332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Ксения Акула » Игры с огнем (СИ) » Текст книги (страница 11)
Игры с огнем (СИ)
  • Текст добавлен: 6 ноября 2017, 10:30

Текст книги "Игры с огнем (СИ)"


Автор книги: Ксения Акула






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 15 страниц)

«Он убьет нас всех, Драко! Он же псих!»

Я явственно услышала смех Драко. Мой муж тоже спятил!

«Он не псих, милая, он фанатик! А мы ему очень даже нужны»

Но в это время Серый взмахнул рукой, и кровь Последнего хлынула из порванных вен на Спящего Дракона, а я погрузилась в объятия благословенной тьмы.


Глава вторая.

Воскрешение из мертвых.


Абсолюту поклоняться невозможно и мы должны поклоняться какому-нибудь

Его проявлению, лучше всего такому, которое соответствует нашей природе.


Я очнулась и поняла, что привязана магическими нитями к одной из монументальных плит. Родители Драко безвольно обмякли возле двух других, а сам дракон просто стоял возле четвертой, явно делая это по собственному желанию. Серый продолжал нести какой-то бред по объединяющий круг и элементы стихии. Вокруг Спящего Дракона действительно образовался ярко-алый круг, и я поняла, что это кровь Последнего. Снова замутило, но сознание на этот раз не отключалось, а жаль. Мне бы не хотелось видеть и чувствовать то, что сейчас произойдет со всеми нами. Серый взмахнул руками, и из груди потянулась золотистая ниточка энергии, стекая по ногам и падая в желоб у основания плиты. От каждого из нас тянулся подобный ручеек, но только разных цветов. У Драко это был черный насыщенный поток, а вот у его родителей желоб наполнялся по капле и Серый явно нервничал из-за этого.

Неужели он вытянет из нас всю энергию? – Подумала я, но тут же ощутила, что могу вздохнуть полной грудью, только голова кружилась еще сильнее и на руках проступили узоры золотистых татуировок.

–И спящий дракон проснется, чтобы запечатать кровью отверженной души Врата на веки вечные. – Закончил Серый и удовлетворенно посмотрел на меня.

Я дернулась и попыталась вырваться из магических пут, но они держали очень крепко, а от Спящего Дракона начал подниматься черный дым. Он уплотнялся над телом и приобретал очертания, а потом вдруг вокруг него начали вырисовываться фигуры драконов и дракониц в человеческой ипостаси. Я открыла рот и в восторге смотрела на файер-шоу, забыв, что должна быть жертвой, а не восхищенным зрителем. Огромный Черный Дракон замер в середине круга, а потом начал бить шипастым хвостом по бокам, глазами-щелочками оглядывая стройный ряд окруживших его призраков. Когда морда дракона разевала пасть на очертания одного из стоящих в кругу, то он приобретал четкую форму, и становились видны черты лица. Взрослые воины со шрамами, драконицы, чье лицо покрывали слои чешуи, наездницы в ободах всевозможных цветов, Вольный.

Я дернулась изо всех сил, пытаясь позвать друга, но его лицо было бесстрастным, взгляд сосредоточен на зрачке Черного Дракона, фигура недвижима. Он не услышит меня, он даже не помнит, кто я такая! – Отчаянно пронеслось в голове и слезы заструились по щекам.

И вдруг пасть дракона распахнулась в беззвучном рыке, языки пламени вырвались наружу, окружив одну из фигур и стягивая ее плотным кольцом.

Белая Драконица!

Серый смотрел на происходящее не менее ошарашенным взглядом. Значит, что-то пошло не так, как он планировал? А вот Драко довольно ухмылялся и явно был рад тому, что видит.

Тень Черного Дракона взмыла еще выше, таща за собой в огненной петле сопротивляющуюся жертву. Схлестнулась черная и белая магия, полетели синие искры и огненные сполохи. Серый упал на колени и так и стоял, разинув рот. Мгновение, и яркая вспышка пламени окрасила все вокруг разноцветными огнями, а потом упала кровавой полосой на землю к ногам Драко. Он нагнулся и поднял с земли какой-то камень, сжав его в ладони. Тени погибших воинов стали бледнеть, один за другим они спускались в мир за гранью, растворяясь в камне монументов, и тут я увидела лицо Вольного, увидела так отчетливо, что сердце пропустило удар, а потом понеслось галопом. Его янтарные глаза смотрели прямо на меня, а губы улыбались.

«Прощай, любимая»

–Прощай, Вольный. – Произнесла я и увидела, как мой друг растворился дымкой в стене.

Мозг заработал, мысли теснились в голове, и я поняла, что могу говорить и действовать.

Серый надеялся, что Черный Дракон обрушит свой гнев на меня! Он не знал о смерти Вольного, о высвобождении Белой Драконицы. Видимо, после моей смерти должно было произойти что-то такое, на что он очень рассчитывал. Война среди драконов? Массовое уничтожение?

Драко же все знал и был уверен в том, что и случится нечто иное, а со мной все будет в порядке. В итоге он получил какой-то камень. Так что же должна сделать я? Просто стоять и смотреть, как любимый сражается с величайшим магом в одиночку? Как сверкают искры теперь настоящей битвы! А Серый совершенно озверел и кидал в Драко один поток за другим, которые муж еле успевал отразить.

Думай, Маша!

Так, Врата запечатаны кровью отверженной души, значит, страж больше не нужен? Но вот он, огромный дракон в центре площади, правда, больше не дышит, и бока не опадают, и из ноздрей не идет пар.

Правильно, душа Черного Дракона теперь свободна, он уничтожил то, что держало его в этом мире и забрал с собой всех, кто помогал ему поддерживать равновесие чистой энергии и иномирной, оскверненной злобой и чем– то там еще нехорошим. Значит, можно поместить в пустую оболочку новую душу и создать для нее иное предназначение. Ну, конечно!

Я закрыла глаза и представила душу Серого, потянулась к ней всем своим существом, сосредотачиваясь на темном сгустке энергии, настолько мощной, что было практически невозможно приблизиться к ней вплотную. Нужно создать щит, который поглотит всю энергию, оставив источник магии пустым. Я соткала золотой щит из нитей своей энергии и мощным броском придавила темный сгусток. А теперь перемещение. Открыв глаза, я подняла руки и стала вытягивать из Серого душу с помощью магии выброса, а потом создала мыслепоток к телу спящего дракона и переместила туда существо Серого, оставив пустую оболочку, которая рухнула у ног Драко.

Муж впервые за весь этот нескончаемый день подошел ко мне и обнял.

–Я знал, что ты справишься. Сама внесешь коррективы в тексты?

–Сама! – Кивнула я и повернулась к плитам, обращенным на четыре стороны света.

Золотые искры заплясали по поверхности первой плиты, вписывая имя нового хранителя Врат и его предназначение.

«И будет он охранять те Врата от всякого, кто пожелает их вновь открыть... И покарает того, кто приблизиться к ним с мыслью такой... И только одна душа будет служить камню и в камне том жить... отныне и во веки веков...»

Я выплеснула остатки магии, запечатав текст кровью из вен Серого.

«Сидеть тебе там за все, что ты хотел совершить. За все твои черные мысли, за все те беды, которые ты причинил окружающим и собирался причинить всем драконам, за смерть Последнего...»

–За мой приход в этот мир, – шепотом добавила я и поскорее развернулась к зданию Храма. О родителях Драко позаботиться сам, а мне срочно нужно на воздух.


Я сидела у разрушенного Источника и думала о том, когда успела совершить Выбор.

Драко подошел и неслышно сел рядом.

–Когда мысленно пообещала себе не отдавать слезу Серому, Маша.

Я ошарашено уставилась на мужа.

–Ты когда это научился мысли читать?

–Всегда умел, но твоя магия сейчас очень слаба, а вся энергия растрачена. Читаю, как открытую книгу, – пошутил он. – С ними все будет хорошо (ответ на мои мысли о родителях Драко). Я выбросил их в Замок, там о них позаботятся.

Я снова задумалась, но решила все же спросить

–Серый ничего не знал о том, что я больше не ношу в себе душу Белой Драконицы.

–Не знал, но изменить уже ничего не мог. Его имя было вписано в легенду. Как и твое, его кровь завершила обряд, который должен был завершиться. Черный Дракон должен был забрать другую часть души, и тогда вся твоя высвобожденная магия уничтожила бы все живое на много миль вокруг. Примерно так же, как ты вызвала приход весны, ты, сама того не желая, убила бы почти всех драконов.

–Вот ужас!

–Я знал, что этого не произойдет, но не знал, что слова легенды сбудутся в самом буквальном смысле.

–Ты это о чем? – поинтересовалась я.

«Сольются тогда воедино два начала всего – черное и белое, и взлетят в танце смерти к небесам мира сего, а упадут камнем единым и навечно прекратят вражду и усмирят в сердце ярость, вобрав всю боль в сердца свои» – процитировал Драко и раскрыл ладонь.

–Что это?

–Камень с очень тонкими гранями.

–И?

–И я совершенно не понимаю, для чего он упал к моим ногам. Просто камень. Просто грани.

–Ты что-нибудь ощущаешь, когда вот так сжимаешь его?

–Ничего, – помотал головой Драко, – но не просто же это кусок скалы! Мы слишком напряжены, я так вообще мечтаю о горячей ванной и личной массажистке. – Решил немного скрасить вечер муж.

–Драко, – очень тихо обратилась я к нему, – я никогда их больше не увижу?

Дракон пожал плечами, понимая, что я говорю о родителях, брате, друзьях, всех тех, кто был мне когда-то дорог.

–Ты очень сильный маг, Маша, сильнее любого в этом мире. Ты сама создала новый текст на монументах. Могла бы оставить себе лазейку и написать что-то вроде: «И только Маша Снегирева сможет открыть Врата вновь»..

–И погрузить этот мир в хаос, – закончила я за мужа, а сама поразилась тому, что он шутит на такие болезненные для меня темы.

Драко обнял меня, положив голову на колени и распутывая тугую черную косу.

–Никогда не знаешь, что произойдет завтра, а ведь жизнь драконов гораздо дольше человеческой. Серый не был плохим человеком, когда-то мы вместе расшифровали текст легенды, и я шагнул в твой мир для того, чтобы найти отверженную душу и привести ее сюда.

–Что?! Так? Значит? Это ты?

–К сожалению.

Я вскочила на ноги и отошла от дракона подальше.

Нет. Только не это. Не его новое предательство именно тогда, когда все почти наладилось.

–Ты не говорил мне, – сдавленным голосом сказала я,– ты все делал для того, чтобы я ощущала себя здесь лишней, а на самом деле специально сделал так, чтобы я оказалась в твоем мире.

Драко тоже встал и попытался взять меня за руки.

–Не приближайся, Драко! – Предупредила я и ощутила, как черпаю энергию из самого неведомого мне до этого источника. Из того самого камня, который дракон сжимал в руке.

А потом выхватила его из рук Драко и выбросила себя в Обитель.


Глава третья.

Скрещенные мечи.


Меч – сила, мужественность, плодовитость и смерть; атрибут бога войны Ареса. Фаллический образ меча связывает его с силой оплодотворения, и ведет «чисто» мужскую линию рода. Да, оружие приносит смерть, но оно же способствует и обновлению поколений...


Прошло около недели с тех пор, как я вернулась в Обитель в таком состоянии, что ко мне боялся приближаться даже Дариэн. Потом он рассказывал, что мои татуировки светились черными символами на коже, а камень в руке горел белым пламенем. Я почти ничего не ела и не желала ни с кем разговаривать, но с самого раннего утра приходила в оружейную и бросала Дакки мечи. Он понимал все без слов и начал упражняться со мной в фехтовании. Тонкие женственные кисти рук не могли долго удерживать тяжелую рукоятку меча, и тогда воин сделал для меня деревянный клинок.

–Сначала отработай технику и давай постепенную нагрузку рукам.

Я еще точно не представляла, зачем мне так срочно понадобился навык фехтования, но когда мы с Дакки отрабатывали приемы, я представляла лицо Драко, вспоминала его слова, и такая боль и обида поднималась откуда-то из глубины, что даже дракон удивлялся моей выносливости.

О том, что произошло в Храме, Дариэн узнал от Драко, который прилетел в ипостаси дракона, но улетел сразу после разговора с хранителем. К лучшему! Я не только видеть его не хотела, я не могла даже представить, что скажу ему при встрече и, главное, что сделаю. Мысль о том, что не Серый притащил меня, а вернее, что он сделал это с согласия Драко, что именно мой муж подверг меня такому испытанию, даже не зная, смогу пи я выжить в итоге, будила во мне настоящую ярость, чистую неприкрытую ненависть и это меня пугало. Я хотела смести все на своем пути, я хотела уничтожения всего рода синих драконов и такие мысли заставляли кровь в венах чернеть. Тогда я бросала все начатые дела и бежала к Дакки, чтобы снова довести себя до полного физического и умственного истощения.

–Послушай меня, девочка, я знаю обо всем, что случилось в Храме от отца, ты очень сильная и смелая, я горжусь тобой. Но что, ради дракона, ты с собой делаешь? И зачем это?

Я молчала. Молчала еще и потому, что боялась за жизнь Дакки. Один уже раскрыл мне душу, стал моим близким другом, почти стал моим любимым, а в итоге я довольствовалась мимолетным взглядом и секундным «Прощай». Я не понимала, что происходит со мной, но знала точно, кого мне не хватает сейчас больше всего на свете. Он один дарил мне блаженные минуты покоя и умиротворения, он один в этом мире заботился обо мне потому, что просто любил.

Вольный! – Как хотелось прижаться лицом к его всегда горячей груди, поймать на губах мальчишескую ухмылку, увидеть его янтарные глаза, полные надежды и желания. Драко уничтожил его, поставил на шахматную доску в качестве разменной пешки и просто смахнул с доски.

Как он мог так поступить? Ведь его магический дар, который он скрывал от меня, позволял читать мысли, позволял видеть то, что другим было недоступно! Он знал, что я все больше увлекаюсь драконом, но позволил зайти игре так далеко, как ему это было нужно, и появился в удачный момент, чтобы не дать погибнуть королеве, ведь тогда бы я не смогла довести партию до конца. Все это время я была всего лишь марионеткой в ловких руках кукловода и не видела очевидного. Драко пришел к Серому, как к другу, который сбился с пути и которого стоило проучить, но и тут он все сделал моими руками.

Я стала понимать, почему камень открылся мне. Черный Дракон не хотел отдавать источник чистой энергии никому другому, но и в моем выборе он тоже ошибся. Я боялась, что могу использовать артефакт в уничтожающих целях, я боялась того, что могу разрушить хрупкий мир, возникший сейчас среди всех драконов. Драко не требовал возвращения камня, хотя должен был понимать, что это не просто «кусок скалы», а я не спешила открывать его свойства даже Дариэну. То, что происходило в моей душе, можно было назвать борьбой света и тьмы. Мое доверию к этому миру и ко всем драконам пошатнулось настолько, насколько это вообще было возможно.

Я должна поговорить с Вольным, я должна увидеть его! – Бродили в моей голове совершенно сумасшедшие мысли.


В библиотеки было темно и прохладно. Я присела между полками и обхватила колени руками, уткнувшись носом в кожаные штаны. Платья я сожгла одним взглядом сразу, как только вернулась, и Дара в полном молчании заменила их прежними вещами.

Что мне делать? Я хочу использовать чистую энергию для совершения черной магии? А вдруг это изменит суть источника, и тогда я уничтожу крупицу света, которая могла бы спасти этот мир. И все ради чего? Ради корыстной цели увидеть того, кого следовало отпустить, но я не могла. Я чувствовала, что мне нужен Вольный, хотя мои ощущения часто приводили к катастрофам.

Сжав камень в ладони, я начала материализовывать силуэт воина, вспоминая нашу первую встречу, его растрепанные волосы, его настороженный взгляд, охотничье ружье, которое смотрелось так не к месту.

–Может, объяснишь, зачем ты вызвала меня с ружьем? – раздался голос Вольного над ухом и дракон рассмеялся.

Я распахнула глаза и вжалась спиной в полки с книгами.

–Боишься? – Спросил он с сожалением в голосе.

–Уже нет, – и я действительно не боялась, – это были отголоски прошлого мира, для людей это ... кхм.. ненормально.

–Это ненормально и для этого мира, Маша, считай, что это подарок, подарок от самого прародителя драконов. -Ты про камень?

–Камень, – хмыкнул Вольный, – это часть мира за гранью, это чья-то душа.

Рука дрогнула, и очертания драконы начали расплываться.

–Не уходи, прошу тебя, ты мне нужен, – шептала я как в горячечном бреду.

Глаза друга сверкнули желтым пламенем, и Вольный сейчас казался совершенно чуждым этому миру, неуместным и оттого еще более желанным.

–Для чего я тебе нужен? – Спросил он.

Я попыталась сформулировать свою мысль. А, правда, для чего?

–Драко с самого начала знал, что я не вернусь домой, знал, что Врата будут закрыты. Он играл со мной так....

–Как ты сейчас играешь со мной, – закончил Вольный фразу и посмотрел на мои золотые татуировки. Я попыталась прикрыть их руками.

–Отпусти меня! – Дракон попытался отодвинуться, но камень, видимо, крепко держал его рядом со мной.

–Не могу.

–Можешь! – Глаза Вольного горели яростным пламенем. – Отпусти меня.

–Надолго? – Пискнула я.

Вольный снова посмотрел на вытатуированные на коже золотистые символы.

–Поссорилась с любимым и решила излить мне душу? Я горд оказанным мне доверием, но ты не у того решила спрашивать совета. Если тебе еще не понятно, то ты была моей единственной любовью, и наш обряд так и не завершился, я ничем не могу тебе помочь.

Я мысленно застонала, злясь на его ревность и одновременно чувствуя всю нелепость ситуации. Как можно испытывать такие осязаемые чувства к духу, призраку... Но чувство злости на его непонимании всей ситуации в цепом не только злило, но и обижало.

–Значит отпустить? – Уже кипятилась я. – И ты туда же! Бросить меня решил.

–Это ты меня бросила! – Закричал Вольный и, я увидела, как по его щекам струятся слезы. – Думаешь, я мечтал о таком завершении наших отношений? Своего пути?

В грудь вонзился клинок, медленно проворачиваясь внутри и впиваясь в сердце иглами боли.

Это ты во всем виновата. На что ты надеялась, Маша? Как вообще можно было додуматься до такого?

Но ведь осколок души упал на землю, и она смогла им воспользоваться. Для чего?

–Прости меня, – зашептала я, вспоминая, что, по сути, Вольный еще совсем молод ... был... – Да что же это? Почему я не могу с тобой проститься? Почему так сложно сказать последнее прощай? Почему ты не поможешь мне?

Дракон приблизился, и я почувствовала его тепло, его руки на моем лице, его пальцы, которые медленным движением стирали с лица дорожки слез.

–Просто отпусти артефакт, и я уйду.

Я замотала головой и спрятала камень за спину.

Вольный откинул голову назад и расхохотался.

–Ты как маленькая, Маша. Знаешь, именно это покорило меня в тебе тогда, в доме без крыши. Ты с таким восхищение разглядывала звезды, а потом доверчиво уснула у меня на плече, свернувшись клубочком. Ты подарила мне настоящее тепло, которое переросло в пожар. Он меня выжигал изо дня в день. Я смотрел на тебя и плавился от желания прикоснуться к твоим губам, а потом и этого стало не хватать. Я хотел тебя всю целиком, хотел настолько сильно, что готов был презреть все правила и законы. – Вольный замолчал и посмотрел на меня очень нежно, так, как когда-то в стенах этой библиотеки, так, что мое тело налилось счастьем и благодарностью.

–Ты ни в чем не виновата, Маша, я совершил глупость, что позволил себе надеяться на твою любовь.

Но я люблю тебя! – Хотелось мне крикнуть в ответ. – А правда ли это? И что толку в моих словах для Вольного? Он за гранью миров, недосягаем для меня. Нужна ли ему любовь друга? Нет! Он точно хотел большего. Значит, просто разжать ладонь и потерять тем самым навсегда?

–Я больше никогда тебя не увижу?

–А ты этого хочешь?

–Хочу. – Совершенно уверенно ответила я.

–Тогда найди меня и позови. – Вольный нагнулся к моим губам, и я встретила его с желанным стоном, погрузив в волосы свободную ладонь и сжимая другую так, что острые грани врезались в кожу, оставляя на ней капли крови. Я чувствовала жар его тела, ощущала биение сердца, даже ткань рубашки прощупывалась так, как и должна была в нормальном мире. А потом Вольный скользнул руками по груди, и я выгнулась ему навстречу, приветствуя его ласки и отдаваясь им с жаждой утопающего.

–Маша, – простонал он, прерывая поцелуй. Ты сводишь меня с ума даже теперь. – Шептал он, смотря на меня расплавленным золотом своих глаз. Если мы завершим то, что начали, ты отпустишь меня?

Сотни вопросов взорвались в моем мозгу.

Неужели такое возможно? Как мы сможем сделать это? Отпустить? Навсегда?

–Ты хочешь уйти? – Спросила я его и увидела затаенную боль. – Ты думаешь, что нужен мне на одну ночь?

Тогда я отстранилась и выпустила камень из руки, ощущая в груди еще большую дыру, чем прежде.

Он прав, это всего лишь желание, неутоленная страсть, обида, заполнившая всю мою сущность. Я ничем не лучше мужа! Играю драконами, переставляя их на поле по своему усмотрению. Вот что подарил мне этот мир: силу, власть, магию, готовую сокрушить все человеческое во мне.


Глава четвертая.

Эйфория.


Эйфория (греч. euphoria – состояние удовольствия) – внезапное переживание сильного душевного подъема, веселого настроения, чувства оптимизма, абсолютного благополучия. Несмотря на то, что эти эмоции в целом положительны, психологи рассматривают эйфорию как болезненное состояние, которое возникает чаще всего в результате поражений головного. Еще одна распространенная причина эйфории – злоупотребление спиртным и

запрещенными препаратами.


Вы когда-нибудь ощущали состояние полной безнадежности и безвыходности, когда просто не хочется абсолютно ничего, даже думать, но при этом так больно, что мозг пытается найти выход чужеродной эмоции и реанимировать организм. Примерно такое состояние у меня было, когда я разжала пальцы и выпустила чей-то осколок души, потеряв связь с Вольным. Тьма, в которой ощущаешь себя как единицу в пустоте, как неоконченное, но все еще существующее нечто. Тяжело объяснить, какие противоречивые чувства гнездились тогда в моей голове, но, видимо, энергопоток не выдержал перегрузки мозга и начал действовать самостоятельно, без какого-либо ведома с моей стороны. Глаза подернулись пеленой, и в ту же минуту по телу пронесся разряд, подбросивший меня в воздух. Я вскочила на ноги и начала развивать бурную деятельность очень странного характера. Во-первых, я скакала по коридорам замка, что-то напевая, причем скакала от постоянных разрядов, посылаемых энергопотоком в мой мозг. Это походило на икоту организма, которая сотрясала все тело. Ощущения так себе, выглядело это со стороны того хуже. Во-вторых, в голове резко запорхали сотни бабочек, приветствуя меня своими розовыми крылышками и даря нектар блаженства и успокоения. В-третьих, я резко забыла обо всех проблемах и неурядицах, как будто их никогда и не было, погрузившись в яркие краски окружающего меня великолепия.

В итоге, я впорхнула в гостиную как раз тогда, когда после сытного ужина Дариэн с сыном обсуждали за рюмками настойки какие-то важные проблемы, и захихикала, увидев их заумные физиономии. Оба дракона резко обернулись и посмотрели на меня так, как будто я только что станцевала менуэт голышом.

–Маша? Все хорошо? Ты нашла в библиотеке то, что искала? – Поинтересовался Дариэн, а я закатила глаза и захохотала в голос.

–О, да! Я нашла там большого желтоглазаго дракона! – Поведала я всем заговорщическим шепотом и присела рядом. – И знаете, что он мне сказал? Его нужно найти! Давайте вместе поищем? – И я вскочила от нового разряда и захлопала в ладоши.

Дакки схватил меня за локоть и довольно бесцеремонно обнюхал.

–Эй, ты чего! – Обиделась я. – Я его не ела!

–Все! Наша Маша слетела с катушек. Я говорил тебе, Дариэн, что она не просто тренируется, а старается что-то забыть или кого-то не убить, с таким остервенением колошматила своим мечом, что мой ломался раза три точно. А ты игнорировал. – Кажется, Дакки переживал, а я хмурила брови и пыталась понять, чем им не нравится игра в прятки.

–Маша, – позвал Дариэн, – что ты делала в библиотеке?

Ну, какие же они зануды! Говорила же им.

–Я там сидела на полу и разговаривала с драконом, а потом он исчез, но сказал его найти и позвать. А в какой последовательности нужно играть: сначала звать или сначала искать, а звать потом?

Дариэн ошарашено вытаращил на меня глаза.

–Возможно, неудачный опыт с магией или каким-то заклятием. Дакки, поднимись в библиотеку, поищи, что читала Маша и срочно назад.

–Ооо! – Зашлась я в полном восторге. – раз, два, три, четыре, пять! Ты пошел его искать! – А сама на цыпочках уже шла следом.

–Подожди, Маша, ты еще не ужинала, на полный желудок и игра веселее, пойдем за стоп?

Я согласилась моментально, видимо, сейчас для меня голод стал первостепенно важной проблемой. Учитывая, что нормально ела я в последний раз очень давно.

Дариэн посадил меня за стол, а сам подошел к окну, распахнул створки и выпустил в воздух зеленую искру, которая тут же погасла.

–Это шудо? – спросила я его с полным ртом.

–Это послание, моя дорогая. Скоро здесь будет твой муж – Драко.

Имя явно ни о чем мне не говорило, и я продолжала сосредоточенно жевать.

–Он поможет нам искать большого желтоглазого дракона? – Вдруг поняла я и согласно закивала.

–Тогда пусть приходит.

Драко не стал терять долго времени и выбросил себя прямо в стоповую, явно представляя, где он должен оказаться.

–Дариэн? – Холодно поинтересовался он, на что хранитель кивнул в мою сторону.

–Маша? – Совершенно другим голосом поинтересовался Драко. – Ты хочешь поговорить? Почему не позвала сама?

–Я не умею пускать такие красивые искры. – Абсолютно честно ответила я. – Ты поиграешь с нами?

Драко изменился в лице, переводя взгляд с Дариэна на меня и обратно.

–Понимаешь, надо срочно найти дракона! Он такой большой и желтоглазый, он явно не мог далеко убежать, и прятаться ему особо негде, так что мы его быстро найдем. Дакки уже пошел в библиотеку.

–Кто-то потерялся? – Спросил Драко, обращаясь к хранителю. – Кто-то очень важный?

–О, да! – Перебила я мужа. – Мне очень важно его найти, потому что он украл мое сердце.

Драко подошел и очень пристально посмотрел мне в глаза.

–Чем ты ее опоил?

–Ничем. – Лаконично ответил Дариэн. – Я предупреждал тебя, Драко, что девочка сама не своя. Они ничего не есть, практически ни с кем не разговаривает, сожгла дотла всю одежду, загоняла себя физическими упражнениями и фехтованием. Я подумал о заклинании, которое она могла неверно использовать.

Я тем временем блаженно жевала салат. Что за вкус? Божественный, с легкой горчинкой, так и хочется есть его и есть. И я тут же наполнила тарелку целой горой листьев салата, применив магию призыва, и призвав салат прямо с грядки.

–Она слишком искусна в магии, хотя сама не понимает, насколько высок ее уровень. Ей все дается интуитивно. -Значит, не все. – Заспорил Дариэн, но тут Дакки влетел в библиотеку с камнем в руке.

–Только это, – показал он мой артефакт присутствующим, и Драко сразу напрягся.

–Снова этот камень! Я рассказывал тебе, как он упал прямо к моим ногам после битвы Черного Дракона и Белой Драконицы. Маша забрала его перед выбросом. Я думал, она хочет более детально рассмотреть и изучить его, но так зла на меня, что не хочет сказать, как именно собиралась открыть его.

–Открыла. – Дариэн присел рядом со мной и попытался отнять грязные листья салата. Я сопротивлялась и недовольно косила на него взглядом.

–Маша, что это за камень? – Протянул мне Драко знакомый предмет. Разряд тока с такой силой ударил в мозг, перекрывая тем самим все воспоминания, что я содрогнулась.

–Стоп! – Вскочил Дариэн. – Я понял! Она блокирует сама себя, вводит в состояние полной эйфории. Посмотрите на эти подпрыгивания, я заметил, как только она вошла в комнату. Это энергопотоки в ее мозгу, которые мгновенно стирают всю информацию, которая, по всей видимости, причиняет ей нестерпимую боль.

Драко уронил голову на руки.

–Я говорил Серому, что вся эта затея провальная, я просил его оставить все, как есть, но он уже несся вперед, не разбирая дороги.

–Ты мог сказать ей правду. – Возразил Дакки. – Эта девочка так натерпелась от всех драконов и от всего нашего мира, что уже сама себя доводит до наркотического состояния. И как надо было накачаться, чтобы стать таким неадекватом?

–Под завязку, Дакки, – ответил Дариэн, – еще немного и информация действительно начнет стираться из ее памяти. Возможно, через пару часов, она забудет все, что связано с нашим миром и очнется в полной уверенности, что она дома, у себя дома, если вы понимаете, о чем я.

–Я верну ее в реальность. Моей сипы хватит на то, чтобы прервать блокирующий энергопоток, насколько бы мощным он ни был, а вы зовите ее по имени, как только она отключиться.

Драко закрыл глаза и погрузился в мир души, сразу увидев источник беды и его объект. Маша сидела на какой-то поляне, смотря вдаль и не замечая его приближения, а вокруг плотным кольцом летали бабочки с розовыми крылышками.

–Интересная у тебя защита, милая, – произнес Драко, боясь испугать девушку.

–Зачем ты пришел? – Спросила я его. – Мне хорошо здесь, я никуда не пойду, тем более с тобой.

Драко поморщился.

–Не пренебрегай мной, пожалуйста. Если ты думаешь, что я каменный, то глубоко ошибаешься.

–Нет, Драко, я так не думаю. Ты просто абсолютно аморальный и погрязший в политических интригах дракон. -Все, что я делал, было ради блага и процветания моего мира.

–Да, Драко, только ты забыл сказать, что мне выделена в этом мире роль пешки на шахматном поле.

–Абстрактно, но совершенно верно. Все мы пешки на шахматной доске, а как иначе?

Я оторвала взгляд от трепещущих крыльев бабочек и посмотрела на мужа.

–А иначе Драко – это, когда ты любишь и доверяешь человеку настолько, что готов ради него пожертвовать всем!

–И что это будет за любовь? – Вскипел муж. – Запремся в замке и обложимся розовыми подушечками, предаваясь ласкам и плотским утехам в то время, пока император забирает себе остатки власти и прижимает к ногтю всех более или менее здравомыслящих драконов? Я борюсь за то, чтобы в будущем у нас была нормальная жизнь! Без кровопролитий, без войн, без борьбы за энергию и власть, а ты строишь из себя дитя неразумное!

–Как ты собираешься бороться с самим собой, Драко? Ты настолько погряз в политике, в своем мире светских интриг, что не видишь даже, как больно меня ранят твои поступки. Что, черт возьми, ты творишь? Мало того, что притащил в свой мир, так еще и позволил раз и навсегда тут застрять, убив моего единственного друга! – Заорала я не своим голосом.

–Значит, друга? – Совершенно другим тоном произнес Драко.

–Он был самым добрым, самым честным и открытым драконом, какого я встретила во всем этом чешуйчатом мире.

–Очнись! – Заорал в ответ муж. – Он тебя просто хотел, потому что в его черепной коробке зашкаливали гормоны.

Я упала на траву.

–И за это ты его убил? – Ледяным голосом спросила я.

–Не перекладывай с больной головы на здоровую, Маша. Никто его не убивал, хотя я бы мог, если бы его вовремя не заморозило.

Я вскипела и начала покрываться черными символами тату.

–Как цинично, дорогой, тебе не кажется?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю