290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Хмарь. Солдат удачи (СИ) » Текст книги (страница 1)
Хмарь. Солдат удачи (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 21:30

Текст книги "Хмарь. Солдат удачи (СИ)"


Автор книги: Николай Соколов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 12 страниц)

Николай Соколов
Хмарь. Солдат удачи

Пролог

Блажен, кто посетил сей мир

В его минуты роковые.

Ф. И. Тютчев

Очнувшись, я с трудом открыл один глаз. Второй не открывался, не смотря на мои усилия. Вокруг стояла непроницаемая темнота, меня тошнило, острая боль пульсировала, охватывая все тело. Густая вязкая кровь, текущая по лицу, вызвала страх, и я неосознанно попытался рукой ощупать голову, цела ли она. Обследовать раненую голову помещал шлем скафандра. Проведя перчаткой по поверхности шлема, я обнаружил глубокую вмятину с левой стороны головы. Лишь бы мое серое вещество не вытекло, неожиданно мелькнула странная мысль(1). Я попробовал пошевелиться и сразу пожалел об этом. Ужасная боль взорвалась в теле, и когда стало невыносимо терпеть, я зашептал. – «Мама, мама, мне плохо, мама, помоги мне, мама». Аптечка, встроенная в скафандр, наконец-то заметила огромное количество адреналина в крови и впрыснула обезболивающий наркотический состав. Сознание плавно унеслось в мир грез. Где я летал среди облаков и даже выше, любуясь сверкающими белоснежными пуховыми перинами, взбитыми добросовестной хозяйкой так, что вокруг разлетелись пух и пушистые перья. Вдруг начался настоящий звездопад из цветных искр и мою душу переполнили радость и восторг. Вокруг меня закружился красный огонек. Я немного поиграл с ним в догонялки. Огонек, нет уже маленькая звезда, сменив цвет на небесно-голубой, помчалась вдаль. Как бы призывая меня следовать за собой. Продираясь через чудесные видения за путеводной звездой, я обнаружил скрытую в тумане дверь, за порогом которой я пришел в чувство. Прислушавшись к ощущениям, понял, что меня бережно волокут по шероховатому полу тоннеля. Разлепив слипшийся правый глаз, попытался повернуть голову, что бы рассмотреть хоть что-нибудь. Все расплывалось и пришлось немного напрячь зрение, чтобы увидеть неяркий луч фонаря. Он желтым пятном пробивался сквозь пыльную взвесь, осторожно двигаясь по стене. Иногда выхватывая из мрака тоннеля покрытые сероватыми потёками стены и потолок.

Дикая смесь, бродившая в крови, мешала сосредоточиться. Кто я? Где я нахожусь? Прошлое вспыхнуло в мозгу калейдоскопом картинок. Эмоции захлестнули меня. Вот я восторгаюсь полету на парашютном крыле. Вот мы всей семьей плывем на лодке, сопротивляясь течению быстрой реки. Вот я радуюсь людям, прилетевшим с других планет. Радуюсь не каким-нибудь зелёным гуманоидам, а именно землянам, похищенным с нашей Земли и вернувшимся обратно. Радость и мечты охватили весь мир. Все ждали чуда, помощи, но халявы не случилось.

– Ничего личного, только бизнес, – говорили мафиози Америки.

Да и бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Лишь России было сделано предложение, от которого нельзя было отказаться. Наши огромные территории и низкая плотность населения очень им понравились. Они арендовали огромные земельные участки на девяносто девять лет. Взамен мы получили технологии по увеличению качества медицинского обслуживания. Ещё случилась маленькая двухнедельная война, для устрашения землян были нанесены удары по всем крупным городам нашей планеты. ПВО Москвы смогло отразить лишь 82 % ракет, среди жертв этого ужасного удара были и мои родственники. В нашей семье пострадали мой брат, его жена и дочь. Нужно было срочно спасать им жизнь. Испробовав множество способов спасения их жизни, я заключил контракт с наемным отрядом, где родственники могли со скидкой или в кредит получить внеочередное медицинское обслуживание. Величина кредита на лечение не должна превышать страховку жизни наемника, и в отряде появился мой отец. Вдвоем мы смогли перекрыть страховыми выплатами кредит. В России была запрещена эмиграция с планеты до сорока лет, но иногда делали исключение.


Глава 1. Проверка на прочность

Прощай, отчий край,

Ты нас вспоминай,

Прощай, милый взгляд,

Не все из нас придут назад

«Прощание Славянки».

В.Лазарев

Полтора года назад по земному времени. Земля, Москва, Главное управление Генерального штаба Вооружённых сил Российской Федерации. Кабинет начальника управления тринадцать Х – внеземных операций

За небольшим столиком в уютном уголке расположились двое тридцатилетних мужчин. Один был худощав и жилист, другой выглядел квадратным крепышом.

На столике стояла литровая бутылка коньяка двенадцатилетней выдержки. Ее янтарная жидкость была разлита в тюльпанообразные бокалы с толстой ножкой. Худощавый вращал бокал вокруг своей оси и наблюдал, как ведут себя "ножки" стекающей жидкости на внутренней поверхности стенки бокала. Коньяк стекал медленно, "ножки" были ровные и к тому же имели капельки-"слезки".

– Ну, как тебе быть снова молодым? – Задал вопрос крепыш.

– Так же, как и тебе, Валентин. Хорошо быть снова здоровым! О чем хотел поговорить?

– Володя, объясни мне свой выбор! Из всех ты выбрал этих двоих! Да они даже краткосрочные курсы не прошли, они же смертники!

– Ты не прав, мой друг. У этих Потрошителей могут выжить только такие как они. Новички, которые не проходили через наше обучение. Основная опасность им, как ни странно, грозит от шпионов наших западных партнеров. Они тоже заинтересованы в этой "чудо-вакцине" и не любят конкурентов. Пиндосы все еще не поняли, что мы в одной лодке. Зависть застит им глаза. Они считают, что мы получили слишком много.

– Надеюсь, ты еще кого-нибудь включил в группу?

– Да, яйца в одну корзину класть нельзя. Кстати, сведения о попытке договориться с наблюдателями об уничтожении России, верны?

– Да, их наглость и хамство не знают границ.

– Может, они еще и высокотехнологичное оружие у них пытались купить?

– И это правда. Вот только если Совет Контролеров обнаружит вооружение стран Содружества и выяснит кто его поставляет…

Многие хитромудрые головы полетят в пустоту добывать минералы на астероидах. Конечно, наблюдатели поставили Западу оружие. Все высокого качества, на Земле такого не произвести. Но все вооружение не выше первого уровня развития. Мечи, ножи, арбалеты и многое другое холодное оружие. Все в соответствии с запретом для планет, не принятых в Содружество и находящихся в карантине.

– Что, двое хитромудрых встретились?

– Да, они стребовали оплату с пиндосов вперед. По нашей стране ракетный удар в соответствии с договором они произвели. Чтобы их не обвинил Совет Контролеров в коррупционных делишках, они нанесли удар по всем крупным городам Земли. Мотивировав тем, что мы не хотим жить мирно между собой. Только у Запада городов-миллионников больше, а ПРО у нас лучше.

Пиндосы смогли сбить только 18 % ракет, ЕС – 15 %, Китай – 30 %, а Индия – всего 10 %. Сами себя перехитрили, теперь сидят молча, как побитая моська, и зализывают раны, неприятно, когда носорог потопчется. Носорог плохо видит, но при его мощи это не его проблема.

– Чего себе не хочешь, то и другим не твори.

– Нет такого преступления, на которое бы Запад не пошел ради увеличения прибыли. С приходом инопланетян и внедрением нейросетей, люди перестанут самостоятельно лечить, преподавать и строить. Придется сократить практически полностью врачей, хирургов и терапевтов, их заменят медкапсулы. Учителя тоже будут не нужны. Обучение и воспитание будет только для детей до двенадцати лет. То же касается фермеров, которых заменят на универсальные автоматизированные комбайны. Водители,​ грузчики и представители прочих профессий также останутся не удел. Так зачем Западу люди?

– Ты куда речь готовишь?

– Перед Верховной палатой Федерального собрания РФ выступать буду.

– Представляешь, Владимир, они требуют снять запрет на эмиграцию!

– Избранники "народные", неужели не поймут, что сейчас важно сберечь людей!

– Мы выявили и скоро посадим несколько человек, получивших взятки от внеземных корпораций.

– Бог тебе в помощь. Хватит о работе, а то коньяк прокиснет.

– Ну что, за удачу!

– Поднимем эту чашу за бойцов наших!

– Поднимем эту чашу за удачу на тропе боевой, чтоб ворон да не по нам каркал!

Земля, Томская область, межпланетный космопорт

Никому не верилось, что космопорт, этот величественный колосс, был младенцем менее полутора земных лет от роду. Его построили на севере Томской области за каких-то два месяца. Репортеры и туристы со всех стран мира слетались посмотреть на инопланетные технологии. Они с восторгом наблюдали, как роботы под руководством инженеров создавали здание из стекла, бетона, металла, цветных пластмасс и местных пород дерева. Архитектура космопорта была принципиально новой для землян. Журналисты описывали ее восторженными словами. Космопорт был чудесный, открытый и полный воздуха, с изящными арками, искрящимися фонтанами и зелеными парковыми зонами. Все это вызывало уважение к архитектуре инопланетян. Особенно поражал воображение орбитальный лифт, который сияющей голубой иглой рассекал прозрачный небосвод.

В огромном зале космопорта среди снующих людей прощались молодой высокий мужчина и моложавая интересная женщина, одетая в платье светло-бежевого цвета.

– Мама, не переживай, там не опасней, чем у нас на Земле, да и мы с папой будем вдвоем.

Мама нахмурилась и строго взглянула на меня:

– Не ври мне, я посмотрела в галонете, в этом наемном отряде выживаемость всего 10 %.

– Ну, мама, ты же понимаешь, выхода не было! Андрей и Настя не выжили бы без этой операции. Хорошо Олечку без очереди пропустили.

Мама заплакала, я её обнял и прижал к себе.

– Мама, я тебя люблю, не беспокойся о нас. У меня высокий IQ, и мне сказали, что могут на техническую должность назначить, – даже не моргнув соврал я.

– Ну и где твоя Анна? Она придет тебя провожать? – Тихо проговорила мама.

Горло перехватило, все же я обиделся на теперь уже бывшую мою девушку. Мы встречались около года. Чувства? Да нет, скорей влюбленность.

– Мы поссорились. Она сказала, пять лет – это много. Да и не нравилась она тебе.

Мама посмотрела на меня и сказала:

– Мы с отцом внука хотели, а то одни внучки. А нравится это тебе она должна. Если ты любишь, то мы потерпим, – вздохнула она, вытирая платочком слезы.

Подошёл отец и поправил волосы, которые вылезли из под платка мамы.

– Всё, любовь моя, пора прощаться. Молись за нас. Там покупатель слишком грозный, в дезертиры хочет нас записать.

Мама враз стала серьезнее и перекрестила меня трижды, вдавливая пальцы в мое тело. Затем обняла отца и также перекрестила его. И засунула в руки мне и отцу нательную икону Божьей Матери.

– Носите и не снимайте, – сказала она. – Мы вас все ждем дома, возвращайтесь быстрее, – мама отвернулась и тихо заплакала.

Мы подошли к турникету, поднесли к считывающему устройству проездные документы и проследовали в следующий зал, где увидели молодого мужчину в форме космической пехоты. Рядом с ним стояла группа разномастно одетой молодежи с рюкзаками и мучила его вопросами. Синхронный автопереводчик с трудом справлялся с множеством вопросов. Трудность была в том, что вопросы задавались на нескольких языках Земли.

Отец повернулся ко мне и сказал:

– Похоже, русских, кроме нас с тобой, нет. Зато получится как в анекдоте. Ты кто? Русский. А зачем сразу пугать! – И засмеялся над своей шуткой.

Он у меня любит поговорить. Сам рассказывает анекдоты и сам смеется. Разжевывает мне все, даже если я против. Я сначала обижался, возмущался, а потом привык.

– Молчун ты у меня, – постоянно говорит отец мне.

Действительно, зачем так много говорить, когда и так все всем понятно.

Отец подошёл к человеку в военной форме с непонятными для землян знаками различия. Посмотрел на различительные шевроны на рукаве и представился как российский военнослужащий.

– Господин сержант, команда А-7442 прибыла для прохождения службы.

Сержант кивнул и молча направился в зал орбитального лифта. Броуновское движение толпы упорядочилось и потекло за ним.

Отец повернулся и послал воздушный поцелуй маме, которая смотрела нам вслед и махала рукой.

Мы быстрым шагом догнали свою команду, которая направлялась к терминалу OL. Рутинная проверка документов прошла быстро. Мы погрузились в обычный автобус и нас повезли к орбитальному лифту.

Я смотрел в запотевшее окно на мелькавшие мимо лужи, которыми был покрыт черный асфальт космопорта. Мне казалось, что Земля грустит и плачет мелким дождем, прощаясь с нами. Моё настроение полностью соответствовало хмурой погоде за окном, где тяжёлые мрачные грозовые тучи заполнили всё небо над нами. Тучи, подгоняемые ветром, сердито надвигались на силовое поле лифта. Затем суетливо толкались, огибали его и, сверкая молниями, уносились вдаль.

Отец посмотрел на меня и произнес:

– Я мечтал в детстве побывать в космосе! Что ж, мечта идиота сбылась.

Отец даже в свои зрелые годы оставался неисправимым романтиком и пытался привить вкус к приключениям своим детям.

– О, смотри, хороший знак! – вскрикнул отец.

Яркий солнечный луч пробился сквозь серую хмарь и весело отразился в лужах. Причудливая россыпь радужных бликов оживила хмурый день. Я улыбнулся, и в моём сердце зародилась надежда.

– Я вернусь, мы ненадолго, – пообещал я.

Моя рука крепко сжала нательную икону и душа успокоилась, тоска, как черный ворон, взмахнула крыльями и умчалась прочь.

Подъем на орбитальном лифте впечатлил всех, большая кабина на тридцать человек, панорамный обзор с прозрачными стенами позволил оценить красоту нашей планеты. Мы смогли увидеть зелень лесов и синие озера Земли с огромной высоты. При подъеме почти не ощущалось ускорение, система антигравитации компенсировала перегрузки. А золотистые светофильтры спасли нас от жесткого излучения Солнца.

Наше перемещение на орбиту Земли прошло штатно и без происшествий. Группу в полном составе погрузили в шаттл, который и доставил нас на космический корабль. Сопровождающий сержант молча передал нас и наши документы офицеру и вернулся назад. Офицер, проверив по списку, повел нас по лабиринту корабля только ему ведомым путем.

– Не дай бог его фамилия Сусанин, – негромко сказал отец, – заведет и бросит. А мы ж "на ихнем ни бельмеса, ни гу-гу"[1]1
  Из песни В.С.Высоцкого


[Закрыть]
. Как будем выбираться?

Через десять минут мы вошли в просторный зал. Вся команда устроилась перед большим экраном, на котором крутился рекламный ролик о том, как легко и быстро можно изучить язык Содружества.

Субтитры на русском и других языках Земли разъясняли, что обучать языку Содружества будут с помощью гипнопрограммы во время перелета. Обучению "общему языку" подлежат все выходцы (дикие) с планет, не входящих в Содружество.

Новичков набралось около тысячи человек, всех нас разбили по взводам и назначили сержантов. Разместили каждый взвод в отдельном помещении, где можно было во время разгона корабля отдыхать в удобных креслах.

Перелет из Солнечной системы корабля наемников с новобранцами прошёл почти незаметно, и о произошедшем событии мы могли догадаться лишь по едва заметной вибрации, которую издавал корабль при разгоне. После трех часов разгона был совершен гиперпрыжок. Для нас он был первый. После чего нас повзводно отвели в помещение, где каждому выдали шлем типа горшка или кастрюли в проводах. Усадили в кресло, шлем на голове несколько раз пискнул, загудел. И, о чудо, после двух часов отключки, а потом мучительной головной боли, мы смогли разговаривать на общем стандартном языке Содружества. Практические занятия помогли избавиться и от акцента. После сдачи зачета владения общим языком стран Содружества нас ознакомили с кодексом наёмников. Оказалось, наёмник обязан прочитать кодекс на общем языке и поставить подпись. Обязанности наемника были просты, подчинятся и исполнять приказы командиров в рамках кодекса. Взамен наёмникам полагалось полное довольствие, а также денежные выплаты согласно тарифной сетке. Кроме того, наёмникам полагались боевые выплаты за участие в боевых действиях. Предполагались разовые выплаты за трофеи в размере двадцати пяти процентов.

Наш кредит за лечение родственников вычитался из зарплаты, но не более пятидесяти процентов.

Во время отдыха нам показывали "фильм-сказку" о том, как нам повезло служить в их великолепной и богатой организации – ЧВКН "Потрошители" (Частная Военная Компания Наемников). Их девиз: "Мы соблюдаем сами и заставим других чтить законы Содружества даже в диких мирах". Молодой и накачанный воин эмоционально хвастался большими заработками и элегантными подружками из высшего общества, мечтающими женить его на себе. Из его объяснений было понятно, что наемный отряд выполняет заказы по защите интересов стран Содружества в диких мирах (недавно открытые или не развитые миры). Солдатский и сержантский состав ЧВКН набирается исключительно из диких. Из летального вооружения разрешено пользоваться лишь легким стрелковым вооружением и штурмовыми дронами для обороны объектов. Меня впечатлила демонстрация так называемого легкого стрелкового вооружения. Наша тяжелая техника на Земле не перенесла бы и одного попадания из него. После окончания контракта любой из нас мог стать гражданином одной из стран Содружества. В фильме подробно показали красивую и богатую жизнь граждан Содружества и радостную встречу после окончания контракта. По окончании просмотра дежурный офицер объявил, что дальнейшее обучение курсантов будет проводиться на специальной учебной станции, куда мы вскоре и прилетим.

Сам полёт занял по времени почти три дня. По окончании которого землян ждала новая и обещающая стать опасной жизнь.

Перед выходом с корабля нам выдали форму наемников с нашивками курсантов и маленькое денежное довольствие в кредитах. Перемещение с корабля на учебную станцию провели через транспортный шлюз, так как корабль, несмотря на его громадные размеры, был заведен внутрь станции. Нашему взводу определили сектор 4 "В" и разместили в кубриках по 8 человек.

Сами кубрики оказалась совсем небольшого размера, где-то три на четыре метра, мебели было немного, стол, шкаф и восемь спальных мест. При этом стол и спальные места можно было сложить и убрать в специальные ниши в стене с помощью планшета. В каждом кубрике присутствовал санузел, в который входили душ и туалет, мало чем отличающиеся от земных по виду.

Мой отец попал в женский кубрик. Он попробовал перевестись ко мне, мотивируя тем, что не хочет жить в кубрике с бабами. Ему не разрешили, "у нас нет женщин, здесь одни курсанты", хотя желающих обменяться с ним было много.

– Все люди как люди, а меня в бабский коллектив, – возмущался он.

После того, как всех прогнали через медицинские капсулы, где нам сделали инъекцию для увеличения физических возможностей организма, никто уже не задумывался о девушках. Химия выключила все наши сексуальные желания. Сержант успокоил, что к концу учебки это пройдет. В начале обучения нас будут мучить изнуряющими тренировками, повысят выносливость, а потом нарастят массу. И будем мы как медведи, быстрые, сильные, но тупые[2]2
  Прим. автора. Образ российского медведя не соответствовал описанию тупые, совпадение было быстрый и сильный


[Закрыть]
.

С первых дней с новобранцев требовали полное и беспрекословное подчинение нижестоящих вышестоящим. После введения инъекции это было возведено в абсолют. Препарат оказывал сильное психологическое воздействие на курсантов, подчиняя их чужой воле, превращая в покорных кукол, не знающих сомнений и готовых выполнить любой приказ.

Даже то, что контрактный год ЧВКН больше в полтора раза календарного года Земли, никого из новичков не возмутило. Еще два с половиной года в отряде наемников – легко! Зато какую огромную пользу мы принесем братству.

Мы были готовы идти на любые жертвы, чтобы сделать жизнь начальства лучше. Курсанты со щенячьей радостью подчинялись сержантам. Мне кажется, если бы приказали прыгнуть в пропасть, мы бы еще и дрались за право прыгнуть первым. Наши старания понравиться сержантам и офицерам вызывали конфликты во взводе, из-за этого часто происходили ссоры, иногда переходящие в драки. Несколько раз я сам испытывал спонтанную агрессию к курсантам взвода. Мое здравомыслие медленно умирало. Я ощущал себя Гераклом, способным на подвиги для ЧВКН. Единственное, что иногда вызывало тревогу, это невозможность даже сосредоточиться на одной мысли, они разбегались в моей голове как тараканы от большого тапка.

Отец подошёл ко мне через семь дней после введения инъекции и задал вопрос:

– Ты справился с психокоррекцией? Кого ты больше любишь, сержанта или маму?

"Сержант – лидер, кто мы без него? Да я жизнь готов отдать!" – пронеслась мысль. Гнев охватил меня, и я нанес удар рукой в голову отца.

Отец был готов к этому и, сделав в уклон в сторону, перехватил мой кулак, провел прием захвата. И прижав к полу, заорал мне в ухо:

– Рядовой, семьсот семьдесят два умножить на триста двенадцать. Отвечать! Я не понял, почему молчим! Упал, отжался!

Он заставлял меня отжиматься и решать в уме математические задачи. А я как послушный зайчонок не мог отказаться от выполнения приказа.

– Дважды два?

– Четыре, – ответил я. Сознание плавало в какой-то вязкой жиже. Ощутив неправильность происходящего, я перестал отжиматься.

Присев рядом, отец с жалостью посмотрел на меня.

– Сын, я, как старший, приказываю вспоминать о доме. Это гипноз, у нас на Земле его применяют сектанты. Нам нужно делать вид, что ничего не изменилось. Они должны быть уверены в нас, тогда есть шанс вернуться домой. – Отец приложил палец к губам и зашептал. – Мои знакомые в медицинском центре советуют коктейль спортивного питания № 5 не пить, туда добавляют психотропные лекарственные средства, усиливающие гиповоздействие.

Отец вздохнул, ободряюще похлопал меня по плечу и сердечно сказал:

– Напиши матери, беспокоится очень. – Он резко развернулся и ушел, а я, задумавшись, простоял еще несколько минут.

После отказа от коктейля и психологической встряски, устроенной отцом, мой разум сумел воспротивиться скрытому рабству. Я еще какое-то время не мог рассуждать ясно, но уже начинал осознавать происходящее вокруг. Рассудок протестовал против совершаемой несправедливости. С огромным трудом уговаривал себя смотреть на старших со щенячьей преданностью. Хуже всего было выполнять их дебильные приказы. Я был свидетелем, когда сержант приказал курсанту взлететь и достать до потолка. Растопырив широко руки, курсант подпрыгнул высоко вверх и старательно замахал руками. На его лице отображалась глупая улыбка, не сходящая даже при его падениях. Курсант повторял прыжки до тех пор, пока сержанту и его хохочущим друзьям не надоело. Наказав курсанта за невыполнение приказа, они пошли искать другие развлечения. Отец, видевший мое душевное состояние, крепко держал меня за плечи, шепча в ухо.

– Ему не поможешь и нам навредишь.

Стоит отметить, курсантов, не способных сопротивляться приказам, становилось меньше с каждым днем. Организм перемалывал психотропные вещества и начинал выполнять программу веденной инъекции. Менялся я, отец, наши сослуживцы. Особенно для меня было заметно, как преображается отец в свои 62 года. У него начали происходить резкие изменения в поведении. Характер стал жестче. Повысилась энергичность и импульсивность. Отец всегда находился в движении, он не был способен стоять на месте, во время разговора мог неожиданно подпрыгнуть до потолка или начать отжиматься. Отец стал чрезмерно демонстративен и активен в общении, появилась излишняя самоуверенность и торопливость. Так же он менялся и внешне, мышечный каркас тела увеличился, исчез жир. Стало понятно, почему при наборе новобранцев не было ограничения по возрасту.

Для того, чтобы прояснить ситуацию, мы с отцом осторожно интересовались у персонала о возможностях инъекции.

После изматывающей тренировки я сумел разговорить невысокого и широкоплечего инструктора по рукопашному бою об инъекции. Меня разбирало любопытство, чья это разработка. Сержант с большим удовольствием делился своими знаниями.

– Наши командиры, – торжественно вещал он, – с трудом сумели договориться с компанией "Биоинжинеринг" о испытаниях в отряде. Как я предполагаю, эта компания ищет новые пути совершенствования человеческого тела без использования имплантатов через биоинженерию. Врать не буду, но за три месяца вы будете превосходить обычных людей по многим показателям. Ваша костная структура будет прочнее, объем мышечных тканей вырастет, появятся связки повышенной эластичности. Увеличится сила, выносливость, скорость реакции, интеллектуальное развитие. Даже ваши мозговые клетки изменятся в сторону увеличения скорости восприятия. Вы будете уникальными в своем роде. Во время боевых действий это может оказаться весьма полезным преимуществом, – голос инструктора разливался медом.

И я поинтересовался о ложке дегтя в бочке меда, когда мы остались один на один.

– Если честно, думаю, наши командиры хорошо заработали на вас, договорившись об испытании этой супер-вакцины. Много побочных эффектов всплывает на третьем году службы. Все зависит от организма и устойчивости ДНК. На вашей планете обнаружили ДНК, наиболее близкую к генотипу Джоре во всем Содружестве. Поэтому и сделали такой большой набор новобранцев с Земли. Причем набирали разные национальности с различным генотипом. Больше мне неизвестно. Так что готовься к изнурительными тренировкам в течении минимум пятнадцати лет, пока клетки организма полностью не обновятся. Иначе жиром заплывешь, если, конечно, выживешь, – посмеялся он, – и это не мои слова, а результат многолетних исследований "Биоинжинеринг". Да, с тебя выпивка, бесплатно информацию не даю.

Пришлось раскошелиться и купить сержанту недорогую бутылку вина и закуску.

Достаточно быстро командиры взводов приблизили к себе сильнейших курсантов, делегировав им свои полномочия. Этим сержанты существенно упрощали свою жизнь. Свободное время, которое у них появилось, можно было потратить и на развлечения. Были бы кредиты. Взвода после самоустранения сержантов начинали жить по законам, придуманными привилегированными курсантами. В СССР это называлось "дедовщина". Чаще всего власть захватывали беспредельщики, которые с помощью физического насилия добивались от курсантов беспрекословного выполнения приказов. Кроме того, курсанты, считающие себя высшими людьми "право имеющими", стали повышать успеваемость взвода похожими способами. Еще и зарабатывать деньги на отстающих курсантах. Причем все остальные курсанты одобряли:

– Так им и надо.

– Сами виноваты.

Отец разъяснил мне схему.

Так как зачет по физической подготовке идет, как правило, по последнему курсанту, а из-за плетущихся в хвосте курсантов всему взводу приходилось бегать лишние километры или делать дополнительные силовые упражнения, то воспитательный процесс таких аутсайдеров воспринимается на ура. Причем, все делалось в рамках учебного процесса. Подходили к инструктору по рукопашному бою с просьбой потренировать курсанта. Потом избитого курсанта сдавали медикам на лечение. Медики брали за восстановление здоровья двести кредитов наличными или триста, но в долг. Причем, медики, как сообщил мне отец, за каждого больного платили тридцать кредитов. У нас во взводе было три человека, на которых висел долг более трех тысяч кредитов.

Отец, став правой рукой сержанта, прекратил избиения. Но и увеличил физические нагрузки.

– Чем меньше свободного времени у курсанта, тем меньше головной боли у меня. – Говорил он всем жалобщикам.

Всех желающих покомандовать он приглашал на спарринги для повышения уровня боевой подготовки. Еще в СССР он получил КМС по боксу на окружных соревнованиях. В девяностых он заслужил коричневый пояс по карате. Ему нравились рукопашные схватки. Поэтому он часто участвовал в тренировочных боях не только с курсантами, но и сержантами. Со мной отец проводил тренировочные бои очень часто, и синяки отличительной меткой присутствовали на моем лице и теле.

Несколько курсантов решили, что я слаб, и попробовали приподнять свой авторитет, но не преуспели в этом. Никто не догадывался, что мы родственники и, решив, что конфликт у нас из-за того, что я претендую на место в свите сержанта, отстали от меня. Может, помогло то, что двое зачинщиков после драки со мной отправились в медкапсулу поправлять своё здоровье. На вопрос, каким спортом занимался на Земле, я всем отвечал, что КМС по шахматам. Большинство интересующихся курсантов решало, что я так шучу, принималось заливисто хохотать. Не расскажешь же всем, что я рос озорником, и отец вместо наказания ремнем предлагал выбор: тридцать минут в углу или сто отжиманий, или двадцать подтягиваний. Один раз у меня за неделю набежало более двухсот подтягиваний.

А еще можно было обыграть отца в шахматы и тогда все долги прощались. Но это было не просто. У отца был первый разряд по шахматам и проигрывать он не любил. В седьмом классе я два раза из десяти выиграл. А в девятом я заработал КМС по шахматам и отец перестал со мной играть.

Первые месяцы свободного времени у курсантов не было, тренировки и физподготовка забирали все силы. Я с трудом добирался до своего кубрика и без сил падал на постель. Мне казалось, только закрыл глаза, и уже новый день и снова утомительные занятия.

Так, в трудах и тренировках, незаметно промелькнули три тяжелых и изматывающих месяца. Начинался новый этап нашей подготовки. Нам начали преподавать новые предметы по боевой подготовке, физическая составляющая отошла на второй план, появилось больше свободного времени. Курсанты предавались неге и лени. Отец не позволил мне лениться.

– На днях будут проводить соревнования среди курсантов за звание сильнейшего бойца, а мы с тобой не готовы. Нам нужны полноценные тренировки, а для этого нам необходимы абсолютно разные спарринг-партнеры, иначе мы не сможем повысить свой уровень. Я предлагаю поучаствовать в подпольных боях. Если травмируют, то медики помогут, я договорился. Кроме того, заработаем деньги. – Отец потер большой палец указательным, что обозначает ожидание больших денег. – На соревнованиях нам нужно обязательно попасть в десятку. В финале ожидаются большие ставки, красивые и жесткие бои. Кто заплатит нам больше всех, получит большую сладкую конфету, мы позволим ему победить.

Не делая паузы, отец продолжил.

– Ты слышал уже, что нам будут ставить нейрокоммуникаторы?

– Да, это урезанная нейросеть, разрабатывалась для установки детям.

– Так вот, с помощью нейрокоммуникатора в мозг можно загрузить различные знания по любым специальностям. Хочешь быть художником, покупаешь информационную базу "искусство" и пишешь картины, чем выше уровень базы, тем ценнее произведения. Появилось желание стать профессором, пожалуйста, купи базу 7-го уровня и ты профессор. Все зависит от интеллекта, нейросети и базовой единицы, сокращенно б.е. Я еще не разобрался, как все происходит, но понял одно. Нужно покупать информационные базы. На станции можно купить со скидки пятьдесят процентов. А у местных прапорщиков можно базы начальных уровней вообще за копейки приобрести.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю