290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Хмарь. Солдат удачи (СИ) » Текст книги (страница 11)
Хмарь. Солдат удачи (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 21:30

Текст книги "Хмарь. Солдат удачи (СИ)"


Автор книги: Николай Соколов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 12 страниц)

Зажегся свет, в реальности прошло не более пятнадцати секунд, а какой разгром. Были повалены стеллажи, разбросаны какие-то приборы и коробки. Недалеко разгорался огонь, воздух ангара заволакивало едким дымом пластмассы.

Пора проводить вторую часть Марлезонского балета. Главное дроздов не забыть. Если я брошу тела офицеров СБ, как в глаза потом смотреть сослуживцам. Шутка, в смысле «пошутилка». Их тела нужны для считывания информации с нейросетей Крыска и Риго Пополо. Мне очень интересно, куда исчезли банковские чипы с миллионами кредитов?

Надеюсь, аппаратура у майора СБ работает. Извините, ребята, к себе в кабину я вас не пущу. Вас отсек для ЗИПа устроит?

– Шеф, агент просит соединить. Разрешить? – услышал я бесплотный голос Умки плавающий где-то вдалеке.

– Кому разрешить? Что разрешить? – ответ не появился, потому что мысли сбежали непонятно куда и отказались возвращаться в голову. – Что со мной?

– Шеф, Ваш мозг не привычен работать на таких скоростях. Поэтому мне пришлось блокировать отдельные участки полушарий. Через пять секунд они разблокируются.

Она оказалась права, мысли действительно вернулись, штурмом взяв мою голову, и теперь она разрывалась на части.

– Соединяй, зараза, – проворчал я.

– Молодец! Видишь маленького дрона рядом со стойкой шасси? – довольным голосом проговорил разведчик.

Умка обвела место, где появился маленький дрон, красным кружком.

– Вижу.

– Доставь его полковнику. Ну что ж, удачи тебе, парень. У тебя как минимум ещё около пяти минут.

Агент махнул на прощанье рукой и окно связи свернулось. А дрон, засеменив ножками, подпрыгнул и замер, вцепившись лапками в одно из свободных креплений на пилотском скафандре. Довольная улыбка расплылась на моем лице. Посылка со мной, надеюсь, кот Матроскин будет доволен.

Прошло каких-то тридцать секунд, а я, уже развернув перехватчик, наводил прицел лазерной пушки на корпус крейсера. Луч вспыхнул, рассыпался искрами фейерверка, столкнувшись со стеной, и вспух ослепительным взрывом. Вакуум моментально вытянул весь воздух из ангара вместе с дымом, на месте взрыва образовалась огромная дыра, способная пропустить корабль раза в два больше моего фрегата. Ура! Дорога свободна.

Я сжал рукоять управления и медленно двинул перехватчик вперед, следуя по размеченной Умкой светящейся сетке видеопроекции. Через десять секунд мой корабль вылетел из пробитого в корпусе отверстия как пробка из бутылки шампанского.

Дюзы ускорителей пыхнули короткими хвостами пламени, заставив корабль совершить прыжок, подобный атаке гепарда, который стремительной чёрно-белой тенью скользнул в родную стихию бескрайнего космоса. Форсаж не спасет, силки расставлены. Охота на меня начнется в ближайшее время. Однако я попробую поменять правила игры. Пусть не надеются на легкую добычу. Может так случиться, что охотник превратится в дичь. Но в начале нужно победить легкий предбоевой мандраж.

– Если у вас план, мистер Николас? – проговорил я вслух, вспомнив мультфильм "80 дней вокруг света".

– Есть ли у меня план? Да у меня целых три плана! – рассмеявшись, передразнил я мистера Фикса.

В прошлом бою на минном поле погиб наш ведущий. Чтобы этого больше не произошло, я купил карту минных полей (ГГ всего лишь подумал «не плохо бы купить», выполнила его желание Умка). Поэтому сейчас я направлял перехватчик в сторону отмеченного на карте поля. Попробую спрятаться за него, а при удаче они застрянут в минном поле как мухи в паутине.

В это мгновение искин перехватчика вывел данные с радара. Два вражеских звена отсекли меня от станции. Видеопроекция тактического экрана мигнула, отобразив варианты действий противника. Шахматная партия началась, и я сегодня играю за белых. Первый ход мой. Своего искина в благодарность буду вечно называть Василисой Премудрой. Нашла же она вариант, где вероятность выпутаться 50/50. Честно говоря, риск огромен. Придется моему перехватчику через проход с игольное ушко по минному полю пробираться. А перехватчик в разы больше верблюда.

Что-то враги не спешат ко мне. Спорят, кто сбивать будет? Пока они медлят, можно и помощь у командования станции запросить. Пусть и они начнут морщить свои огромные лбы. Запросил. Их ответ меня озадачил. Они разрешили мне сдаться! Ну, не идиоты ли? После того, что я там натворил, меня будут убивать медленно и вдумчиво.

Ах да, цивилизованные люди очень дорожат своей жизнью. Для них если бой заведомо проигрышный, то человек должен согласиться на любые требования. Извините-с, мы, дикари-с, воспитаны на понятиях чести!

– Шеф, корабли противника в количестве пяти движутся в нашу сторону. Пересечение векторов движения произойдет примерно через три минуты, – пробубнила Умка.

Решили все же. Ближнее вражеское звено, распавшись на два маленьких, направилось в мою сторону. Ну, и мне пора. Направив фрегат по размеченной Умкой светящейся сетке, я заглушил двигатели и все остальные системы. Согласно закону инерции мой корабль будет двигаться прямолинейно и равномерно. В кабине наступила непривычная тишина, давящая на уши. Может мне песенку Винни-Пуха спеть, а то пустое, звенящее безмолвие космоса немного угнетает. С моим отвратительным музыкальным слухом как раз подходящий момент, слушателей нет, и никто не скажет своё «фе».

– Я тучка тучка-тучка-тучка, я вовсе не корабль. Ах, как приятно тучке в космосе лететь.

Я, конечно, помню, что Винни-Пух не смог обмануть пчел, но может мне удастся обмануть мины. Надеюсь, это «правильные» мины.

– Шеф, не спи. Пора.

– Спасибо Василиса, – сегодня я с ней очень вежлив. Как и всякий человек, я постепенно очеловечивал свой искин. Я даже иногда чувствовал человеческие эмоции в нем. Раз уж судьба свела нас, то остаётся довериться Василисе на все сто.

Легко коснувшись виртуальной кнопки, я запустил системы перехватчика. На появившемся радаре было видно, как противник устроил соревнование, кто быстрее уничтожит мой фрегат. Километров за триста от меня вырвался вперед самый большой неудачник. Звука взрыва я не услышал, но увиденное меня впечатлило. Огненный всполох на мгновение ослепил чувствительный визор. Остальные поняв, что настала полная жесть, пытались затормозить, но тщетно, инерция донесла до конца минного поля лишь остатки разрушенных машин. Пять-ноль в мою пользу.

Оставшиеся пять кораблей неожиданно обезумели и теперь мчались на форсаже в мою сторону. Жаль чит-код не работает. Придется снова хитрить. В начале проверну мой фокус с ПКР в режиме активной мины. Сброс, маскировка пакетом пассивных помех. Неудачников всего двое, остальные успели среагировать. Семь-ноль, но оставшихся пилотов это не остановило.

– Тридцать третий, – раздался знакомый голос, – давай по-честному.

– Это как? Дождемся ваших друзей и начнем? – съязвил я.

– Дуэль, один на один. Если, конечно, ты не трус?

На слабо решили взять. Поторговаться немного?

– Какая моя выгода?

– Будешь всем рассказывать, что сбил капитана Ненко Быстрого.

– Мне это не интересно. Предлагаю переместиться в квадрат В32 сектора L. Он находится на границе вашей зоны влияния, а твои друзья подождут тебя здесь.

– Не наглей, – услышал я знакомый голос третьего.

– Это вы меня сопровождали? С вами был ещё один. Где он?

– Не зли нас, – агрессивно проговорил третий.

Упс, похоже, это его обломки разлетаются в соседнем квадрате.

– Мужики, пошалил немного, с кем не бывает. А я вам рецепт выпишу вместо таблеток – ПКР или лазер. Злость как рукой снимет.

Чуть-чуть нравоучительного тона и они созреют. Сброс ещё двух ПКР. Облетели, учатся прямо на глазах.

– Тридцать третий, мы согласны на твоих условиях проводить дуэль.

Один из кораблей отделился от группы и полетел в сторону выбранного мной квадрата. Кажется, это мой противник и номер у него красивый – ALF001. Инте-е-ере-есный товарищ, и вызов на дуэль теперь понятен. Не пристало альфа-самцу за зайцем бегать, можно и в капкан угодить. Однако Ненко Быстрый у себя в эскадрильи ловкий, умный и умелый боец. А для меня, после тренировок Улии, старый, больной зазнайка.

Плавный разворот и беру курс на место дуэли. Из боезапаса одна ПКР и лазерные пушки. Слишком щедро я раскидывал ракеты. Вероятнее всего Ненко знает об этом.

К барьеру! Скорость наших кораблей запредельна и мы идем лоб в лоб. В лобовой атаке очень мало времени для стрельбы, да и ведется с предельно малого расстояния, практически «в упор». Победа достанется тому, у кого крепче нервы.

Если Ненко не отвернет, то лобовая атака превратится в таран, а это гарантированная смерть.

Осталось двадцать секунд до столкновения, фиксирую пуск ракет наемником. Несомненно, пришло время запускать в работу маскировочную систему «Мираж-3». Даю команду и Искин фрегата по заданной программе сбросил пакет активных помех, моделирующих сигнатуру перехватчика. Тут же включил систему «Мираж-3».

Всё, на этом моя работа закончилась, осталось прочитать молитву о спасении души и тела.

«Правильные» ракеты у Ненко Быстрого, отработали по ложным сигнатурам с ярким световым эффектом и подарили мне надежду.

До столкновения восемь, семь, шесть…

Искин открыл огонь из всех пушек. Пуск последней ПКР. Заверещали эмиттеры, отдавая последнюю энергию в систему маскировки. Представляю удивление дуэлянта, когда за две секунды до столкновения мой перехватчик вышел из невидимости.

Последние секунды боя не помню абсолютно, а вот полыхающую сферу вновь родившейся звёзды, мелькнувшую передо мной, я запомню на всю оставшуюся жизнь.

Всё, бой окончен. Оставшаяся пара полетела прочь. А меня охватывало полнейшее эмоциональное опустошение. Я включил автопилот и уснул, в случае чего Василиса разбудит.

Во сне вновь возникла перед моими глазами незнакомка. Девушка придерживала рукой платье, а непослушный ветер пытался заигрывать с ней.

На меня она смотрела с опаской. Напугал я ее прошлый раз. Разговаривать совершенно не хотелось, но, похоже, предстояли переговоры.

– Всё ещё хочешь обратить меня в рабство, – неожиданно для себя, я проговорил сердитым голосом. – Тебе повезло, солдат ребенка не обидит. Было у меня желание выдрать тебя ремнём.

– Я не ребенок! – прервала она мой монолог.

Ого. У неё комплекс младшего заласканного ребенка с бунтарским уклоном.

– Между нами возникло недоразумение. Мне не нужен раб. Мне нужен покорный моей воле вассал.

Действительно, это слово при переводе на русский имело двоякое толкование.

– Деточка, будь так любезна, объясни мне, пожалуйста, простому солдату, в чём разница? – в минуты сильнейшего раздражения я всегда начинал говорить излишне вежливо.

– Рабу не выплачивают жалованье! – прокричала она, размахивая руками, и отпустила на мгновение подол платья, чем немедленно воспользовался ветер. Он подхватил его и показал мне прикрепленные к ноге ножны с кинжалом. Привычным жестом девушка поправила платье и сердито сверкнула глазами.

– Это знают даже нищие! – продолжила она, и это было произнесено таким тоном, что если бы были слушатели нашего разговора, то они поняли. Ей приходится разговаривать с человеком, у которого интеллект имеет отрицательный коэффициент.

Умеют женщины несколькими словами указать сильной половине, где их место в этом мире. Под каблуком.

– Деточка, согласно законам Содружества, вначале заключают договор. Потом, если мы достигнем согласия по всем вопросам, он закрепляется под протокол. Верно я говорю?

Девушка на миг опустила глаза вниз, соглашаясь со сказанным.

– Рабство в любых видах запрещено в Содружестве. Да?

Несомненно, мои вопросы ей не понравились, она кривила губы и бросала на меня возмущенные взгляды.

– Наконец вирусная атака на нейросеть. Где взяла кольцо? Быстро говори! – рявкнул я.

– У деда! Он мне сам разрешил!

Ещё один крутой дед, вспомнил я о Листи Флитт. Нужно сбавить обороты.

В Содружестве, если хотят завести близкое дружеское знакомство, разговаривают не о футболе, не о политике. Разговаривают о кредитах и методах их заработка. Проверю на этой зеленоглазой красотке.

– Николас, – представился я. – Надо полагать, Дарника назвала вам моё имя. А ваше имя мне не известно.

Не увидев её реакции, я продолжил.

– Мы с тобой одной крови, мы – кольценосцы. Предлагаю начать общее дело. У меня есть куча бабок и мне их нужно вложить.

Девчушка посмотрела на меня как на идиота и туманной дымкой растаяла в воздухе.

Проснулся я с мыслью, «Не умею я общаться с девушками. Избегают они меня. Может, одет не презентабельно? Да нормальный у меня прикид, на станции все так ходят. К несчастью внешность меня подвела, не похож я на голливудскую звезду, мерцающую на обложке глянцевого журнала, не похож».

– Шеф, была проведена пси-атака, отражена имплантатом, – доложила Василиса.

Надо полагать, мой бред о кольценосцах – последствие воздействия незнакомки. Требуется усилить защиту или научиться выкидывать ее из своих «снов».

– Диспетчер разрешил посадку в свой док, – прервала мои размышления Василиса.

– Спасибо. Сообщи полковнику о посылке. Пусть встречает.

– Шеф, ручной режим включать? Или оставить на автопилоте.

– Налетался я сегодня, – с ленцой объявил я Умке. – Вернулся живой, чем не повод предаваться лени, пусть искин перехватчика сажает.

Всю посадку я страдал от медлительности искина. Я ощущал всем телом, что время моей удачи заканчивается. Понимание этого пришло враз не известно от куда. Заставив меня изрядно поерзать в ложементе.

Открылся кокпит и, сбежав по трапу, я обнаружил удивительную картину. Метрах в двадцати от моего перехватчика ругались майор СБ и полковник СИБ. Из их громкой ругани я понял, спорили из-за меня. Дешеев обвинял меня в предательстве. Чем ввел меня в ступор.

Посмотрев по сторонам, я увидел Соллар, которая смотрела на меня заплаканными глазами. Рядом с ней переминаясь с ноги на ногу, находился Бек, сердито наблюдая за пятеркой вооруженных абордажников.

Недолго думая вызвал полковника Сивцева. Хоть бы у него мыслесвязь в нейросети работала.

– Посылка с тобой? – полковник без приветствия сразу же заговорил о деле.

– Так точно, у меня, – отрапортовал я.

– Майор утверждает, что ты ограбил представителей объединенного правительства.

– Это обвинение бесстыдная ложь! – возмутился я. – В ЗИПе моего перехватчика лежат убитые офицеры СБ. Пусть считает данные с их нейросетей и убедится в моей невиновности. У представителей в чемоданчике не было банковских чипов, где они их прохлопали, я не знаю.

Полковник задумался, а потом продолжил:

– Твой рассказ в корне меняет дело. На всякий случай я арестую тебя сам, – облегченно вздохнул Сивцев. – Я скопирую всю информацию с нейросетей погибших. Мне очень нужен компромат на майора, путается под ногами. А ты посиди под охраной, отдохни немного, как раз бои в космосе закончатся. Базами данных я тебя обеспечу.

Соединение прервалось. Полковник махнул абордажникам рукой и двинулся ко мне, за ним засеменил недовольный майор.

– Вы арестованы, пилот Сильве, против вас выдвинуло обвинение СБ станции в предательстве. Однако вы являетесь внештатным сотрудником СИБ. Поэтому расследование будет проводить имперская служба. Сдайте оружие.

С этими словами он снял со скафандра дрона и подмигнул мне.

Остальное вооружение грубо содрали абордажники. Они и сопроводили меня на офицерскую гауптвахту. Двое сопровождающих остались у дверей в качестве охраны. Камера-каюта, в которую поместили меня, ни чем примечательным не выделялась, 2 на 2,5 метра, маленький столик и прикрученный к полу стул, выдвижная кровать, встроенный шкаф с пищевым синтезатором и небольшой открытый санузел. Офицерская ВИП-камера со всеми удобствами.

Полковник появился через полчаса, молча передал мне коробку с базами данных, еще раз подмигнул и ушел, не попрощавшись.

Я, пока он не передумал, перелил все базы знаний с помощью считывателя в память нейросети. Затратив на это около двенадцати часов. Использованные кристаллы выкинул в утилизатор. Немного отдохнув, я приступил к активному изучению баз.

Космопорт столичной планеты империи Антран

Все посетители небольшого кафе непременно обращали внимание на двух девушек, мило разговаривающих за столиком у окна. Подружки были молоды и красивы как героини с обложки модного журнала. Одна из них выглядела на шестнадцать лет, вторая чуть постарше. Их одежда вызывала зависть у их ровесниц, которые могли только мечтать о последней модной коллекции императорского дома. Такие девушки обычно без умолку болтают о различной модной бессмыслице и всегда обсуждают последние сплетни императорского двора.

Та, что постарше, с мягким красивым лицом с пронзительно голубыми глазами, проговорила:

– Дорогуша, ты такая милая. Ты меня спасла! Платье-туника из последней коллекции просто божественно.

– Дара, я не могла бросить свою лучшую подругу в беде, – с эмоциональной экспрессией проговорила сидящая напротив зеленоглазая блондинка. – И хватит благодарить.

– Дорогуша, если бы не ты, все сплетницы нашей столицы обсуждали меня как минимум полгода.

– Дарочка, ты кому отдала кольцо? – неожиданно сменила тему разговора молодая соседка. – Я просила найти во фронтире сильного и немного глупого бойца.

– Я такого и нашла. Вначале я выбрала для тебя высокого красавца десантника Дарта. Девчонки из финансового отдела чуть не передрались из-за него. На твои духи он реагировал, но слабо. Потом Дарт пригласил нас в ночной клуб, где познакомил нас со своими друзьями. Вот там я и познакомилась с ним. Он меня совершенно очаровал своей силой и напором. Ах, как мы танцевали. Единственное, что меня смущало, а вдруг это реакция на твои духи? Я попросила кузена собрать информацию о нем. Он мне ещё больше понравился. Особенно его бои в спаррингах, какая скорость, он легко выиграл пять боев у Дарта. Представь, пилот победил десантника и тот не обиделся. Я поняла, он тебе подходит, и отдала кольцо.

– Пилот… Дара, у пилотов интеллект за 130. Ты проверяла его карту ФПИ?

– На меня было покушение, и Эдикен просил своего знакомого в СБ проверить его биографию. Вдруг его специально подослали, чтобы расстроить мою свадьбу. СБ провели полное тестирование нейросети и ФПИ. Подозрительного ничего не выявили. Сто процентов дикий. Мне эти циферки не интересны. Высылаю тебе файлик.

– У него пси имплантант, вот я попала! – эмоционально воскликнула блондинка, ознакомившись с файлом.

– Дорогуша, выкинь кольцо и забудь о нём, – с жалостью в голосе пропищала Дарника.

– Кольцо растворилось в моем теле. Его невозможно извлечь.

– Какая жалость. Я тоже хотела завести фамильяра[16]16
  Существо, служащее своему хозяину, может выступать его помощником, охранником, боевым товарищем, собеседником или партнёром.


[Закрыть]
. Что теперь делать?

– Не знаю. Я пыталась найти общий язык с ним, но он ужасно агрессивен.

– Дорогуша, он показался мне безобидным. Во всяком случае, для девушек. Попробуй пофлиртовать с ним.

– Бесполезно, он всё время твердит – «ты хочешь обратить меня в рабство».

– Ты всё ещё вынашиваешь замысел побега?

– Дара, я жить хочу! В этом клубке змей я самая слабая. Я бастрад, не признанный отцом. Ты одна единственная, кто мне помогает, и кому я могу доверять. Вот, что удивительно в этой истории, меня признали оба деда, и даже выделили наследство.

– Ты ребенок мой любимой сестры! Дорогуша, может, всё обойдётся?

– Маму убили, когда мне исполнилось пять лет, сейчас охотятся на меня. Я так надеялась получить верного фамильяра и сбежать во фронтир.

– Без нейросети? – удивилась Дарника.

– Пока достаточно браслета с мощным искином. Скажу тебе по секрету, кольцо мне сделало подарок.

– Тише, дорогуша, кузен меня нашел. Потом пошушукаемся.

Станция Имперского Флота, орбита планеты Март

Первые сутки заточения я провел спокойно. Раз десять пересмотрел бой с Ненко Быстрым, особенно последние секунды. С затаённой гордостью сознавая, что я «сделал» аса наемников как ребенка. Конечно, присутствует толика удачи и сильный испуг Ненко, когда мой перехватчик вышел из невидимости за секунды до столкновения. Его глупые действия ничем другим объяснить нельзя. Отвернув в противоположную сторону от перехватчика, он подставил под мои лазерные пушки свой слабозащищенный бок. Человеческий мозг не в состоянии отреагировать на такие резкие изменения, а искину перехватчика это по плечу. Он мгновенно направил всю огневую систему в одну точку, сведя на одном квадратном дециметре лучи всех лазерных пушек. Защитное поле вспыхнуло голубым цветом, отражая лучи лазерных пушек, и, истончившись, погасло на сотую доли секунды. Лазерные лучи, прорвавшись, вскрыли обшивку корабля наемника как консервную банку. В эту проплавленное отверстие и влетела ракета, выпустив в оболочке корабля всю чудовищную энергию взрыва.

Самолюбование не мой конёк, и повинна в этом Улия Воинственная Коши. После обучения в ее виртуальной академии я ни на минуту не забывал – в империи найдётся множество пилотов гораздо лучше меня. Пора включить «здравый смысл», проанализировать ситуацию и выбрать новый путь для поиска Призрачной Лисички. Может, пойти по пути, предложенному полковником? Нет, не получится. После обвинения в предательстве меня вряд ли оставят в СИБ внештатным агентом. Всё как в анекдоте о Рабиновиче, «ложечки-то нашлись, а вот осадок остался». По армейской линии та же песня. Вывод напрашивается сам собой, карьера в ВКС Содружества не для меня.

Следующий пункт, над которым стоит поразмышлять – кольцо. Василиса права, его нужно взламывать или оно хакнет мою нейросеть. Для этого пора установить комплект «Апгрейд3А», а он хранится за «тридевять земель» в банковской ячейке. За время моих странствий я привык следовать поговорке «подальше положишь, поближе возьмёшь». Поэтому при первых подозрительных шевелениях СБ, я отправил по почте всё мое ценное имущество в хранилище банка Содружества. Сейчас в моей каюте как у холостяка, шаром покати. Специалистам СБ проще работать, открыли каюту, произвели осмотр и записали в протоколе – «голяк». Появится возможность, слетаю и установлю.

Вторые сутки я потратил на исследование найденных Василисой материалов по артефактам подчинения и разбор случаев взлома нейросети. Систематизировав у себя в голове всю полученную информацию, я стал экспертом по взлому нейросетей, но так и не узнал о кольце ничего. В открытых данных галонета кольцо с такими свойствами не встречалось. По всей видимости, придется обращаться в платные сервисы.

Третьи сутки прошли в перелистывали ярких эпизодов прошлой жизни на Земле.

В какой-то миг я вспомнил о маме, и моя душа наполнилась грустью, как там она? С тех пор как мы расстались с отцом, я не удосужился написать не единого письма.

В дополнение проснулось книжное чувство тоски по родине, ностальгия. Мое замерзшее сердце растаяло и заныло. Оно потребовало от меня «хочу домой», в родной город, побродить по знакомым местам. Разум ещё упирается, но он слаб перед истинным голосом сердца.

Все четвертые сутки я измывался над своим телом. Я старался физическими упражнениями подавить пробудившуюся во мне тревогу, но это слабо помогло. В наступившее время сна я так и не смог уснуть. Промучившись, я встретил пятые сутки ареста невыспавшимся и злым. С такой мрачной физиономией меня и доставили в ангар, где перед строем зачитали приказ:

– Лейтенант Николас Сильве! За оставление охраняемых вами гражданских лиц в минуты опасности вы проговариваетесь к разжалованию и лишению гражданства планеты Март.

Услышав обвинительные слова, я не ощутил внутреннего трепета, наоборот, меня охватило совершенное безразличие и удивительное спокойствие.

Я сумел холодно улыбнуться штабному офицеру, который подошел и, ухмыляясь, эффектно сорвал знаки различия. Моя надменная улыбка вселила некую растерянность в его взгляд. Он ожидал другого настроения от разжалованного пилота.

Не дождетесь. Я гражданин Содружества и империи Антран. Поэтому подсуден только имперскому суду. Лишив меня гражданства, объединённое правительство планеты Март потеряло в моем лице хорошего пилота.

Два здоровенного вида охранника под конвоем проводили меня к месту посадки на корабль, летящий вон из системы Сараказ.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю