то вон какие мешки под глазами, решил, поправляя галстук, Чепанов. Включив электрочайник, оставшийся с времен еще до Переноса, вышел в кабинет.

Во внешнем виде вошедшего в кабинет молодого парня: высоченный, за два метра, худой, лицо круглое, одет по мастерградской моде в кожаную куртку и синие джинсы, простоволосый ничего не говорило о его высоком статусе – самодержец земли русской. Словом, внешность самая обыкновенная. Встретишь такого в толпе, обратишь внимание лишь на рост. Петра Чепанов не любил. Он считал что в известной мастерградцам истории он сделал слишком много плохого в известной мастерградцам истории с Россией. Европеизация страны разрушила своеобразный, самостоятельный русский мир, Петр I внес в общество разлад между сословиями, противопоставив дворянство и крестьянство. Несмотря на это он признавал за царем многие таланты и самое главное альтернативы ему не было… Высокопоставленный гость с любопытством огляделся, задержал одобрительный взгляд на висевшей в углу темной, покрытой паутиной трещин иконе. Знал, что далеко не все мастерградцы верующие, а тут приятное исключение. Размашисто перекрестился. Встретились два правителя посредине кабинета, поздоровались за руку. Чепанов доброжелательно улыбнулся и как гостеприимный хозяин пригласил самодержца в комнату отдыха. Расселись вокруг невысокого столика на кожаные кресла, Глава города расстегнул пиджак.

– Чаю? – предложил Чепанов. Петр молча кивнул, продолжая таращится круглыми, совиными глазами.

– Как добрались, Петр Алексеевич? – почти отеческим тоном поинтересовался хозяин кабинета, наливая гостю в изящную фарфоровую кружку кипятку и пододвигая поближе вазочки со сдобой и конфетами. Запахло свежезаваренным чаем. Все, за исключением чая, произведено в «Шанхае». Пищевое производство, за исключением консервного, передали туда несколько лет тому назад.

– Зело быстро и удобно! А все ваш предивный корабль летучий: дирижабль, – Петр вздохнул завистливо, бросил в фарфоровую кружку сахар, продолжил, – Катался я на нем вокруг Москвы, но чтобы так далеко летать, ни разу не пришлось, – Степан Викторович, не продашь его? Зело пригодится для бомбардировке вражеских крепостей. Чаю, он пудов двести бомб может взять?

Чепанов несколько мгновений молча смотрел в круглое и деланно наивное лицо русского царя, затеи едва заметно поморщился. Аппетит не плохой у Петра! А ведь ему еще в Москве объясняли, что мы конечно дружим, но судьба нашего города не может зависеть от доброй воли одного человека, кем бы тот ни был. Это сейчас царь хорошо относится к городу пришельцев, а если поссорится? Или придет к власти на Руси другой правитель, враждебно настроенный к Мастерграду? Несколько тонн бомб на головы совершенно не хочется. Поэтому превосходство мы будем сохранять над всеми без исключений и критические технологии передавать не будем. Начинать знакомство и недолгое пребывание царя в Мастерграде, за время которого хотелось произвести на русского государя неизгладимое впечатление высочайшим уровнем жизни горожан и техническими чудесами отказом, не хотелось, но придется… Дирижабль в руках хроноаборигенов это потенциальная угроза Мастерграду.

Чепанов отрицательно покачал головой:

– Петр Алексеевич дирижаблей у нас всего три, поэтому продать тебе не можем, самим нужны, – Глава города развел руками, – К тому же мы приняли решение никому не передавать воздушные корабли и ряд других технологий.

Петр надулся, сурово сдвинув брови, откинулся в кресле. Весьма обидно. Не очень-то и надеялся, что мастерградцы продадут одну из главных своих диковинок, но попытаться стоило. Покосившись на хозяина, сказал:

– Продаете нам только готовые машины. А научить как их делать не хотите. Не по дружбе сие!

В комнате на несколько мгновений установилась напряженная тишина. Начало личного знакомства складывается неудачно, подумал Чепанов. Надо перевести разговор на другую тему и постарался загладить неудачное начало. Отхлебнув чаю, прокашлялся и предложил:

– Петр Алексеевич, если нужда будет в дирижабле, дай знать нашему послу, я немедленно пришлю его в твое распоряжение.

Если до появления Мастерграда главной страстью Петра было море, то после первого полета ею стал воздушный океан. А для исполнения собственных желаний он готов был сшибать любые препятствия, подобно бульдозеру. Русский царь откликнулся с небольшой заминкой, но с нескрываемой надеждой в голосе:

– Благодарствую. Я подумаю… Поможете изготовить воздушные шары?

Чепанов кивнул и несколько мгновений молчал, осмысливая просьбу царя. Экий настырный. Пожалуй, это возможно, в любом случае выпускники московской академии и будущие студенты нашей из аборигенов смогут их изготовить. Он поднял глаза:

– Хорошо, мы поможем.

Царь просиял, потянулся к вазочке, печенье аппетитно захрустело в белоснежных зубах. Сейчас, волнуясь и азартно блестя глазами, он действительно был похож на мальчишку.

– Не поменяли решение жить у родителей супруги? Гостиница хоть вся в твоем распоряжении, – небрежно поинтересовался хозяин кабинета.

Удачно приняли решение предоставить родителям царской супруги освободившийся коттедж, подумал Чепанов. Селить царя в прежней квартире родителей Марии, двушке в панельной пятиэтажке, не стоит. Мало ли чего насмотрится…

Петр равнодушно пожал плечами, отхлебнул чаю, вслед за ним в рот отправилось пирожное.

– Нет. Пора познакомиться с родителями моей Марьюшки, – лицо царя осветила мечтательная улыбка, – А то уже сколько уже как свадьбу сыграли а я их только на фотографиях видел. Не хорошо сие. В баню хочу, Марьюшка говорила что у тестя она знатная и еще мастерградской еды. Чтобы шашлык был и ваша газировка. Уж больно она мне по нраву…

Чепанов развел руками:

– Насколько я знаю тесть с утра готовится к твоему, Петр Алексеевич приезду, – Глава города остановился, как бы давая понять, что его предложение будет выглядеть несколько необычно, потом заговорил, – может по рюмочке за знакомство?

Юный царь с сомнением качнул головой:

– Тесть тоже стол приготовил, нехорошо будет приходить выпивши.

Чепанов понятливо кивнул, отодвинул опустевшую кружку чая в сторону. «Ну хоть с алкогольной зависимостью все хорошо, не пьет как в той истории».

Он поинтересовался не нужна ли помощь в чем, на что Петр ответил что ничего не хочет более того, что уже согласовали с Петелиным. Учиться он будет как все, на подготовительных курсах в Академию, а экскурсии на заводы, фермы и кооперативы города проводить как договаривались. Помолчали. Петр достал прокуренную трубку, несколько мгновений смотрел на нее затем отправил обратно в карман и осторожно поинтересовался возможностью послать царевича Алексея и остальных малолетних Романовых на обучение в Мастерград. Чепанов довольно прижмурился. Откинувшись посвободнее в кресле, заверил подобревшего царя что город готов услужить России. Мастерградцы давно приняли решение воспитать юное поколение Романовых в собственном духе и через доверенных советников: Петелина и Меньшикова подкидывали мысль об этом царю.

Петр уже собирался прощаться, когда Чепанов огорошил его новостью, что на границах мастерградских земель казаки поймали британца. Вначале тот запирался, говорил что он простой торговец, но когда на него поднажали, то признался что он соглядатай Московской компании. Весьма важные люди, близкие к трону, послали его в мастерградские земли с заданием выведывать технические диковинки и постараться навербовать агентов. Сначала Петра поразил сам факт того, что кто-то сумел пробраться на Урал. Ведь он запретил иноземцам ездить туда. Как сумел англичанин незамеченным пробраться через всю страну до мастерградских земель? Не иначе как с помощью предательства. Затем он гневался. За обиду англичанам ноздри рвать да в Сибирь на вечное поселение или на кол садить, но судьба наглеца теперь в руках Мастерграда.

Они еще немного поговорили, потом Петр попрощался. Расстались два правителя в самом благоприятном расположении духа. Чепанов остался доволен, что все-таки сумел сгладить противоречия, а юный царь – что с частью его пожеланий город согласился. Та-же машина, в которой Петр приехал в администрацию, ожидала его у входа.

Автомобиль с русскими гостями Мастерграда проехал мимо района одинаковых серых пятиэтажек и спустился по мощеной камнем дороге к пойме реки. В машине жарковато, все-таки солнце уже палит не на шутку. По просьбе царя молчаливый водитель приоткрыл окна. Свежий ветер ворвался в салон, принося запахи дыма и острые весенние ароматы пробуждающейся земли. В окружении черных, еще голых садовых деревьев выглядывали над кирпичными и бетонными заборами двух и даже трехэтажные дома. Иные похожие на европейские замки: – рисунки их показывали Петру учителя в детстве, другие белоснежными колоннами похожи на творения древних еллинов. Блестят на полуденном солнцем металлические крыши особняков…

– Богато живут! – непроизвольно прошептал Меньшиков. Петр лишь молча покосился на него и неодобрительно шевельнул узкой ниточкой усов. У ничем не примечательного по сравнению с соседними особняками дома машина затормозила. Из деревянной избы рядом с каменным одноэтажным зданием к безоблачному небу струится узкая струйка ароматного дыма – баня готова. На улице, подпирая крепким телом широкие металлические ворота, стоит мужчина возрастом под пятьдесят в строгом костюме. Черты безбородого и безусого лица неуловимо напоминали Марьюшку. Это тесть, понял Петр. При виде выходящего из автомобиля длинного, худого юноши по лицу мужчины промелькнула слегка скованная улыбка.

* * *

Солнце потихоньку склоняется к закату, в углу трещит угольками камин, оттуда тянет уютным теплом что особенно ценно этой весной, выдавшейся слишком холодной и дождливой. В обитых коричневой кожей высоких креслах с подлокотниками неторопливо разговаривают о том и о сем двое высокопоставленных вельмож английского королевства. Лорд-казначей и лорд-председатель его Величества Почтеннейшего Тайного Совета. Атмосфера почти доверительная, ведь сановники безусловно союзники. На массивном столе из красного дерева, сплошь украшенном резьбой с изображением вписанных в круг геральдических роз красуется полупустая бутылка знаменитого красного бордоского вина, или «кларета» как его называли в Англии. Рядом – два полных массивных серебряных кубка. В дверь деликатно постучали. Длинный и высокий слуга с щекастым, с роскошными бакенбардами и слегка опухшим от безделья и любви к виски лицом, величественно доложил:

– Мистер Исаак Ньютон, хранитель монетного двора.

– Проси! – на правах хозяина приказал лорд-казначей.

В кабинет вошел мужчина довольно умеренного роста, бледный лицом и в отличие от господствовавшей тогда моды без парика. Их ему с избытком заменяли слегка тронутые сединой собственные пышные волосы. Живой, пронзительный взгляд выдавал в нем человека мудрого и жадного к познанию всего нового. Двое слуг с натугой несли за ним старый дубовый сундук, оббитый по углам кованым железом. Поставив его на пол, они поклонились вельможам и поспешно удалились.

– Милорды! – учтиво склонил спину гость, удостоившись в свою очередь ответных кивков скрестивших на нем взгляды вельмож. Прервал затянувшееся молчание лорд-казначей.

– Итак, мистер Ньютон, что Вы смогли добиться за это время? – произнес он желчным голосом всегда недовольного человека, – Показывайте.

– Милорды, команда ученых под моим руководством смогла добиться весьма впечатляющих успехов, что бы вы хотели увидеть в первую очередь?

– Самое грозное оружие Mastergrad это его воздушные корабли! Они могут сбросить на галеоны и фрегаты его величества сверху бочонки с порохом и потопить их. А мы ничего не можем с этими поделать! Это превращает нашу морскую мощь в полную фикцию, в ноль… – с заметным раздражением произнес лорд-казначей. Второй вельможа молчал, лишь сверлил испытывающим взглядом тщедушную фигуру великого ученого, – Начните с них.

– Как Вам будет угодно, сэр! – послушно склонил голову ученый на миг показав вельможам крупные завитки седеющих волос. Он наклонился над сундуком, скрипнула, открываясь крышка. Ученый извлек большой лист плотной бумаги. Попросив взглядом у вельмож разрешения, расстелил чертежом на столе.

Перед вельможами предстал рисунок вытянутого шара. Внизу канатами прикреплена плетеная гондола. Позади ее – лопасти наподобие мельничных крыльев и небольшой треугольный парус. Несколько секунд сановники молча рассматривали рисунок, потом лорд-казначей откинулся назад. Тряхнув огромным париком, искривил губы в саркастической усмешке:

– Это летает? А где же крылья?

Лицо ученого на миг дрогнуло, но он совладал с эмоциями. Столь высокопоставленным вельможам простительно не разбираться в науке.

– Милорд, – начал разъяснять ученый, – Опыты с крылатыми аппаратами еще продолжаются, пока устраивающих результатов нет, но у нас есть предоставленные Вами, – Ньютон изобразил легкий поклон в сторону лорда-председателя Тайного Совета, на что тот изобразил тонкую полуулыбку на бледном лице, – сведения о том что воздух будучи нагретым, обретает подъемную силу, а часть воздушных кораблей пришельцев имеет форму вытянутых шаров с винтами позади, приводящими их в движение. Без этого мы бы еще долго блуждали во тьме невежества. К сожалению мы еще очень плохо знаем божественные законы, кои управляют природой, поэтому мы решили пойти по простейшему пути изготовления кораблей, подымаемых к небу силой нагретого воздуха. Опыты с макетами показывают, что шелковый шар, будучи надутым горячим воздухом способен поднять людей и груз. Сейчас продолжаются эксперименты по приведению таких шаров в движение. Вариантов два: винт приводят в действие гребцы или они движутся за счет предварительно заведенного часового механизма.

Лорд-казначей саркастически пожевал губами:

– И на это Вы потратили две тысячи лорелей? Картинки?

Ньютон вспыхнул. Несмотря на достаточно низкое происхождение, хотя он и уверял что родоначальником его семьи является шотландский дворянин, к вопросам чести он относился весьма щепетильно. Лишь немалым усилием воли он подавил неуместную перед столь высокопоставленными вельможами вспышку.

– Сэр! – дрогнувшим голосом произнес он, – я надеюсь что к осени мы сможем продемонстрировать Вам первый английский воздушный корабль!

– Ну что-же, наконец подал голос лорд-председатель Тайного Совета, – мы посмотрим осенью, что у Вас получится, но я вижу у Вас в сундуке есть еще много научных чудес. Я с нетерпением жду когда Вы продемонстрируете их!

– Хорошо, сэр! Милостью Пресвятой Девы нам удалось добиться многого… – воспрянув духом, воскликнул ученый. На стол отправились макет изобретенных под руководством Ньютона или скопированных с оригиналов научных диковинок.

Соединенные вместе десяток стволов нарезных крепостных ружей на поворотном лафете, позволявшем быстро наводится вверх и способных стрелять на высоту 1000 ярдов, давали надежду что они смогут повредить летательные машины Mastergrad. Скопированные лучшими английскими ремесленниками керосиновые лампы, настенные часы-ходики и многие другие диковинки были точь-в-точь как мастерградские, но стоили в десятки раз больше чем оригиналы. В чем секрет дешевизны столь сложных изделий гениальный ученый не знал, да и дела экономики, это торгашеское, не его. Усовершенствованный макет парового двигателя конструкции приглашенного из Франции математика и изобретателя Дени Папена, работал, но был слишком маломощен, чтобы его можно было применить для практических дел.

Все это и хорошо и в тоже время слишком мало чтобы на равных противостоять Mastergrad, хотя сдвиги нужно признать есть, подумал лорд-казначей.

– У вас все, или имеете еще что-то добавить?

– Сэр, – голос ученого немного дрогнул, не любил он просить у высших по положению, но приходится, – выделенные Вами на исследования деньги заканчиваются.

– Сколько Вам нужно, извольте выражаться яснее! – желчным голосом ответил лорд-казначей.

– Для продолжения исследований необходима еще тысяча лорелей.

Лорд пожевал сухими и тонкими губами. В будущем, откуда в наш мир божьим соизволением занесло Mastergrad. Английское королевство заняло подобающее ему место, по крайней мере одну из ведущих позиций. Об этом говорит ряд обмолвок мастерградцев. Это означает что нужно всячески поощрять прогресс и проявить истинно британское мужество и упорство в достижении целей. А ученый…а что ученый? Дерзок, много о себе думает, но пока нужен. Mastergrad умеет изготовлять много того, что мы еще не в силах, значит не жалеть денег на ученых, пусть догоняют пришельцев, не жалеть денег на агентов. Любыми способами добывать знания о машинах и диковинах Mastergrad! Переглянувшись с вторым вельможей, кивнул:

– Вы получите их! Вы можете идти…

Великий ученый Исаак Ньютон молча собрал макеты в ящик, щелкнул, закрываясь замок. Поклонившись, вышел из кабинета, плотно закрыв за собой дверь. Зашедшие следом слуги забрали ящик и также безмолвно удалились.

Дождавшись, когда шаги в коридоре стихнут, лорд-казначей повернулся к собеседнику:

– Английская коммерция на материке несет колоссальные убытки, нас просто вышвыривают с рынков! – нервным голосом произнес он, – Продукция Mastergrad качественнее и дешевле. Более того она вытесняет производимые нашими ремесленниками и мануфактурами продукцию в самой Англии! Мы никак не можем перекрыть поток товаров с материка. Прибыль слишком велика! Стоит поймать одного контрабандиста, как вместо него появляется еще десяток! Его величество и его супруга гневаются, а в парламенте и тори и виги уже открыто требуют наши головы. Damn![51]51
  Damn! – Проклятье, Черт!


[Закрыть]
Дело все отчетливее пахнет Тайберном![52]52
  Тайберн (англ. Tyburn) – деревня в графстве Миддлсекс, ныне часть Лондонского городского округа Вестминстер. С 1196 по 1783 год являлась официальным местом проведения казней осуждённых города Лондона.


[Закрыть]

Он немного помолчал, затем махнул рукой сверху вниз, словно в ней был острый меч и с усталой злостью продолжил:

– Может вернуться к обсуждению визита Королевского Флота в Московию, сэр? Насколько я помню у русских всего один порт: Arhangelsk, в нем держит верфи Mastergrad. Противника надо давить пока он не набрал достаточно сил! Разгромим порт и сожжем корабли в нем. Так мы заставим московитов и Mastergrad торговать с Европой через нас и сможем компенсировать все потери!

– Поздно, – лорд-председатель помотал головой. Неторопливо отпив из кубка, причмокнул. Вино-божественное! Затем меланхоличным голосом добавил, – Мы не решились на это когда их конвойные суда атаковали Royal Navy. А теперь поздно. По моим сведениям в порту стоит шесть флейтов, вооруженных оружием Mastergrad. Этого хватит чтобы отбить нападение. А если прилетит летучий корабль, то мы бесполезно погубим хоть весь флот. У короля много, здесь не сработает…

– Жаль, – печально заметил лорд-казначей, – А идея красивая. Одним ударом рассечь гордиев узел. Но вы правы… риск слишком велик.

После непродолжительного молчания лорд-председатель вскинул взгляд на собеседника, упрямо стиснув губы произнес:

– Я считаю, что выход только один, сэр. Искать перебежчиков. Таких-же, каких нашли шведы и по крупицам собирать информацию о машинах и науке Mastergrad! И только тогда, когда мы построим собственные летающие корабли для неба а наши фрегаты смогут ходить против ветра, когда мы изготовим орудия не хуже Mastergrad, прийти и стрясти долг.

Он помолчал, давая собеседнику возможность осмыслить предложение. Лорд-казначей с сомнением посмотрел на сидящего рядом с недовольным лицом вельможу. Лоб у него собрался в морщины, было видно, что он мучительно пытался найти выход.

– А что делает Секретная Служба, которую кстати Вы курируете, для того, чтобы раздобыть образцы оружия и машин из Mastergrad или людей знающих как они устроены? – резким голосом поинтересовался он, – Немалые средства, выделенные для наших ученых и инженеров дают недостаточно пользы. Информация от Mastergrad, несомненно, сильно ускорит и удешевит их работу!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю