332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ксения Акула » Игры с огнем (СИ) » Текст книги (страница 12)
Игры с огнем (СИ)
  • Текст добавлен: 6 ноября 2017, 10:30

Текст книги "Игры с огнем (СИ)"


Автор книги: Ксения Акула






сообщить о нарушении

Текущая страница: 12 (всего у книги 15 страниц)

–Мне кажется, что из-за этого несчастного случая у тебя крышу сорвало. Что такого он наговорил тебе, что кажется таким идеальным? И что такого делаю я, что ты меня так ненавидишь?

Драко приблизился и зашептал.

–Я люблю тебя, Маша, я никогда и ни в ком не испытывал такой потребности. Ты настоящая драконица, ты сильная и напитанная магией наездница. Мы достойны быть рядом друг с другом. Прошу, пойдем со мной! Ты мне так нужна!

–Для чего, Драко?

Муж смотрел на меня, как на непослушного ребенка.

–Для того, чтобы всегда быть рядом, поддерживать меня и помогать.

–А ты спросил меня, хочу ли я помогать тебе?

–Ты же помогаешь Дариэну! Торчишь в этой Обители с отбросами общества, изображая из себя мать Терезу, когда мне твоя помощь гораздо важнее.

–Все! – Я сама подняла руку и черными искрами уничтожила одну за другой бабочек. – С этого момента мы возвращаемся в твой мир разными дорогами и разными дорогами идем дальше.

И очнулась лицом в миске с салатом.

Часть третья. Решающая.

Глава первая.

Нелегкое решение.


Когда разражается война, люди обычно говорят: «Ну, это не может продлиться долго, слишком это глупо».

И действительно, война – это и впрямь слишком глупо, что, впрочем, не мешает ей длиться долго.

А. Камю


После того, как я побывала в своем сознании, все изменилось, и события начали развиваться так стремительно, что никто не успел к ним подготовиться. Первой весточкой от императора были воины под знаменем Золотого Дракона, которые обрушились на скалистый край и вырезали всех драконов, которые не успели скрыться в Обители. Так как на границе всегда стояли дозорные, то спастись удалось многим, но были и такие, которые остались на растерзания Диким. А золотые драконы дошли до Обители и обложили ее плотным кольцом, вызвав у Дариэна приступ жесточайшей хандры и меланхолии.

–Я никогда бы не подумал, что холодная война между мной и императором завершиться кровопролитием и гибелью отверженных драконов. Мы в ловушке, запасов хватит на несколько недель, не больше, а потом начнется голод. Живыми они нас не выпустят. Если один привязанный к месту (речь о Сером) уйдет за грань, то он потянет туда и нас с императором. Одно отрадно, он, наконец, сдохнет! – Скорее сам с собой разговаривал Дариэн.

Я впервые слышала от него подобные выражения и видела его в столь плачевном состоянии. Волосы растерзаны от пятерни, постоянно туда запускаемой, а одежда не стирана и не отглажена.

В замке было настоящее столпотворение. Даже в гостиной на полу лежали тюфяки, не говоря обо всех спальных помещениях, отданных семьям отверженных. Дакки и еще пара воинов, организовали посуточное дежурство на стенах замка, а жены самых отважных воинов помогали на кухне и по дому. Прислуга давно не справлялась с обязанностями, и любая помощь воспринималась с радостью и благодарностью. Отверженные драконы насчитывали собой не более пятисот взрослых драконов, но действовали они слаженно и организованно, устраивая в саду ежедневные смотры и тренировки.

Среди всего этого хаоса я ощущала себя как в военном лагере, ощетинившемся копьями и пиками, а не как в Обители Знаний, где можно спокойно посидеть с книгой и выучить в тишине оранжереи новые заклинания. Все проблемы были резко задвинуты на второй план, и я старалась подбодрить Дариэна и придумать, что делать с войском императора.

–Почему мой муж молчал? Почему не предупредил о нападении? – Спросила я, наконец, дракона, решив активно принять участие в событиях и больше не отгораживать себя от этого мира и тех бед, которые в нем происходили.

–Кто бы знал, девочка? – Отвечал он рассеянно и снова погружался в невеселые думы.

Да, с таким полководцем нас скоро пустят на фарш, – думала я и пыталась поговорить с Дакки, но тот вообще не принимал меня в расчет после недавнего случая и просил не путаться под ногами.

Вот, так всегда, стоит раз оступиться, а встать потом на обе ноги гораздо труднее, чем было падать.

–Дакки, остановись хотя бы на секунду, у меня есть магия, я могу вам помочь.

Воин на ходу проверял какое-то оружие на пригодность.

–Я видел твою магию, Маша, в двух из трех случаях она принесла беды. Сейчас не тот случай, чтобы пугать всех огненными искорками! – Глаза Дакки горели. – Мы умрем, как настоящие воины, с оружием в руках и на поле битвы, а не как крысы, запертые в подвале!

Ясно, драконы собрались выйти на поле и дать отпор многочисленным подготовленным войскам императора. Сколько их, интересно, было? Не меньше тысячи.

–Скажи хоть, когда планируете открыть ворота и выступить против золотых драконов?

–Через три дня на рассвете.

–Во сколько?

–В четыре утра! – И Дакки отодвинул меня от двери, которую я забаррикадировала своим хрупким телом, и прошел мимо.

У меня есть три дня и несколько часов, Дариэн сам не свой, Драко теперь поможет только в том случае, если я перееду в замок и стану нормальной женой, а все остальные меня либо боялись, либо боготворили до такой степени, что обходили стороной, либо тихо ненавидели, как жену Черного Дракона. Я даже слышала, что кто-то предложил обменять мою жизнь на помилование целого народа, но дерзкого дракона сразу заткнули.

Что ж, мысль сама по себе разумная, но я больше не дочь императора и он об этом знает. Теперь нет Серого, и источник иссяк раз и навсегда. Вся власть могла сосредоточиться в руках Золотого Дракона и этот шанс он не упустит.

Последние пару дней я обходила стороной осколок души, чью-то тень, пойманную за гранью и отданную в холодные объятия заточения, но после разговора с Дакки решилась и, схватив его с попки в гостиной, заперлась в библиотеке. Села на пол, зажала грани в ладони и представила Вольного.

–Я забыл сказать, что новый цвет волос очень тебе идет. Правда, не поймешь, то пи ты добрая волшебница, то ли злая колдунья.

Я улыбнулась и шагнула в объятья друга.

–Мне нужна твоя помощь, Вольный. За стеной расположилось войско Золотого Дракона численностью в тысячу воинов. Нас гораздо меньше, но Дакки поведет на бой и драконов и дракониц. Они там погибнут! А Дариэн совсем сник, ходит из угла в угол, что-то бормочет себе под нос, на что-то надеется. Я не знаю, что мне делать, я не могу просто сидеть в библиотеке и делать вид, что ничего не происходит.

Вольный нахмурился и стал мелькать среди полок. Как только он отходил от осколка больше, чем на метр, его тело рассеивалось и пропадало, а потом появлялось совсем близко и снова дарило мне настоящее тепло и ощутимые прикосновения.

–Ты должна пойти к военачальнику Золотых Драконов, со мной.

Я опешила.

–И как ты себе это представляешь? Мост для меня никто не опустит, летать я не умею.

–Зато умею я.

Снова мое молчание и полный ступор.

–Ты просто должна постоянно думать обо мне и не выпускать камень из рук, тогда все будет хорошо. Создай вокруг себя магическую оборону, черпая энергию из камня, а меня итак никто не тронет.

–Вольный, подожди! Допустим, я действительно смогу полететь на.. кхм... призрачном драконе и спуститься к войску. Но что я им скажу? Буду бегать от одного воина к другому с просьбой, пока не убивать меня, а отвести к военачальнику?

–Тебе не придется никуда бегать, Маша, дозорные тебя сцапают, как только ты приземлишься.

–Хорошо, отведут к военачальнику, а что дальше? Что я ему скажу?

–В зависимости от того, что скажет тебе он. – Вольный посмотрел мне в глаза. – У меня к тебе одна просьба.

–Да? – Спросила я нерешительно.

–Не показывай меня никому!

–Это как?

–Как только мы приземлимся, ты спрячешь камень и достанешься только в палатке военачальника. И то, в самом крайнем случае. Я не хочу, чтобы драконы знали о том, что ты владеешь магией души.

Я удивилась.

–А это что за зверь?

Вольный снова прижал меня к себе.

–Не все могут оживить этот камень, Маша, только те, кому душа этого дракона была дорога.

–Что? – Закричала я и чуть не выронила осколок.

–Да, Маша, Черный Дракон подарил тебе на прощанье мою душу, заточенную в камень. Он не взял меня с собой за грань.

Я пыталась переосмыслить услышанное, но шум за дверью не дал сосредоточиться.

–Подожди, остановил меня Вольный. Ты должна это сделать как можно быстрее. Дакки слишком горячая натура, он может не выдержать трех дней, – замолчал, – или ее не выдержит тот, кто привел сюда золотых драконов.


Ровно в полночь, когда замок погрузился в относительную тишину, я стояла в оранжерее, рядом с каменной чашей, и думала, что там лежит мой любимый человек, тот, кого так внезапно и так жестоко отобрали в самый неподходящий момент.

–Скорбишь? – Присел Дакки прямо на землю, рядом со мной и чашей.

–Думаю, как он мне сейчас необходим.

–И мне, сестренка. Ты прости, за резкое отношение, но сама понимаешь.

–Понимаю.

Дакки как-то заерзал и явно занервничал.

–Ты это, не обижайся, что не сказал раньше, это вроде как тайна для тебя.

–Я внимательно посмотрела на дракона, но он отвел глаза.

–Дакки?

–Да, вот. Его нет там.

–Что? – я схватилась за края чаши.

–Его тела там нет, ну, в земле. Понимаешь, есть семейный склеп, куда его положили, хотя он Дариэну не сын. Отец уперся рогом, и решение одобрили все отверженные, которые принимали участие в обряде. Планировалось захоронение, а отец воспротивился и вот.

Меня будто ударили по голове, оглушив, ослепив и обездвижив.

–Почему мне не дали с ним попрощаться? Почему Дариэн не пустил? Для чего весть этот фарс с надгробием. Дакки пристыжено опустил голову.

–На этом настоял твой муж, а он оплачивает содержание Обители, как ее полновластный хозяин и владелец. Теперь еще и лишили воздуха!

–Так, значит, император узнал о том, что мой муж в сговоре с отверженными и решил отомстить?

Дакки снова потупился.

–Дакки!

–Прости, Маша, прости, что злился, что ничего не говорил, что был таким идиотом. Я просто боялся, но не тебя, девочка моя, а того, что могут с тобой сделать.

–Я совсем запуталась, кто сделать и за что?

–Сначала Драко за то, что в очередной раз бросила его. Он согласился, чтобы ты жила с нами, это ведь его законные владения, но в обмен на это мы должны были разыграть комедию с захоронением Вольного здесь, в оранжерее.

–А теперь? Чего ты боялся все эти дни? Почему избегал меня?

–Потому что за стенами этого замка стоит его хозяин с войском золотых драконов и ждет, когда ты к нему выйдешь.

Нет! Только не это! Так вот почему меня предлагали выдать военачальнику? Это Драко пожаловал к стенам замка, это из-за меня и за меня Дакки приказал идти на бой.

–И ты молчал? – Заорала я так, что, кажется, содрогнулись стены замка. – Ты с ума сошел? Я его жена, Дакки, и он мог растерзать вас за это на куски.

–Ты права. Он четко выразил свои намерения, вырезав почти два десятка отверженных.

–Ох... – Я схватилась за голову. -Как? Почему?

Дакки вскочил на ноги и повернул к себе лицом.

–Я никогда бы не рассказал, Маша, я повел бы туда драконов на бой, но вести их на смерть, на верную смерть... ты простишь меня?

Я обняла воина и постаралась успокоить.

А ведь Вольный знал, кто военачальник! Он сразу обо всем догадался, поэтому и сказал, что разговор будем вести по ходу действий.

Значит, муж решил добраться до меня силой, снова преследуя какие-то ему одному понятные цели. Что он наплел императору? Как в этот раз использует меня саму?

–Я все решу, – бросила Дакки и направилась на площадку полетов, – не ходи со мной. Сама. – Роняла слова, как камни.

–Маша, я открою...

–Нет, я сама.

И ничего не объяснив дракону, встала в центре площадки и сжала в руках осколок души Вольного.


Глава вторая.

Светская драконица.


Ты – женщина, ты – книга между книг,

Ты – свернутый, запечатленный свиток;

В его строках и дум и слов избыток,

В его листах безумен каждый миг.

Ты —женщина, ты – ведьмовский напиток!

Он жжет огнем, едва в уста проник;

Но пьющий пламя подавляет крик

И славословит бешено средь пыток.

Ты —женщина, и этим ты права.

От века убрана короной звездной,

Ты – в наших безднах образ божества!

В.Брюсов.


Все получилось так, как предсказывал мне Вольный. Приземлившись недалеко от лагеря золотых драконов, я подальше запрятала драгоценный камень и пошла к первой попавшейся палатке. Меня сцапали, не успела я сделать и сотни шагов. Дракон в кожаных штанах и рубахе с золотым шитьем бесцеремонно задрал рукав свитера и посвятил на руку, рассматривая еле видневшиеся татуировки, черными змейками струившиеся от запястья к предплечью.

–Она? – Спросил его другой воин.

–Татуировки должны быть другого цвета. Кто ты?

–Та, кого ждете. Жена Черного Дракона. Веди уже к нему.

Первый дракон посветил в лицо и сдернул с головы капюшон плаща.

–Она, обода нет. Отведи Рваному, он сдаст прямо на руки, а мы поищем пташку, на которой она прилетела. Далеко не уйдет, Черный Дракон щит поставил, в замок ему не вернуться.

Ищите! – Злорадно подумала я, – только время зря потратите, твари чешуйчатые!


-Здравствуй, дорогая, – поприветствовал меня муж, развалившийся на ложе и читающий какую-то книгу, – где Дариэн?

–Что? – Удивилась я такому вопросу. – Я одна.

–Не глупи, Маша, я хотел бы поговорить с вами обоими, сколько можно прятаться? Я поставил мощный щит на крови вокруг лагеря, ты не смогла бы сделать сюда выброс. Строго говоря, я давно бы соорудил мост и разгромил ворота, но разрушать столь ценное имущество нет смысла.

Я присела рядом, и устало потерла висок.

–А если бы Дакки так и не сказал мне, что это ты пришел с войском золотых драконов? Что бы ты все таки сделал, на что готов бы был пойти?

Драко подвинулся, приглашая меня устроиться по удобнее, и отложил книгу.

–Давай начистоту, Маша. Тебе не нравятся мои методы, и в какой-то степени я тебя понимаю, но лишь в самой малой. У тебя был мой замок, мои родители, которые приняли тебя, как дочь, мое доверие. Черт побери, ты связалась с этими драконами и тебя как будто подменили! Что я сделал не так, чем заслужил твое равнодушие?

Я видела в глазах Драко искреннее недоумение и боль, настоящую неприкрытую боль и понимала его как никогда.

–Наверное, мы слишком разные, Драко, настолько разные, что совершенно не понимаем друг друга. Ты играл моими чувствами, зная, на что я иду, но держа меня в полном неведении, ты позволил мне остаться у отверженных, проникнуться к ним искренней симпатией, а потом потребовал уйти в мир светских развлечений и суеты, зная, как они живут. Ты смотрел на то, как мой друг умирает и, обладая магией, никак ему не помог! Ты притащил меня в Храм и ни слова не сказал о том, что там будет, хотя догадывался о многом! О каком доверии идет речь? О каких чувствах?

Драко вскочил с ложа и начал нервно мерить палатку шагами.

–Ты пришла из мира людей, где была всего лишь девочкой. Я пытался тебя уберечь от игр этого мира, от всех бед, от императора. Если бы я знал, чем обернется твоя жизнь у Дариэна!

–И что бы ты сделал, Драко? Пошел против императора?

–Поступил бы как-то иначе! Да, обстоятельства сложились так, что меня сейчас считают героем-освободителем. Я остановил злой замысел Серого, подыграв ему и заставив поверить себе. Я запечатал Врата, которые приносили в этот мир энергию, иссушившую нашу магию. Я помешал восстановить Источник и снова оказался в фаворе... Я знаю, как все это выглядит со стороны, но, поверь мне, ничто из этого не планировалось специально и не продумывалось, как шахматная партия! Хоть в этом, пожалуйста, поверь мне! – Драко смотрел так, что я вновь увидела перед собой мужчину с татуировкой на груди и черными волосами, стянутыми в хвост. Такого притягательного своей силой и мощью. Дракона, с которым единилось мое сердце и моя кровь. Мне захотелось положить ему голову на плечо и вдохнуть запах самих гор. Но между нами сейчас лежала целая пропасть разочарование и океан несбывшихся надежд.

–Я не могу тебя простить, я не могу заставить себя просто прикоснуться к тебе! Ты продолжаешь улыбаться в то время, как твои воины рубят головы отверженных. Чего ты хочешь, Драко? Что мне нужно сделать, чтобы ты просто оставил меня в покое?

Драко резко отвернулся, расправив плечи, а потом опустил голову и прислонился к опоре палатки.

–Значит, не любишь? Та ночь ничего для тебя не значила?

Мне хотелось закричать и заплакать одновременно. Хотелось сказать ему, что тогда в Храме я боготворила его, я любила его так, как никто другой, а потом узнала, что именно он привел меня в этот мир и обрек на заточение здесь, не дав выбора, не спросив, хочу ли я этого? Драко считал, что дарит мне могущество и силу, что вместе мы пройдем какой-то там великий путь, покорив императора и разрушив его власть. Но на самом деле я была простой девушкой, в чем-то он прав, наивной девушкой, которая мечтает о счастье и покое, подальше от этого мира, подальше от всех драконов в цепом, но в объятиях любимого и единственного мужчины. Я хотела просто дом и просто семью, но понимала, что Драко никогда не откажется от власти.

–Ты выбрал не ту драконицу. Я не смогу полюбить светскую жизнь, всю эту мишуру и вычурность. Поверь, меня воротит от одной мысли о балах и танцах, сплетнях, интригах, фальшивых улыбках. Вот почему я прониклась к этому месту такой симпатией. Отверженные не строят друг другу козни, они живут одной огромной семьей, доверяя и помогая друг другу. Вот почему у нас теперь разные дороги. Отпусти меня, Драко, – чуть ли не взмолилась я, понимая, что он никогда этого не сделает.

–Только после того, как ты приедешь со мной в родовой замок, начнешь выходить в свет, убедишь драконов в том, что я не изверг, заточивший жену в крепости, попробуешь принять меня.

Я усмехнулась.

–А что? Сплетни замучили? Это же такое благородное общество, разве они способны так нехорошо думать о Черном Драконе?

–Я прошу просто попробовать.

–Я уже попробовала и меня чуть не заточили в замке, забыл?

–Маша, прошу тебя, позволь увезти домой, позволь представить своим друзьям, позволь показать, какой может быть наша семья.

–А иначе ты тут все разгромишь?

Драко еще больше сгорбился.

–Иначе, мне придется выдать тебя императору, как шпионку, и если не я, то другой военачальник придет к стенам Обители, только уже не беседы вести.

–Выбор-то невелик.

–Выбор есть всегда, Маша.

–Вот только не ты мне его подарил в прошлый раз! Убить своим отказом отверженных, разорить эти земли и быть пленницей в замке императора, или же согласиться стать частью светского общества и быть пленницей в твоем замке, велик выбор!

Драко снова напряженно вглядывался в мое лицо, пытаясь увидеть одному ему понятные вещи.

–Мой мир не так уж плох, каким его рисуешь ты.

Я подошла к мужу и провела рукой по груди, расстегивая пуговицы рубашки, распахнула ее и увидела татуировку дракона, изрыгающего пламя. Попыталась представить, как обнимаю этого сильного, волевого и умного мужчину, а он дарит мне самые незабываемые ночи, а утром снова пытается подчинить себе и подавить мою волю, навязывая свои правила, свой порядок вещей, свой мир.

–Я пойду с тобой, но только пообещай, что отпустишь, как только все зайдет в тупик.

–Отпущу, когда поможешь свергнуть императора и ...

–Сыграю свою роль до конца? – Рассмеялась я и вышла из палатки.

Сжав в кармане камень, я молила Вольного о помощи, молила не бросать меня, не обрекать на испытания в полном одиночестве, а стража тем временем докладывала Драко, что я действительно прибыла сюда одна.

Пусть думает, что моя магия сильнее его и я способна на такое, что ему и не снилось. Пусть боится, может, тогда быстрее отпустит?

«Как же я ошибалась!»

Драко дал мне неделю на то, чтобы заново освоиться в родовом гнезде синих драконов и наладить общение с родителями. И то и другое я старалась выполнять, не покривив душой, но у меня плохо получалось.

Излюбленным местом в замке стала библиотека, пусть меньших размеров, чем в Обители, но с тем же характерным ни с чем несравнимым запахом кожаных переплетов, старости, пыли и бумаги. Дракорион и Эльдира всячески пытались создать за общими семейными трапезами непринужденную обстановку, плавно избегая нежелательных тем. Они уже пришли в себя после событий в Храме и теперь воплощали собой пример светской пары, которая многое пережила, многое вытерпела вместе, но при этом всегда «держит лицо» и соблюдает приличия. Сам Драко большую часть дня пропадал во дворце, подготавливая императора к моему появлению. Вопрос об отверженных драконах был решен и до поры до времени их оставили в покое, предоставив возможность жить в скалистом краю и не претендовать на учебу и проживание в Городе. Жестокое неравноправное отношение к отверженным глубоко задевало меня, но приходилось делать равнодушный вид. Некоторые драконы, вхожие в близкий круг друзей и родственников, приходили на обеды и ужины, рассматривая меня как диковинку и задавая бесцеремонные вопросы о том, как я, наверное, настрадалась в таком заброшенном месте, как Обитель Знаний, и с этими дикарями отверженными? Подражая Эльдире, я улыбалась и отделывалась общими фразами о том, что не все было так плохо. На что слышала пространные рассуждения на тему «не быть этим дикарям нормальными драконами». По их теории, если дракон прожил большую часть времени, а то и всю жизнь, в таких суровых условиях, то Город их разбалует, и они постепенно опустятся на дно.

–Чем они будут здесь заниматься? В элитные войска золотых драконов их не примут, а кроме как драться, они и не умеют ничего!

–А им кто-нибудь дал такую возможность? – спрашивала я говорящего, на что тот смущенно откашливался и отвечал, что мы, драконицы, бываем не в меру сочувственны, а потом намекал на то состояние, в котором обычно проявляются подобные чувства.

Приходилось мириться не только с навязанным и совершенно излишним сочувствием, непомерным любопытством, но и фривольным общением, позволенным в виду родственных и дружеских связей.

Я терпела из последних сил, но играла настолько плохо, что за эти несколько дней оставила о себе впечатление, как о нелюдимой и нелюбезной драконице с весьма сомнительными идеями в голове. Драко (надо отдать ему должное) не обременял меня своим вниманием, не вел пространственных бесед, не приходил по ночам в мою спальню и даже поддерживал в том, что политика в отношении отверженных драконов действительно жестока. Правда, потом добавлял, что в данный момент ничего нельзя изменить, слишком велика вероятность неблагоприятных последствий для обеих сторон.

–Завтра прием у императора, – сказал Драко, прогуливаясь со мной по саду. Наши совместные вечера, проведенные в оранжерее или парке, очень радовали родителей и являлись частью показательного выступления под названием «Счастливая семейная пара».

–Что я должна делать и говорить, – оторвалась я от своих мыслей и обратила внимание на мужа.

–Прекрати вести себя как кукла, которую дергают за веревочки! – Взорвался муж. – Притом, очень недовольная и разобиженная на весь мир.

– Так оно и есть. Ты просил попробовать, я пытаюсь, но твой мир мне был чужд и остается таковым.

–Попробуй завтра днем прогуляться по городу, слиться с драконам, прокатиться на общественном транспорте. Ты можешь посетить Академию боевых искусств, Деловой центр – эти замки тебе знакомы еще с того дня с обзором.

–Это хорошая идея, – немного воодушевилась я, – Город сам по себе мне очень нравится, я возьму велосипед и прокачусь до торговых площадей, посмотрю ткани на платья для гардероба, зайду в лавку сладостей. Спасибо, что позволил мне покинуть замок.

–Маша, да сколько ж можно?! – Взревел дракон и прижал меня к себе. – Возьмешь меня с собой? Я сто лет не катался на велосипеде.

Я удивилась.

–А как же твои дела с императором, подготовка к вечернему мероприятию?

–Да плевать на них, я хочу побыть с тобой.

В душе боролись противоречивые чувства. Одни кричали о том, что Драко никогда не сможет измениться ради меня, оставив императора ИСО всем его двором в покое, а другие тянулись к мужу и настаивали на том, что нужно дать ему шанс.

Я совсем запуталась. Требую от Драко, чтобы он отошел от дел при дворе, а сама желаю участвовать чуть ли не в государственном перевороте! Хочу от него искренности и доверия в то время, как прячу на груди мощнейший артефакт.

Все дело в том, что я не могу найти себе место в обществе драконов, не могу ни с кем подружиться, не подпускаю к себе абсолютно никого и заранее отталкиваю даже таких хороших дракониц, как Дара.

–Покажи мне Город. Хочу посмотреть, чему учат выводок маленьких драконов, – с улыбкой попросила я и подумала, что преобразование общества стоит начинать с растущего поколения.

Драко обнял меня с таким чувством благодарности, что я порадовалась за нас обоих.

А где-то на задворках сознания билась мысль, что, обладая приличным теперь уровнем знаний и запасом магии, я могу отлично повеселиться и среди этих чешуйчатых гадов на балу. Оставалось только придумать эксклюзивное шоу. Никто не запрещал заводить собственных игр, даже если уже задействована в чьем-то спектакле, поэтому завтра же можно будет распределить роли, оставив место Злодея за императором. Он этого явно заслужил! А Злодеи, как известно, всегда погибают.


Глава третья.

Представление началось!


И треснул мир напополам,

Дымит разлом.

И льется кровь, идет война

Добра со злом.

И меркнет свет, в углах паук

Плетет узор...


О, прекрасный вечер, о, чудесный бал. Жаль, что не маскарад, а то веселье получилось бы более искрометным.

Раздавая улыбки налево и направо, я плыла по бальному залу, а ноги гудели так, что хотелось ползти на коленях. Прогулка по городу получилась запоминающей и поучительной. Мы исколесили только одну из частей Центра, завернув в Академию, о которой упоминал Драко, но я была рада и этому. Больше книг на сайте кnigochei.net Теперь мышцы ужасно ныли, и императору достался совершенно неуклюжий реверанс. Одарив и его фирменной драконьей улыбкой, я тут же начала благодарить благодетеля за то, что он послал мне на помощь Драко и освободил из плена отверженных драконов, предоставив мне неоценимую возможность побывать в его дворце еще раз.

Ложь, на которую не купился император, учитывая, что он сам поспособствовал моему побегу, но которую оценило его окружение. Меня боялись и здесь, вспоминая, как я заморозила приличное количество драконов, поэтому с облегчением вздохнули, поняв, что я не собираюсь устраивать очередной скандал (а зря надеялись!).

–Я рад вашему появлению, дорогая. Наконец, вы раскроете нам глаза на все те сплетни, которые восславляют вас как защитницу отверженных и Чудесницу, нашедшую новый источник энергии.

Вот даже как! Все карты на стол? Да, пожалуйста!

А Драко напрягся так, что крылья его носа раздулись, и скупы четко обозначились на лице. Нашему разговору внимал, казалось, весь зал. Даже музыка стала звучать тише и шелест платьев с витиеватыми росписями на время прекратился. Драконы-самцы в цветах своего рода, наездницы с суровыми и величественными чертами – все, как один, повернулись к нам.

–О, да что вы?! – Рассмеялась я совершенно неискренне. – Положение отверженных драконов и правду подействовало на меня угнетающе, вы сами когда там были в последний раз? Пару сотен лет назад или чуть меньше?

Император нахмурился и сжал кулаки, толпа отхлынула назад, некоторые потянулись к выходу откровенно испугавшись, а другие наоборот подошли еще ближе, предчувствуя веселье.

–Не думайте, дорогая моя девочка, – процедил он, – что моя служба разведки плохо работает. Это мои глаза и уши.

–Что вы, Ваше величество! – С сарказмом произнесла я. – Только сегодня днем в Академии мне продемонстрировали, как преданны по отношению к вам молодые драконы. За каждое лишнее слово – подзатыльник, за неуместное высказывание – лишение попета на неделю, а уж что будет, если кто-нибудь из них позволит себе выразить собственное мнение!

Император дал знак и один из воином приблизился ко мне.

–Хотите, я продемонстрирую вам их умения и навыки?

Я снова рассмеялась, теперь совершенно откровенно.

–Что ж, посмотрим.

Резкий выпад и у моего горла рука воина, шевеление пальцами и дракон начинает возгораться и орет так, что толпа бледнеет, кто-то теряет сознание. Снова сосредотачиваю энергию на магии огня, и загораются занавески на окнах. Паника захлестывает толпу удушливой волной, начинается давка, а по венам струится пламя, и я совершенно теряю голову. Император что-то орет, брызжа слюной, Драко совершенно оцепенел и смотрит на меня так, как будто не знает, то пи убить, то пи дать завершить начатое.

–Вы готовы запереть в свои рамки любого, кто вам не угоден. Поработили свободных драконов, надели на них ошейники, держите на цепи, как собачонок, – шипела я, – разрушили Источник и иссушили магию целого поколения, высасываете из них всю кровь!

С каждым моим словом пламя разрасталось все больше, а я видела только ненависть и злобу бессильную злобу во взгляде Злодея. Муж схватил меня за руку и попытался выбросить нас наружу, но я осталась в зале и смотрела, как полыхают деревянные панели, как плавятся подсвечники на столах, как скатерти моментально осыпаются горсткой пепла на пол, а потом схватилась за граненый камень и, черпая чистую энергию, разом остановила пожар.

Мы с императором стояли в абсолютной тишине, пока драконы один за другим не вернулись в зал.

–Источник энергии? – Повторила я слова императора. -Вы правы, я нашла его.

Вздох толпы и удивленно разинутые рты.

–Я сама являюсь этим источником , -а потом подняла ладонь вверх и пустила поток по залу, черпая неиссякаемые запасы в артефакте и одаривая каждого таким мощным зарядом, какого они не получали уже многие сотни лет. Искры полетели в разные стороны, искры от проснувшейся магии и ее бесконтрольного выброса. Волосы наездниц стояли дыбом, лица в саже и копоти, драконы в шоке осматривают свои руки.

–У меня есть одно условие, дорогие сливки общества, – вещала я, войдя в образ, – обменяю поток свободной энергии и восстановлю Источник в Храме для всех при одном маленьком условии.

Абсолютная тишина.

И вдруг я поняла, что зашла слишком далеко, заигралась. Превратила светский рауд в пепелище, трон императора – в погребальный костер, а саму себя – в злую колдунью. Что обо мне сейчас думает муж, что бы подумал Вольный, Дариэн и Дакки. Даже моя служанка Дара стояла безмолвной тенью и с укоризной взирала на все это безобразие.

–Вы должны мне помочь, – обратилась я, наконец, к императору.

Золотой Дракон явно ожидал не этого, с его лица вмиг слетела вся гордость и злость, оставив место растерянности.

–У вас немалый опыт в организации государственных дел и, раз уж я тут теперь живу, придется считаться и с моим мнением.

Странно, никто не возражал. С чего вдруг?

–И чего же ты хочешь, – с усмешкой спросил император.

–Не бойтесь, денег не надо, муж есть, полцарства вполне устроит.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю