290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Возраст иллюзий » Текст книги (страница 1)
Возраст иллюзий
  • Текст добавлен: 10 октября 2016, 04:08

Текст книги "Возраст иллюзий"


Автор книги: Кэндис Адамс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц)

Дженни АдамсВозраст иллюзий

Nine to Five 2

OCR & SpellCheck: Larisa_F

Адамс , Дженни . А28 Возраст иллюзий: Роман / Пер. с англ. М. Дунаевой. М.: ОАО Издательство «Радуга», 2009. 144 с. (Серия «Любовный роман» , 1838 )

Оригинал : Jennie Adams (Jennifer Ann Ryan) «The Boss's Unconventional Assistant», 2008

ISBN 978-0-373-17533-8, 978-5-05-007057-9

Переводчик: Дунаева М.

Аннотация

Чопорный и замкнутый бизнесмен Грей Барлоу вынужден прибегнуть к услугам временного помощника. Кадровое агентство, за неимением лучшего, присылает к нему девушку, совершенно не обладающую опытом подобной работы, к тому же весьма экстравагантную...

Дженни АдамсВозраст иллюзий

ГЛАВА ПЕРВАЯ

– Вот именно сюда, подальше от городского шума и суеты, и приезжает в редкие часы досуга один из самых солидных участников на рынке недвижимости. Здесь он расслабляется в домашней обстановке, обдумывает свои грандиозные планы, празднует очередную финансовую удачу, – тоном опытного экскурсовода говорила София Гейбл, подъезжая на стареньком автомобиле цыплячьего цвета к загородному дому Грея Барлоу. – Или... – она заглушила и так еле живой мотор, – в этом глухом и темном углу зализывает раны после крупного коммерческого фиаско, стоически сдерживая стенания от боли и разочарования.

Выпрыгнув на подъездную дорожку, девушка лихо хлопнула дверцей своей заслуженной колымаги и замерла, подбоченясь.

Загородный дом Грея Барлоу, внушительное сооружение из серого камня с терракотовой черепичной крышей, возвышался у подножия горного склона. К веранде дома примыкал роскошный тенистый сад, ее столбики были увиты виноградными лозами с крупными лапами изумрудных листьев и тяжелыми, почти созревшими гроздьями. В низине раскинулись луга диких трав и цветов, распространяющих по всей округе медвяные ароматы. Стояла такая тишина, что слышно было лишь стрекотанье кузнечиков.

Место представляло собой идиллическую противоположность шуму и гаму суетной жизни в Мельбурне. Но София, чья кипучая энергия всегда была при ней, не сомневалась, что сможет адаптироваться даже к такой умиротворяющей обстановке.

Она взглянула на беленького вислоухого крольчонка в глубокой корзинке, который ритмично подергивал влажным розовым носиком и настороженно принюхивался. София взяла корзинку с пассажирского сиденья. Крольчонок отважился на мгновение выглянуть из своего плетеного гнезда, но тотчас же трусливо скрылся.

– Не притворяйтесь, Альфред. Нам доподлинно известно, что вы любите новшества, – обратилась к крольчонку София Гейбл.

Своей иронией она надеялась прикрыть волнение и растерянность. Смена привычной городской обстановки на жизнь в глуши стала для нее серьезным решением, в правильности которого София пока не разуверилась.

Карьера девушки только начиналась. Магнат Барлоу был ее первым нанимателем. От успеха этой миссии зависела дальнейшая жизнь Софии. Ей предстояло служить у него, что называется, на подхвате – выполнять частные поручения, всячески стараться облегчить тяжелые будни богача. Ее функции помощника не были определены сухими служебными формулировками, и, вероятно, это создавало иллюзию некой вольготности, что еще больше усилилось, когда она обвела взглядом просторы вокруг.

Девушка вынуждена была истратить три четверти своего неприкосновенного денежного запаса, прежде чем кадровое агентство с обнадеживающим названием «Работаем для вас» предложило ей первую подходящую вакансию. И агентство желало к тому же получить подтверждение ее состоятельности, даже если она не будет принята на работу этим нанимателем или по какой-то причине не продержится испытательный срок.

Да, ей следовало поднапрячься.

София крепко обхватила корзинку с кроликом и ступила на крыльцо.

– Вы София Гейбл, кандидат на должность моей помощницы? Вас прислало агентство «Работаем для вас»?

И для чего только она заготавливала эффектные фразы для своего появления, если этот джентльмен, голос которого послышался из тени садовых деревьев, сказал за нее все?

София четко ответила:

– Да!

– Почему-то я ожидал, что вы будете постарше и... побесцветнее.

Камень был явно брошен в ее огород, а точнее, в предмет ее гордости – ярко-малиновые волосы.

Софию всегда поражала ограниченность таких типов, как ее будущий наниматель. Впрочем, мало кому дано понять глубокий смысл ее колористических предпочтений. Прежде чем выкрасить волосы малиновой краской, она всесторонне изучила вопрос. Как раз этот оттенок был призван продемонстрировать ее природные лидерские способности, широту взглядов, целеустремленность, способность нестандартно мыслить.

– Друзья зовут меня Соф. Надеюсь, вы будете звать меня так же, мистер Барлоу, – и София Гейбл смело приблизилась к человеку, расположившемуся в шезлонге под яблоней.

Бедняжечка!

Одно предплечье и одна нога в лодыжке у мужчины были схвачены гипсом. В агентстве ее предупредили, что наниматель получил производственные травмы и только что выписался из больницы.

– Вам придется выполнять ряд совершенно разных поручений. Что-то от работы секретаря, что-то от работы экономки, что-то от работы кухарки, что-то от работы шофера. Иными словами, придется прислуживать по мере необходимости, – без обиняков объявил ей Грей Барлоу.

– Способствовать вашему выздоровлению? – уточнила София.

– Способствовать моему восстановлению, – кивнул джентльмен в гипсе. – Проблемы с передвижением у меня временные. Никакой опасности для здоровья. Поэтому вас не должно это пугать, – медленно, словно разленившись на жаре, проговорил он.

– Очень трезвый и оптимистичный взгляд, сэр! – объявила София.

Грей поднял на нее изумленный взгляд и услышал:

– У меня есть ряд превосходных идей насчет того, как можно было бы скрасить ваш досуг в восстановительный период!

– Сядьте, пожалуйста, – усмиряющим тоном проговорил он и кивнул в сторону плетеного кресла, стоявшего напротив него. – Вы не опоздали, прибыли вовремя. Хотя бы это радует... А что касается досуга, то вряд ли у меня таковой имеется.

– Я тоже думала, что вы постарше, – бесхитростно вставила девушка с малиновыми волосами. – Я давно заметила такую странную особенность: когда что-то пытаешься представить заранее, получаешь полную противоположность. Интересно, с чем это связано?

– С отсутствием достоверной информации, – тотчас ответил мужчина, нахмурившись. – Я думаю, мы сможем справиться с обнаружившимся несовпадением ваших представлений и реальных фактов.

– Я уверена! – бойко ответила девушка, крепко обнимая корзинку у себя на коленях. Слава богу, Альфреду хватило благоразумия не высовываться во время знакомства Софии с ее будущим боссом.

Разговор оборвался. Казалось, джентльмен в гипсе погрузился в размышления. Мистер Барлоу, несмотря на свои тридцать с небольшим, показался Софии не по возрасту сухим и суровым.

Она пристально разглядывала его, сидя напротив. Вокруг в распаренном зноем воздухе витал дух лености и довольства. Не удивительно, что ход времени здесь переставал ощущаться. Она лишь по инерции чувствовала назойливое тиканье микросекунд, а этот человек, замурованный в гипс, судя по всему, уже целиком предался беспечности первозданного бытия.

София быстро подсчитала, когда бедолаге снимут гипс и он освободит ее от обязанностей своей помощницы. И после этого полмесяца или месяца неспешной загородной жизни она вернется в грохочущий Мельбурн, вся такая умиротворенная и загадочная. Она так же, как и он, станет свысока взирать на своих суматошных городских знакомых. От Софии будут исходить флюиды благости и просветленности. Ее взгляд обретет проницательное выражение, голос – недостающую ему глубину и авторитетность, а движения – величавость. Она так живо вообразила это себе, что сразу же прикипела сердцем к этой обители покоя.

София вообще относилась к жизни несколько восторженно, хотя сама себе не отдавала в этом отчета. Ей просто не довелось вынести столько, сколько выпало на долю ее старших сестер Анабеллы и Кристины. Те сознательно оберегали ее от настоящих потрясений, принимая жизненные удары на себя, и постарались, чтобы у младшей сестренки было нормальное детство и такая же счастливая юность.

– Рада познакомиться с вами, мистер Барлоу, – церемонно произнесла девушка с малиновыми волосами. – Надеюсь, наше сотрудничество станет взаимно приятным, – с совершенно серьезным видом добавила она.

Грей Барлоу невольно улыбнулся такой детской самонадеянности.

– Агентство заверило меня, что вы – лучшая, кого они могли подыскать за столь короткий срок для выполнения подобной работы.

В эту фразу Барлоу попытался вложить весь присущий солидному мужчине скептицизм. Он еще раз оценивающе оглядел создание с малиновыми волосами и со странной корзинкой на коленях, присланное ему, по всей видимости, по какой-то нелепой ошибке.

– Я сделаю все от меня зависящее, чтобы оправдать ваши ожидания, сэр! – все с тем же серьезным видом заверила она мистера Барлоу, по-настоящему обеспокоившегося за свою дальнейшую судьбу.

Теперь перед ним стоял выбор: либо принять Софию Гейбл на работу, либо вовсе остаться без помощницы. Судя по всему, Грею Барлоу придется смириться с тем скудным выбором, который ему предоставило кадровое агентство.

– По рекомендации лечащего врача я сделал небольшой перерыв в своей работе и переехал в загородный дом, по меньшей мере на неделю. Доктор уверяет, что свежий воздух и небольшой отдых ускорят восстановление. Не знаю... Посмотрим. По прошествии этой недели я планирую вернуться в город, поскольку затянувшаяся бездеятельность наверняка негативно отразится на моих делах. Вам придется перебраться отсюда в мой дом в Мельбурне и продолжить работу там, поскольку гипс к тому времени мне еще не снимут. Надеюсь, для вас это не станет проблемой...

София невольно покосилась на Альфреда. Она была убеждена, что в загородном доме магната, вернее, на прилегающих к нему территориях Альфи будет чувствовать себя прекрасно. Оставалось надеяться, что и в городском доме мистера Барлоу найдется для кролика зеленый уголочек...

– Помимо обязанностей, о которых уже было сказано ранее, вам придется отвечать на телефонные звонки и встречать всех посетителей. Впоследствии я проинструктирую вас, как и что отвечать в каждом конкретном случае. И если на некоторые телефонные звонки я еще могу ответить сам, то видеть в этот период своей жизни посетителей категорически не желаю. Всех заинтересованных лиц я уже известил, но часто бывает, что людям мало сделать предупреждение один-два раза, они продолжают настойчиво расчищать себе дорогу. Я этого не терплю! – монотонно бубнил мистер Барлоу. – Вы, мисс Гейбл, должны уяснить одно непреложное условие: вы работаете на меня, следовательно, только моя воля должна являться определяющей во всех ваших действиях. Не совершайте типичную ошибку излишне рьяных ассистентов. Не пытайтесь поддерживать точку зрения постороннего лица, которое, как вам кажется, я незаслуженно игнорирую.

– Слово босса – закон! – коротко резюмировала девушка, кивнув малиновой головкой.

Грей Барлоу прищурился и внимательно посмотрел на нее. Его больше устроило, если бы эта девица ответила просто «да». У него уже накопилось к ней достаточно претензий, но свое недовольство Грей решил пока отложить, уж очень не хотелось нарушать знойное спокойствие полуденного часа.

София считала, что ведет себя правильно. Во всяком случае, так, как и советовали ей ее родственники – сестры и их мужья. Да кто бы еще помог ей не только словом, но и делом? Интересно, есть ли семья у самого Грея Барлоу и как он с ней обходится? На кого вообще распространяется этот запрет посещений его здесь: только ли на коллег, партнеров и друзей? А может, и на близких и родственников тоже? Хм...

– Это вам понятно? – спросил Грей, увидев, что девушка задумалась.

– По поводу нежелательных визитеров? Понятно, сэр. Я буду нести свою службу лучше, чем любой пекинес. Они не пройдут! – с невозмутимым видом отозвалась она.

– Кусать никого не надо, – снизошел до шутливой ремарки человек-зануда.

– Пекинесы так далеко не заходят, сэр. Одного их пронзительного лая достаточно, чтобы благоразумные господа держались в сторонке, – просветила она несведущего в кинологии мужчину. – У вас есть домашние любимцы, мистер Барлоу? – непринужденно поинтересовалась владелица кролика.

– Домашние любимцы? – вопросительно изогнул он густые темные брови.

– Да, любимцы – питомцы, зверушки...

– Нет, я не имею такого пристрастия, – сухо ответил он, не вполне понимая, к чему вообще подобный вопрос. – Не в моих привычках самому создавать новые сложности, хватает и тех, которые появляются сами.

И София, почти уже решившая представить своему работодателю Альфреда, решила воздержаться, надеясь дождаться более подходящего для этого момента.

– Не продолжить ли нам обсуждение ваших обязанностей? – вернул ее в бренный мир Грей Барлоу.

– Я вся внимание! – воскликнула девушка.

– Рад слышать. Ну так вот, надеюсь, вам не нужно объяснять, по какой причине я не смогу в течение длительного срока ежедневно бывать в офисе, который расположен на десятом этаже одного из высотных зданий Мельбурна. Но я не собираюсь выпускать из-под своего контроля каждодневную деятельность моего предприятия. Вам придется взять на себя и некоторые курьерские функции... Конечно, у нас в активной практике видеоконференции, но я должен собственноручно подписывать множество документов. А поскольку у себя дома я никого видеть не хочу, вам придется ездить за ними в офис и отвозить обратно после подписания. Время от времени вам придется печатать мою корреспонденцию.

– Не терпится начать, – заявила девушка и повела плечами так, словно по ее телу и впрямь пробежала дрожь страстного желания немедленно приступить к работе.

– От вас эта возможность никуда не денется, – примирительно произнес босс. – Хотя рвение, безусловно, заслуживает одобрения... Скажите-ка мне, мисс Гейбл, каков ваш опыт в каждой из перечисленных мною областей деятельности?

– Я опытный пользователь ПК, печатаю со скоростью семьдесят пять слов в минуту, форматирую и редактирую документацию в соответствии с требованиями делопроизводственной практики, – четко изложила она заранее заготовленные тезисы и замолчала.

Однако мистеру Барлоу этого было явно мало. Он словно продолжал ждать главного, решающего доказательства ее профессионального соответствия предлагаемой должности.

– Я понимаю основные принципы организации компьютерных баз данных, знаю оргтехнику, умею ориентироваться в потоке информации и вести поиск сведений. – София перевела дух и начала перечислять дальше: – Представляю, как следует организовывать хранение документации на материальных носителях... Уверена, что сумею придерживаться установленного регламента работ. Я в состоянии отвечать на телефонные звонки. Моя водительская репутация безупречна, за все время вождения автомобиля у меня не было ни единого предупреждения или штрафа.

– Должен сразу оговориться, что своей машиной в служебных целях вам пользоваться не придется. Для этого вам будет выделен автомобиль из моего гаража.

– Без проблем! Я люблю менять машинки, – радостно ответила девушка, тряхнув малиновыми волосами. – Герти у меня уже слишком стара, и вам она, совершенно очевидно, по статусу не подходит.

– Герти?

– Да, это моя нынешняя развалюшка, – охотно прокомментировала София Гейбл.

– Даю вам четверть часа на то, чтобы забрать из нее свои вещи и присоединиться ко мне в моем кабинете для более детального инструктажа... Для вас приготовлена комната на втором этаже. Поднимитесь по лестнице. Ваша дверь – первая налево. Это просторная и уютная спальня, где вы найдете все, что необходимо для комфортного проживания в этих стенах, помимо вещей личного пользования, разумеется. В агентстве вас проинформировали, что именно вам может понадобиться?

– Да, я привезла свои личные вещи и документацию от агентства, которую вы должны заполнить в случае, если сочтете возможным взять меня к себе на работу.

– Вам нужно будет также предоставить ряд сведений и записать ваш голос для системы безопасности... Не скрою, меня несколько смущает, что это ваш первый трудовой опыт. Принимаю вас на работу по той простой причине, что никого другого агентство в ближайшее время прислать не может, – откровенно сообщил ей Грей Барлоу.

– Для меня это уникальный шанс, сэр. Я сделаю все от меня зависящее, чтобы не разочаровать вас.

Грей Барлоу поморщился. Он терпеть не мог пафосных тирад. Точно так же он относился и к непринужденной болтовне, ко всевозможным шуткам-прибауткам, без которых, Грей был уверен, вполне можно обойтись, когда дело касается серьезных вопросов. Все, чего он требовал от любого своего подчиненного, – это четкое исполнение обязанностей. Его жизнь была так насыщена всяческими контактами, что любое неформальное общение превращалось в утомительную повинность, исполнения которой он по возможности старался избегать.

София с корзинкой поднялась в отведенную для нее комнату и вернулась к машине за вещами. Конечно, босс будет не в восторге, узнав, что теперь ему придется делить кров с кроликом, однако она была уверена, что с Альфредом проблем нет и быть не может.

– Здесь много высокой сочной травы, дорогой Альфред. Вам должно понравиться в особняке у мистера Барлоу. А пока мне нужно работать. Не скучайте...

София Гейбл стояла на пороге кабинета Грея Барлоу. В этот момент на его столе зазвонил телефон. Мужчина поморщился, но подался вперед, чтобы снять трубку.

– Позвольте, – вмиг подскочила к его столу девушка с малиновыми волосами. – Ведь это моя обязанность, сэр! – отчеканила она.

Грей Барлоу одобрительно кивнул и откинулся на спинку кресла, осторожно положив загипсованную руку перед собой.

– София Гейбл, – поставленным голосом проговорила она, подняв трубку. – Мистер Барлоу не может сейчас ответить. Если хотите оставить ему сообщение и получить ответ, назовитесь и продиктуйте номер своего телефона, факса или электронный адрес.

Она с радостью отметила про себя, что не заговорилась и не запнулась на протяжении всей этой тирады, которую продумала заранее, распаковывая свои вещи в комнате наверху.

Затем София включила громкую связь и функцию записи на аппарате.

– Это Питер Коутс – глава архитектурного отдела строительной корпорации Барлоу, – добродушным тоном проговорил звонивший. – Буду ждать звонка от мистера Барлоу. У меня для него срочное сообщение, касающееся проекта «Митчел мор».

– Я выясню, не желает ли мистер Барлоу переговорить с вами прямо сейчас, – сказала София.

– Хорошо, я подожду, – с усмешкой отозвался Питер Коутс.

София выключила громкую связь и прикрыла трубку ладошкой.

– Я отвечу, – тихо сказал Грей, и она передала телефонную трубку боссу, а сама отошла в сторону. – Питер! – решительно проговорил он. – Новости по поводу зонирования? Я слушаю... София, уже половина первого, – констатировал он, посмотрев на часы, – приготовьте нам, пожалуйста, по паре сандвичей. Уверен, кухню вы быстро найдете, как и холодильник в ней, – сдержанно попросил мистер Барлоу, на секунду отвлекшись от телефонного разговора.

– Будет сделано, мистер Барлоу!

Однако босс не дал ей уйти. Продолжая телефонный разговор, он жестом подозвал девушку и указал на пару диванных подушек напротив, а затем со страдальческим выражением лица – на свою загипсованную ногу.

София кивнула, демонстрируя понимание. Сгребла подушки в охапку и аккуратно подложила их под травмированную конечность своего босса, придерживая ее на весу.

– Опускайте, – проговорила она и с заботливостью опытной сиделки поправила подушки.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Во второй половине дня София переделала целую пропасть дел. Она быстро включилась в работу и чувствовала себя достаточно комфортно. Нужно было лишь в точности выполнять все, что ей велел босс, и, как она поняла уже по ходу дела, помалкивать.

Тишина и покой ценились в этом доме особо.

Телефон же, как назло, напоминал о себе не переставая. София звучным голосом проговаривала свой текст, стараясь при этом не повторяться.

Благодаря телефонным звонкам девушка выяснила, что у ее босса три мачехи! Целых три, и ни мачехой меньше, что, конечно же, показалось ей удивительным.

Последний звонок был от очередной мачехи Линны Барлоу, что выяснилось после того, как София с достоинством сообщила, что она личный помощник мистера Барлоу, уполномоченная принимать все звонки.

– И как же поживает мой обожаемый пасынок? На этот вопрос ты уполномочена отвечать, милочка? Неважно... – оборвала поток любезностей со стороны Софии женщина. – Скажите ему, что у меня проблемы, которые я хотела бы с ним обсудить... По поводу моих кредитных карточек...

Похожее сообщение пришло чуть раньше от женщины, представившейся Шэрон Барлоу. О кредитных же карточках и проблемах, связанных с ними, говорилось в еще одном телефонном сообщении.

Все дамы пребывали в шоке оттого, что не могут найти пасынка в Мельбурне, хотя Шэрон в этот момент находилась в яхтенном круизе на яхте Грея, а Дон летела в Грецию на личном самолете Грея. И у всех у них были дополнительные планы на деньги семейства Барлоу, к которому все они когда-то имели некоторое отношение.

Грей, не вдаваясь в подробности, каждый раз торопился отделаться от назойливых дам, просто отказываясь с ними разговаривать, и при этом совершенно не аргументировал свое нежелание. София умирала от любопытства: да как же такое могло случиться, что у человека три (три!) мачехи? Но спросить об этом прямо она не решалась.

– Прервемся и плотно пообедаем? – предложил босс, этой вполне человеческой фразой позволив себе некоторую ненормальность, но тут же сурово добавил: – У вас есть пара минут, чтобы позаботиться об обеде. Я присоединюсь, когда все будет готово.

София не стала ждать дальнейших указаний и тотчас покинула кабинет, чтобы исполнить пожелание босса. Но, прежде чем посетить кухню, девушка поспешила наверх проведать друга Альфреда. Альфи выглядел довольным, опасений не вызывал, и успокоенная София помчалась вниз.

Кухню она уже освоила.

Постучавшись в кабинет босса, девушка приотворила дверь и проговорила:

– Обед готов, сэр. Вам помочь?

– Помочь, – отозвался мужчина, привставая на костылях. – А чем это пахнет, мисс Гейбл?

– Супом.

– Супом? Когда же это вы успели приговорить суп? – искренне изумился он, беря из рук помощницы костыли.

– Я привезла его с собой в термосе, – четко отрапортовала девушка.

– Как предусмотрительно с вашей стороны, – одобрил он.

– Это овощной суп. Надеюсь, он придется вам по вкусу. Я очень люблю готовить. Сестры хвалят мою стряпню, – невзначай сообщила помощница. Она заботливо подставила ему стул и помогла сесть. – К супу я поджарила тосты.

– Замечательно, – глубоко вдыхая аромат пряностей, заключил хозяин дома. Он попробовал ложечку, потом еще и еще, а когда распробовал, спросил: – У вас наверняка есть какой-то кулинарный секрет?

– Это итальянский рецепт, я положила в суп базилик и другие пряности, – скромно отозвалась она, весьма польщенная его благожелательным отзывом. – Вам необходимо хорошо питаться. Одними сэндвичами сыт не будешь.

– До сих пор у меня был только свежий воздух. Надеюсь, с вашим появлением, Соф, прибавятся покой – поскольку вы уже избавили меня сегодня от многих ненужных контактов – и здоровая пища. Мой лечащий врач, несомненно, оценит ваш вклад в восстановление моего здоровья. Я уже оценил.

Девушка смущенно улыбнулась. У нее не было достаточного опыта общения с важными людьми. До сих пор ее круг знакомых состоял в основном из сверстников. Она активно общалась с татуированными молодыми людьми, с девушками, щеголяющими пирсингом по всему телу, и с такими же яркими прическами, как и у самой Соф.

А теперь она сама с наслаждением поглощала свой суп.

Что за чудная работа! Какой успех! – думала девушка, не особенно заботясь о том, как ведет себя за столом. Она бы и не задумалась над таким малозначительным обстоятельством, если бы не обратила внимание на то, что ложка Грея Барлоу перестала мелькать в поле ее зрения.

Она подняла на босса осторожный и вопросительный взгляд.

Смотреть на него было крайне неудобно, учитывая, что ее ссутуленные худенькие плечи буквально нависали над тарелкой и пряди волос доставали до ее краев.

Интуитивно она сообразила, в чем дело. Поспешно выпрямилась, убрала локти со стола, по-другому взяла в руку ложку и дождалась, пока босс возобновит трапезу. Она понаблюдала, как это делает он, человек, соблюдающий этикет, и попыталась повторить.

– Спасибо, что позаботились об обеде, Соф, – сдержанно, но при этом с глубокой признательностью проговорил Грей Барлоу.

– Я подумала, что времени заняться готовкой сегодня у меня не будет, поэтому, когда вчера со мной связались из агентства и объяснили, кому и зачем нужны мои услуги, я рассудила, что в первую очередь должна сделать то, что у меня хорошо получается. То есть что-нибудь приготовить.

– Очень вкусно, Соф, – похвалил он.

– Мне приятно, что вы так считаете, сэр, – отчеканила София, вызвав у босса невольную улыбку.

– Далее у меня по расписанию физиотерапевтические процедуры, – деловито объявил ей Грей Барлоу.

– Да, я видела в вашем ежедневнике. Но у вас есть еще время...

– Я планирую передохнуть. А потом вы довезете меня до поликлиники. Работы на всех хватит.

– Я работы не боюсь, – заверила босса София Гейбл.

– Почему бы вам не присесть вот сюда? – проявила заботу молоденькая помощница с малиновыми волосами.

– Этот доктор, похоже, сам не понимает, о чем говорит! – раздраженно бросил Грей, отдавая костыли помощнице и медленно и неловко опускаясь на диванчик.

– А мне показалось, что он довольно толковый, хотя я не могу об этом судить, – отозвалась София. – Я же не знаю, как вы при всех этих манипуляциях себя чувствуете... Простите... – зачем-то добавила она.

– Все нормально... Сказывается банальная нелюбовь к больницам и терапевтическим процедурам вообще, – пояснил мужчина, откинувшись на спинку диванчика и заметно расслабившись.

София рискнула присесть возле него и застыла, глядя на босса, словно в ожидании дальнейших распоряжений. Но распоряжений не последовало. Девушка сочувственно улыбнулась. Она устала не меньше, однако была преисполнена искреннего сострадания.

Грей Барлоу производил на нее впечатление хоть и сурового, но очень ранимого человека. Она не знала, так ли это на самом деле, но старалась проявлять к нему чуткость. София Гейбл была от рождения добрым существом.

– Однажды моя сестра Кристина сломала два пальца ноги. Это было пару лет тому назад, – доверительно сообщила девушка. – Она долго не могла ходить, и я за ней ухаживала. В одиночку она могла перемещаться или на костылях, а это ей казалось не самым удобным способом, или цепко держась за мебель, что тоже было не намного легче... Тогда мы еще жили вместе. Но теперь Крисси и Белла замужем и обе живут своими семьями. А я осталась с Альфредом. Но мы постоянно видимся. Мы до сих пор проводим много времени вместе.

Грей вполуха слушал ее несмелую болтовню. Он не считал нужным как-либо реагировать на эту безынтересную информацию, сидя рядом с отсутствующим видом. София невольно заподозрила, что боссу сделалось дурно. Он робко тронула его за руку и спросила:

– Как вы себя чувствуете, сэр?

– Нормально, – небрежно ответил он. – С тех пор как вы вошли, ни разу не зазвонил телефон, – отметил он. – И вот это удивительно!

– Действительно, удивительно, – согласилась София, которая за весь день утомилась изобретать вежливые телефонные ответы. – Но так лишь кажется, мистер Барлоу, потому что, уходя обедать, я установила на телефоне режим тихого звонка. Сигнал просто не доходит до гостиной.

– Мисс Гейбл, вы не должны были этого делать! – тут же взвился ее босс. – Любой звонок может быть жизненно важным! Не забывайте, что я руковожу крупной строительной корпорацией. Поймите, я не желаю отвлекаться по всяким пустякам, но и пропустить важное известие не имею права. Сейчас в реализации находится с десяток ответственнейших проектов, в которых задействованы огромные денежные средства, тысячи рабочих рук, интересы крупных инвесторов. В любой момент может произойти внештатная ситуация, требующая моего участия. Связь должна быть двусторонней и непрерывной. Для этого я и нанял вас!

– Простите, сэр! – проговорила девушка, выпрямившись. – Я сейчас же сделаю сигнал громким. Но все звонки наверняка сохранились на записи автоответчика. Я просто хотела, чтобы у вас было время передохнуть...

– Да, мисс Гейбл, София... Соф, – смягчившись, сказал он. – Сделайте, как было, и сварите нам по чашечке кофе.

– Я читала рекомендации доктора и... – осторожно начала она.

– Просто сварите мне слабый кофе, слабый... Без кофе я не могу функционировать, – настоятельно попросил он.

– Будет сделано, мистер Барлоу! – отчеканила она.

– Золотые слова, – довольно отозвался Грей.

София тяжело вздохнула, за чем последовала еще серия столь же тяжелых вздохов. Ей так не хотелось расстраивать своего нанимателя! Она знала, что без сложностей взаимной притирки не обходится ни один профессиональный тандем. Она также знала, что часто искренняя забота и чуткое отношение к человеку разбиваются о проявление непонимания и неприятия, отчего делается вдвойне обидно.

Девушка правильно рассудила, что для того, чтобы суметь сработаться с боссом, ей самой не стоит проявлять излишней эмоциональности. А главное, помнить: пусть эта работа и временная, но от качества ее выполнения будет зависеть, какими рекомендациями снабдит ее первый работодатель.

Но открытая, чистосердечная и очень молодая София Гейбл не была бы самой собой, если бы избежала всех ошибок хорошего человека.

– Вот вы думаете, что можете все держать под своим контролем. Но это не так, мистер Барлоу, – объявила она, появившись с подносом. – Так вы только истощите себя, приблизите момент, когда вас постигнет глубочайшее разочарование всей вашей жизни. Много поколений успешных людей до вас неотвратимо сталкивались с этим. Когда наступает критический в их судьбах миг, они останавливаются, не в силах продолжать эту гонку, и обозревают мысленным взором результаты своих многолетних трудов... Вот тогда они и спрашивают себя: зачем мне все это, для чего я столько лет света белого не видел, трудясь без продыху, кому все это достанется? – риторически провозгласила девушка, поставив поднос на кофейный столик. – Она положила ладошку на грудь и продолжила свой эмоциональный, вразумляющий монолог: – Вы очень умный и очень гордый человек, мистер Барлоу. И вы не из тех, кто живет для того, чтобы потакать лишь своим капризам, прожигая жизнь. Я вижу, у вас есть цель, и эта цель небанальна. Вы строите, а значит – созидаете. Вы по натуре своей творец. Но творческий человек не может долго существовать в жестких рамках необходимости. Я знаю это по себе. Такой строгий и насыщенный регламент, огромное количество серьезных обязательств, четкое осознание рисков, высочайшая степень ответственности... Все это может сломать любого, а уж тем более тонко чувствующего человека. У вас в гипсе сейчас только две конечности, и они, без всякого сомнения, восстановятся, вот увидите, и следа не останется от травмы. Но, ведя такую напряженную жизнь, вы рискуете сломать внутри себя что-то такое, что не поддается восстановлению. Подумайте, мистер Барлоу! Подумайте... – проникновенно призвала София Гейбл.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю