332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Мишель Роуэн » Ночной дурман (ЛП) » Текст книги (страница 12)
Ночной дурман (ЛП)
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:08

Текст книги "Ночной дурман (ЛП)"


Автор книги: Мишель Роуэн






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 17 страниц)

Глава 17

– Как думаешь, что же мне делать? – спросила я у Деклана, когда мы вернулись в мою комнату.

На его лице ничего не читалось.

– Взять противоядие.

Я подошла к окну, которое вчера безуспешно долбила стулом в течение получаса, и уставилась в тьму за стеклом.

– Но если я…

– Джилл, пожалуйста. Даже не думай об этом. – Он подошел ко мне и развернул к себе лицом. – Это не твоя война.

– Может, это судьба… «Ночной дурман» вкололи именно мне.

– Доктор Грей… она очень целеустремленная, когда речь заходит об убийстве Маттиаса. Но даже она понимает, что не имеет права просить тебя об этом.

– А Карсон?

– Он целиком и полностью сосредоточен на своих исследованиях. Это цель всей его жизни. – Деклан покачал головой. – Он ни о чем другом и думать не может.

– Ты теперь не самый ярый его фанат?

– Карсон умеет отличать хорошее от плохого. Честное слово. Но он видит мир только в черно-белых тонах. Как и я до недавнего времени.

Я расслышала нотки боли в голосе Деклана, и мне захотелось ее унять. Правда, как бы я этого ни желала, я ничего не могла поделать с тем, что он долгие годы был лишен эмоций. Я даже была чертовски удивлена, насколько он держится молодцом.

Хотя с другой стороны, Деклан привык убивать.

Я положила коробку с противоядием на край кровати. Уныние, которое подкралось еще в лаборатории, только нарастало.

– Я правда не знаю, что мне делать.

– Тогда я приму решение за тебя, – жестко сказал Деклан. – Дай сделаю тебе укол противоядия прямо сейчас, и ты вернешься к жизни, которую я у тебя украл. И обо всем забудешь.

– И о тебе тоже забуду? – с усилием выговорила я.

Он кивнул.

– Так будет лучше. И ты сама этого хочешь. Чтобы все закончилось. Чтобы все оказалось лишь страшным сном. И выход – здесь. – Он взял коробку и принялся ее распаковывать.

– Но Маттиас…

– С Маттиасом и так разберутся. Ни на секунду не верь, что «Ночной дурман» – наш единственный выход. Мы найдем другое решение, которое не приведет к твоей смерти. – Его лицо окаменело. – Я говорил, что буду тебя защищать, и выполню свое обещание, даже если для этого нам больше никогда не придется увидеться.

Перехватив его взгляд, я увидела в нем затаенную боль. Наверняка такая же отражалась и в моих глазах.

– Даже не знаю.

– Уясни: они неправы. Ты гражданская. У тебя нет никакой подготовки. Я знаю, что ты очень мужественная, а еще чертовски упорная и упрямая, но чтобы схлестнуться с королем вампиров прямиком в его логове, откуда нет выхода? – Он покачал головой. – Тебе такое не по плечу. Маттиас тебя раскусит и прикончит, прежде чем задумается, стоит ли вообще попробовать твоей крови. И все будет зря. Понимаешь?

Я нахмурилась:

– Думаешь, я не справлюсь?

– Думаю, – твердо сказал Деклан.

Я не стала обижаться, что он сомневается в моих способностях играть в Мату Хари. Деклан абсолютно прав. Так что все сомнения отпали.

Я потерплю неудачу. Маттиас будет жить, а я умру.

Деклан, должно быть, заметил какие-то изменения в моих глазах, потому что его напряжение спало.

– Отлично. Значит, решено.

– То есть я просто должна вернуться к прежней жизни, делая вид, что всего этого не было? Даже зная о нависшей угрозе?

– Ты обо всем забудешь. В конце концов, прошло каких-то три дня.

– Тебя я не забуду.

Он отвернулся, чтобы не глядеть мне в лицо.

– Выходит, ты со мной согласилась. И примешь противоядие.

– Да, согласилась.

Он не стал дожидаться, пока я еще раз передумаю. Тут же достал флакон с янтарной жидкостью и наполнил шприц.

– Тебе словно доводилось делать это прежде, – заметила я.

– Тысячи раз.

Я посмотрела на себя.

– И куда лучше всего?

– В живот. Туда не так больно. – Улыбка тронула его губы. – Или в попу. Девочки выбирают.

– Давай в живот.

– Просто расслабься.

– Не самое мое любимое слово на этой неделе.

– Футболку подними.

– Да, сэр. – Я задрала майку, обнажая живот. Деклан погладил кожу прямо под пупком и, несмотря на мое напряжение, прикосновение отозвалось теплой дрожью во всем теле напоминанием о том, что было между нами какой-то час назад.

– Умничка. Мне сказали, что колоть в вену необязательно, антидот сам найдет дорогу.

Деклан не мешкал, скорее всего потому, что нервничал, как бы я снова не передумала и не ломанулась в подземное убежище Маттиаса с первой же оказией. Игла кольнула плоть, и я затаила дыхание, пока Деклан вводил мне противоядие.

Шаг от смерти к жизни оказался на удивление коротким.

– Спасибо. – Я провела ладонью по лицу Деклана, а потом обняла его. Весь такой твердый и угловатый. В теле ни капельки мягкости. Деклан погладил меня по волосам и крепко прижал к себе, словно боясь отпускать.

– Когда лекарство подействует, и ты немного отдохнешь, я отвезу тебя в Сан-Диего, – прошептал он.

– А как же полиция? Разве они не будут тебя искать?

Он покачал головой.

– У нас есть люди повсюду, в том числе и в полиции. Наша работа санкционирована правительством. Они предпочитают, чтобы все было засекречено, а потому скрывают любые подобные инциденты. Мне не впервой убирать кого-то в людном месте. Скоро все следы заметут. Хотя лучше бы я не был таким заметным. Иногда люди с хорошей памятью меня узнают, хотя не то чтобы это становилось проблемой. Люди склонны забывать то, что мешает им спокойно жить. – Он выпрямился. – Ложись в постель.

Улыбнувшись, я провела ладонями по его широким плечам.

– Это приказ или приглашение?

Его губы немного изогнулись в ответной улыбке:

– Приказ. Из-за противоядия как минимум ближайшие двадцать четыре часа ты будешь чувствовать упадок сил. Я говорил с доктором Грей о возможных побочных эффектах.

Он прав. Я чувствовала, как от усталости мои кости наливаются тяжестью.

– Мне сперва в душ надо.

Деклан кивнул:

– Я рядом, на тот случай, если буду нужен.

Я хотела сказать, что он мне нужен. Что я его не забуду. Что, может быть, я не так уж рвусь возвращаться к прежней жизни, когда яд выведется из моего организма. Но я промолчала. Ситуация и без того была непростой, чтобы еще больше ее усложнять.

Нежно коснувшись моего лба целомудренным поцелуем, Деклан вышел из комнаты, оставив меня одну.

Голова была как в тумане, и невероятная усталость наваливалась на меня все сильнее. Казалось, я была готова проспать дня три подряд. Но прежде всего душ!

Я шагнула под горячие струи воды и принялась мыть волосы. Ной во время своего забега по магазинам купил мне шампунь и кондиционер, а еще гель для душа. Ему даже хватило вкуса, чтобы выбрать марки поприличнее. Меня окутало тепло, и я постаралась выбросить тревожные мысли из головы. Но что-то они не торопились уходить.

Я пыталась прогнать воспоминания обо всем, что случилось со мной за последние несколько дней, начиная с нападения Андерсона и укола. Похищение Декланом, стычку со слугами крови на заправке, долгое ожидание в брошенном доме, драку с вампиршей в закусочной, прибытие сюда, смерть Тобиаса, побег, нападение чудовища-дампира и наконец совсем недавнее очень тесное общение с Декланом в моей постели.

Во всем этом явно были и взлеты и падения.

Я выключила воду и принялась отжимать волосы, затем нащупала полотенце и завернулась в него. Зеркало затуманилось паром, так что я вытерла его предплечьем. В нем я выглядела жутко измученной и истощавшей. Я пробежалась подушечками пальцев по скулам, потом по шее, испещренной синяками от рук Андерсона и отметинами от укола и укуса.

– Скоро все будет по-старому, – сказала я своему отражения. – Обещаю.

Опустив голову набок, я склонилась поближе к зеркалу. Странно: глаза казались темнее обычного. Они всегда были синими – васильковыми, как говорила мама, – но сейчас выглядели… совсем черными.

И тут, абсолютно без предупреждения, меня накрыло невероятной болью, словно рвущей меня на части. Я вцепилась руками в край раковины.

– Что за?.. – начала я, но тут последовала вторая волна, куда более сильная, и я заорала.

Это была агония. Грудь, казалось, сейчас взорвется, пульс зашкаливал, с каждым ударом сердца обжигая все внутри. Дикие крики сами рвались из горла.

Через пару секунд, как раз когда ноги отказались меня держать, я почувствовала, как вокруг меня обернулись чужие руки. Деклан обнял меня, удерживая в вертикальном положении и не давая грохнуться на пол.

– Что случилось? – выкрикнул он.

– Не… знаю.

Его прежде невыразительное лицо теперь искажалось тревогой.

– Очередной приступ? Может, это яд выводится из организма? Что если это противоядие так действует?

Я задыхалась.

– Нет. Все… по-другому. Совсем… по-другому. Хуже.

Я снова заорала, цепляясь за Деклана, когда боль лишила меня дара речи.

«Это не противоядие», – в ослепляющей агонии родилась мысль. Доктор Грей говорила, что его использовали раньше. Она перечисляла Деклану возможные побочные эффекты. И предупредила бы, что меня может буквально выворачивать наизнанку.

– Смотри на меня, – затряс мое обмякшее тело Деклан. – Джилл, смотри на меня!

Я пыталась. Не знаю, получалось ли, потому что мир расплывался перед глазами.

Деклан обхватил мое лицо обеими руками:

– Черт. Твои глаза… Я… Нужна помощь.

– Нет… Деклан, прошу… Не бросай меня.

Он меня не бросил. Просто заорал во все горло, зовя Карсона, Ноя, хоть кого-нибудь, кто мог бы помочь. Не знаю, правда, как. Я умирала. Никто не мог бы пережить такую муку.

Деклан вдруг изменился в лице. Единственный глаз распахнулся, и дампир выругался, совсем тихо, словно нечто увиденное испугало даже его, привыкшего убивать всякую нежить.

Плохой знак.

Из последних сил я повернулась к зеркалу. Мои глаза стали совсем черными, из них исчез последний намек на синеву. Черные, как деготь, слезы текли по щекам. А волосы…

Мои волосы!

Из головы сочилась тьма. Я подняла руку, но Деклан перехватил мое запястье.

– Не трогай, – велел он.

Не трогать? Оно же и так на мне. Во мне. Эта тьма окутывала мои светлые волосы, впитывалась в них, и они медленно темнели до самых кончиков. Становились такими же, как глаза. Как та дрянь, которой меня рвало последние три дня. Как слезы, которые струились по лицу.

«Ночной дурман».

Следующее, что я разобрала сквозь боль – это что меня запихали в душ и поливают горячей водой. Деклан пытался смыть с меня этот ужас. Я заметила, что на прежде белой мочалке появились черные разводы. Полотенце, в которое я завернулась раньше, теперь валялось на полу душевой кабины.

– Что такое? – На пороге ванной возник Ной, привлеченный криками Деклана. – Какого черта ты с ней делаешь?

Его голос задрожал от ярости, словно он стал свидетелем преступления. Хотя да, так оно и было. Я могла только представить, как это выглядело со стороны: полностью одетый Деклан, затащив в душ мое безжизненное тело, пытается смыть некую тьму с волос и лица.

К несчастью, я не могла ни говорить, ни двигаться. Боль продолжала терзать меня когтями и зубами. Словно что-то невидимое глазу ненавистно пожирало меня изнутри.

– Противоядие, – выдавил Деклан. – Это все из-за него.

Ной поднес к губам руку, изумленно вытаращивая глаза.

– Оно не могло оказать такого эффекта. Что Джилл приняла? На что оно было похоже?

– Жидкость была желтой. Темно-желтой. Одна ампула в коробке. Ее дала доктор Грей и сказала, что это антидот.

– Нет, – панически затряс головой Ной. – Антидот прозрачный, я его видел. А желтая ампула… это был катализатор.

– Что, твою мать, ты несешь?

– Катализатор… Его разработали для агента, которому должны были вколоть «Ночной дурман». Я листал сегодня бумаги… хотя, как всегда, не должен был. Но по-настоящему сверхсекретные документы надо все-таки держать под замком. Мне же до всего дело есть!

Боль начинала понемногу отступать. Меня всю трясло, несмотря на горячую воду. Деклан теребил пальцами мои мокрые волосы, крепко прижимая меня к своей груди. Моя голова безвольно лежала на его плече, и я заставляла себя прислушиваться к словам Ноя, пытаясь понять, что же со мной происходит.

– Что было в тех бумагах? – требовательно спросил Деклан.

– Побочные эффекты от «Ночного дурмана»… они вызваны тем, что в формуле нет связующего с кровью элемента. Поэтому организм… отторгает ее, как, например, только что пересаженный орган. Катализатор должен был ускорить процесс слияния.

– Не понимаю, что ты вообще несешь.

– Ладно, ладно. – Ной всплеснул руками. – Катализатор изменяет ее кровь так, чтобы кровяные клетки сплелись с молекулами «Ночного дурмана», а не плавали где-то рядом. И черт возьми, я готов поклясться, что это охренительно больно. Парахимия – не самая деликатная наука.

Моя кровь. Она меняется. Соединяется с ядом.

– Какие могут быть осложнения?

– Джилл без сознания? – спросил Ной.

– Какие, нахрен, могут быть осложнения? – громче повторил вопрос Деклан. – Что ты там еще вычитал?

– Ну, – нервно сглотнул Ной, – самое худшее – это, конечно, летальный исход. «Ночной дурман» – совершенно новая формула, но катализатор уже тестировался на то, как он ускоряет процессы слияния с инородными компонентами в крови.

Короткая пауза, затем Деклан рыкнул:

– Что еще?

– На людях его еще не испытывали… и… и все эксперименты закончились неудачей. Так что… Черт, Дек, я не знаю, что еще тут можно сказать. Паршиво все выглядит.

Все эксперименты закончились неудачей. На людях его не испытывали.

Я стала ходячей и говорящей подопытной свинкой. Точнее, в данный момент неходячей и неговорящей.

– Ей доктор Грей это дала. – Деклан откинул мокрые волосы с моего лица. Глаза у меня были открыты, но смотрели в никуда. – Она соврала, что это противоядие.

Наверное, у меня был шок. Но приливная волна боли все же отступала.

– Может, она просто перепутала? – неуверенно предложил Ной.

– Ты и правда веришь в это?

– Нет. Просто не хочу думать, что она и в самом деле такая бездушная.

– Она хочет, чтобы Джилл отправилась в логово Маттиаса и прикончила его. А когда Джилл отказалась, доктор Грей решила взять дело в свои руки и лишить ее выбора. Долбанная сука. – Деклан, не отпуская меня, дотянулся до крана. Горячая вода тут же охладела. Я со свистом втянула воздух. – Ладно, нужно поскорее тебя отсюда вытаскивать, Джилл. Времени мало.

– С-садюга. – У меня стучали зубы.

На лице Деклана, как я разобрала сквозь пелену слез, проступило облегчение. Он посмотрел на Ноя.

– Я увезу ее отсюда.

– Думаешь, это хорошая идея?

– Вдруг в обычной больнице ей все же помогут. Раньше я не думал, что это толковая идея, но теперь…

– Не получится. Лечение диализом результатов не принесет. Слишком поздно. Катализатор сработал. То есть… черт, только посмотри на ее волосы. И глаза. Но если зашло так далеко, а Джилл еще не окочурилось… это же хорошо, так ведь?

Деклан вынес меня из душевой кабины.

– Принеси ее одежду.

Ной, не споря больше, исчез в спальне.

Деклан поставил меня на ноги, непослушные и слабые, словно они были из желе, и принялся вытирать чистым полотенцем.

– Джилл, ты меня слышишь?

Я чуть кивнула:

– Д-да.

– Слышала, что рассказал Ной?

Я снова кивнула.

– Что думаешь об этом? Если я тебя увезу?

– Лучше п-п-поздно, чем никогд-д-да. – У меня стучали зубы. Теперь, когда боль утихла, по моим венам словно струился жидкий лед.

Ной вернулся, неся какие-то тряпки. Черные спортивные штаны и голубая майка. Деклан торопливо одел меня. Я краем глаза поймала свое отражение в зеркале. Моя кожа стала мертвенно-бледной, а длинные волосы, прежде светлые (не без помощи салона красоты, куда я наведывалась каждые два месяца) – черными как смоль. Так же как и радужка глаз.

– Боже, – только и смогла я произнести.

– Где Карсон и доктор Грей? – спросил Деклан.

– По-прежнему внизу. Выжидают, прежде чем наведаться к Джилл. Вряд ли они рассчитывали, что она так быстро примет так называемое противоядие.

– Когда объявятся, можешь им сказать, что я тебя вырубил?

– Без проблем. А ты… ну, вернешься?

– Да, – сквозь зубы процедил Деклан. – Чтобы вместе с отцом поговорить о докторе Грей.

Похоже, это будет не дружеская беседа отца и сына за парой бутылок пива.

– Удачи! – сказал Ной, бросая напоследок на меня тревожный взгляд.

Не говоря больше ни слова, Деклан вынес меня из спальни и потащил вниз по лестнице. Внезапно, прежде чем я осознала, где нахожусь, я почувствовала на лице горячий воздух. Несмотря на глухую ночь, на улице было градусов девяносто. Я слышала, как распахнулась дверь автомобиля, и Деклан аккуратно усадил меня на пассажирское сидение.

– Чья это машина? – едва слышно спросила я.

– Карсона. Он может как минимум одолжить мне сегодня свою тачку.

– И куда мы?

– В двенадцати милях отсюда есть город. А там – больница. Мы все уладим, Джилл, просто держись.

Что, если Ной был прав? И я умру? Этот страх неотрывно преследовал меня с того самого момента, как меня схватили в том вестибюле. Страх смерти. И у меня еще не было времени, чтобы освоиться с этой мыслью. В моей жизни был период, когда я хотела умереть. Жизнь тогда казалась мне слишком трудной, и как напоминание об этом я теперь носила на запястье шрам. Однако я пережила ту депрессию. И с тех пор мне значительно полегчало.

Сейчас у меня совсем не было сил из-за того, что катализатор делал с моим организмом. В любой момент меня могло накрыть новым приступом боли, который я вряд ли переживу. Я даже сомневалась, захочу ли его переживать. По сравнению с тем, что я уже испытала в ванной, быстрая смерть казалась мне теперь лучшим выходом.

Никто не помешал нам с Декланом покинуть крохотный городок.

– Я больше не чувствую боли. – Слабость все еще не давала мне двигаться. Я словно только что принимала участие в дьявольском триатлоне.

– Хорошо. – Деклан посмотрел на меня, и я заметила нерешительностьв его взгляде. – Прости, Джилл. Мне очень жаль, что все так вышло. Что доктор Грей с тобой это сделала. – Он стиснул зубы. – И это ведь я вколол тебе ту дрянь.

– Ты думал, это противоядие.

– Я оказался слишком доверчивым. Надо было убедиться.

– Моя кровь… Она теперь другая. Я это чувствую. – Я облизнула пересохшие губы. – Пути назад нет. Я или умру, или…

– Ты не умрешь. Я этого не допущу. – Протянув руку, он сжал мою ледяную ладонь. – Слышишь?

– Слышу. – На несколько секунд повисла тишина, пока я пыталась сосредоточиться на том, как меня согревает тепло Деклана.

– И я знаю, что твоя кровь изменилась, – сказал он, прибавив газу. – Я чувствую, как она пахнет. Гораздо сильнее, чем раньше. Доктор Грей все знала. Она точно представляла, на что идет…

– Деклан! – в ужасе завопила я.

Впереди показался перекресток. В нашу сторону несся другой автомобиль. Сильный удар пришелся вбок, отчего машину закрутило и несколько раз перевернуло. Под визг металла я ударилась головой о стекло.

Прежде чем мир заволокло черным, я увидела пляшущие языки пламени.

Глава 18

Смерть оказалась тихой, темной и прохладной. Не было боли, только мир и спокойствие.

Следовало догадаться, что это только сон.

– Вставай! – грубо ворвалось в мое сознание. – Достаточно уже поспала.

Я не шелохнулась, и меня наградили пощечиной.

Это помогло.

Я и так почти узнала голос, а открыв глаза и увидев лицо, подтвердила свои догадки. Слуга крови, которую я окрестила Круэллой де Вилль. Красотка со смертельно опасными серебряными каблуками, подарившая мне нож, оставленный в доме Карсона. Нож, которым она предложила убить Деклана.

– Ну, наконец, – сказала она. – На. Я уже собиралась плескануть это тебе в лицо, но зато теперь у тебя есть, что попить.

Она протянула стакан воды. Я взяла и с подозрением посмотрела на содержимое.

– Не отравлена, – успокоила меня Круэлла. – Даже не думай.

Именно это я и подумала.

– Долго я пролежала без сознания? – Голос звучал хрипло и надрывно.

– Почти сутки.

Последние мгновения до провала в пустоту всплыли перед глазами.

– Была авария.

– Ага. Из-за парочки гребаных идиотов, любящих звук разбиваемых друг о друга машин. Я считаю, лучше б эти чертовы придурки шеи себе переломали.

– Они врезались в нас намеренно?

– Их послали за вами. Они выполнили поручение. – Она склонила голову набок. – Не уверена, что мне нравится твой новый цвет волос. Блондинкой тебе было самое то.

Я коснулась больной рукой некогда светлых локонов, которые сейчас стали чернее самой смерти.

Круэлла выглядела достаточно эффектно. Черные кожаные штаны, так плотно облегающие стройные ноги, что, казалось, их просто нарисовали. Сверкающий парчовый топ с низким декольте выглядел бы лучше в каком-нибудь ночном клубе. Пшеничные волосы распущены и перекинуты через правое плечо, глаза густо подведены черным карандашом.

Я села на кровати, оказавшейся кушеткой, заправленной голубыми шелковыми простынями.

– Где я? – Я вспомнила, как меня принялись лизать горячие языки огня, и горло сдавила подступившая паника. – Где Деклан?

– Боже, как все изменилось-то, а? И я говорю не только о твоих волосах. – Она улыбнулась, встала и прошла к большой двери из темного дерева. – Вот ты люто кого-то ненавидишь, а в следующее мгновение… любишь всем сердцем? Красавица, он что, твое Чудовище?

Я помрачнела:

– Где он? Что вы ему сделали?

– За него не беспокойся. Тебе будет достаточно переживаний за свою судьбу.

В голове промелькнула мысль, которую совсем не хотелось озвучивать. Возможно ли это? Неужели Круэлла – агент упомянутый доктором Грей? Все сходилось. Сильная, натренированная и выглядит совсем как одна из добровольных слуг крови Маттиаса. Если это так, у меня остается шанс выбраться из этой передряги живой.

Я отпила. В горле першило, и вода немного его успокоила. Голова болела в месте удара об окно машины. Я поставила стакан на прикроватный столик и заставила себя сесть ровнее. Темно-голубая простыня съехала, и я обнаружила, что под ней я абсолютно голая. Пришлось натянуть ткань обратно, чтобы прикрыться.

Круэлла явно развлекалась.

– Думаю, ты хочешь одеться. – Она подошла к кровати, что-то взяла и кинула мне. – На вот.

«Что-то» оказалось белым платьем из тонкого шелковистого материала. Оно было с глубоким вырезом, длинными свободными рукавами и поясом. Выглядело слишком причудливо, на мой вкус, но все же лучше, чем ничего. Несмотря на структуру ткани, оно не было прозрачным. Я быстро в него облачилась.

Где же Деклан? Все ли с ним в порядке? Может, его держат где-нибудь поблизости в такой же комнате? Когда я смогу с ним увидеться?

– Вставай, – скомандовала Круэлла.

Я с трудом поднялась на дрожащие ноги. Оглядела себя на предмет синяков, нашла несколько – скорее всего, полученных в результате аварии – не особо больших. Я чувствовала, как ноет все тело, но, судя по всему, ничего не сломала.

– Как тебя зовут? – спросила я.

Теперь бы Круэлле самое время выйти из подполья, признаться, что она тайный агент, и мы с ней по одну сторону баррикад. И все будет хорошо.

Даже после пережитого во мне еще оставались крохи оптимизма.

– Да, мы не были представлены друг другу как полагается, верно? Я Карен. А ты Джиллиан.

– Ты знаешь мое имя? – Хороший знак. Может, информация обо мне дошла уже после нашей первой встречи.

– Среди прочего.

Я не совсем поняла, что она хотела этим сказать.

– И где я, черт побери, Карен?

Она склонила голову. По выражению ее лицо прочитать что-либо было невозможно.

– А ты как думаешь?

Несмотря на выпитую воду, во рту пересохло.

– Не знаю.

– Да ладно тебе, уверена, ты можешь сложить два и два. Знаешь, ему не терпится с тобой встретиться. Пусть в этой игре ты новый игрок, слава о тебе до нас уже долетела.

– Кто это «он»?

Как и в случае со своим местонахождением, я не хотела говорить вслух догадки по этому вопросу, вдруг они будут верны? Хотя понимала: отрицание очевидного не особо долго будет моим успокоением.

Она вздохнула:

– Знаешь, тебе тогда и правда не стоило обманывать меня с теми ампулами. Из-за тебя у меня до сих пор куча неприятностей.

И снова во мне затеплилась надежда, что она агент доктора Грей.

– Послушай, Карен, я должна найти Деклана. Мне надо выбраться от…

Он так сильно врезала мне по лицу, что у меня зазвенело в ушах. Я вскрикнула, на глаза навернулись слезы… Скорее, от шока и гнева, чем от страха и боли. Я кинула на нее испепеляющий взгляд, прикладывая ладонь к горящей щеке.

– Черт, это еще зачем? – процедила я.

– Тупая сучка! – Ее губы сжались в тонкую линию, в глазах вспыхнула ярость. – Ты хоть понимаешь, что он делает с разочаровавшими его слугами крови? Я притащила ему формулу, а она оказалась пустышкой.

– Маттиас.

Конечно, о ком еще она могла говорить?

Она посмотрела на меня, как на идиотку.

– Верно.

У меня появились некоторые сомнения в том, что она наш человек. Да, на самом деле, я уверилась, что все было совсем наоборот. Это расстраивало, мягко выражаясь.

– Твою мать, где Деклан? – рявкнула я на нее.

– Он мертв.

Казалось, она снова меня ударила. Я даже отшатнулась и отступила на шаг.

– Что?

– Один из осколков лобового стекла распорол ему горло. За несколько минут Деклан истек кровью до смерти.

Я начала задыхаться. Постаралась найти на ее лице хоть какие-нибудь признаки того, что она лжет, но не смогла.

– Ты врешь. – Горло перехватило, а холодные костлявые руки паники и скорби сомкнулись вокруг меня и сжали изо всех сил.

– Маттиас хочет тебя видеть. – Она схватила меня за руку. – Он и так слишком долго ждал. Пошли.

Я могла воспротивиться, даже понимая, что мы с ней не равные соперники, но когда она открыла дверь, я увидела в коридоре двух мужчин. Одного из них я узнала – Девис, кажется. Рыжий слуга, который лапал меня, пока Карен стояла и смотрела на это.

Правда ли, что Деклан умер? Не может такого быть. Нет, он наверняка где-то здесь. Я вцепилась в эту мысль, отказываясь верить, что он погиб в автокатастрофе, как мне расписали. Правда, теперь меня преследовал его образ: окровавленное тело, остекленевший единственный здоровый глаз…

Меня покоробило от понимания, где я нахожусь. Я и так сознавала, куда попала, но мне совершенно не хотелось в это верить. Надо признать, отрицание очевидного ни капельки не улучшало ситуацию.

Деклан должен быть где-то поблизости. И если это так, значит убийца-дампир находится в самом сердца клана Маттиаса. Учитывая прием, оказанный ему пару дней назад Карен сотоварищи, тут прекрасно знали, что он охотник на вампиров. Так что с распростертыми объятиями его не встретят. Если он еще не умер, жить ему осталось недолго.

Я чуть не всхлипнула, но смогла удержаться и заставить себя перестать погружаться в пучину отчаяния, хотя это было невозможно. Пусть даже Деклан жив, рядом его нет. Я сама по себе.

Если я потеряла его сразу, как только обрела… не знаю, что я тут устрою.

Интересно, Карен знает, почему мои глаза и волосы поменяли окраску? Здесь вообще кто-нибудь в курсе, что по моим венам течет «Ночной дурман»? Что он теперь моя кровь? Или план в том, чтобы помучить меня, пока я не расскажу, где формула и как лучше наложить на нее свои жадные лапы?

Я попыталась вырваться, но Карен крепко меня держала. Девис схватил меня за волосы так сильно, что, казалось, вот-вот вырвет их с корнем.

– Веди себя смирно, крошка, – прорычал он. – Или мне придется тебя наказать.

Мне совсем не улыбалось узнать, как именно.

Меня повели по коридорам. Было трудно поверить, что мы находимся под землей. Я представляла, что тут должно быть сыро, холодно, кругом каменные стены… Нечто средневековое. А больше походило на коридоры какого-нибудь отеля. Правда, окна отсутствовали, так что с уверенностью сказать, что мы в логове Маттиаса, я не могла. Поэтому во мне все еще теплилась надежда, что у меня получится с легкостью отсюда сбежать.

Я растворилась в самообмане, но это не особо помогло.

Мне хотелось спросить, как глубоко под землей мы находимся, но я промолчала. Как я поняла, этим гадам не очень-то нравилось отвечать на мои вопросы, а значит, своим любопытством я могла заработать еще оплеуху-другую… или того хуже.

Наконец мы дошли до огромной деревянной двери. Карен открыла ее и вошла внутрь.

Темно. Свечи мерцают. Как и в случае с коридорами, убранство комнаты напоминало либо дорогой гостиничный номер, либо шикарную квартиру: богатая обстановка, очень уютная атмосфера.

Пройдя через гостиную – мимо длинной софы, персидского ковра и, судя по виду, дорогих полотен, написанных маслом, – потом еще по коридору, мы очутились в огромном помещении, уставленном роскошными креслами и диванами. За большим столом из черного дерева в кожаном кресле с высокой спинкой сидел мужчина. На столе, чуть ближе к краю, лежал ноутбук. Стена позади мужчины была уставлена книжными шкафами, заполненными книгами в потертых кожаных переплетах, украшенных золотым тиснением.

Незнакомец держал бледные руки перед собой, сложив ладони «домиком». Казалось, он ждал нашего прибытия.

Я тут же поняла – это он.

Оттенок его волос смутно напоминал о зелье-катализаторе – темно-золотистый цвет теперь ассоциировался у меня с болью. Они были длинными, но слегка не доставали до плеч, одна густая прядь ниспадала на лицо, частично прикрывая левый глаз. Очень бледный, только на губах играли хоть какие-то краски. Светло-серые глаза, обрамленные темными ресницами, казались жуткими, частично из-за мрака комнаты. Блики света, отбрасываемые свечами, играли на его гладкой белой коже.

– Джиллиан, – произнес Маттиас глубоким голосом, и меня сковал холод страха. – Рад, что ты наконец очнулась.

Это настоящий отец Деклана. Прошло около тридцати лет, с тех пор как Маттиас изнасиловал и почти убил его мать, и при этом вампир выглядел не старше сына.

– Подведите ее поближе, – приказал он.

– Маттиас, – начала Карен. – Не думаю, что это удачная мысль.

– Подведите ее поближе, – повторил вампир. – Сейчас же.

Больше стерва не прекословила. Пусть меня и трясло от ужаса – это еще слабо сказано, – все свое внимания я сосредоточила на Маттиасе. Карен выполнила приказ.

Когда нас с королем разделило не больше десяти футов, его ноздри затрепетали, а глаза стали неестественно огромными.

– Ах, – тихо сказал он. – Так это правда.

– Ты уже понял? – спросила Карен.

– Да. Еще ближе.

Когда я сделала несколько шагов, Маттиас резко откинулся в кресле, крепко вцепившись в край стола. И без того бледные костяшки его пальцев стали еще белее.

– Достаточно.

Он моргнул, и светло-серый цвет зрачков сменился чернильно-черным. Щеки впали, вокруг губ и глаз проступила паутина голубых вен. Маттиас резко втянул воздух сквозь крепко сжатые зубы.

Да уж, попридержала я свою тайну.

– Маттиас… – Карен усилила хватку и дернула меня назад.

Он тряхнул головой:

– Все хорошо. Я просто… удивлен. Одно дело слухи, а другое – неоспоримая правда.

Он медленно вдохнул через рот. Спустя миг вены исчезли, глаза снова приобрели нормальный оттенок.

– Значит, это факт. – Карен притянула меня к себе, и я вскрикнула, почувствовав, как к моему горлу прижалось холодное острое лезвие. – Я ее убью, и покончим с этим.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю