290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » All for you (СИ) » Текст книги (страница 5)
All for you (СИ)
  • Текст добавлен: 24 ноября 2019, 21:30

Текст книги "All for you (СИ)"


Автор книги: Maria Berhman




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 12 страниц)

– По правде говоря, я тоже сочувствую ему. Для него, возможно, сейчас наступит самый тяжёлый период в жизни.

– Как и для всех нас, Гарри, – подруга ободряюще погладила брюнета по руке.

– Смотрите, Макгонагалл! И направляется она к нам, – прервал Гермиону Рон.

– Мистер Поттер, мистер Уизли и мисс Грейнджер, – профессор приветственно склонила голову, – директор ожидает вас у себя в кабинете. Пароль – “Сладкие ракушки”.

– Хорошо, спасибо, профессор, – поблагодарила Гермиона.

Макгонагалл прошла к преподавательскому столу. Директора за ним не наблюдалось. Стол преподавателей вообще был болезненно пуст.

– Пустынненько, – прокомментировал Рон в унисон мыслям Гарри.

– А что ты хочешь? Я слышала, многих учителей и учеников госпитализировали. А для других сейчас просто выходной.

– Вы поели? – спросил Гарри и, дождавшись утвердительного кивка, встал из-за стола, бросив быстрый взгляд на пустующее место мастера зелий. Не удивительно, что его нет, – заклинание Беллатрикс вчера серьёзно ранило его руку. Опомнившись, что его вообще не должен волновать Снейп, гриффиндорец поторопил друзей: – Вставайте, нам к Дамблдору нужно.

И они направились в сторону кабинета директора. По дороге Гарри рассказал, что существуют и другие крестражи, о том, что возможно он один из них и о том, что о местонахождении ещё одного они не имеют ни малейшего понятия. Пустующие коридоры и рамы картин давали уверенность в том, что их не могут подслушать.

***

– Вы пришли, – приветственно улыбнулся им директор. – Присаживайтесь, – он указал на небольшой диванчик, стоящий возле камина.

– Здравствуйте, профессор, – поздоровалась за всех Гермиона, парни же немного склонили головы.

– Надеюсь, Гарри уже рассказал вам что-нибудь о крестражах? – спросил директор, когда троица разместилась на предложенном месте.

– В кратце, сэр, – ответил за них Поттер.

– Но суть мы уловили, – не остался в стороне рыжий.

– Тогда, я перейду сразу к делу, – Дамблдор судорожно потёр поражённую проклятием руку. – К сожалению, крестраж, что мы нашли вчера с Гарри, оказался фальшивым.

– Значит, всё было зря, сэр? – с нескрываемой досадой спросил брюнет.

– О нет, мой мальчик, не зря! Нам удалось узнать, что кто-то тоже пытался найти крестражи. Внутри поддельного медальона я нашёл записку. В числе прочего, там была и подпись – инициалы: Р.А.Б.

– Р.А.Б? – спросила Гермиона. – Что это значит?

– Смею предполагать, что это “Регулус Арктурус Блэк”, – ответил Альбус, ненадолго посмотрев в сторону пустующего сейчас портрета Финеаса Найджелуса Блека.

– Но, сэр, где же настоящий медальон? Регулус Блэк уничтожил его или спрятал?

– Этого я, к сожалению не знаю.

– Сэр, а как же уничтожить крестражи? – спросил Гарри.

– Уничтожать их можно с помощью сильнейших артефактов или же магией самого Тома Редла. Также подойдёт яд василиска. Он не портиться в течение продолжительного времени, так что тот экземпляр, что ты убил на втором курсе, Гарри, может ещё сослужить свою службу. Ты ведь уже уничтожил один из крестражей Волдеморта с помощью клыка. Три остальных крестража я уничтожил с помощью меча Годрика Гриффиндора.

Директор подошёл к большому дубовому шкафу и достал оттуда меч.

– Вам это пригодится, – он передал его в руки Рона, сидящего к директору ближе всех. Уизли засветился от гордости, осторожно удерживая оружие основателя.

– Значит, нам придётся спуститься в Тайную комнату за клыками василиска? – спросил Гарри, рассматривая знакомый меч в руках друга.

– Именно, мой мальчик.

Ненадолго воцарилась тишина. Каждый из друзей раздумывал о своём, а Дамблдор с грустной улыбкой смотрел на Золотое трио.

– Время бесценно, – неожиданно начал он, – может тянутся вечно, а может истечь за пару секунд, так же как и наше детство. Вы быстро выросли – мне казалось, что с момента нашей первой встречи прошло так мало времени... От этого ещё грустнее с вами расставаться. Ведь чем больше времени ты проводишь с кем-то, тем сильнее становится связь.

– Расставаться? – недоуменно спросили гриффиндорцы.

– Вы куда-то уезжаете? – предположил Рон.

Дамблдор внимательно посмотрел на них и, как будто очнувшись, поднялся со своего места и начал неспешно ходить по кабинету.

– Один из крестражей, а именно, кольцо матери Тома Реддла, был защищён сильным тёмным проклятием. Том не стал бы оставлять часть своей души в беззащитных предметах, он явно подозревал, что возможно, когда-нибудь кто-то узнает о его тайне и захочет лишить его жизни. Магия действует очень быстро, следует только коснуться крестража, и ты будешь им поражён. Я... позабыл об этом, когда наконец-то нашёл крестраж. И сейчас вы можете наблюдать последствия моего безрассудства, – директор поднял свою правую руку, покрытую тёмно-синими и черноватыми пятнами. – Вчера, выпив жидкость из той чаши, я ещё больше усугубил проклятие, и если ранее в моём распоряжении, при своевременном купировании проклятия, был год или даже два, то теперь – максимум, месяц, – закончил Альбус с сожалением.

В кабинете воцарилась тишина, гриффиндорцы сидели молча, медленно осознавая слова директора. Они не могли поверить в то, что их директор скоро покинет этот мир, не могли представить, что Хогвартс может существовать без Альбуса Дамблдора. Это было немыслимо. За все годы они настолько сильно привязались к нему, что уход с директора был равен уходу одного из членов семьи.

– Сэр.., – начал было Гарри.

– Мой мальчик, я прожил достаточно, для того, чтобы познать жизнь и вдоволь насладиться ею. Так что не стоит жалеть меня, – он ободряюще улыбнулся. – Я уже стар, и в ближайшем будущем, так или иначе, следовало ожидать моей кончины.

– А кто ещё знает об этом, сэр? – тихо спросила Гермиона.

– О моей скорой смерти знают немногие. Я рассказал только Минерве, Поппи Помфри, Северусу, – Гарри слегка вздрогнул от этого имени, – и некоторым доверенным лицам из министерства. Я хочу сказать вам, что стоит доверять этим людям. За них я ручаюсь полностью. Так что, после моей смерти, я надеюсь, что если вам понадобится помощь, вы обратитесь к ним в первую очередь.

– Хорошо профессор, – согласились гриффиндорцы.

– Я рад, что мы пришли к пониманию, – улыбнулся директор. – У меня есть одно предложение к вам.

Гриффиндорцы заинтересовано посмотрели на него. Альбусу очень понравилась их реакция.

– Занятия начнутся, скорее всего, ещё не скоро, и я предлагаю вам задействовать учеников в Отряд Дамблдора.

– Сэр, Вы предлагаете снова открыть отряд? – поражённо переспросил Гарри.

– Именно, не стоит так удивляться. В этот раз всё будет законно. К тому же, вам нужно готовиться к битве. Я попрошу нескольких свободных профессоров оказать вам помощь и предоставить помещение.

– Было бы неплохо, сэр, – заулыбался Рон.

– Тогда, я не буду вас больше задерживать, – произнёс директор, направляясь к столу.

Гарри посмотрев на дожидающихся возле двери друзей, сказал им идти без него, после чего подошёл к столу директора и спросил:

– Профессор Дамблдор, но как мне найти оставшийся крестраж?

Директор встал из-за стола, подошёл к парню и, положив руку тому на плечо, ответил:

– В тебе есть частичка его души Гарри. Именно это тебе поможет, – немного помолчав, он продолжил: – Ты боишься умирать?

– Уже нет, сэр. После того как вы мне рассказали об этом, я не боюсь ничего, – решительно ответил гриффиндорец.

– Это хорошо, мой мальчик. Мне кажется, что всё будет хорошо. Даже не так, я верю в это, – Альбус внимательно посмотрел в глаза Поттера. – Запомни только одно – мы сами вершим свои судьбы, и вера этому способствует. Запомни мои слова и всегда держи это, – рука директора скользнула на грудь юноши, туда где билось сердце, – вот здесь.

Гарри, как завороженный, переводил взгляд с руки, на глаза профессора и точно знал, что эти слова он будет помнить до конца жизни.

– Большое спасибо, сэр, – шепотом сказал он и быстрым шагом вышел из кабинета. Ему нужно было ещё много о чём подумать.

====== Часть 10 ======

Гарри разбудила резкая острая боль внизу живота, вскоре превратившаяся в уже привычную тянущую. С того ночного происшествия прошло десять дней, а утренние боли в животе не прекращались. Поход к мадам Помфри Гарри откладывал на потом, так как из-за суматохи в школе по случаю отмены занятий и возобновления ОД у него не было времени. Да и мадам Помфри была слишком занята в эти дни, Гарри не хотел лишний раз её тревожить. Но всё же сегодня он твёрдо решил отправиться в Больничное крыло, ибо боли в животе и тошнота с лёгким головокружением, стали его постоянными спутниками в течение последних дней.

Гриффиндорец встал с постели и подошёл к кровати спящего друга:

– Вставай, Рон, нас ждут великие дела, – гордо произнёс брюнет.

– И не менее Великий завтрак, – поморщившись, пробубнил в подушку рыжий. Он поплотнее закутался в одеяло и подозрительно затих. Гарри, изучивший друга до мозга костей, с уверенностью мог сказать, что тот сейчас ждёт, пока брюнет оставит в покое, чтобы спокойно заснуть опять. Раньше Поттер так бы и сделал, но сейчас очень хотелось повредничать:

– Агуаменти? – пропел Гарри.

– Пинка под зад? – не менее слащаво поинтересовался Рон.

Брюнет рассмеялся. Нет, с ним явно что-то не так.

– Я не узнаю тебя, Гарри, – сонно пробормотал друг, но всё же начал вставать.

– Я сам себя не узнаю, – сказал гриффиндорец и ушёл в душевую.

***

На завтрак Гермиона, Рон и Гарри пришли в весёлом настроении. Они вспоминали события вчерашнего занятия в ОД. Невилл, отрабатывающий заклятие Абигерус*, случайно попал в Симуса, так что тот целый день бегал по замку и бубнил что-то о том, что он забыл нечто ну очень необходимое и ему срочно нужно выполнить это.

– Да... Было весело, – переводя дыхание от смеха, сказал Гарри.

Они уселись за стол и принялись за завтрак. Рон начал рассказывать Гермионе, что отец скоро выделит ему немного денег, и он наконец-таки сможет сводить девушку в галерею на выставку, которую она так желала посетить.

– Рон, о чём ты думаешь? Когда я просила тебя об этом, ты хоть помнишь? К тому же, это время не для свиданий, однозначно, – запротестовала Гермиона, но, заметив огорчение парня, добавила: – Не нужна мне никакая выставка, правда. Я и так люблю тебя. Без всяких там свиданий и подарков.

Гарри с улыбкой смотрел, как подруга успокаивает зардевшегося рыжего. Эти двое были полностью поглощены друг другом, и это было так мило, что не улыбаться было невозможно. И всё бы было превосходно, если бы Поттера не покидало стойкое зудящее ощущение между лопаток. Гарри слегка повернул голову в сторону преподавательского стола. Так и есть, Снейп опять продолжает свою игру в гляделки. Но на этот раз гриффиндорец не отпускает смущённо глаза и не покрывается румянцем. Нет. Он безразлично проводит взглядом по явно чем-то недовольному мастеру Зелий и невозмутимо поворачивается обратно. Он хочет продолжить есть, но вновь чувствует на себе чей-то взгляд. Подняв глаза, Гарри встречается с растерянным и обеспокоенным лицом Гермионы. Брюнет бодро ей улыбается, показывая что всё хорошо, и она легко кивает ему, после чего переводит свой взгляд на Рона и продолжает беседу с ним.

На преподавательский стол Гарри больше не смотрит, хотя и чувствует на себе пристальный взгляд чёрных глаз.

***

– Я нашёл медальон, – заявляет Дамблдор. – Вот он, – директор протягивает нам сложенный пополам “Ежедневный пророк”. На первой полосе красуется слащаво улыбающаяся в камеру Долорес Амбридж, пожимающая руку Корнелиусу Фаджу. Гриффиндорцы недоуменно смотрят на обложку, пока не замечают, что на шее Амбридж висит копия того самого медальона, который нашёл Дамблдор и Гарри в пещере у моря.

– Ну... мы круто попали, – сказал Рон, за что и получил тычок от Гермионы.

– Верно подмечено, мой мальчик, – грустно улыбнулся директор.

– Нам нужен план, – решительно заявил Гарри.

– Какой? – спросил рыжий. – В министерство попасть не так-то и просто.

– Для этого я вас и позвал, – подтвердил Дамблдор. – Я, к сожалению, уже не в том возрасте, чтобы ходить по таким местам в одиночку, да и голова уже не та, – он указал на упомянутую часть тела.

– Нет сэр, – хитро улыбнулся Гарри, – вы как раз в том возрасте.

– Ты что-то придумал, мой мальчик?

Гарри кивнул, продолжая улыбаться своим мыслям.

– Тогда поведай и нам, – Дамблдор поудобнее устроился в кресле, с интересом наблюдая за брюнетом.

И гриффиндорец поведал. Целых два часа профессор и ученики корпели над мельчайшими деталями плана, порождённого его идеей. И когда план был, наконец, составлен, а его участники без сил сидели на диванчике, потягивая чай, профессор Дамблдор произнёс:

– Самое удачное время для осуществления нашей задумки – четверг следующей недели. Мне как раз нужно будет посетить Долорес, дабы подписать некоторые бумаги.

– Тогда решено? – поинтересовался Рон.

– Да, – уголки губ директора приподнялись в лёгкой улыбке, а голубые глаза заискрились предвкушением.

Золотое Трио вместе с Альбусом Дамблдором ещё некоторое время провели в тишине, наблюдая за игрой огня и обдумывая каждый своё. После чего ученики попрощались и ушли.

***

Неспешно идя по коридорам, друзья тихо переговаривались. Пока брюнет, хлопнув себя по лбу, и затормозив возле развилки, не сказал:

– Ой, точно! Я должен сходить кое-куда.

– Ты разве не идёшь с нами? – удивлённо спросила Гермиона. – Сейчас ведь собрание Отряда.

– Думаю, что немного опоздаю. Я бы хотел зайти в Больничное, – и увидев обеспокоенные лица друзей добавил: – Живот иногда побаливает.

– Всё потому, что ты неправильно питаешься, – укоризненно сказала девушка.

– Да, – согласился Гарри, – наверное, поэтому. Ну, я пойду?

– Иди, только не забывай, что сегодня обещала придти профессор Стебль и рассказать о лечащих и ядовитых растениях, встречающихся повсеместно, – сказала Гермиона и взяв за руку Рона, направилась в сторону кабинета.

***

Лазарет привычно почти пустовал – пострадавшие после ночной битвы, быстро поправились и теперь на больничных койках лежало всего пара человек. Гриффиндорец как раз хотел окликнуть мадам Помфри, как вдруг из-за ширмы вышел тот, кого Гарри ожидал увидеть здесь меньше всего. Северус Снейп собственной неподражаемой персоной. Он держал в руках маленькие колбочки, переливая находящиеся в них зелье с одной колбы в другую. Незамеченный гриффиндорец стремительно развернулся и попытался уйти, но зельевар резко поднял голову и, увидев парня, окликнул его:

– Мистер Поттер...

Брюнет медленно повернулся в сторону Снейпа. Тот внимательно смотрел на него, очевидно ожидая реакции на оклик, но парень молчал, уставившись на зельевара. Игра в гляделки продолжалась бы вечно, если бы не подошедшая мадам Помфри:

– Гарри – окликнула она, – тебя что-то беспокоит?

– Эм.., – оторвав взгляд от лица Снейпа он посмотрел на женщину. – Нет, мэм. Я попозже зайду, – быстро скзал брюнет и скрылся за дверью, оставив озадаченных профессоров.

***

Неделя прошла тихо и почти без происшествий.

Гриффиндорцы изредка посещали кабинет директора, оговаривая незначительные детали плана. В отряде Дамблдора ученики с большим успехом усваивали новые заклятия вместе с полезным материалом, что давали им учителя. Последние, казалось, преподают с ещё большим энтузиазмом, чем на своих уроках.

Гарри же до сих пор ловил на себе странные взгляды Cнейпа, которые с каждым днём становились всё мрачней и раздражительней. И если раньше гриффиндорец обращал на это внимание, то теперь решил попросту игнорировать. Ко всему прочему, мысли его были заняты планом по захвату медальона. Они с друзьями готовились к нему уже больше морально – практическая часть была оговорена настолько подробно, насколько это было возможно. Каждый принимал для себя важные решения. Они понимали, что теперь не будет так, как раньше, что детство прошло, а они выросли, получая права на принятия многих решений и, конечно же, ответственность за них.

Неотвратимо подкрадывалась война.

***

– Готовы? – спросил Дамблдор у гриффиндорцев. Для совместного перемещения директор привёл их на окраину Хогсмида, как тот выразился: “В целях безопасности”. Дождавшись утвердительных кивков студентов, он произнёс “Portus”, после чего все четверо взмыли в воздух и закружились, словно на карусели. уже находясь на высоте директор крикнул:

– Отпускайте!

Выполнив приказ Дамблдора, гриффиндорцы разлетелись в разные стороны, стремительно приближаясь к земле. Опыт посадки у них был небольшой, но всё же имелся, так что приземлились они мягко. Осмотревшись вокруг себя, и не увидев ничего кроме магловского переулка Лондона, они недоуменно уставились на приближающего директора. Дамблдор увидев их лица, тут же сообщил:

– Нам нужно войти в это здание, – директор указал на стену какого-то строения, стоявшего недалеко от них, а после чего достал два флакона с оборотным зельем, протягивая Гермионе и Рону. – Выпейте.

– Сэр, в кого мы превратимся? – полюбопытствовала Гермиона, выливая в себя содержимое флакона.

– В обычных маглов. Мы не могли рисковать ещё больше, добывая волосы кого-нибудь из рабочих министерства, – ответил он, наблюдая за тем, как волосы девушки выпрямляются, меняя цвет, а черты лица приобретают мягкость.

– Гарри, ты не забыл мантию? – вырвавшись из раздумий спросил он, переводя взгляд на парня.

– Нет, сэр. Она здесь, – гриффиндорец вытащил кусочек материи из небольшой сумки.

– Отлично, одень её прямо сейчас, – дождавшись пока парень накинет мантию, он двинулся по направлению здания.

– Сэр, что там? – спросила Гермиона, направляясь вслед за директором и указывая на здание, явно разменявшее не один век.

– Переход, схожий с тем, что находится на вокзале Кинг-кросс, мисс Грейнджер. Только вот способ перемещения и место разные.

– Интересно, какой? – спросил заинтересовано Рон. На что директор только загадочно хмыкнул.

***

Выйдя из камина в Атриуме**, Рон не удержался от восклицания:

– Проклятье! Кто же знал, что это так мерзко?

– Рон, тише, – шикнула не него Гермиона. – Мы уже в министерстве.

– Мисс Грейнджер, мистер Уизли, подойдите сюда, – негромко позвал директор. – Вы всё помните Действуете вы, только если мы с Гарри не вернёмся в течение 10 минут.

– Мы помним, сэр, – девушка кивнула и, подхватив Рона под руку, прогулочным шагом направилась к центру холла, оставляя за собой возможность наблюдать за Дамблдором.

Директор повернул голову в бок и посмотрел на Гарри. О том, что профессор Дамблдор видел сквозь мантию, парень понял ещё на первом курсе. Он кивнул в знак того, что готов, и они вместе направились к лифтам, опережая Рона и Гермиону.

Проехав несколько этажей на одном из лифтов, Дамблдор, а вслед за ним и невидимый Гарри, вышли в длинный серый коридор. Пожалуй, единственным, что скрашивало его подавляющую серость, был безвкусный фиолетовый ковёр с красными полосками по бокам. На это Гарри весело хмыкнул.

Пройдя дальше по коридору, профессор и студент вышли в большой зал заставленный сотнями столов. Что очень удивило Гарри, так это то, что все рабочие работали синхронно. “Как заведённые куклы” – проскользнула мысль в голове.

Пройдя чуть вперёд, они подошли к большой двери с претенциозной табличкой:

Долорес Джейн Амбридж

Заместитель министра магии

Под табличкой был прикреплён глазок, чем-то напоминавший искусственный глаз Аластора Хмури.

Директор, постучав, вошёл в кабинет, невзначай придерживая дверь, дабы дать пройти Гарри.

Кабинет был просторным, с претензией на роскошь, но оставлял после себя неприятное ощущение вычурности. Большие колонны по углам, бархатные шторы тёмно-розового оттента, статуэтки котят на дорогих столиках, тяжёлый ковёр на полу, большой стол вишнёвого дерева посередине, два сравнительно простых стула напротив него и позолоченный Трон, на котором восседала жабообразная зам. министра.

– Здравствуй, Долорес, – невозмутимо поприветствовал её директор.

– Альбус, – приторно улыбнулась в ответ Амбридж. – Присаживайся. Чай, кофе?

– О нет, спасибо, – натянуто улыбнулся тот, присаживаясь в кресло и скользя взглядом по обширному столу. – Я пришёл подписать бумаги, о которых меня известили в письме из Министерства.

– Вот здесь, Альбус, – женщина взмахнула короткой блестящей палочкой, отправляя документы к Дамблдору.

Гарри, не обращая внимания на разговор директора и Амбридж, успел осмотреть кабинет и увидеть медальон, который лежал на столе, прямо перед Розовой Жабой. Он понял, что они переходят к одному из запасных планов, придуманных как раз для ситуации: медальон лежит на видном месте, а доступ к нему невозможен из-за надзора Амбридж. Гарри легко прикоснулся к плечу директора, подавая сигнал.

Всё произошло очень быстро, чтобы не было времени не то, что проанализировать происходящее, но даже распланировать свои действия на тридцать секунд вперёд.

Дамблдор, схватившись за сердце, начал хрипеть и заваливаться на бок, всполошившаяся Долорес, резво перебирая пухлыми ножками и вереща подбежала к старику, чем освободила путь Гарри, который, не теряя времени, схватил медальон, и подложил на его место копию. Ту, что они нашли в пещере вместе с профессором Дамблдором. Кивнув старательно закатывающему глаза директору, он отошёл за его спину, выжидая, пока старик отойдёт от инсценированного приступа и успокоит неприятно покрасневшую от волнения Амбридж.

***

– Да! ДА! Мы сделали это! – радостно завопил Рон, стоило всем четверым переместиться обратно в Хогсмит.

– А вы хороший актёр, директор, – хитро улыбнулся Гарри, похлопывая по плечу повисшую у него на шее Гермиону.

– Я старался, мальчик мой, – засмеялся Дамблдор. Но, однако, довольно быстро вновь принял серьёзный вид. – Теперь нужно уничтожить его, – Альбус кивнул на зажатый у Поттера в руке медальон. – Идёмте.

Гермиона Вливала в директора Восстанавливающее зелье, бледный Рон сидел, привалившись к стене и неразборчива что-то шептал, Гарри же потеряно вертел в руках покорёженный кусок металла, бывший когда-то крестражем.

– Теперь мы ещё на шаг ближе к победе, – устало проговорил Альбус и, собрав все силы, поднялся на ноги, опираясь на плечо подскочившего Мальчика-который-выжил. – Теперь у меня нет никаких сомнений, что вы справитесь, мои дорогие.

Хогвартс был необычайно тих. Дети в коридорах не бегали и не смеялись, как то бывало прежде, никто не радовался отменённым урокам, даже совы, казалось, прониклись тоской замка и искренне сожалели о вестях, принесённых ими вместе с очередным “Ежедневным пророком”, на первой полосе которого, под чёрно-белой колдографией светлейшего чародея XX века чернел некролог.

ЗАКАТ БЕЛОГО СОЛНЦА

За окном падает первый снег, неотвратимо приближается Рождество и Новый Год, но радость предстоящих праздников омрачена для всей Магической Британии. Вчера, 1 декабря 1996 года, на 116 году жизни скончался, не побоюсь этого слова, Величайший маг ХХ столетия, лауреат Премии Варнавы Финкли за выдающиеся успехи в наведении заклятий, первооткрыватель 12 способов применения крови дракона, кавалер ордена Мерлина первой степени, победитель Тёмного Лорда Грин-де-Вальда, председатель Визенгамота, директор школы Чародейства и Волшебства Хогвартс и просто уважаемый чародей – Альбус Персиваль Вульфрик Брайан Дамблдор.

Этот человек был оплотом справедливости и доброты в нашем неоднозначном мире, ярчайшей звездой на небосклоне магии, наставником целого мира. Все мы оплакиваем эту величайшую потерю, ещё более тяжёлую в нелёгкое время надвигающейся войны.

Похороны состоятся на территории школы Хогвартс 4 декабря 1996 года

Комментарий к Часть 10 Абигерус* – маглоотталкивающее заклинание. Попав под его влияние, магл сразу вспоминает свои неотложные дела и уходит.

Атриум** – холл министерства.

ЗАКАТ БЕЛОГО СОЛНЦА – статья, созданная исключительно трудами беты и соавтора – CaeZar. Большое Спасибо, Юля!!!

====== Часть 11 ======

Настроение Гарри было омрачено кончиной Дамблдора. Остальные студенты также не стремились проявлять жизнелюбия. Скорбели все: учителя, ученики и даже, вечно радостные призраки. Похороны провели 4 декабря, после чего замок погрузился в ещё большее уныние. Будто с уходом директора школа потеряла всё своё волшебство и очарование.

Прошло время. Всеобщее уныние поутихло. Студенты предвкушали скорые рождественские каникулы, а преподаватели – долгожданный отдых. Но золотое трио, словно и не замечало надвигающихся праздников. Самочувствие Гарри с каждым днём всё больше ухудшалось. Появилась утренняя рвота, а порой и лёгкие стихийные выбросы магии, которые парень не мог контролировать. Гермионе и Рону, конечно же, пришлось всё рассказать, на что подруга, без присутствия рыжего, конечно, выдвинула такое предположение, от которого у Гарри полезли на лоб глаза.

– Гарри, но всё сходится, – девушка вытягивала с полки очередной том.

– Ты что, с ума сошла? – от возмущения парень глотал ртом воздух. – Какая беременность? Я ПАРЕНЬ!

– В магическом мире 40% супружеских пар нетрадиционной для маглов ориентации, – привела аргумент подруга. – Следовательно, мужская беременность в порядке вещей. Для магов это нормально, Гарри, – она успокаивающе положила руку тому на плечо. Парень, переваривая информацию, вылитую на него подругой за последний час, тяжело вздохнул.

– А знаешь что? – просияла Гермиона. – Давай сходим к мадам Помфри? Ты ведь раньше ходил к ней, и она ничего не подтвердила, так что..

– Там был Снейп, – перебил её гриффиндорец. Вздыхать пришёл черёд девушки.

– Ладно, тогда пошли сейчас, – продолжила настаивать она. – Рано или поздно, это обнаружится. А в мужской беременности очень важно наблюдение квалифицированного колдомедика.

– Эй! Ещё ничего не подтверждено!

***

К Больничному крылу они пришли на удивление быстро. Заглянув внутрь, они никого не обнаружили и, присев на кушетку, решили немного подождать.

– Гарри, – робко начала девушка, – что ты будешь делать, если моё предположение подтвердится?

– А что обычно делают, Герм? – раздражённо спросил он и замолчал. – Прости, – конечно же, он не смог бы отобрать жизнь у маленького существа, живущего в нем. Это просто неправильно. – Я не стал бы убивать ребёнка, если ты об этом. Даже если и появился он таким ужасным способом, – затопившие сознание воспоминания заставили его вздрогнуть. Парень мотнул головой, отгоняя мрачные мысли.

– Я очень рада этому, Гарри, – улыбнулась девушка и накрыла своей рукой его руку. – Я тебе обязательно помогу.

– О, голубчики, – в комнату вошла колдоведьма, – что вы здесь делаете?

– Мадам Помфри, – начала Гермиона, но Гарри остановил её:

– Мадам Помфри, – рука девушки крепче сжала руку гриффиндорца, – сейчас я вам кое-что расскажу, и хочу, чтобы вы пообещали мне, когда меня проверите, и мои сомнения подтвердятся... Если они подтвердятся, вы никому об этом не расскажете. Обещаете?

– Хорошо, – покладисто согласилась изумлённая колдоведьма. Но немного ворчливо подметила: – Есть такое понятие, как врачебная тайна. Не знали?

***

– Ну, что ж, – Помфри вытирала руки полотенцем, – восьмая неделя. Беременность протекает нормально. Малыш стабильно развивается, угроза выкидыша отсутствует.

Услышав вердикт колдоведьмы, лежащий на кровати Гарри наконец-то осознал, что скоро станет папой. Родит чудного малыша или малышку, ради которого стоит жить. Того, кому ты будешь нужен, для кого ты станешь целой вселенной. И он обязательно будет тебе улыбаться и называть папой. От таких мыслей, на его лице расцвела улыбка.

– Ты сохранишь ребёнка? – спросила Помона, поворачивая к нему лицом. – По твоей реакции вижу, что да, – женщина тепло улыбнулась ему в ответ. – А насчёт отцовства... ты мне не расскажешь?

Улыбка на лице Гарри тут же погасла. Он отрицательно мотнул головой.

– Мадам Помфри, я надеюсь, вы помните, что пообещали никому ничего не рассказывать?

– Помню, конечно, – она тяжело вздохнула и присела на стул, стоявший напротив кровати на которой лежал парень. – Тебе сейчас понадобится много сил. Выносить ребёнка очень не просто, Гарри. Нужно есть как можно больше витаминов, фрукты, овощи, также очень полезен свежий воздух. Это я, кстати, вам, мисс Грейнджер, – она внимательно посмотрела на Гермиону. – Этим мальчишкам ничего доверить нельзя!

– Конечно, мадам Помфри, – лучезарно улыбнулась девушка. В какой-то степени она завидовала другу. Ведь ребёночек это просто замечательно. Гермиона всегда мечтала о большой семье. Ей хотелось воспитывать детишек. Учить их ходить, разговаривать, приучать к горшку. Неисчерпаемый океан радостей материнства!. “Конечно же Гарри будет тяжело, но мы с Роном обязательно ему поможем. И если миссис Уизли узнает, то наверняка возьмёт под свою опеку ребёночка и его папу. Мы справимся”.

– Гарри, – колдоведьма заботливо похлопала его по плечу, – знай, что ты всегда можешь придти ко мне за помощью.

– Да, я знаю. Спасибо.

– И ещё кое-что, – встрепенулась колдоведьма. – Тебе обязательно нужно встать на учёт в Мунго или же в какую-нибудь частную клинику. Ты должен находиться под наблюдением у специалиста. Мне, к сожалению, больше нечем тебе помочь. И запомни, чем раньше ты встанешь на учёт, тем лучше будет для тебя и малыша. Ведь я не могу проверить твой уровень магии, а на данном этапе беременности её скачки могут быть очень неприятными. Это более чем серьёзно, – она строго посмотрела на парня. – Пообещай мне, что ты сходишь к врачу в ближайшие недели.

– Обещаю.

– Тогда... – Помфри встала и ненадолго скрылась за шторой, когда она вернулась, то держала в руках маленькую бутылочку. – Возьми это. На случай, если боли станут слишком сильны.

– Спасибо, – Гарри взял бутылочку и внимательно посмотрел на темную жидкость за стеклом.

– Что ж, я вас больше не задерживаю, – колдомедик внимательным взглядом проводила поднимающегося парня, будто он прямо сейчас мог начать рожать.

– Спасибо большое, мадам Помфри, – поблагодарила Гермиона. – До свидания.

***

– Гарри, – подруга стиснула парня в объятиях, как только они вышли за дверь, – я так за тебя рада!

– Ты меня задушишь, Герм, – проворчал брюнет, но обнял девушку в ответ. – Не забывай, нас теперь двое.

– Прости, – подруга смущенно отодвинулась.

– Пойдём. Нас уже Рон заждался, наверное, – парень ухмыльнулся и пошёл в сторону башни Гриффиндора, держа Гермиону за руку.

– Слушай, Гарри. А мы расскажем всё Рону? – вдруг спросила гриффиндорка и вновь смущённо потупилась.

– Ну... Думаешь, он примет это? – Поттер остановился посреди коридора и задумчиво склонил голову набок.

– А почему нет? Ты его лучший друг. К тому же, я полностью на твоей стороне, – Гермиона пронзительно заглянула в зелёные глаза.

– Ну ладно. Раз ты так говоришь, – и они продолжили свой путь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю