332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Линни Лёнок » Зеркальные миры. Перерождение (СИ) » Текст книги (страница 25)
Зеркальные миры. Перерождение (СИ)
  • Текст добавлен: 1 января 2021, 19:30

Текст книги "Зеркальные миры. Перерождение (СИ)"


Автор книги: Линни Лёнок






сообщить о нарушении

Текущая страница: 25 (всего у книги 42 страниц)

Глава 26. За Кругом

Мари дышала рвано, поверхностно – как перед прыжком в воду. Плёнка Защитного Круга казалась тончайшей, но все, кому доводилось выходить за неё, знали – необходимо было сделать несколько шагов в непроглядной, густой тьме, прежде чем вновь удастся глотнуть свежий воздух. Однако на сей раз страх отодвинулся далеко на задний план. Мари только что на месте от нетерпения не приплясывала, ожидая своей очереди. Ещё какая-то пара секунд – и начнётся первый в её жизни настоящий охотничий рейд.

Заспанные лица уже опытных товарок резко контрастировали с преисполненными любопытством и восхищением новичками. Всё остальное поселение ещё спало, а потому даже вялых и негромких разговоров было немного. Отряд, выстроившийся в колонну по двое, неспешно исчезал за барьером, мучительно зевая и кивая приветственно стражницам, несущим свой дозор.

Оставалась всего пара шагов до заветной цели, когда Мари обернулась через плечо. Сколько же раз она представляла себя на этом месте, сидя на коряге и ожидая отряд с очередного похода? Сейчас она не бралась даже примерно подсчитать. Под безрукавкой вновь билось едва заметно пламя за гладкими стенками кулона, стирая последние сомнения. Мина и Шетаар, казалось, ни мгновения не сомневались в том, что она сможет пройти экзамен, словно бы с самого начала об этом знали. Ночные посиделки с ними стали настоящей отдушиной в унылом заточении в залах восстановления. В ледяной пещере Мари забывала даже о своих страшных ранах и осточертевших за день повязках.

Ладони неосознанно сжались в кулаки, и плотные бинты скрипнули предупреждающе. Как Нойль смогла уговорить целительниц отпустить подопечную в рейд, оставалось великой тайной, но это ничуть не помешало Мари воспользоваться подвернувшейся возможностью безо всяких угрызений совести. Избавиться от повязок полностью, правда, ей всё-таки не удалось – тут феи оказались непреклонны. Хотя, стоило признать, несколько полосок ткани в один слой вытерпеть было куда проще, чем страшные конструкции и громоздкие коконы вокруг рук.

Мари собиралась уже отвернуться, как вдруг промеж деревьев мелькнуло нечто светлое. Она прищурилась и прикусила губу, опознав в долговязом пятне Леона. В последние дни тот вёл себя крайне странно: подолгу окидывал её задумчивым взглядом, теряя на середине нить разговора, или же напротив – внезапно вскакивал с места, принимаясь метаться по комнате, словно бы пространство в один миг начинало сужаться. И после его ночной истории это всё выглядело несколько… пугающе. Казалось, Леон отчаянно нуждался в помощи так, как и Мари совсем недавно. Но какое-то крохотное нечто, маячившее на периферии, останавливало её – каждый раз буквально за мгновение! – от того, чтобы пойти к Старшей.

Леон поднял руку, не то в приветствии, не то в качестве напутствия, и Мари невольно повторила жест, прежде чем отвернуться окончательно: подошла её очередь. Резко выдохнув, – как учила на минувшем инструктаже Нойль – Мари шагнула в чернильную стену. Тело мгновенно напряглось, ощутив немалое сопротивление, но ноги упрямо несли его вперёд. Несколько секунд неестественной тишины. Сердце сдавило – неужели не выберется? Мысли в голове походили на встревоженный улей: тысяча одинаково ужасных исходов проносились перед взором, оставляя противную тяжесть во рту – словно бы в горло упрямо заталкивали комок ваты.

Вдох.

Мари рухнула на колени, упираясь в мёрзлую землю ладонями. Изо рта вырвалось облачко пара, а лёгкие обожгло холодом. Ветер тут же впился в оголённые участки тела: шею, лицо и пальцы рук.

– Отлично! Молодец! – зазвучало со всех сторон; кто-то вздёрнул её на ноги и отволок от границы.

Прохождение через внутренний барьер, ведущий к жрицам, показалось в этот момент несущественной неприятностью. Теперь Мари абсолютно точно понимала, почему охотницы смеялись над теми, кто жаловался на отвратительные ощущения после него. Внешний Защитный Круг был во сто крат ужаснее. Прошло не меньше десяти минут, прежде чем колени перестали дрожать, а шум в голове утих хотя бы до приемлемого уровня.

Охотницы стояли неподалёку, не торопя новеньких, которые – одинаково бледные и взъерошенные – сидели на поваленном дереве, пытаясь вернуться в мир. Нойль расхаживала от одной группки к другой, раздавая последние указания. Последними в её списке значились и впечатлённые новички.

– Ну, как вам чужеродный воздух, ребятня? – бодро возвестила она, приблизившись к ним.

Мари тут же закрутила головой, словно бы только сейчас вспомнив о том, что покинула поселение. Охотницы обступили их довольно плотно, заключив в круг, и ей пришлось вытянуть шею и даже привстать, чтобы увидеть хоть что-то. Зрелище было, однако… разочаровывающим. Предрассветные сумерки и тучи, затянувшие небо, окрасили всё в блекло-серый. Вокруг, насколько хватало глаз, раскинулась равнина с редкими, кривыми деревцами, которые полуголыми палками торчали из ссохшейся земли.

– Да-а, проверку на самые унылые лица вы бы прошли без проблем, – протянула Нойль, посмеиваясь.

– И тут всегда так? – Мари зябко повела плечами, радуясь внутренне, что костюм охотницы нисколько не походил на открытые одеяния, которыми пользовалось большинство фей в Доме Ветров.

Нойль пожала плечами:

– Так осень же. Ничего удивительного, – она махнула кому-то рукой и поманила новеньких. – Ладно, хорош рассиживаться. А то и до зимы не управимся.

Мари поднялась, чуть пошатнувшись: в глазах от резкого движения потемнело на пару секунд. Она, конечно же, слышала разговоры о надвигающейся смене сезонов, но в Доме Ветров почти всегда стояла жара, которая приглушалась ненадолго лишь во время дождей. Было странно осознавать, что погода снаружи настолько сильно отличалась. Хотя, похоже, феям это казалось вполне привычным делом.

Охотницы шли плотно сомкнутой группой, но выглядели расслабленными и беспечными. Звучали ленивые разговоры, а оружие было убрано. Постепенно становилось всё светлее. Даже солнце однажды промелькнуло за спинами – яркой вспышкой на несколько секунд оно высветило каждый камешек на равнине, а затем вновь скрылось за тучами. Ветер же, напротив, дул не смолкая ни на мгновение. Он толкал охотниц вбок, норовя сбить с курса, и вскоре Мари почувствовала, как заломило от холода уши. Она прижала к ним забинтованные ладони в попытке хоть немного унять всё усиливающуюся боль, но положение не слишком улучшилось.

Стараясь отвлечься от неприятных ощущений, Мари стала вглядываться вдаль, пытаясь найти хоть что-нибудь достойное внимания. Кроме причудливо выгнутых деревьев, однако, взгляд не цепляло ничего. Казалось, пейзаж совершенно не менялся – не важно, насколько далеко они уходили от поселения, поэтому Мари постоянно оглядывалась, чтобы проверить, не стояли ли они на месте. Купол барьера, вопреки опасениям, послушно отдалялся, прежде чем окончательно превратился в едва различимую точку на горизонте.

– Всё, тут и собираемся, – возвестила Нойль, останавливая отряд около очередного деревца, по форме напоминающего изогнутую арку, – настолько то клонилось к земле. – Делимся, как договаривались.

Их задание вновь оказалось сбором растений и некоторых минералов. Охотницы беззлобно ворчали на капитана, вздыхая по «более интересным занятиям», но даже намёков на неповиновение не возникало. Дело было слишком привычное. Разве что разделить отряд всё же пришлось в угоду скорости: многие пункты списка находились на достаточном отдалении как друг от друга, так и от поселения. Сама Нойль оставалась с двумя феями на месте встречи – на стороже – в готовности сорваться с места при замеченном сигнале тревоги.

Пока феи настраивали персональные компасы на точку сбора, Мари рассеянно переступала с ноги на ногу. До этих пор ни капитан, ни кто-то из отряда не поднимали тему полётов, но она прекрасно знала – охотницы довольно часто пользовались крыльями. И сейчас, по её мнению, наступал тот самый переломный момент, когда необходимо было прояснить сию проблему.

– Нойль, можно тебя?

Капитан мгновенно обернулась, просияв улыбкой:

– Что, опять коленки затряслись?

Мари мотнула головой и тихо-тихо обронила:

– Как мне… спускаться?

Неудобная правда состояла в том, что Дом Ветров находился, на самом деле, на горном плато. С почти отвесными, скалистыми обрывами. Мари предполагала, что существовало немало возможностей и на своих двоих спуститься с него, но феи в них заинтересованы не были, а потому даже на картах их не отмечали. Втайне зрело беспокойство в том, что обузу просто могли оставить на месте встречи дожидаться всех остальных. Вот только без призрачной надежды попытать себя в качестве подмоги. У Мари каждый раз сдавливало горло от навязчивых картинок о привязанной к забору собачонке, забытой хозяином.

Нойль вдруг хлопнула её по спине и вдруг крикнула куда-то в сторону:

– Эй, девчонки, я выиграла!

Мари непонимающе заморгала, наблюдая как одна половина отряда заулыбалась разом, а вторая – понуро вздохнула. Неужели опять эти их споры? Подавив сиюминутное желание закатить глаза, Мари укоризненно посмотрела на капитана. Но, как известно, совести ни у одной из фей ещё не выявилось.

– Да ла-адно тебе, – хохотнула Нойль и вдруг, склонившись к самому уху, добавила полушёпотом: – Зато сладостями ещё месяц можно объедаться.

– Не беспокойся, Мари! – встряла Наири, как раз закончившая с компасами для новичков. – Уж мы-то тебя дотянем.

Со всех сторон зазвучал одобрительный гомон:

– Конечно!

– Даже и не думай сомневаться!

– В лесу ж всё равно не разлетаешься!

Мари почувствовала, как, несмотря на волнение, по лицу расползлась благодарная улыбка. Так вот каково это – чувствовать поддержку группы. Не ощущать себя лишней. Доставлять трудности, конечно, не хотелось, но так приятно было спустя долгое время не подстраиваться судорожно под фей, а принять добровольную помощь. Наири, тем временем, которая в их группе на сей раз оказалась «старшей», ловко подхватила окончательно разомлевшую Мари под руку и потянула за собой.

– Пошлите! – махнула она остальным. – Нам к вечеру через ущелье надо бы перебраться.

Одиннадцать девушек отделились от отряда и, распрощавшись с товарками, что всё ещё были заняты ленивыми разговорами, бодро направились в сторону солнца. Плотные облака постепенно расползались, поэтому плато то и дело озарялось жёлтыми лучами. Мари щурилась невольно, но с удовольствием подставляла лицо долгожданному теплу. Теперь даже рвущий одежду ветер не казался таким уж ледяным.

До края группа дошла сравнительно быстро. Феи на пару секунд застывали перед обрывом, расправляя крылья и потягиваясь, и бесстрашно шагали вниз. У Мари сердце замирало не то от страха, не то от восторга, когда очередная девушка на несколько мгновений пропадала из виду, прежде чем взмыть в серое небо. Но более всего пугала другая перспектива.

Парочка фей уже ждала её: девушки парили в нескольких сантиметрах от края, чуть покачиваясь в потоке воздуха, который то и дело пытался перевернуть их и унести ввысь. Сцепив руки на манер импровизированного сидения, они только посмеивались над осторожными шажками Мари в их сторону и поторапливали «трусиху» беззлобными подначками. Ей вспомнилось вдруг, что Нэй совершенно не церемонилась вот так, а просто скидывала её вниз и подхватывала подмышки уже в воздухе. Словно это было лишь одной из безобидных игр.

Крепко схватившись за плечи фей, Мари перекинула ногу через их руки. Ощутимо качнуло вниз, но уже через мгновение, они вновь выровнялись.

– Да чего ты трясёшься-то? – фыркнула та фея, что была слева, и зашептала заговорчески: – Мы вообще-то тренировались целую неделю. Катали всех желающих!

– Тебе даже понравится, – подхватила правая, кивнув. – Вот увидишь!

Обречённо вздохнув, Мари всё же перенесла вес и оторвала от твёрдой земли вторую ногу. Не так уж и страшно! Особенно, если вцепиться в чужие плечи и не смотреть вниз… Крылья фей стрекотали так близко, что в глазах тут же зарябило. Сердце вновь ухнуло куда-то в пятки, когда они начали резко снижаться. Земля далеко внизу (Мари всё-таки не смогла не бросить быстрый взгляд) ещё не была видна из-за тумана – только редкие верхушки незнакомых на вид деревьев торчали из него.

– Отлично, девчат! – прокричала откуда-то сбоку Наири, обвешанная дополнительными рюкзаками, которые сняли с «перевозчиц». – Плотнее!

Мари увидела и остальных. Они стягивались ближе, окружая их, и перешучивались над теми феями, которым выпала участь стать транспортным средством. Она уверена была совершенно точно – тут тоже не обошлось без азартного разыгрывания ролей. Мари чуть повернула голову к удаляющимся скалам. Отчаянно хотелось, чтобы приключение подольше не заканчивалось, пусть даже им придётся ночевать под открытым небом и добывать пропитание в диких лесах. В данное мгновение она променяла бы и мягчайшую постель на дым от костра и пение птиц над головой.

Когда до земли оставалось не больше десятка метров, от их группы стали отделяться – по одной-две – феи. Они камнем бросались вниз, скрываясь в тумане, через который уже просматривалась едва-едва узкая поляна с массивной корягой посередине, и спустя несколько секунд возвращались к отряду. Всё в порядке. Можно снижаться.

Мари настолько осмелела, что уже вовсю крутила головой, стремясь рассмотреть всё и сразу, и даже первой спрыгнула на влажную траву, стоило феям спуститься достаточно низко. Она в который раз уже поблагодарила товарок, ощущая неловкость, – те коснулись земли секундой позже, растирая руки и массируя плечи. Наири, стоя на возвышавшейся над поляной коряге, ободряюще подмигнула им, прежде чем вернуться к тщательному наблюдению за окружающим их лесом. Первая часть пути прошла как нельзя удачно.

Внизу было куда тише, чем на плато, но холоднее. Ветер негромко шуршал верхушками деревьев, не достигая земли, благосклонно давая туману проникать через все слои одежды, пропитывая их влагой. Мари повела плечами, пытаясь избавиться от неприятной липкости, но тщетно. Хорошо хоть ботинки не промокали. Крылья охотниц, сложенные за спинами, чуть подрагивали, а сами феи только морщились, видно, представляя, столько трудов будет их высушить. Здесь даже намёка на солнце пока ещё не было.

– Смотрите в оба, – пронеслось по поляне, и Наири слезла с коряги, становясь во главе группы. – Майя, следи за списком, хорошо?

– Как всегда, – обворожительно улыбнулась названная, принимая из рук старшей свёрнутую в трубочку бумагу. – Хотя я и так помню…

– Твоё «помню» нам однажды уже стоило выговора Управляющей, – бросили откуда-то со стороны. – Лучше сверяйся-ка почаще.

Майя показала товаркам язык, но список всё-таки развернула. Видно, получать втык и впрямь больше не хотелось. Они так и выдвинулись в лес под тихие споры. Мари, шедшая в самой середине колонны, скользила взглядом по ближайшим кустам. Её задача была проста – быть на подхвате. Мгновенно реагировать на команды охотниц и помогать по мере сил. От новичков не требовали сверхпроизводительности на первых заданиях, хотя это нисколько не мешало мечтать о героических подвигах.

Мари как раз мысленно дошла до того момента, как она в одиночку спасла половину отряда от чудовищных монстров и смущённо принимала слова восхищения, как вдруг чуть впереди и справа на тропинку выскочило… нечто. Охотницы замерли, а зверёк, полностью покрытый тёмно-бордовыми листьями, на тоненьких ножках – рывками – устремился к противоположному краю тропки. Мари прищурилась.

– Сачок! – зашипели спереди. – Скорее!

Рука запоздало метнулась к металлическому ободку, прикреплённому к рюкзаку. Мари прыгнула и одним выверенным движением набросила его на замершего бегуна – всё как на тренировках. Ещё пара секунд ушла на то, чтобы осознать – никакой это был не зверёк. Всего лишь ходячий куст, меняющий своё место к зиме. Щёлк! Клетка захлопнулась сетчатым куполом сверху, и листочки встопорщились, словно бы почуяв неладное. Корни засучили по металлу и вдруг – почувствовав призрачный шанс на спасение, – принялись разрывать землю. Ловушка не захлопнулась до конца.

– Где дно?

Мари сбросила с плеча рюкзак: и точно – второй ободок, зацепившись за верёвку, остался висеть на нём. Подавив злые слова, едва не сорвавшиеся с языка, она рванула недостающую деталь клетки и кинулась к кусту, который умудрился вылезти за сетку уже чуть ли не на половину. Одной рукой перевернув клетку, сгребая в неё беглеца, Мари защёлкнула дно на положенное ему место. Растение забарахталось беспомощно, но путей наружу больше не было.

Она облегчённо выдохнула, откидывая со лба выбившиеся пряди волос, и подняла вверх свой трофей, принимая (как и было отрепетировано) слова восхищения. На сей раз – совершенно заслуженно. Багровая бегунья была поймана. Проверка новичка прошла успешно.

Радость после первой удачи довольно скоро разбавилась усталостью от долгого хождения по лесу. Даже кустик в клетке заскучал – перестал биться о стенки и пытаться уколоть корешками несущую его фею. По пути они ещё дважды останавливались, когда Майя замечала в зарослях растения из списка. К счастью, те способностями к самостоятельному передвижению были обделены. С другой стороны, разве не в этом состояла работа охотницы – гоняться за сумасшедшими кустами по всем лесам?

День выдался на редкость солнечным, несмотря на хмурое утро, и яркие лучи, проглядывая сквозь листву, ощутимо припекали сверху. Охотницы единодушно расстегнули куртки, а некоторые и вовсе – подвязали их на пояс, оставаясь в одних безрукавках. И было действительно здорово вот так вот прогуливаться на природе, наслаждаясь свободой и простором, но нечто не давало Мари покоя.

Неясная, навязчивая мысль крутилась где-то на периферии, заставляя метаться от одного к другому без видимой на то причины. Казалось, Мари просто физически необходимо было делать хоть что-то. При любом намёке на работу она подрывалась, хватаясь за всё подряд, чем заслужила немало весёлых комментариев, но обида внутри не зрела. От скуки она даже принялась в какой-то момент дёргать торчащие нитки на бинтах, но те распускались с такой лёгкостью, что пришлось применить всю силу воли, чтобы оторваться от пагубного занятия. Иначе целительницы точно бы привязали её к кровати по возвращению. К счастью, именно тогда Наири скомандовала привал: время было перевести дух и подкрепиться.

Расположились охотницы на небольшой прогалине. Феи подставляли солнцу крылья – блики на них завораживали переливами цветов – и разминали плечи, уставшие от тяжестей. Мари же выбрала себе местечко чуть в стороне – в тени деревьев, за высокими кустами. Глаза быстро уставали от яркости света, и хотелось отдохнуть без лишних раздражителей. Наири напомнила только о необходимой безопасности и бросила напоследок нечто похожее на: «Кричи, если что». Больше желающих навязать свою компанию не нашлось, но сейчас это не вызывало тоски. Непонятное ощущение, возбуждающее жажду действий, выцвело и поблекло, стоило им остановиться. Однако на смену ему пришло совсем другое: словно бы Мари ступала по самому краю обрыва, но точно уверена была, что не могла упасть вниз.

Она скинула рядом с собой мечи и мешок и прикрыла глаза, с удовольствием вытягивая ноги. Странное ощущение казалось слишком знакомым, но нужного определения никак не находилось. В мыслях царил долгожданный покой. Вокруг приятно шумела зелень, сквозь которую просвечивали солнечные пятна. Где-то позади переговаривались товарки, сокрытые густой растительностью. Мари не сомневалась – потерять отряд при таком гомоне было сложно. Она развернула сверток со съестным: немного мяса, немного лепёшек – провизию охотницы брали только на раз-два, предпочитая при затяжных походах добывать пропитание самостоятельно, – и откусила от мясной пластинки сразу половину, наслаждаясь привычным солоноватым вкусом.

По загривку вдруг пробежалась мелкая дрожь.

Глаза распахнулись, а взгляд настороженно заскользил по зарослям. Кусты на противоположной стороне прогалины вновь шелохнулись – не от ветра, слишком резко. Мари замерла, так и зажав в зубах недоеденное мясо. Кто-то – на другой стороне прогалины – пристально наблюдал за человеком, не спеша самолично представать перед взглядом. Время словно бы замедлилось.

Первым на солнце показался чёрный, влажный нос. Он пребывал в беспрестанном движении, принюхиваясь и выползая из-под тёмной зелени медленно, словно не в силах был противостоять запаху. Когда из клыкастой, вытянутой пасти высунулся язык и быстро – в одно движение – облизал нос, Мари отмерла. Медленно-медленно она потянулась рукой к лежащим на земле ножнам. Зверь, словно заметив это, остановился и лёг в траву.

Мари вновь застыла.

Янтарные – цвета яблочного сока – глаза уже проглядывались сквозь листву. Они смотрели прямо, не мигая, без какой-либо настороженности следя за человеком. Прошло ещё несколько секунд, прежде чем зверь позволил себе проползти ещё немного. На сей раз из куста высунулась голова целиком. Острые уши с небольшими лохматыми кисточками были прижаты и чуть заметно подрагивали. Огромный – по сравнению со своими собратьями, изображёнными в людских книжках, – волк остановился, не преодолев и метра.

Мари никак не могла заставить себя пошевелиться. Зверь не крался, как при охоте, и, казалось, вовсе не стремился напасть на неё. Все инстинкты кричали, вопили о том, что нужно было схватить оружие и защищать свою жизнь. Сердце колотилось так, словно бы хотело в данную минуту выпрыгнуть из груди. Мари с трудом разомкнула губы. Нужно было позвать на помощь…

– Отдохнули – и хватит! Пора собираться! – звонко возвестили из-за спины – оттуда, где собралась большая часть отряда.

Мари вздрогнула от неожиданности и моргнула. Зверь испарился в то же мгновение, словно бы его и не было. Только куст, неестественно колышущийся, да парочка обломанных веток остались.

Ещё раз пробежавшись взглядом по ближайшим зарослям, она вскочила на ноги и попятилась туда, где всё ещё слышалась разговоры охотниц. Идея эта, правда, оказалась заведомо провальной. Запнувшись о корень, Мари рухнула прямо в куст, который ранее отгораживал её от остальных. Треск был оглушающим. Как и короткий вскрик вслед за ним.

Из переплетения веток её доставали совместными трудами. В рот набилась листва, а повязка с левой руки немыслимым образом намоталась на поломанные сучья. Мари барахталась во всём этом безобразии с полминуты, пока не подоспели напуганные товарки. Стоило им только осознать, правда, что реальной опасности просто не существовало, как тревожные вздохи сменились хохотом. Феи в несколько рук разгребли образовавшийся завал и помогли Мари вывалиться на прогалину. Судя по тому, как разом они охнули – видок был ещё тот.

– А ты в своём стиле, как я погляжу, – Наири упёрла руки в бока и выглядела бы действительно внушительно, если бы не её извечная улыбка и милейшие ямочки на щеках.

– Держу вас в тонусе, – вздохнула Мари, запрокидывая голову, чтобы встретиться с ней взглядом.

Первый день рейда перевалил за половину. В укрощении леса пока побеждал именно лес, но дух пылал воодушевлением обратить счёт в свою пользу. Мари рывком приняла сидячее положение и потёрла саднящую щёку. Несмотря на очередное падение, она была счастлива. Все проблемы и загадки ныне казались совершенно незначительными и неважными. Вот только…

Что всё-таки было на уме у того волка?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю