332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Марта Крон » Наперекор (СИ) » Текст книги (страница 16)
Наперекор (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 08:30

Текст книги "Наперекор (СИ)"


Автор книги: Марта Крон






сообщить о нарушении

Текущая страница: 16 (всего у книги 19 страниц)

Глава 34

ЯН.

– Барсов, чего застыл? – одёргивает меня за плечо Березин, когда совещание окончено, и коллеги начинают расходиться. – Домой идти собираешься? – замечает моё колебание и возвращается на своё место. – С Милой, что ли, проблемы?

Провожаю взглядом торопящегося куда-то отца и его подчинённых, за которыми закрывается дверь в зал совещаний, и поворачиваюсь к другу:

– С ней всё хорошо, – даю неопределённый ответ и складываю в свой портфель бумаги по новому контракту, из-за которого мы с Милой чуть не погибли в командировке. – К ней сегодня ненадолго заедут подруги, и мне дали тонкий намёк задержаться на работе.

– Дай угадаю? Тебя об этом только недавно оповестили? – усмехается Игорь.

Удивлённо на него кошусь. Действительно, Мила позвонила и сказала об этом всего лишь час назад.

– Пророком подрабатываешь? – кидаю предположение.

– Ага, если бы, – фыркает Березин. – Просто именно я и есть причина твоей задержки.

Вскидываю брови.

– Аверина заходила. Пришлось снова дать понять, что меня она никак не интересует, – замученно откидывает голову на спинку кресла. – Распсиховалась, когда я ей в пример привёл Милу твою…

Защёлкиваю портфель для документов и устремляю на друга вопросительный взгляд. Ответа не слышу, поэтому для стального убеждения понижаю голос:

– Ты правильно выразился, – медленно опускаю перед ним на стол ладонь и выставляю корпус тела вперёд. – Моя.

– Не претендую, брат, – спокойно реагирует Игорь, устало выдыхая через нос.

– Тогда какого хера моя девушка связана с тобой и твоей собачонкой? – продолжаю сверлить его пытливым взглядом.

– Вообще-то они подруги, – напоминает Березин. – Ну и… – чешет затылок и встаёт из-за стола.

– Ну и? – поднимаюсь следом.

– Я посоветовал Еве взять пример с Милы, – подходит к окну и засовывает руки в карман.

Чувствую, как мной завладевает мерзкое желание пробить оконное стекло лбом друга, и торможу за его спиной.

Бешеной пульсацией в сердце поселяется ревность и раскурочивает мне всю грудь.

Моя! Убью любого!

– Не нужно мне дышать в затылок, Барсов, – не поворачивая головы, произносит Игорь. – У меня всё нормально с понятиями, так что девушки друзей не интересуют.

– Тогда как между тобой и Авериной оказалась Вольская? – прислоняюсь плечом к окну и пристально изучаю профиль Березина.

– Просто я хочу такую же женщину, как Мила… – ровным дыханием мне в лицо.

Сжимаю кулаки и силой мысли отгоняю от себя порыв сломать другу челюсть.

– «Такую же», Ян, а не Милу, – проговаривает Игорь, и мне требуется несколько секунд, чтобы вернуть контроль рассудку, а не накатившим эмоциям.

– Подробнее, – не своим голосом твержу я.

– Аверина никак не уймётся. Не знаю, откуда у неё такое дикое желание оказаться в моей постели, но порядком надоело, ты знаешь это.

Киваю, вспоминая, сколько раз мужик жаловался на преследования этой сумасшедшей.

– Так вот, пару недель назад я решил, что почему бы и нет, трахну девку, и она сама отвалит, но тогда на пороге появился Богатырёв со словами, чтобы я к ней даже близко не подходил… ну, ты помнишь, я тебе рассказывал уже… – поворачивается и идёт обратно к креслу, грузно в него плюхается и проводит ладонью по лицу. – Учить Глеба, кого трахать, а кого нет – не собираюсь. Не моё дело. Но, блядь, она мне прохода не даёт, даже не скрывая, что подстилка моего же друга!

– Ближе к делу, Игорь. При чём здесь Мила? – присаживаюсь напротив него на стол.

– Я хочу нормальную женщину, брат, вот в чём дело! – громко восклицает Березин, впиваясь в меня отчаянным взглядом. – Мне скоро сорокет стукнет, а у меня до сих пор нет семьи. Какие-то временные тёлки, про которых уж точно не скажешь, что они будут достойными жёнами.

– Ты не говорил об этом, – смотрю на парня серьёзным взглядом и с трудом подбираю слова. Образ легкомысленного весельчака Березина сейчас разлетелся на куски и обличил те настоящие чувства, что таились под маской.

– Что я – баба, что ли, трепаться об этом и плакаться тебе в жилетку? – исподлобья бросает Игорь и, взглянув на входящее сообщение на своём телефоне, раздражённо швыряет его на стол. – Вот опять. «Оксана-минет». Где взять ту, которая не соглашается на отсос незнакомцу за пару купюр, а?

Сочувственно вздыхаю и складываю на груди руки. Я не знаю, что ему ответить. Я и сам до некоторых пор так жил. Все усилия найти подходящую женщину всегда разбивались ещё на уровне желания, и я обходился тем, что попадалось под руку. Хотел, как и у отца, быть только с одной и единственной, но всё равно всё сводилось только к мимолётным перепихам. О возрасте и семье задумывался, но это не трогало меня до самой глубины. Я не возводил их до конечного стремления в жизни. До того момента, пока не встретил Вольскую и не понял, что, чёрт возьми, оказывается, я уже прожёг зря половину жизни. Только сейчас, смотря по утрам в заспанные глаза любимой, я отчётливо осознаю, что именно в них мой покой и тот пункт назначения, где я и должен обосноваться до конца жизни.

– Завидую тебе, – вдруг говорит Игорь. – Вольская просто идеальная…

– Знаю, – самодовольно ухмыляюсь, хлопая его по плечу. – Но она предназначена мне, а тебе стоит посмотреть в другом месте.

– Скажи где, и я тут же туда отправлюсь! – язвительно заявляет друг, беря в руки телефон и занося номер бедняжки Оксаны в чёрный список.

– Если хочешь, я могу спросить у Милы, наверняка у неё есть подруги… – предлагаю я. – …помимо Авериной.

– Я это же самое и спросил у Евы, – скептично поджимает губы. – Сказал ей, что мне нужна женщина с качествами, как у Милы… Правильная, умная, верная…

Не успеваю подумать, как начинаю выразительно смеяться.

Березин одаривает меня угрюмым взглядом.

– Брат, если тебя на днях найдут с ножом в сердце, вот вообще не удивлюсь, – хрипя от смеха объясняю я.

– Угу, а ты прям с каждой женщиной церемонишься…

– Я в отличие от некоторых учусь на своих ошибках, – принимаю важный вид. – А Вольскую мою не трогай, – предупреждающе выставляю указательный палец. – Я поговорю с ней. Может и на тебя, дебила, найдём управу.

– Пошёл ты! – рявкает парень.

– И пойду, – смотрю на свои наручные часы. – Надеюсь, что они там уже успели перемыть тебе косточки, – беру свой портфель, иду к выходу и попутно набираю номер Милы.

– Ян! – окликает Березин.

Уже у двери оборачиваюсь.

– Парням не рассказывай. Не хочу, чтобы считали меня тряпкой, – неуверенно произносит друг, и я спешу успокоить его кивком и заверить, что наш разговор останется в тайне.

Принимаю полуулыбку парня и выхожу за дверь. В телефоне щёлкает, и я слышу родной голос.

– Милая, я вообще-то голодный… – с ходу бормочу обвиняющим тоном. – Как хочешь, а я еду домой.

– Ладно, так уж и быть… – сдаётся Мила, оповещая на фоне подруг, что хозяин прикрывает лавочку. – Торопись, а то отдам твой ужин Кирюше, – хихикает в трубку паршивка и отключается.

Кирюше она отдаст… Пфф.

Чёрт! И отдаст ведь.

Поеду-ка я быстрее.

***

– А ты куда собрался? – изумлённо смотрит на меня Мила, загораживая мне вход в кабинет врача. – Я и без тебя могу обследование пройти.

– Хочу убедиться, что всё в порядке, – безоговорочно заявляю я, щипая её за упругий зад и убирая с прохода.

Вольская награждает меня взглядом, сулящим крупные неприятности, и, вздёрнув подбородком, приветствует Аристарха Семёновича.

– А-а, сладкая парочка Твикс! – откликается он. – С чем на этот раз? Кого-то подстрелили?

– Остроумно, – свожу губы в тонкую линию. – Проверьте Милу и снимите уже мне эту чёртову повязку! – ловлю на себе укоризненный взгляд Милы и мягко добавляю. – Пожалуйста.

В серых глазах тут же проскальзывает одобрение, и я уже по зарождающейся за эту неделю привычке подхожу ближе к девушке, чтобы меня погладили или поцеловали. Я просёк эту фишку, наблюдая за говнюком Кирюшей. Решил как-то попробовать и повторить его действия. Сразу же после выполнения каких-либо пожеланий Милы нужно не проморгать момент и намекнуть ей о маленьком поощрении.

Срабатывает на ура.

И видеть, что с каждым днём девушка всё меньше начинает меня сторониться и предоставляет возможность доказать, что я не бескомпромиссная скотина, как она думала, а тоже могу считаться с её чувствами, добавляет мне больше уверенности.

И вот сейчас Мила лёгким движением дотрагивается до моего плеча и приподнимает уголки губ в игривой улыбке.

Знает, что своими ласками меня укрощает, и бесстыдно этим пользуется.

Пока доктор проверяет её здоровье, украдкой перехватываю на себе заинтересованный взгляд девушки и отвечаю томной улыбкой.

Обожаю её реакцию. Этот стреляющий бесстыжий взгляд, лёгкий румянец и отвод глаз в другую сторону. Моя девочка обожает заигрывать, но грань перейти, паршивка, не даёт.

С момента той драки прошла уже неделя, и сегодняшний день я ждал как праздник. Моя непутёвая женщина возомнила, что я не выдержу физической нагрузки, и прямым текстом заявила, чтобы я «закрыл свой кран» до осмотра у врача.

У меня есть подозрения, что это просто отговорка, чтобы проверить мою серьёзность в отношении Милы. Всю неделю я под наблюдением. Каждое произнесённое мною слово, каждая эмоция на лице, каждый взгляд считываются на прохождение потайных умыслов и искренности.

Уже семь дней я прохожу проверку и пока вроде бы успешно.

Когда понял, что я на крючке, решил действовать по наитию. Раньше я бы выставил ключевым источником самоотдачи мозг, но именно это чуть и не загубило на корню наши отношения с Вольской. Сейчас так опрометчиво я не стану поступать. Единственное знание, которое я использую, это дельный совет отца: «Она женщина, Ян, этим всё сказано!»

В прежнее время я не придавал этому слову возвышенный облик. Потешался над тем, как превозносит «женское начало» отец. Это озарение пришло несколько дней назад, когда я проснулся ранним утром и увидел перед собой Милу. Она крепко спала и казалась такой безмятежной, такой невесомой и нежной, что я залип, как фанатик, рассматривая её несколько часов подряд. Улыбался как дурак. На ум приходило только одно: «Роскошная…» В тот момент и понял. Вот она, женская суть. Моя жизнь заключена в этой маленькой и беззащитной девушке. Мой последний вздох на дне этой хрупкой чаши, и моя основная задача – её оберегать.

Задумавшись, что желает моя женщина, я и пришёл к выводу, что здесь нужно перестать анализировать и дать волю чувствам. Показать, что сама Мила для меня в приоритете, а не расчёт на какую-то выгоду.

– Ян, твоя очередь! – отвлёк от размышлений голос Аристарха Семёновича.

– Простите, я прослушал, как дела у Милы? – встряхиваю головой и натыкаюсь на насмешливый взгляд мужчины.

– По моему заключению, всё отлично и можно оформлять выписку, – повторяет он. – Теперь давай посмотрим, что там у тебя с брюхом. Снимай рубашку.

***

– Сегодня тебе не получится увильнуть от работы, – издевательски произносит Мила, когда мы возвращаемся домой. – Я официально выздоровела, теперь прикрывать тебя перед твоим отцом уже не смогу. Отмазка, что мне так плохо, и от меня ни в коем случае нельзя отойти, больше не прокатит.

Переступаю через шерстяное чудовище, выбежавшее нам навстречу, и притягиваю за талию девушку к себе.

– Мне не нравится, что мы обманываем родителей, – вздыхает она, не обращая внимания на то, что я медленно расстёгиваю на её спине платье. – Сегодня же скажу маме, что я вернулась из командировки.

– Это ложь во благо, милая, – провожу ладонями по женским бёдрам и дотрагиваюсь губами до шеи. Мила вздрагивает, сжимая мои плечи.

– Не успели переступить через порог, Барсов… – маленькие пальчики переместились на мой затылок, запутываясь в волосах.

– Всё, Вольская, – оголив плечи, оставляю горячее прикосновение губ на её ключице. – Ты неделю издевалась надо мной, теперь моя очередь срывать тебе крышу, – рывком дёргаю платье вниз и опускаю глаза на затвердевшие соски.

Хрипло простонав от страсти, я припадаю к женской груди и сильно сжимаю её, покрывая беспорядочными поцелуями. До ушей доносится рваный вздох.

– Иди ко мне… – Мила направляет мою голову вверх и, прильнув губами к моим, начинает неистово сдирать с меня одежду.

Не прерывая поцелуя, я резко подхватываю девчонку и, нетерпеливо сжимая её ягодицы, несу в нашу спальню. Кидаю ношу на кровать и, не сводя глаз с лица Вольской, разрываю на ней трусы. Мила издаёт короткое рычание и бьёт меня по руке.

– Новые куплю, – наваливаюсь сверху на разбушевавшуюся паршивку и, втянув в рот тугую горошину соска, ощутимо прикусываю. Девушка шипит, как змея, и в следующее мгновение заключает мой член в тиски.

В голову ударяет волна помутнения, и я толкаюсь бёдрами вперёд.

– Сожми сильнее, – выдыхаю Миле в губы.

Женские пальцы начинают поступательные движения, сдавливая с силой член, и у меня напрочь вышибает разум.

– Будут ещё пожелания? – соблазнительно мурлычет Вольская, проводя языком по мочке моего уха.

– Раздвинь ноги шире, – говорю я натянутым, полным желания голосом.

– А что мне за это будет? – игриво спрашивает мерзавка, продолжая меня поглаживать.

Зажмуриваю глаза, теряя самообладание.

– Чего ты хочешь? – мычу от наслаждения, уткнувшись девушке в шею, не переставая играть пальцами с её сосками.

– Есть кое-что, что я никак не могу получить… – задыхаясь от моей ласки, шепчет на ухо Мила.

– Что? – подкладываю ладони под её бёдра и, закатывая глаза от вожделения, стягиваю нежную кожу.

Капец, просто рвёт изнутри, как я хочу Милу. От желания у меня то пересыхает во рту, то наполняется слюнями. Дотрагиваюсь языком до плеча Вольской и веду влажную дорожку до подбородка.

– Всё, что ты захочешь, будет твоим… – прикусываю её нижнюю губу и, разводя ноги Милы в стороны, прижимаюсь ближе.

Смотрю в её серые глаза и от понимания, что она моя, взрываюсь на миллионы частиц.

– Я хочу тебя… – едва слышно произносят её губы, обрывая дыхание на последнем слове.

От услышанного я цепенею и перестаю дышать. Мила напрягается, невольно впиваясь ногтями мне в кожу.

– Ты ошиблась, – уверенно твержу я, глядя в её широко распахнутые глаза, в которых молниеносно раскидывается бездна.

Чувствуя, как в моей груди сердце начинает мощно качать кровь, я понимаю, что наконец-то грань стёрта. Я только что прыгнул с обрыва, на котором всё это время стоял и боялся сделать шаг. Одним махом я шагнул в пропасть и разбился, чтобы возродиться новым человеком. Её человеком.

– Я уже давно только твой, – произношу на одном дыхании, вкладывая в эти слова всю свою жизнь. Мила закрывает глаза, и по её телу пробегает дрожь. – А ты моя! – делаю резкий толчок и заполняю девушку до самого основания.

Переплетя стоны и судорожные вздохи, Мила притягивает ногами ближе к себе и выкрикивает моё имя. Ускоряю толчки и чувствую, как на теле вздувается каждая вена.

Как долго я ждал этого момента. Нет, не только секса. Я ждал, когда Вольская мне отдастся. Во всех смыслах. Она только что подтвердила, что отныне мы связаны. Что, как бы это банально ни звучало, союз закреплён теперь с обеих сторон. Что наша связь стала ещё…

– Глубже! – словно читая мои мысли, кричит Мила, и я вбиваюсь в неё так сильно, что девушку начинает трясти. Моя разрядка тоже уже близко, поэтому, взглянув в лицо любимой, ловлю себя на желании кончить вместе.

– Давай, маленькая! – рычу ей на ухо, со всей силы вбивая в неё член. – Хочу снова увидеть, как ты кончаешь.

Мои слова служат катализатором к действию, и Мила, раздирая мне кожу на спине, резко выгибает спину.

От этого охрененного зрелища меня разрывает на части, и, в последний момент вспомнив об отсутствии резинки, я резко вынимаю член и бурно кончаю Миле на живот.

Падаю обессиленно на девушку и, не обращая внимания на убойно колотящееся сердце, улыбаюсь ей прямо в губы:

– Подпись поставлена.

Глава 35

МИЛА.

– Ян Маркович, вам не надоело весь день заглядывать в мой кабинет и отвлекать меня от работы? – заметив мельтешение возле дверей, отрываю глаза от документов, с которыми работаю, и смотрю, как наглый босс целенаправленно пересекает помещение в мою сторону, чтобы сбить весь настрой.

– Настоящий профессионал должен совмещать несколько дел сразу, – поучительно произносит мужчина, заходя за спинку моего кресла и запуская руку мне в волосы.

– Я тебе то же самое скажу, Барсов, когда позвонит генеральный, а я буду сидеть на твоих коленях и тереться об твой…

– Молчи, ведьма! – перебивает Ян, задирая мне голову и жёстко впиваясь в губы. – А то не пущу на шабаш!

– Как будто тебя кто-то спросит, – щипаю мужскую ладонь, которая прокладывает путь в декольте блузки, и кидаю быстрый взгляд на дверь.

Панический страх, что нас кто-то может застукать, сдавливает мне горло и перекрывает доступ к кислороду.

Босс будто специально каждый раз подливает масла в огонь и накидывается на меня, забывая закрыть дверь или опустить жалюзи. Хоть я и приняла решение попытаться построить отношения с начальником, но в открытую демонстрировать не особо желаю. Страх перед сплетнями и концом примерной репутации всё ещё скребётся внутри и портит жизнь.

– Не нарывайся, дерзкий язычок, – отпускает он игривую угрозу и намеренно ждёт мою реакцию на эту провокацию.

– Мы на работе, Ян, – сбиваю пыл с мужчины и отталкиваю его от себя подальше.

Босс что-то ворчит себе под нос и благосклонно увеличивает дистанцию. Садится в кресло напротив меня и закидывает ногу на ногу:

– Когда-нибудь мне это надоест, и я трахну тебя прямо на этом столе. Будешь кричать так, что и скрываться больше не придётся.

– Не зли меня, – стараюсь держать лицо, но фантазия уже бежит впереди меня и в красках рисует на лбу эту эротическую сцену.

Босс начинает бесить ещё больше, когда на его лице расплывается проницательная ухмылка.

– Наоборот, милая, – улыбается, когда я краснею. – Я заметил, что ты после секса становишься такая добрая…

– Поэтому, как маньяк, всегда и везде пытаешься нагнуть?

– Да, это единственный способ совладать с твоим скверным характером, – не думая скрывать, отвечает негодяй.

Метаю в него молнии и подчёркнуто возмущённо переключаюсь на работу.

– Когда ты злишься, у тебя блестят глаза, – подстрекает к убийству босс.

– Ян Маркович, сгиньте куда-нибудь, а то я вызову охрану, – бурчу в ответ, клацая пальцами по клавиатуре.

– Спелась с моими друзьями, да?

Коварно улыбаюсь, вспоминая, как уже несколько дней подряд Глеб, Игорь и Гена заглядывают поболтать и зависают тут дольше, чем положено.

– Ты поработила всю мою жизнь, – снова подходит ко мне босс и нависает всем телом. – Поцелуй меня, – указывает хриплым голосом, не сводя глаз с моих губ.

– Судя по твоим словам, это ты должен исполнять мои приказы, – вызывающе откликаюсь я, хватая его за галстук и наклоняя ближе. – Но так уж и быть… за утренний секс побуду добряшкой… – провожу языком по раскрытым губам Яна и оставляю короткий, но страстный поцелуй. – А теперь отойди на приличное расстояние, – отпихиваю прибалдевшего мужчину и взглядом показываю вернуться в кресло или вовсе пойти вон.

Его сокрушённый вздох и помятый вид вызывают улыбку, но я изо всех сил стараюсь её скрыть, чтобы ещё больше не раззадорить ненасытного наглеца.

– Я зайду вечером, съездим в ресторан, – целует в макушку Барсов и собирается уже уйти, но тормозит, когда слышит:

– Не могу. Родители вернулись, и я должна с ними встретиться.

– Отлично. Я поеду с тобой, – бесцеремонно заявляет босс.

– Нет, – качаю головой, наблюдая, как его лицо мрачнеет.

– Стыдишься?

– Просто пока не готова признаться, что я сплю с боссом, – говорю так, как есть.

– Ты не только спишь с боссом, но ещё и живёшь с ним, – пуляет в меня многозначительной фразой и сверлит угрюмым взглядом.

– Кстати, об этом… – нервно вздыхаю я, подбирая нужные слова, чтобы спросить о нашем дальнейшем будущем. – Я тут подумала, что нам нужно…

– Нет! – звучит грозный голос мужчины, и я съёживаюсь в кресле с выпученными глазами. – Ты будешь жить со мной, и точка. Чёрта с два я тебя отпущу.

Медленно выдыхаю.

Главное – не показать своей блаженной улыбки. Теперь придётся думать, что делать с квартирой.

– Значит, с родителями не познакомишь? – стальным голосом спрашивает Ян, изучая моё лицо.

– Пока нет… – тихо отзываюсь я.

– Ясно, – бросает мужчина и поворачивается, чтобы покинуть кабинет.

В сердце резко простреливает, и я неожиданно для себя вскакиваю и бросаюсь к боссу.

Притягиваю его к себе и обхватываю ладонями колючие щёки:

– Дай мне время, Ян… – смотрю прямо в его поникшие глаза. – Всё так стремительно, что я просто… боюсь.

– Я тоже, – сглатывает он. – Но ещё больше я боюсь тебя потерять… – шепчет признание прямо в губы.

– Мне кажется, что уже ничто не сможет нас разлучить, – тону в его крепких руках и разрешаю себе забыться в долгом и чувственном поцелуе.

Оторвавшись от моих губ, Барсов прикасается своим лбом к моему и тяжело дышит:

– Я не хочу тебя увольнять или куда-то переводить, Мил. Ты мне под боком нужна, понимаешь? Я ж умру от ревности, зная, что ты щеголяешь в своих обтягивающих юбках в чужом офисе. Тебе придётся стыдиться меня и дальше…

– Ох, Ян… – закатываю глаза от его бредовых слов.

– Пожалей хотя бы отца, он же не переживёт потерю такого специалиста, как ты… – трётся об мой нос.

– Барсов, я не тебя стыжусь, а себя… – делюсь откровенностью я. – Копаться-то будут в моём грязном белье.

– Убью всех, – рычит мужчина, сжимая руки на моей талии.

Смеюсь над такой враждебностью и, сияя от радости, мягко целую его в плотно сжатые губы.

– Ты вернёшься домой? – настороженно уточняет босс.

– Да, – убираю с его лба выбившиеся волосы и зачёсываю их назад. – Я теперь без тебя тоже не смогу уснуть.

Мужчина шумно втягивает носом воздух и спрашивает осипшим голосом:

– Давай испробуем твой стол?

Хихикаю как дурочка и еле отбиваюсь от его цепких рук, тянувших к моему рабочему месту:

– Нет! Лучше иди отсюда! Давай-давай! – выталкиваю его из кабинета и, улыбнувшись опешившей от этой сцены секретарше, захлопываю дверь.

Фух.

Какой настырный!

Таким путём и правда завалит прямо в кабинете. Пора запасаться электрошокером.

***

– Ян… – шепчу я, нежно поглаживая пальцами по мужской щетине. – Проснись… Я дома, – прикасаюсь губами к его скуле и вдыхаю аромат, от которого по телу хаотично разбегаются мурашки.

– Ммм? – не разлепляя глаза, мычит мужчина, затягивая меня в свои объятия.

Теряю равновесие и падаю прямо на Яна, развалившегося во весь рост на диване. Хихикаю ему в шею и тянусь к пульту, упавшему на ковёр, чтобы выключить телевизор.

– Почему так долго? – недовольно бурчит босс, зарываясь лицом в вырез моей блузки. – Я уже собирался ехать за тобой.

– Родители никак не отпускали, – устало говорю я, позволяя Барсову стягивать с себя одежду. – Кстати, забыла поблагодарить на работе.

– Благодари, – совершенно не вникая в суть разговора, хрипит Ян, задирая мне юбку и оттягивая пальцами край трусиков.

– Спасибо, что удержал контракт Дубова до моего выздоровления, – изрекаю дрогнувшим голосом, вытягивая признательность из глубины своего сердца.

Мужчина застывает и фиксирует на моём лице нечитаемый взгляд.

– Мы за него заплатили слишком большую цену, чтобы передавать его в чужие руки, – в этих словах проскальзывает стальная эмоция, и моя рука сама тянется к щеке Яна, чтобы успокоить и отвлечь.

– Я… – прокашливается мужчина, – …приготовил тебе подарок, – не замечая за собой нервозности, судорожно проводит ладонями по моим бёдрам.

– Снова чулки? – иронично выгибаю бровь.

– Нет… – удивляя меня своим смущением, отвечает босс. – В этот раз я думал не членом.

– Даже та-а-к? – тяну я, широко улыбаясь.

– Я долго размышлял и решил, что не хочу вычёркивать из памяти тот день… – скомканно продолжает Ян. – Не знаю, понравится ли тебе, но мне безумно хочется запомнить тот переломный момент, когда я… – неожиданно дёргается и, возбуждённо облизав губы, порывисто встаёт с дивана вместе со мной на руках. – …короче, идём покажу.

Сердце заходится в бешеном ритме.

Что это сейчас было? Это то, о чём я думаю?

– Я заказал, когда ты была в больнице, – сообщает босс, занося меня в спальню и усаживая на кровать.

От растерянного вида Барсова меня ещё больше распирает любопытство. Что он там такое заказал, что смущённо опускает глаза в пол?

– Я не принимаю дорогие подарки от мужчин, Ян, – спешу предупредить, пока меня не увешали с ног до головы украшениями.

Не могу объяснить свою холодность к таким презентам, но с молодых лет отчётливо понимала, что за такие дорогие подарки нужно обязательно платить. От чистого сердца, без намёков и ожидания расплаты ты можешь надеяться на подарок только от своего единственного. И мне хочется верить Барсову, но мозг услужливо напоминает, что у нас с ним разные понятия об отношениях и о том, что в них не должно быть корыстных мотивов. Что это не игра и здесь не может быть победителей. Что у любви нет расчёта. Но знает ли Ян о таких вещах, как неподкупность и прямодушие?

– За этот подарок я отдал больше, чем деньги, – будто читая мои мысли, заявляет он, кидая на меня пронзительный взгляд.

Стыдливо замолкаю и слежу за тем, как мужчина отодвигает у окна занавеску и выставляет напоказ высокий сейф в стене.

Изумлённо смотрю на босса, раскрывающего мне нахождение тайника. Уверенным движением он вводит пароль, который мне – очкарику – не видно, и, открыв прочную дверцу, достаёт что-то вроде картины, покрытой глянцевой обёрткой.

– Не боишься, что я утащу все твои драгоценности? – в шутку подкалываю я.

– Нет, – захлопывает сейф Ян и, приподнимая уголки губ, устремляет на меня взволнованный взгляд. – Моя главная драгоценность находится не в сейфе.

Не дав мне возможности подумать над этой фразой, босс подходит ближе и выставляет подарок вперёд:

– Открой.

Прикусываю губу, чувствуя, как начинают дрожать пальцы. Возникшее в груди томление быстрым потоком растекается по телу, и на моих щеках появляется румянец.

Неспешно протягиваю руку к неожиданному сюрпризу и, подцепив ногтем край красочного упаковочного полотна, начинаю его аккуратно, но нервно рвать.

Несколько секунд ожидания, и я поднимаю на Яна восторженный взгляд. На его лице застыла напряжённая маска, а тёмно-карие глаза нетерпеливо предвкушают мою реакцию.

Теряю дар речи, когда вижу, что из себя представляет подарок.

Ян прав. За это была заплачена завышенная по всем меркам цена.

– Тебе нравится? – сиплым голосом спрашивает босс.

Мой взгляд беспорядочно бегает по нашим лицам, изображённым на картине, и из-за кома в горле я не могу выдавить ни слова.

Я тоже прекрасно помню те мгновения, когда на душе была лёгкость, когда наши жизни были согреты солнцем, а в сердце уже зарождались глубокие чувства.

Нужно отдать должное художнику. Он смог передать ту палитру эмоций, которые отражались в наших глазах. Мы были счастливы в тот момент.

Смотрю на мою радостную улыбку, на крепкие руки Яна, обнимающие меня за живот, на его щёку, так трепетно прильнувшую к моей голове, а самое главное – на венок из цветов, украшающий волосы уже тогда желанного мужчины, и в моих глазах проступают слёзы.

Да, это одна из тех фотографий, когда мы с боссом решили подурачиться в поле и забыть про все насущные проблемы. Смешные беззаботные селфи, что я сохранила на своём телефоне, чудом уцелевшем в аварии, которая последовала сразу же после того времени, когда я вдруг поняла, что Барсов-то, оказывается, не Снеговик, и у него самое что ни на есть горячее сердце.

Не в силах озвучить свои мысли, я просто бросаюсь на шею к Яну и, растроганная до глубины души, всхлипываю и целую его везде, где только коснутся мои губы.

Мужчина издаёт надрывный выдох и стискивает меня в своих руках.

– Ты подарила мне новую жизнь, Вольская… – шепчет на ухо Ян, когда мы падаем на пол и так и остаёмся лежать в обнимку, цепляясь друг за друга, не стесняясь своих чувств.

– Это тебе наказание, Барсов! – заливисто смеюсь в ответ.

– Хохотушка, – улыбается босс. – Повесим в спальне?

– Не боишься, что кто-то увидит тебя таким?

– Вход в спальню доступен только нам, милая, – целует меня в лоб как маленькую. – Так что таким меня будешь видеть только ты.

– Ян? – всматриваюсь в его лицо.

– Мм?

– Ты сейчас добрый? – уточняю я, прикасаясь губами к его подбородку.

– Нет, – расплывается в хитрой улыбке.

– Покажи мне те фотки с фотосессии для сайта, – делаю жалобное лицо.

Меня уже давно распирает хоть одним глазком посмотреть на себя с того дня.

– Хм, – задумывается на миг. – С родителями познакомишь? – впивается в меня прямым напирающим взглядом.

В голове взрываются фейерверки от мысли, что Ян настроен серьёзно и идёт напролом, только не понимает, бедный, что после знакомства с моей семьёй его свяжут по рукам и ногам и на волю уже не выпустят.

Ну ладно! Сам напросился.

– Познакомлю, – кровожадно улыбаюсь, но на лице мужчины совершенно нет и тени сомнения или страха. – Но сначала фотки!

– Упёртая… – вздыхает он, закатывая глаза и вставая на ноги.

– Сам такой, – поправляю на себе задравшуюся юбку.

Босс цепляется взглядом за это действие и недовольно рычит:

– Только быстро! У меня на тебя ещё планы, – и, когда я прохожу мимо него, шлёпает меня по заднице.

***

– Даже не проси, – пресекаю бредовую затею Яна, услышав только ещё самое начало просьбы. – Ева – моя подруга! И устраивать личную жизнь Березина перед её носом я не стану! За сводничеством не ко мне!

– Мил, ну что тебе, сложно? Просто познакомь его с кем-нибудь и всё! – негодующе взмахивает руками босс, воруя из-под моей руки нарезанные овощи. – Никто не просит тебя их в спальню заталкивать, только организуй первую встречу!

– Нет, – навожу на него нож и грозно цокаю. – У меня никого нет на примете, – бессовестно вру я, скидывая нарезку в кастрюлю.

Воображение подсказывает, что нужно бы пристроить Алису, а то подруга совсем зачахла в своей учёбе, но перед глазами всплывает разъярённая Аверина, и возникшая мысль тут же улетучивается.

Несколько раз моргаю и возвращаюсь к готовке ужина.

– Вольская, – властным тоном произносит Ян. – Осознаёшь, что твой обман тебе выйдет боком?

– Будешь угрожать, останешься голодным, – спокойно отвечаю я, хрумкая морковкой. – Во всех смыслах.

Брови мужчины взмывают вверх от удивления, и на всю кухню раздаётся недовольное бурчание.

– А твои родители сказали, что я очень положительный, и ко мне нужно прислушиваться… – решает использовать другую тактику убеждения босс.

– Так ты, лицемер, в следующий раз ещё больше улыбайся и комплиментов им отваливай, тогда они и не такое скажут, – обличающе выдаю я, задерживая внимание на нахальной мужской физиономии. – Запрещённый приём, Барсов.

– Я ни одно слово не приукрасил, мне и правда понравились твои родители. И отцу тоже.

Резко схватив за руку, Ян привлекает меня к себе и, изображая вампира, с громким звуком нападения прикусывает кожу на моей шее.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю