290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » All for you (СИ) » Текст книги (страница 6)
All for you (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 21:30

Текст книги "All for you (СИ)"


Автор книги: Maria Berhman




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 12 страниц)

***

Конечно же, для Рона это было большим шоком. Но больше всего его огорчил тот факт, что друзья не рассказали ему всё раньше. Рыжий после серьёзного разговора игнорировал друзей целую неделю. Гриффиндорцы уже совсем было отчаялись, если бы в один прекрасный день, когда Гарри с Гермионой готовили домашнее задание в библиотеке, к ним не подошёл Рон. Он не только сказал, что всё понимает и принимает, но и даже попросил прощения у друга. Ведь тому пришлось ой, как нелегко. А вот Снейпа он обещал убить собственноручно, на что друзья вместе рассмеялись.

В тот день они были беззаветно счастливы. Спорили насчёт того, кто родится, болтали о планах на будущее и предстоящие каникулы, обсуждали школьные будни. Так давно покинувшие их лучезарные улыбки снова вернулись на лица.

А через неделю началась война...

***

Прошло несколько часов с того момента, как Пожиратели с Тёмным Лордом во главе напали на замок. Стены и потолок древнего замка ходили ходуном, воздух был наполнен пылью, а в окнах мелькали разноцветные лучи заклинаний, достигавшие иногда камней замка.

Гарри расстался с Роном и Гермионой ещё до начала битвы, когда Макгонагалл сказала, что Упивающиеся движутся в сторону Хогвартса.

Начало Ретроспективы

– Гарри, ты просто пойдёшь и сдашься ему? – из глаз Гермионы от возмущения текли слёзы.

– Я должен пойти туда. Либо так, либо никак. Поймите это, – Поттер с надеждой смотрел на друзей. – Дамблдор оставил мне кое-что, – гриффиндорец вытащил из кармана круглый золотой мячик.

– Снитч? – спросил Рон.

– Это не просто снитч. Это мой самый первый снитч. Я верю, что у него есть своё предназначение, которое и спасет меня. Только вот... – он обеспокоенно посмотрел на друзей, – не волнуйтесь и берегите себя. Я вернусь, я обещаю, – он сделал паузу. – И ещё... на вас остаётся змея.

Конец Ретроспективы

Гарри оглянулся на Большой зал. Там толпились люди, утешая друг друга, подавая воду, стоя на коленях перед мёртвыми, но никого из тех, кто был ему дорог, Гарри не увидел. Ни Гермионы, ни Рона, ни кого-нибудь из Уизли, ни Полумны. Он облегчённо вздохнул. Гарри подошел к Невиллу, склонившемуся над одним из тел:

– Невилл…

– Господи, Гарри, у меня чуть сердце не выскочило!

Гарри скинул мантию-невидимку. У него внезапно возникла идея – он ведь хотел быть совершенно уверен…

– Куда это ты собрался один? – подозрительно спросил Невилл.

– Так нужно по плану, – ответил Гарри. – Я должен кое-что сделать. Послушай, Невилл…

– Гарри! – Невилл вдруг испугался. – Гарри, ты ведь не собираешься сдаваться?

– Нет, – успокаивающим тоном ответил Гарри. – Нет, конечно… Я иду не за этим. Но мне придется пока отлучиться. Невилл, ты знаешь про змею Волан-де-Морта? У него есть огромная змея. Он зовет её Нагайна…

– Да, я слышал… И что?

– Её нужно убить. Рон и Гермиона знают об этом, но если вдруг…

Ужас этого предположения на мгновение сдавил ему горло, лишив дара речи. Но Гарри взял себя в руки:

– Если вдруг они… не смогут… а тебе представится случай…

– Убить змею?

– Убить змею, – повторил Мальчик-который-выжил.

– Ладно, Гарри. Сам-то ты как?

– Нормально. Спасибо, Невилл.

Гарри двинулся дальше. Дойдя до опушки Леса он остановился.

“Это конец?” – спросил он себя. Умирать не хотелось, но... Но что, если придётся? Тяжело вздохнув, он достал снитч и начал внимательно разглядывать его. Не долго думав, он поднёс шар к губам и прошептал:

– Возможно, я скоро умру.

Металлическая оболочка раскрылась, а на его дрожащую ладонь опустился маленький тёмный камушек.

“Воскрешающий камень,” – осенила догадка Гарри. Ещё немного повертев его, он, крепче сжав камень в кулаке, двинулся вперёд. Не прошло и нескольких минут, как парень увидел впереди свет.

Посреди поляны горел костёр. В его дрожащем свете видна была группа молчащих, настороженных Пожирателей смерти. Некоторые и здесь не снимали масок и капюшонов, лица других были открыты.

– Я думал, он придет, – произнёс Волан-де-Морт своим высоким, ясным голосом, устремив взгляд в пламя костра. – Я ожидал его прихода.

Все молчали. Казалось, они испуганы не меньше Гарри, чьё сердце колотилось о рёбра с такой силой, словно стремилось вырваться из тела. Из тела, которым он собирался пожертвовать. Вспотевшими ладонями Поттер стащил с себя мантию-невидимку и спрятал под кофту волшебную палочку.

– Я, видимо… ошибся, – сказал Волан-де-Морт.

– Нет, не ошибся.

Гарри произнес это громко и чётко, чтобы показать всю свою решимость. Пожиратели смерти вскочили на ноги, раздались крики, ахи и даже смех. Волан-де-Морт стоял неподвижно, но его красные глаза были устремлены на подходившего парня.

Их разделяло лишь пламя костра. Непримиримые противники, неподвижно замерев, глядели друг на друга. Спустя несколько мгновений (секунд? минут? часов?) Тёмный лорд чуть склонил голову набок, заитересованно рассматривая стоявшего перед ним мальчика, и странная безрадостная улыбка искривила его тонкие губы. – Гарри Поттер, – сказал он мягко. Его голос сливался с шипением огня. – Мальчик-Который-Выжил, пришел, чтобы умереть. Пожиратели смерти не шевелились. Они ждали. Всё вокруг замерло в ожидании. Волан-де-Морт поднял палочку. Голова его была по-прежнему склонена набок, как у мальчишки, с любопытством наблюдающего за выпавшим из гнезда птенцом, в ожидании того, что будет дальше.

Гарри взглянул в красные глаза, желая лишь одного: чтобы всё произошло прямо сейчас, пока он ещё стоит ровно, пока не утратил власти над собой, не выдал своего страха…

Он успел увидеть шевеление тонких губ, последующую за ним вспышку зелёного пламени – и всё исчезло.

*** Он снова лежал на земле ничком. Ноздри наполнял запах леса. Он чувствовал под щекой холодную твёрдую землю, а дужка очков, съехавших набок, впивалась ему в висок. Всё тело у него болело, а то место, куда ударило Убивающее проклятие, саднило, как ушиб от удара кастетом. Он лежал, не шевелясь, прямо там, где упал; левая рука вывернулась под неестественным углом, рот раскрыт.

– Ты, – раздался голос Волан-де-Морта, а за ним щелчок и вскрик боли. – Осмотри его. Доложи мне, мёртв он или нет.

Гарри не знал, кого послали освидетельствовать его смерть. Ему ничего не оставалось, как лежать неподвижно, с предательски колотящимся сердцем, и ждать осмотра; и всё же, как ни слабо было это утешение, он отметил, что Тёмный лорд боится приблизиться к нему, Волан-де-Морт подозревает, что не всё получилось по его плану.

Лица Гарри коснулись руки – неожиданно мягкие; они приподняли ему веко, потом скользнули под рубашку, отыскивая сердце. Он слышал частое дыхание женщины, её длинные волосы щекотали ему лицо. Он знал, что она слышит упорное биение жизни в его груди.

– Драко жив? Он в замке?

Еле слышный шепот в дюйме от его уха. Длинные волосы спустились ему на лицо, закрывая его от посторонних взглядов.

– Да, – выдохнул он.

Он почувствовал, как сжалась рука на его груди. Длинные ногти впились ему в кожу. Потом рука исчезла. Женщина выпрямилась.

– Он мёртв! – громко объявила Нарцисса Малфой. Вот теперь Пожиратели зашумели, издавая восторженные крики, затопали ногами, и Гарри видел сквозь опущенные веки, как взлетали в воздух торжественным салютом красные и серебряные вспышки.

Поттер, по-прежнему притворявшийся мёртвым, понял, в чем дело. Нарцисса знала, что только в составе штурмующей армии она сможет попасть в замок на поиски сына. Ей было теперь всё равно, победил Волан-де-Морт или нет.

– Вы видели? – голос Тёмного лорда перекрыл шум толпы. – Гарри Поттер пал от моей руки, и отныне на земле нет человека, представляющего для меня угрозу! Глядите! Круцио!

Гарри ожидал этого. Он знал, что его тело не оставят неоскверненным в Запретном лесу. Над ним будут издеваться, чтобы доказать победу Волан-де-Морта. Гарри подбросило в воздух, и он собрал всю свою волю, чтобы не дать телу напрячься, но боль, которой он ждал, так и не пришла. Его подкинули второй раз, потом третий. Очки слетели с него, волшебная палочка под одеждой перекатилась на бок, но он не шевельнул ни одним мускулом, вися, как тряпичная кукла. Когда он упал на землю в третий раз, поляна огласилась веселыми криками и взрывами хохота.

– А теперь, – сказал Волан-де-Морт, – мы отправимся в замок и продемонстрируем им, что осталось от их героя. Северус, ты понесёшь его.

– Да, мой Лорд.

Гарри незаметно вздрогнул. “Что здесь делает Снейп? Разве он не должен сейчас сражаться против Упивающихся?”

Снейп подошел к его телу и аккуратно поднял. Гарри на ум пришло нелепое слово “бережно”. Но “Снейп” и “бережно” – никак не совместимо!

– Вперёд! – скомандовал Волан-де-Морт, и все двинулись в сторону замка.

– Мой Лорд! – кто-то неожиданно вылетел из-за кустов.

– Что ты здесь делаешь, Яксли? – шипя, спросил Волан-де-Морт.

– Мой лорд, простите. Я должен донести до вас, что на нас надвигаются враги. Они всего в нескольких метрах!

Со стороны Пожирателей послышались шепотки. Вдруг Тёмный лорд рассмеялся.

– Неужели ты думаешь, что это причина останавливать меня? – гневно спросил он. – Я убил их Героя, и теперь они будут подчиняться мне или же умрут!

– Но, Л-лор-рд.... Это ещ-щё н-не в-в-всё, – заикаясь, произнес Яксли.

– Что ещё? – свирепо рыкнул взбешённый маг.

– В-ваша з-с-змея... Он-нн-на... он-на убита. М-мальчиш-к-ка Л-лонг-ббот-том.

– ЧТО?! – пронзительно воскликнул Волан-де-Морт. Среди Упивающихся послышались изумлённые вздохи и даже крики.

Вдали были слышны голоса надвигающихся учителей и студентов. Лорд был в замешательстве.

Гарри в это время принимал для себя важные решения. Ему оставалось только отсчитывать секунды до появления своих. И вот, когда из-за деревьев стали лететь проклятия в сторону Упивающихся, а парень увидел знакомые лица, он начал действовать.

Соскочив с рук Мастера Зелий, и быстро вытащив свою палочку, он двинулся к Волан-де-Морту. Стоявшие в замешательстве Пожиратели наконец начали двигаться. Кто-то вступал в бой, а кто-то аппарировал. Гарри краем глаза успел заметить, как Снейп даёт отпор Грейбеку. Парень облегчённо выдохнул и даже успел удивиться своей реакции, пока Волан-де-Морт, до этого взбешённо мечущий во все стороны проклятия, не направил на него свою палочку, на конце которой уже зеленела очередная “Авада Кедавра”.

Вокруг летали вспышки заклятий сражающихся, но Гарри был вовлечён только в один бой. Бой всей его жизни. Бой, ради которого он был рождён.

Ради себя, ради нерождённого малыша, ради родителей, ради Рона, Гермионы, всех своих друзей и близких – он должен победить! Поттер вложил в своё заклятие всю доступную ему мощь. Палочка Волан-де-Морта выпала из его рук, а сам он, не успев защититься, упал навзничь, раскинув руки, убитый собственным обратившимся вспять заклятием.

Гарри слышал испуганные крики о помощи, хлопки поспешной аппарации, болезненные стоны раненых и горькие рыдания. А ещё... Ещё он помнил чьи-то бережные руки, что мягко поднимали его с земли. Это было последнее, что помнил Гарри. Тьма бережно закутала его в свои объятья, спасая от дальнейших перипетий насыщенного дня.

Комментарий к Часть 11 Извините, что долго не выкладывала главу. Большое спасибо всем своим читателям. И отдельное спасибо моей бете и соавтору CaeZar.

====== Часть 12 ======

Сознание начало медленно возвращаться к Гарри. Будто сквозь слой ваты доносились чьи-то голоса. Осознав, что он, по крайней мере, жив, а не находится на пороге царства Аида, гриффиндорец осторожно приоткрыл глаза. Потолок помещения скрывался в темноте и расплывался перед глазами, сбоку мягко и неярко светила лампа. Гарри попробовал пошевелиться, чтобы оценить масштаб повреждений. Однако, сделав это, он ничего – абсолютно ничего – не почувствовал. Испугавшись, что поспешил с выводами относительно своей живучести, он попробовал позвать кого-то, но из горла вырвался лишь невнятный хриплый звук.

– Он очнулся, – вдалеке прозвучал знакомый женский голос. Больничное Крыло. Судя по всему, ночь или поздний вечер. С соседних кроватей слышались приглушённые жалобные стоны. – Я наложила на него заклятие частичной недвижимости, Северус. Не все кости срослись, осталось много внутренних повреждений. Потребуется не менее двух дней до полного восстановления. Совсем скоро начнётся лихорадка. Тяжёлая, тяжёлая ночь, – колдоведьма тяжело вздохнула, а через мгновение её голос раздался совсем близко: – Гарри, ты меня слышишь? Не говори ничего, лучше кивни или моргни.

Гриффиндорец слабо кивнул. Зрение плыло, мысли ворочались в голове ленивым клубком змей, в ушах монотонно шумело. Состояние было странным, промежуточным между сном и явью, чужая речь воспринималась частично и не задерживалась в голове.

– Хорошо, а теперь открой рот и выпей это, – к губам юноши прикоснулось прохладное стекло. – Это миорелаксант, смешанный с костеростом. Давай, да, вот так, маленькими глоточками.

Когда с зельем было покончено, мадам Помфри отошла от кровати. Звякнула поставленная на тумбочку склянка.

– Северус, спасибо за зелья, – гриффиндорца выдернул из мгновенного забытья голос колдоведьмы. – Думаю, Гарри, да и другие ребята, поправятся намного быстрее благодаря им.

– Не за что, Поппи, завтра принесу ещё партию, – совсем недалеко от юноши прозвучал тихий голос зельевара. “Как если бы он сидел на стуле возле кровати” – проплыла абсурдная мысль в сознании Гарри, но надолго она не задержалась. Думать не хотелось вообще, а о присутствии здесь Снейпа – тем более. Мозг был затуманен, а тело – недвижимо. Единственным желанием Гарри оставался сон.

Которому он с облегчением поддался. Просыпаясь в ночной горячке, он ощущал на голове чью-то прохладную ладонь, нежно гладящую его по волосам и убирающую со лба мокрые пряди.

***

Утро навалилось на Гарри единым неподъёмным комом. Все прелести отходящего от болезни организма с распростёртыми объятиями встретили Гарри, стоило ему начать просыпаться. Во рту было сухо, как в пустыне, тело нещадно ломило, мышцы, словно пропущенные через мясорубку, нещадно тянуло, в голове, казалось, поселился начинающий оркестр нищих барабанщиков во главе с бесталанным шарманщиком.

– Проснулся, голубчик? – спросила удивительно бодрая колдоведьма, откупоривая небольшой пузырёк, по всей видимости, предназначавшийся ему. – Как ты себя чувствуешь? Голова не кружится? – щебетала она над ним, заставляя випить очередное зелье. – Заклинание пришлось снять, так что ощущения должны быть не самыми приятными. Сейчас станет лучше, не волнуйся.

– Мадам Помфри, а как... кхм, все остальные? – голос еле слушался, хрипел и был едва слышен.

– Не беспокойся, с твоими друзьями всё хорошо. Смертей избежать не удалось, к сожалению, но их гораздо меньше, чем мы могли ожидать, – женщина аккуратно поставила пустой флакон и посмотрела на юношу. – Ты спас нас Гарри, всех, кого только можно было спасти. Ты молодец, – она мягко провела по плечу. В мозгу гриффиндорца вспыхнуло воспоминание о ночных прикосновениях. Ощущения от рук колдоведьмы были совсем другими. В этих проявлялась почти материнская забота и изрядная доля опеки, а в тех, ночных, было больше нежности, почти-что-любви. Те, другие, ничем не походили ни на дружеские, ни, тем более, на материнские.

Тут гриффиндорец вспомнил одну очень важную вещь:

– Мадам Помфри, а...

– С ним всё хорошо, – перебила она. – Ребёночек никак не пострадал, в отличие от тебя. Так что сейчас тебе нужен покой и отдых. А тех молодых людей, что рвутся сюда пятый день подряд, я впущу завтра. А сейчас, спи.

***

В следующий раз Гарри проснулся от громкого голоса Рона, который в чём-то настойчиво убеждал колдоведьму:

– Мадам Помфри, пожалуйста, мы же волнуемся за него!

– Мистер Уизли, ваш друг сейчас нуждается в отдыхе, – строго ответила та. – Вы лишь помешаете ему своим метанием по палате. И если я готова поставить хоть что-то на сдержанность мисс Грейнджер, то, зная вас, я могу быть уверена, что мистера Поттера не ждёт и намёка на покой в Вашей компании.

– Мадам Помфри, ну пожалуйста, – умоляюще протянула Гермиона. – Мы не видели его почти неделю! Вы же понимаете, как мы волнуемся. Прошу вас, хоть на пять минуточек! Я прослежу, чтобы Рон вёл себя, как подобает.

– Нет, ни в коем случае, – стояла на своём колдоведьма. – Вам только дай волю, не успеешь и оглянуться, как в Больничное Крыло набьётся вся Магическая Британия! А если вы не заметили, ваш друг – не единственный, кому требуется помощь. Более того, не далее, чем пару минут назад, мистер Поттер спал. Так что – всё, не желаю ничего слышать, уходите отсюда!

Гарри, до этого с лёгкой полуулыбкой прислушивавшийся к перебранке, решил вмешаться. Он открыл глаза, повернулся в сторону спорящих и, кашлянув, проговорил:

– Мадам Помфри, – горло пришлось прочистить ещё раз, – не могли бы вы пропустить их ко мне ненадолго? Пожалуйста?

– Ну вот, разбудили, – всплеснула руками колдоведьма. – Что уж с вами делать, негодники, проходите. Только тихо! И недолго.

Она погрозила гриффиндорцам пальцем и направилась к своей каморке.

– Говорю тебе, она теперь нас ненавидит, – прошептал Рон Гермионе, смотря в спину уходящей женщины.

– Глупости, Рон, – Гермиона встряхнула волосами и решительно подошла к кровати Гарри. С каждым шагом морщинка между её бровей всё больше разглаживалась, а губы изгибались в мягкую улыбку. Поттеру показалось, что она выглядит бледнее обычного. – Ну, как ты, герой? – она присела на край кровати, нежно потрепала его по макушке и взяла за руку. Рон переминался с ноги на ногу рядом и ободряюще улыбался, глядя на друга.

– Всё хорошо, – парень почти не врал, говоря это. Лёгкая боль в области рёбер, покалывание в боку и спине и неприятные ощущения, остающиеся на коже после применения очищающих чар действительно не доставляли ему беспокойства. Он привык к физическому дискомфорту уже давно. Единственное, ему казалось, что ровно в центре груди поселился живой твёрдый комок, мешающий дышать. – А вы как?

Короткий разговор “ни о чём” немного отвлёк Гарри от мыслей об этом странном ощущении. Приятно было знать, что твои друзья в порядке и беспокоятся о тебе.

Ненавязчиво прошедшая мимо мадам Помфри выразительно поглядела на посетителей, что заставило Рона, пересказывавшего какую-то новость, поперхнуться и скомкано попросить у Гарри прощения. При этом его глаза так комично расширились, что Поттер еле удержался от смеха. Почти дойдя до выхода, Гермиона остановилась и прошептала что-то Рону. Тот кивнул, ещё раз помахал другу рукой и скрылся за дверью. Девушка же вернулась к постели Поттера, наложила Заглушающее и вернулась на своё место. Парень вопросительно взглянул на неё.

– Гарри, – торопливо заговорила она, гладя большими пальцами его запястье. – Страна сейчас очень неспокойна, все жаждут увидеть победителя Сам-Знаешь-Кого. И... Ты не хуже меня знаешь. Стремления у всех разные. Кто-то хочет пожать руку, выразить благодарность, которую невозможно обличить в слова. А кто-то хочет, обнимая героя, вонзить ему стилет в спину. То, что ты убил Его, не значит, что у тебя не осталось врагов, ты ведь осознаёшь это, Гарри? Я так волнуюсь за тебя сейчас. Больше, чем когда-либо. А ты ещё и в таком положении, и…

Поттер прервал её сбивающуюся речь, накрыв её ладони своей в успокаивающем жесте.

– Что ты хочешь сказать, Герм?

– Я – вернее, мы – навели тут кое-какие справки, связались со знакомыми, поспрашивали и нашли... То, что может помочь тебе, нам троим, в этой ситуации. Мы можем переехать в Италию, – Гарри пришлось сдержать улыбку от непроизвольного воспоминания о том, как восхищённо подруга отзывалась о поездках с родителями именно в тёплые страны. – Так вот, – девушка глубоко вздохнула, собираясь с мыслями, и продолжила уже спокойнее. – У нас достаточно денег. Я сейчас говорю не только о твоём сейфе, наш общий бюджет в последние дни значительно увеличился, между прочим. Мы можем арендовать дом, нанять частных учителей. Переждём, пока всё не уляжется. А потом, кто знает, может, нам там понравится? Осядем на новом месте, оставим все проблемы здесь. К тому же, мадам Помфри говорила, что уровень медицины там гораздо выше, чем в Британии. Как и уровень конфиденциальности. Ты сможешь обследоваться у них, не беспокоясь ни о чём, избежать некоторых последствий. Это почти идеальный вариант. Поехали, прошу тебя. Вся атмосфера здесь... Я очень беспокоюсь.

– Но… Гермиона, – мысли в голове парня роились как пчёлы. – Что с твоими родителями? А мистер и миссис Уизли?

– Я всё ещё не вернула своим родителям память. Как я уже говорила, обстановка крайне неспокойная. Я не хочу рисковать. А с родителями Рона мы поговорим, всё объясним. Я думаю, они поддержат это решение, – девушка быстро обернулась на скрип приоткрывшейся двери. – Ладно, Гарри, там, за дверью, дежурит целая толпа людей, жаждущих тебя увидеть. Рон с ними в одиночку не справится, – она улыбнулась и, наклонившись, невесомо поцеловала его в щёку. – Хорошо подумай, Гарри. Это, в основном, должно быть твоим решением. Я не хочу давить. И... береги себя.

– Я подумаю, – серьёзно кивнул он.

Когда подруга ушла, а мадам Помфри проследила за тем, чтобы он выпил очередную порцию зелий, Гарри расслабился на постели и глубоко задумался. Мысли его не были весёлыми. Комок в груди, почти незаметный рядом с друзьями, будто бы разросся и начал давить на сердце. Упругий мячик любви и предательства, невыплаканных слёз, и всё это изрядно приправлено недоверием.

“Как же избавиться от этого ноющего чувства? – Поттер с нажимом потёр грудь и положил расслабленную ладонь на живот. – Не часть ли это той ненависти, что он оставил во мне? Ещё один плод моей опороченной любви. И ведь ребёнок будет напоминать мне об этом всю жизнь. Что же делать? Не видеть его, не слышать его… Но как же быть с теми руками? Нежные прикосновения ночью. Это не мог быть никто другой. Или всё же воспалённое сознание сыграло со мной злую шутку? И... Эй, это что, надежда?! Нееет, нет, даже не думай об этом, Гарри. Не существует для тебя этого слова больше. Хватит. Нужно раздавить это чувство в зародыше, не дать ему прорасти в сердце – вырывать в разы больнее. Ты не переживёшь ещё одного предательства, просто не сможешь. Нужно... Нужно забыть это всё, забыть его, уйти, уехать, чтобы больше не видеть, не слышать, не чувствовать. Гермиона говорила что-то про Италию? Почему бы и не нет? Ни чем не хуже той же Британии, или Румынии, или России. Возможно, даже лучше. Вот и направимся туда, где шансы когда-либо встретить его будут стремиться нулю. Я верю, всё пройдёт как нельзя лучше. Я смогу спокойно доучиться, выносить и родить ребёнка, выбрать профессию. Слишком соблазнительное предложение, Гермиона. Невозможно отказаться.”

***

Они тщательно готовились к церемонии награждения. Гарри был уже на 3 месяце беременности, так что вся троица благословляла свободный покров мантий, скрывающий слегка округлившийся живот.

Назвать это “посещением церемонии” было сложно, больше было похоже на то, что они “забежали на огонёк”. Они пробыли там немногим более десяти минут, учитывая церемонию вручения, но всё равно показалось, будто их непременно хочет поприветствовать и поблагодарить каждый, находящийся в обширном зале. Гарри, сославшись на то, что всё ещё не восстановился до конца, отказался от речи.

Так что вскоре они сидели в гостиной на Гриммо, 12 и пили чай, обсуждая изумлённые лица публики и экстравагантный костюм Люциуса Малфоя, сумевшего выпутаться и в этот раз. Снейпа Гарри видел лишь мельком, когда они уже стремительно направлялись к выходу из зала.

Уже в Венеции, кормя голубей на площади Сан-Марко, Гермиона, следившая за новостями Магической Британии, упомянула о том, что Северуса Снейпа не только оправдали, но и наградили орденом Мерлина второй степени, а также восстановили его в статусе лорда Принца, со всеми прилагающимися привилегиями. Новоиспечённый лорд занялся политикой вместе со старшим Малфоем. Опомнившись в какой-то момент, девушка сконфуженно посмотрела на Гарри. Но он лишь улыбнулся, как ни в чём не бывало, погладив живот сквозь рубашку.

То, что было в прошлом, непременно там и должно остаться. О, да.. Гарри Поттеру, безусловно, начинала нравиться Италия.

http://spiritrelax.ru/wp-content/gallery/ploshhad-san-marko-veneciya/13.jpg – Сан-Марко – главная площадь Венеции

Комментарий к Часть 12 Простите, что так долго не выкладывали главу. Впредь будем работать шустрее)

Спасибо всем большое, что продолжаете читать этот фанфик. Отдельное спасибо хочу выразить нашим читателям RADHIKE и Мисс Проффи.

====== Часть 13 ======

Комната была светлой и просторной. Открытые нараспашку окна не мешали морскому ветерку проскальзывать в комнату, легко покачивая прозрачный тюль. Молодой человек, проснувшись, подошёл к окну, вдохнул морской воздух и потянулся как довольный чеширский кот, наслаждаясь приятной негой во всём теле. Его живота невесомо коснулись чьи-то пальцы. Парень улыбнулся и тесно прижался спиной к стоявшему позади мужчине.

– Доброе утро, – прошептал тот низким баритоном, касаясь губами виска молодого человека. – А я хотел принести завтрак в постель.

– Хм... Тогда я могу лечь обратно, – предложил парень с улыбкой, разворачиваясь в объятиях и целуя любимого в кончик орлиного носа. – Такой вариант тебя устраивает, Северус?

– Более чем, – ответил почти осязаемо счастливый мужчина и вовлёк молодого мага в поцелуй. – Я люблю тебя, Гарри.

– И я тебя...

...Пип-пип-пип...

– Какая скотина придумала будильник? – проворчал брюнет, взмахнув палочкой, чтобы заткнуть нарушителя своего сна. Вот уже который день ему снилась одна и та же сцена. И несмотря на участие в ней Северуса Снейпа, сердце его наполнялось щемящим теплом. Хотя этот факт Гарри пытался засунуть куда-нибудь подальше вглубь сознания.

Поднявшись с постели и накинув на неё одеяло, брюнет направился в смежную ванную комнату. Но не успел он включить воду в душе, как услышал звук открываемой двери.

– Гарри, ты ещё не собрался! – воскликнула вошедшая в комнату взволнованная Гермиона Грейнджер. – У тебя в восемь назначен приём у мистера Росси. А в половину десятого ты должен успеть на зачёт!

– Герм, я знаю, что ты выучила моё расписание наизусть, – выкрикнул парень из в ванной комнаты, – но давай ты не будешь бегать за мной как курица-наседка со своим яйцом. Я не маленький и сам прекрасно могу справится со своими делами.

– Гарри, я знаю, что ты уже взрослый, но беспокоюсь о тебе и твоём будущем. Ты же не оставляешь мне выбора! Посмотри хотя бы на то, что творится в твоей комнате, – девушка с укором рассматривала валяющуюся повсюду одежду и смятые листы бумаги. Подняв и разгладив один из них, Гермиона увидела прекрасный карандашный рисунок, изображающий мужчину с чёрными волосами и выдающимся орлиным носом. Покачав головой, девушка аккуратно сложила рисунок и положила к себе в карман. – Ты уже на восьмом месяце, а так халатно относишься к своему здоровью. Мистер Росси сказал, что роды могут начаться в любой момент, поэтому ты должен быть постоянно на чеку. Но что делаешь ты? Не следишь за свои питанием, не выходишь гулять на улицу, не выполняешь никаких упражнений, прописанных тебе доктором, а только занимаешься своей учёбой и рисованием. Конечно это похвально, но не в твоём положении, Гарри, – девушка уставилась на вышедшего из душа парня.

– Ладно, хорошо, – молодой маг подошёл к подруге и обнял её. Такие сентиментальные жесты были свойственны ему в последнее время. – Я обещаю, что впредь не буду так пренебрегать собой и моим мальчиком. И клянусь, что как бы не увлекала меня учёба, на первом месте будет моё здоровье.

– Вот и умница, – Гермиона мягко потрепала макушку друга и направилась к двери. – Иди завтракать, мисс Риччи уже давно накрыла на стол. А я пойду разбужу ещё одного любителя поспать.

Оставшись один, Гарри быстро оделся и, отлеветировав одежду в ванную комнату, а листы в мусорное ведро, подошёл к высокому зеркалу, стоявшему напротив окна. Коснувшись своего выдающегося живота, он аккуратно провёл по нему рукой и, почувствовав ответную дрожь изнутри, счастливо улыбнулся:

– Доброе утро, малыш. Какой-то ты сегодня ленивый. Опять не спал всю ночь? – с укоризной произнёс парень в сторону своего живота. – Сегодня у твоего папы важный день. Он сдаёт экзамены, поэтому будь умницей и веди себя хорошо, договорились? – в ладонь Гарри согласно ударили кулачком. Мягко погладив по тому месту, где только что появился небольшой бугорок, Гарри прошептал:

– Спасибо...

***

Люциус Малфой грациозно восседал в мягком кресле заместителя министра Магической Британии. Сказать, что ему нравилось это место – не сказать ничего. Для главы Малфоев этот пост был величайшим достижением за всю его жизнь. Быть заместителям министра МагБритании не составляло особого труда. Для этого требовалось посещать все светские приёмы и рауты, вести переговоры с представителями разных стран и, конечно же, иметь тёплые отношения с министром. Всё это Люциус делал с удовольствием и лёгкостью. Его репутация не только не рухнула после Второй Магической Войны, но и возросла в разы. Пост заместителя Магической Британии доказывал это лучше всего.

С наслаждением потягивая дорогое вино из хрустального бокала, блондин внимательно рассматривал своего близкого друга, кавалера Ордена 2 степени, главу рода Принцев, руководителя выдающейся лаборатории “Severitus”, занимающейся деятельностью в таких областях как Зелья, Тёмные искусства, Колдомедецина, Артефактология и многих других, филиалы которой были распределены по всему миру, самого лорда Северуса Тобиаса Снейп-Принца.

– Не правда ли, Северус, жизнь в достатке только красит людей? – с хитрой усмешкой спросил Его Сиятельство Люциус у своего друга.

– Люциус, тебе не кажется, что распитие спиртных напитков на рабочем месте в рабочее время может навредить твоей работоспособности и репутации? – лорд Принц проигнорировал риторический вопрос друга и решил направить диалог в нужное ему русло. – Впрочем, это исключительно твоё дело и время, которое ты вправе проводить так, как считаешь нужным. К сожалению, я подобными полномочиями не обладаю, моё время ограничено и стоит дорого. Поэтому, будь добр, поясни причину твоего приглашения.

– Ну вот, опять... – с досадой произнёс Малфой. – Ты вечно спешишь на свою работу, которая, поверь мне, сведёт тебя в могилу, если ты продолжишь в том же духе. Тебе нужно больше отдыхать и развлекаться, потому как даже твой дорогой и стильный костюм не скроет нездоровую бледность на твоём, кстати говоря, заметно похорошевшем лице, – поставив бокал с недопитым вином на дубовый стол, блондин поднял со стола документы и протянул их руководителю “Severeitus”. – Здесь дело трёхлетней давности и случай, который произошёл совсем недавно. Некий Мэг Бриттен, сквиб в прошлом, провёл некий сложный темномагический ритуал, в результате которого стал полноценным магом со средней магической силой. Да-да, не удивляйся, – Люциус взмахнул ладонью в ответ на поднятую бровь Снейпа-Принца. – Ты же в курсе, что в книгу Всея магов Британии всегда вписываются новые рождённые полноценные волшебники и выписываются умершие. А тут, представь, имя некого тридцатилетнего мага появляется в книге, несмотря на то, что вписываются в неё едва рождённые дети. Три года назад было зарегистрировано ещё одно такое дело. Только вот ритуал прошёл неудачно, а мужчина оказался под стражей.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю