290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Тихоня в змеиной яме (СИ) » Текст книги (страница 1)
Тихоня в змеиной яме (СИ)
  • Текст добавлен: 17 августа 2017, 15:00

Текст книги "Тихоня в змеиной яме (СИ)"


Автор книги: Карина Пьянкова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Пьянкова Карина
Тихоня в змеиной яме

Глава 1 Can't Fight against the Youth

– Драка! Там драка! – радостно завопил бегущий к нам однокурсник... и можно сказать, что пробежка сорвалась. Нет, наша группа побежала, но явно не туда, куда хотелось тренеру. Иначе чего бы он так истошно орал, верно?

Рядом со столовой собралась толпа народу, явно воодушевленных происходящим. После потрясающих рождественских каникул народ стал жаден до новостей и происшествий.

Я дернула за рукав первого попавшегося под руку парня с нашего факультета и спросила:

– А чего стряслось-то?

Ответ меня слегка смутил.

– Фелтон Мастерса бьет.

Во-первых, Полоз был едва ли не на голову ниже моей бывшей любви, во-вторых, это был не метод для Короля – решать проблемы кулаками, в-третьих, учитывая сказанное, выходило, что именно некромант побеждает... Словом, в моем головном мозгу случился небольшой такой коллапс, и я начала проталкиваться вперед, чтобы лично посмотреть, что же такое странное творится.

В итоге мне удалось полюбоваться на поскуливающего Тревора, который держался за вроде бы сломанный нос и довольно улыбающегося Полоза. Костяшки у некроманта были сбиты... Выходит, действительно умел драться.

А еще почему-то многие смотрели на меня и перешептывались. Но при чем тут я?

Догнавший, наконец, нас тренер решил попытаться навести хотя бы какое-то подобие порядка.

– Господи, что тут происходит?! – возмущенно завопил он. – Мистер Фелтон, как вы могли затеять драку?!

Полоз хранил полнейшую невозмутимость.

– Не я ее затеял, тренер Смит, – пожал плечами некромант, с очевидным презрением разглядывая поверженного противника.

Походило на правду. Я уже успела понять, что Фелтон предпочитает уничтожать врагов в первую очередь морально.

Преподаватель не сразу подобрал слова для достойного ответа.

Некромант фыркнул и сообщил:

– Мастерс неподобающим образом отозвался о девушке. Это было недопустимо.

Я поежилась. Последнее время Тревор приобрел идиотскую привычку отпускать в мой адрес разные гадкие замечания. Словно бы обиделся за что-то... А ведь это именно он сам отшил меня месяц назад, причем унизив. Но раньше я была просто скромной заучкой... Теперь же так вышло, что мне нашлось место в компании Кассиуса Фелтона, Короля, причем не как части свиты, а именно как другу, близкому другу. Наверное поэтому Мастерс и бесился. Он бы не отказался встречаться с девушкой из элиты, каковой мне повезло стать.

Скорее всего, Король вступился за мою честь... От этого на душе потеплело. Пусть мы и только друзья, но каждый знак внимания со стороны некроманта был для меня так важен... А к друзьям Фелтон относился, как оказалось, очень и очень трепетно.

– Вы могли бы объяснить мистеру Мастерсу, что его слова непозволительны, – рассудительно заметил тренер Смит.

Полоз кивнул.

– Я очень старался донести эту простую истину до мистера Мастерса. Однако тот не внял голосу разума. А вы знаете, сэр, если мозг, как адресат, выбыл, то надежней всего направить послание печени. Мне полагается взыскание?

Кто-то в задних рядах начал тихо ржать над происходящим. Ну да, ситуация выглядела со стороны комичной, очень комичной. Особенно учитывая каменную физиономию Полоза, который демонстративно внимал словам тренера, и продолжающийся скулеж Мастерса.

– Нет, взыскание вам не полагается, все-таки вы вступились за честь женщины...

Фелтон поймал мой взгляд и украдкой подмигнул. Я ответила широкой довольной благодарной улыбкой. Все-таки... хорошо, что мы друзья. Он веселый, умный... галантный. И главное, пока у Полоза нет девушки. И, кажется, не предвидится. Они со Скотт продолжают играть влюбленную пару, тонко издеваясь над окружающими своей дружбой-влюбленностью.

– Что, Мастерс опять что-то ляпнул обо мне? – вполголоса спросила я у Фелтона, когда толпа рассосалась, и мы получили возможность поговорить без переизбытка посторонних.

Полоз криво улыбнулся и потрепал меня по плечу.

Теперь-то я прекрасно видела это, но вот тогда...

– Ну... Мне просто казалось, что мы друг другу подходим... – смущенно пробормотала я, потупившись, чтобы не видеть, как парень закатывает глаза.

– Как кто-то вроде него может подходить тебе? Ты заслуживаешь лучшего. Ясно?

Ясно... Я заслуживала кого-то... кого-то вроде него самого. Того, кто даже отказом не разбивает тебя на мелкие кусочки, а воссоздает заново, делает лучше.

–Да, ясно, – улыбнулась я этому герою. – Он... обо мне что-то сказал, верно?

Полоз кивнул с совершенно каменным выражением на физиономии.

–Что?

Некромант ответил только:

– Тебе не нужно этого знать. Возвращайся на физкультуру.

Я уже успела узнать Фелтона настолько, чтобы понять: ни черта не расскажет. Но вряд ли Тревор мог выдать что-то приятное или хотя бы приличное. Действительно, как я могла в такого влюбиться? Ну и дура же я...

– Ну, я тогда пошла. Вечером придешь к нам? Хельга опять с новым рецептом экспериментирует. Нам с девочками это есть первыми страшно...

Полоз рассмеялся.

– Хорошо, я подумаю над таким заманчивым предложением. Иди уже.

Он часто заходил к нам в гости в последнее время, а мы с девочками достаточно много времени проводили в общежитии некромантов. Там и учиться было удобней: всегда есть пустые комнаты, да и вообще, атмосфера там нравилась мне куда больше.

Одногруппники смотрели на меня с интересом, но вопросов не задавали, только посмеивались украдкой. Они уже привыкли, что на мою защиту может встать Король, и ничему не удивлялись. Сперва, конечно, это вызвало шок... Причем и у меня самой. Казалось, что как только история с артефактом и профессором Эштоном окончится, все вернется на круги своя и Полоз исчезнет из моей жизни.

Не исчез. И упорно не исчезал вот уже два месяца, взяв надо мной своеобразное шефство, А ведь я сперва думала, будто слова о дружбе – это просто попытка отвязаться от влюбленной неудачницы. Но Фелтон сказал правду: он

действительно хотел быть моим другом. И первое время меня от его дружбы едва ли не в корчах било.

Мы были из разных миров... Вот только я не сразу поняла, в чем именно это выражается.

Кассиус Фелтон оказался до зубовного скрежета галантен: он всегда придерживал дверь, отодвигал стул, помогал одеться... Если бы это делал кто-то другой, то я бы сочла, будто за мной ухаживают. Но Полоз... Полоз просто так вел себя с женщинами! Для него такие вот знаки внимания ничего не значили, совершенно ничего...

Чертова разница в воспитании.

Потом я притерпелась, научилась находить плюсы в том, что он рядом... Перестала ожидать подвоха.

– Боже-боже, ты везучая, Эш, – шутливо толкнула меня локтем Элисон, моя приятельница.

Не то, чтобы мы с ней так уж сильно дружили, для этого она была слишком гламурной блондинкой, но отношения у нас определенно складывались неплохо. Мы с ней сидели за одной партой последние два года и предпочитали на фехтовании вставать в пару.

– Везучая? – не поняла я.

– Ну да, – сверкнула белозубой улыбкой Элисон. – Все-таки... Полоз. Вступается за твою честь, ходит в гости. За это половина девушек университета убила бы.

Мне оставалось только вздохнуть. Лично я бы убила за кое-что другое.

– Мы с Фелтоном только друзья...

Элисон пожала плечами.

– Ну да. С ним можно только дружить, ведь превзойти Ребекку Скотт невозможно. Вот если бы она только знала... Но не выбалтывать же секрет двоих друзей сразу?

– Верно. Ребекка изумительная, – улыбнулась я одногруппнице.

Те наградные деньги я тратила под бдительным присмотром Луны, как того и пожелало его змеиное величество... Во время забега по магазинам Скотт твердила мне, что я настоящая красавица, и к концу дня, после визита к косметологу и парикмахеру, можно было уже поверить целительнице. Выглядела я... сносно. Даже заслужила от Фелтона пару комплиментов и одобрительный взгляд.

– Ты ведь часто с ней общаешься? – с любопытством спросила Элисон.

Я кивнула и вернулась к пробежке. И с ней. И с Максин Хантер, и с Феликсом Дэвисом... Да и со всем факультетом некромантии. И всех их обожала, кого-то больше, кого-то меньше... Но это были отличные ребята, просто потрясающие.

Я никогда не считала себя одинокой: у меня были девочки, отличные отношения с однокурсниками... Но только когда я стала частью компании Фелтона, удалось понять, что значит по-настоящему быть не одной. Почти как семья.

После физкультуры мы переоделись и пошли на практикум по алхимии. Передвигались мы перебежками: студенты-алхимики с третьего по седьмой курс как раз усиленно готовились к сдаче проектов. Значит из-за каждой двери мог раздаться взрыв...

Каждый год администрация обещала, что для тех, кто изучает алхимию только как дополнительный предмет, выделят дополнительный корпус, но... словом, как всегда не хватало то финансирования, то времени.

Вот и приходилось передвигаться по коридорам алхимического корпуса противолодочными зигзагами...

На этот раз грохнуло всего-то раза два, причем целителей даже никто не вызывал. Благодать...

– Да мы счастливчики! – провозгласил Томас, наш вечный прогульщик, который раньше середины семестра предпочитал на занятиях вообще не появляться. – Нас даже ничем не придавило по дороге!

Ребята согласно загомонили.

Я же пока все еще ожидала гадостей от судьбы: хорошо, нас не убили другие, но мы и сами прекрасно способны угробиться. В группе имелось целых три антиталанта, которые могли устроить взрыв даже при попытке сварить кофе. Эрик, Лана и Грэг. Самое смешное, прогульщик Том всегда вытягивал все предметы, в том числе и алхимию, и на лабораторных занятиях считался относительно безопасным. Вот с ним как раз я поспешно и встала в пару. Элисон... Элисон я не решалась доверить собственную шкуру.

В кабинет вошел Ричард Торн, наш преподаватель алхимии, который всегда отличался потрясающим оптимизмом... Наверное, только это свойство удерживало его от того, чтобы сменить работу. С периодичностью раз в две недели профессор Торн попадал в лазарет. И каждый раз возвращался к своим обязанностям.

– Добрый день, студенты! – улыбнулся нам мужчина.

Он был достаточно молод, где-то лет тридцать пять на вид, в хорошей форме. К тому же светловолосый и светлоглазый, а мне такие всегда нравились... Пока не влюбилась в кареглазого брюнета.

Мы вразнобой поприветствовали преподавателя и заняли места у рабочих столов.

– Сегодня мы с вами будем... мисс Сандерс, не нужно так испуганно жмуриться, зелье будет совершенно безопасно. Для большинства студентов.

Девушка покачала головой и заныла:

– Ну так не для меня же...

Лана уже предчувствовала, что ничем хорошим занятие для нее не обернется. Ну, остальные тоже именно так считали.

– Если вы будете внимательней, то занятие завершится благополучно, – попытался успокоить студентку профессор Торн.

– Вы каждый раз так говорите! И каждый раз что-то происходит! – возмутилась девушка, нервно вцепившись в русые волосы. Она уже предчувствовала очередную неприятность.

Мужчина нахмурился.

– И каждый раз вы совершаете глупейшие ошибки, мисс Сандерс. Соберитесь, в конце-то концов.

Ага. Соберись, а то потом не соберут. Именно это говорил раз за разом Полоз, когда дал свое королевское соизволение на наши тренировки по фехтованию на своей территории. Спасибо ему большое, предмет мы все-таки сдали, пусть и получив в районе шестидесяти баллов. Хотя вот скажите, зачем нам, современным магам, в век компьютеров, автомобилей и ядерного топлива – и возиться со всеми этими древними никчемными железками? Анахронизм какой-то...

– Я пытаюсь, сэр! – снова заканючила Лана. – Но ничего не получается... Может, я вам теорию сдам и мы друг о друге забудем? Ну, честное слово, так все целее будут!

Группа начала тихо хихикать, хотя, подозреваю, такое решение ребят полностью устраивало.

– Трусите, Сандерс? – ехидно уточнил алхимик.

Ну да, ему-то уже ничего не страшно, после стольких лет на преподавательской должности. А мы еще молодые, нам еще жить хочется.

– Грант, помогите одногруппнице, что ли? – быстро сориентировался мужчина, решив использовать меня как страховку против неприятных неожиданностей.

А чего я сразу? Только потому, что рыжая? Так это просто дискриминация по фенотипу!

– Может, не стоит? – несчастным голосом проблеяла я, не зная, куда деваться.

Под парту, что ли, спрятаться?

– Ну что же вы, Грант? Вы не побоялись вступить в противоборство с преступником, но теперь дрожите от перспективы выполнить вместе с одногруппницей задание?

Нашел что сравнивать. Декан некромантов мог напасть, а мог и не напасть. А вот зелье Ланы взорвется точно. Без вариантов.

– Да, дрожу! – даже не попыталась я проявить героизм. Ну его к черту, за такое точно премии не выдадут.

В итоге с Ланой в пару поставили Дрэйка Николса. Он так и так был фаталистом и считал, что жизнь тлен... Парень выдал только «Мы все рано или поздно умрем, так и смысл?..» и пошел за ингредиентами для очередного варева.

Этажом ниже раздался взрыв, но слабенький такой, несерьезный. Разве что завоняло почему-то так, словно канализацию прорвало. Хотя, может, и правда прорвало...

– Не обращайте внимания, студенты, это временные трудности на пути к свету знаний! – провозгласил преподаватель, тонко намекая, что обходиться придется без противогазов.

Варить предполагалось вонючую мерзость, которая, при правильном приготовлении, должна была наделить обычную материю невосприимчивостью к огню. Очень полезная вещь для группы стихийников-огневиков.

Я посмотрела рецепт, список ингредиентов и посчитала, что сегодня удастся обойтись или малой кровью, или вообще без жертв. Вроде бы ничего из представленного не должно было вступить промеж собой в незапланированные реакции и взорваться.

– С богом, – пробормотал Томас и принялся споро готовить компоненты для зелья.

На алхимии главным девизом было «Быстрый студент – живой студент». И никак иначе.

За окном сновали студенты, правда, в некотором отдалении от алхимического корпуса. Жить-то всем охота...

Уж не знаю, кто на этот раз налажал с приготовлением зелья, что вообще могло сдетонировать... Но факт остается фактом: где-то сбоку грохнуло, я упала на пол... и пришла в себя уже в лазарете под присмотром целителя Синклер и в окружении толпы друзей. Вообще-то так много народу сразу в палату пускать точно не должны были. Но пустили. Девочки, Ребекка, Макс.. Это же практически орда! Подозреваю, причиной того, что ребята оказались в моей палате, стал невинно улыбавшийся Полоз. Вот ведь пронырливый тип... Как только уговорил персонал лазарета?

– Рыжая, ты удивительно удачлива, – не упустил шанса для очередной шутки Фелтон. – Пострадали только два человека – и ты среди них. Хорошо еще, никаких серьезных травм не получила.

Может, я и не слишком пострадала, но вот чувство было такое, будто меня машина переехала. Фура. Груженая.

– А мне еще на собрание к декану идти сегодня, – простонала я, понимая, что очередная организационная встреча с главой факультета обернется пыткой.

Полоз демонстративно поморщился и заявил:

– Никуда ты не пойдешь сегодня. Не с контузией. Целитель Синклер настаивает на постельном режиме. Если так волнуешься, я сам схожу к Бхатии, все у него узнаю и тебе передам.

Хотела возмутиться и доказать тут же, что я сильная и независимая женщина... Потом еще раз прислушалась к собственным ощущениям, посмотрела на решительно настроенного некроманта... Да ну ее к черту, эту силу и независимость.

– Хорошо, иди. Если что, скажу декану, что это ты заставил меня остаться в постели. Силой и обманом.

–Договорились, – кивнул парень, – дамы, приглядите пока за ней, хорошо? Хотя... Макс, отвечаешь за всю эту компанию. Я им больше не доверяю.

Максин отдала Фелтону честь и отрапортовала:

–Да, Касс.

Как только дверь за Королем закрылась, Ребекка вздохнула и закатила глаза, Хантер только пожала плечами, мол, она-то точно ничего не может поделать: Фелтон сказал – она сделала.

– В последнее время он совершенно невыносим...

Стейси рассмеялась и пожала плечами.

– В последнее время? Как по мне, так он всегда такой.

Я тоже не заметила в Полозе особых перемен. Язвил он так же, как и раньше. Ничего нового или необычного.

– Нет, – упорно стояла на своем Луна, нервно теребя в руках белоснежный носовой платок, – я бы сказала, он нервничает, переживает... Странно, ведь после того, как мы схватили профессора Эштона, ничего дурного не происходило... Но Кассиус ведет себя странно. И сегодня, когда мы узнали, что ты пострадала при взрыве, он так сильно побледнел...

Максин кивнула, подтверждая слова целительницы.

Следовало прислушаться к словам Скотт, все-таки она знала Полоза практически всю свою жизнь... И если Ребекка не ошибается, то стоит задуматься над тем, что происходит. Потому что Король не станет попусту дергаться.

– Может, он просто начал чересчур сильно беспокоиться за нашу Эш? – с надеждой предположила Натали, предвкушающе потирая руки. – Эшли, ты успела его очаровать?

Я покраснела и прикрыла глаза, чтобы не видеть испытующих взглядов подруг. Говорить про то мое неуклюжее признание показалось излишним. Все равно мне отказали, так и о чем тогда рассказывать? Подруги ведь еще могли начать сочувствовать... и пытаться помочь. А это уже может обернуться катастрофой.

– Эш?.. – переспросила Нат.

– Нет, я его не очаровала! – выпалила я поспешно, пока девочки не придумали себе чего лишнего. – Все по-прежнему, и мы просто хорошие друзья.

Кто-то недовольно вздохнул. Кажется, Животное. Но открывать глаза и проверять я не стала.

– Ага. Вы друзья, – фыркнула Натали, которая в нашей компании считалась экспертом в отношениях с противоположным полом. – Только ты по нему сохнешь, и об этом, кажется, знают абсолютно все. Все. И Полоз наверняка тоже. Но ему почему-то нравится делать вид, будто ничего не происходит, и мучить тебя.

Вот опять подруги пытаются демонизировать Фелтона.

– Никто меня не мучает! – возмутилась я, не желая слушать такие откровенные глупости.

Да, мне было больно находиться рядом с ним, но тут уж ничего не поделаешь. В чем Полоз точно не виноват, так это в том, что я имела глупость в него влюбиться.

– То есть ты поэтому такая унылая? – и не подумала униматься Нат. Порой ее сердобольность меня пугала... – Эшли чахла, Эшли сохла, Эшли сдохла!

Так уж и сдохла... Ну, так, похудела чуточку... Но это потому что бегать начала каждый день! А кто бы не начал после того, как довелось удирать от толпы зомби? Я слабая хрупкая девушка... Скорость – вот мое главное средство борьбы!

– Что вообще между вами происходит?!

Ей-богу, больше всего походило на допрос...

– Эшли призналась Кассиусу, а он предложил ей остаться друзьями, – внезапно произнесла Ребекка.

У меня чуть глаза из орбит не вылезли.

– Он рассказал тебе?!

В груди заныло. Может, и сердце, но, подозреваю, просто невралгия...

То мое признание, оно ведь, несмотря на все, стало моим самым дорогим воспоминанием, а теперь казалось, будто эту драгоценность в грязь швырнули. Да, Ребекка – его друг детства, и они знают друг другу едва ли не с пеленок, но это моя влюбленность! У Фелтона права нет вот так про нее запросто рассказывать!

Одно хорошо: девочки уставились уже на Скотт и будто бы позабыли обо мне.

– Нет, разумеется, таким не делятся. Но я слишком хорошо знаю его. И начинаю узнавать тебя, Эшли. Ты влюблена в Кассиуса, это очевидно. Кассиус – нет. И это тоже очевидно. После вечеринки между вами что-то... изменилось, он начал о тебе заботиться, порой нарочито, а ты стала словно бы потерянной. В итоге я решила, что ты призналась Кассиусу, а тот отказал и предложил остаться друзьями.

Неплохие аналитические способности... Или интуиция.

– Все верно... – признала я обреченно. – Все так и было...

Стейси тихо выругалась. Натали расстроенно вздохнула. Хельга... Вот Хельга высказалась:

– А я думала, ты только перед его выпуском решишься признаться. Надо же, ты, Эшли, оказывается, смелая.

Ну, хоть кто-то не сочувствует мне как одноногой собачке на обочине дороги.

– Я просто знала, что Полоз все равно никогда не поступит, как Тревор... Он не стал бы меня так унижать. Поэтому было не так уж и страшно.

Стейси села рядом, взяла за руку и с пугающей серьезностью спросила:

– Хочешь, я ему морду разобью?

– Зачем?! – хором с Ребеккой ужаснулись мы.

Оборотниха беспомощно развела руками.

– Просто не представляю, что еще можно сделать в такой ситуации.

Хельга закатила глаза и сказала за меня:

– Ну, подумаешь, парень не влюбился. Будто бы такое никогда не происходило. Не расстраивайся, Эшли, все равно ты твердила, что он страшненький.

Твердила. Страшненький. Но кто же знал, что это вообще не причина не влюбляться?

– Не видишь? – проворчала Натали. – Эш передумала. Ну да ладно. Мы его еще возьмем. Измором.

Наличие рядом Ребекки вообще не смущало девочек, они продолжали строить коварные планы под ироничным взглядом Ребекки Скотт. А ведь я им не говорила, что Луна и Полоз на самом деле не встречаются.

– Сердцу не прикажешь... – безнадежно махнула рукой я, желая только, чтобы этот разговор прекратился.

– Просто нужно уметь приказывать! – решительно заявила Натали, взлохматив светлые волосы. – Вот увидишь, мы еще сделаем так, что этот гад ползучий только о тебе и будет думать! Ты... Ты станешь красавицей!

Макс уставилась на меня озадаченно. Видимо, Хантер и в голову не приходило оценивать меня с точки зрения физического совершенства.

Вот тут я уже не выдержала и рассмеялась.

– Нат, я тебя просто обожаю... Но ты ведь не хуже меня понимаешь, тут дело вовсе не в красоте. Просто посмотри на Ребекку.

Скотт смущенно потупилась и даже немного покраснела, когда мои подруги начали с преувеличенным вниманием ее разглядывать.

– Ну... Ребекка красавица... Но если ты, наконец, начнешь краситься, делать прическу и перестанешь вести себя как свой парень... – принялась перечислять Нат, загибая пальцы. – Ты же не уродина, не дура...

Ну как они все не понимают...

– Это не причины, – тихо произнесла я с улыбкой.

– Не причины? – растерянно переспросила Натали. – Не причины для чего?

– Не причины, чтобы влюбляться, девочки. Вокруг Фелтона всегда будут толпы не уродин и не дур, верно, Ребекка?

Я уже давно переросла убеждение, что девушки в высшем обществе или уродины или корыстные стервы. Это утешение для золушек, которые мечтают однажды получить своего принца. Раз ничем другим не выделяешься, то хотя бы можно отличиться прекрасной душой... К сожалению, прекрасная душа не являлась обязательным признаком среднего класса.

– Знаешь... – начала было она, но тут решительно выступила Хельга, которая на всякий случай оттеснила всех девочек подальше от меня.

–Да сами они разберутся. Сами. Наверное. Пошли уже, пусть Эш передохнет.

Когда подруги скрылись за дверями моей палаты я, признаться, выдохнула с облегчением. Мне бы с собственными чувствами сперва разобраться... А не Фелтона измором брать. Придумали, тоже мне.

Да я даже не могла определиться, разбил мне Полоз сердце или нет! Как же порой утомительно иметь настолько... деятельных подруг, честное слово! Пусть я их и люблю...

До вечера ко мне никого не пускали. Я специально попросила об этом целителей: после разговора с девочками голова зверски разболелась, хотелось только лежать в тишине и темноте и не думать ни о чем. Совершенно ни о чем.

Правда, как выяснилось, чего бы я ни хотела, Фелтон все равно просочится внутрь. Даже если это и запрещено.

– Что, рыжая, совсем плохо? – с участием спросил некромант.

Его голос, более низкий, чем у девочек, не проезжался наждачкой по ушам, да и сам Полоз старался говорить как можно тише, не желая усугублять мои страдания.

–Ага...

– Контузия – это всегда неприятно. Ничего, скоро будешь как новенькая, – заверил Фелтон, пододвигая стул к моей постели. – Тебе несильно досталось.

Так и подмывало узнать, откуда ему так много известно о контузии и ее последствиях.

– Я с приветом от Бхатии.

Сказав это, Полоз положил мне на живот блокнот. Я тут же взяла его в руки, и взгляд скользнул по аккуратным ровным строчкам. Почерк у Короля выглядел соответственно.

–Ты все законспектировал? – удивилась я, вчитываясь в текст. Я и сама-то не вела настолько подробных записей.

Парень кивнул.

– Наших там удар не хватил от твоего явления?

На лице некроманта появилась широкая, насмешливая улыбка. Видимо, он как следует насладился пребыванием на том собрании... Кто бы сомневался.

– Они были в шоке. Все. Даже Бхатия. Но старались не показывать вида.

– Декан ничего у тебя не спрашивал? – чуть обеспокоенно спросила я.

Все-таки куда логичней было, если бы я отправила вместе себя кого-нибудь из девочек. Они хотя бы с нашего факультета. А так вышло, словно бы Фелтон у меня на посылках. Смех, да и только.

– Он умный человек, и в курсе того, что с тобой случилось на алхимии. Естественно, кто-то должен был прийти вместо тебя.

Похоже, только меня смущала личность «кого-то, кто пошел вместо меня».

Полоз исподлобья посмотрел на меня и сообщил:

– Встретил твою банду. Вуд и Джорджиус на меня едва не шипели. Отсюда вопрос: что стряслось?

Да уж, представляю, как теперь подруги к Фелтону относятся... Странные. Словно бы он в чем-то виноват.

–Ну... – тяжело вздохнула я, не зная, что же сказать.

Не то чтобы наши с Полозом отношения были таким уж секретом для окружающих... Просто мы как-то не стремились посвящать окружающих во все тонкости.

– Ребекка рассказала... – решила я тут же сдать Скотт, пока Фелтон себе чего-то не выдумал.

Полоз тяжело вздохнул.

– Я боготворю Ребекку... Но порой мне очень хочется, чтобы она была чуть менее проницательна. Ну, или хотя бы чуть менее разговорчива. Вуд, кажется, страстно желала меня загрызть.

В этот момент Король изобразил ужас. Очень комично.

Я представила себе картину покусания некроманта и рассмеялась.

– Она перекидывается в лису.

Фелтон выразительно поднял бровь и произнес:

– Ты знаешь, лиса тоже способна доставить уйму проблем.

– Я не сомневаюсь, что ты выживешь, – фыркнула я, махнув рукой. – Ты же все– таки Король, так?

И тут вспомнилось еще кое-что из сказанного Скотт... Она ведь выложила девочкам не только свои догадки про наши отношения с Фелтоном.

– Что тебя в последнее время так беспокоит? – прямо спросила я парня.

Брови Фелтона сошлись на переносице. Странно было видеть на лице некроманта гримасу угрюмости. Обычно он предпочитал насмешливость, сарказм...Что же происходит, если у Короля так сильно портится настроение?

– Опять Ребекка что-то углядела?

Выходило так, будто я сдала Скотт по всем статьям. Зря... У ребят и так отношения немного... странные, не хотелось еще больше все усложнять. В конце концов, Ребекка – девушка хорошая.

–Ну... Какая разница?! Так скажешь, что происходит или нет?

Полоз тяжело вздохнул и прикрыл глаза.

– Пока тебе лучше не знать. Я надеюсь, что все обойдется. Если нет... в любом случае узнаешь, – все-таки сказал хоть что-то Полоз.

Кажется, что-то недоброе действительно наклевывалось. У меня даже голова резко перестала болеть от желания узнать правду.

– Темниш-ш-ш-шь, – протянула я, села на кровати и потрясла Полоза за плечо.

– Тебе не идет шипение, рыжая. Просто... просто пока выбрось все из головы. У тебя там, кажется, успеваемость в группе понизилась, так? А еще Бхатия хотел, чтобы ты подготовила доклад на конференцию... По-моему, тебе есть куда тратить время, не так ли? И коллоквиумы по трем предметам.

Отправила Фелтона... на свою голову. Теперь он знает все мои дела как минимум на месяц... И запросто может начать строить меня, прямо как свой факультет... У него там все по струнке ходят...

– Полоз, а чего ты сам не староста? Ты же любишь командовать.

Некромант посмотрел на меня как на дурочку.

– Староста не только командует, но еще и подчиняется, – с улыбкой сообщил некромант. – А я Король, и надо мной только небо.

Я посмотрела на Фелтона и едва не свалилась с кровати. Он надул щеки, задрал подбородок...

– Иди уже, а? А то я лопну со смеху... И имей в виду, даже если от меня ты и можешь что-то скрыть, то Ребекка рядом и она бдит! Так-то.

Полоз поднялся на ноги и раздосадованно пробормотал что-то о женской солидарности.

– Поправляйся, рыжая, – бросил он на прощанье и выскользнул за дверь.

Выпустили меня только на следующий день, и за вечер в одиночестве я успела возненавидеть все и ужасно соскучиться по ребятам. Я почти три года жила постоянно в комнате с тремя подругами, мне уже казалось невыносимым находиться одной. Да даже выспаться нормально не удавалось, если рядом не раздавался привычный и родной храп Животного!

Словом, сбежала в общежитие я с огромным облегчением, и уже после обеда оказалась в объятиях дорогих подруг. И те с порога меня огорошили:

– Эшли, к нам снова копов подселяют! Ну это уже вообще ни в какие ворота! Переварить новости вот так легко не удалось.

Копы? Да с чего на этот-то раз? Ведь ничего такого и не случилось...

– В общем, я тут поболтала кое с кем по телефону... – осторожно заикнулась Натали, и я по одному ее тону уже поняла, что все очень и очень плохо. Просто чертовски плохо.

Хельга и Животное посмотрели на Нат с таким выражением на физиономиях, что и сомневаться не приходилось: им вообще никто ничего не рассказывал. И девочки этому ой как не обрадовались.

–Да выкладывай уже! – потребовала Стейси.

Наша блондинка потупилась, замялась, но в итоге все-таки сообщила:

– Ну... Это еще официально не объявлено... Но вроде бы... Кажется, профессор Эштон сбежал...

У меня просто слов не было... Видимо, поэтому Фелтон и дергался в последнее время. Только ему-то откуда все стало известно? Натали-то ладно, у нее родственники в органах... А Полоз?

– Черт... Черт. Черт! – схватилась я за голову. – Он же совершенно чокнутый... И если сюда опять сгоняют полицейских... Эштон не отказался от идеи получить артефакт?

Натали пожала плечами.

– Да черт его знает, что там в голове у этого психа.

Хорошо, если предположить, что все дело в артефакте, то каким образом он собирается теперь до него добраться? «Ключи» уже все другие и никто не знает, кому именно досталась честь хранить старую реликвию. Вряд ли найти следующую «связку» удастся так же легко...

Ну что за жизнь такая? Хватит уже приключений, я до диплома дожить хочу!

– И теперь у нас снова засядут те неудачники, которые преступника проморгали прямо под своим носом? – настороженно уточнила я.

В моих глазах авторитет полиции оказался целиком и полностью подорван и восстановлению не подлежал.

– Ну, вроде бы собираются прислать кого-то покруче, – немного расстроенно ответила Натали, – но что там конкретно, мои источники не знают. Не их уровень.

Еще хуже...

О военном положении сообщили нам тем же вечером, согнав всех на площадь возле счастливого фонтана, рядом с которым соорудили сцену. Ректор Абрахам топтался возле нее и озабоченно хмурился, обмениваясь фразам с проректором МакГинни и почему-то еще и с нашим деканом. Профессор Бхатия после того, что официально назвали «клинической смертью» (только черта с два она была клинической!), уже полностью оправился и даже, кажется, стал бодрей обычного. По крайней мере, студенты стали гораздо чаще жаловаться на то, что он испортил им свидание в самый интригующий момент.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю