156 000 произведений, 19 000 авторов.

» » Выкуп инопланетного дикаря (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Выкуп инопланетного дикаря (ЛП)
  • Текст добавлен: 2 октября 2018, 13:30

Текст книги "Выкуп инопланетного дикаря (ЛП)"


Автор книги: Калиста Скай






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 10 страниц)

Калиста Скай

Выкуп инопланетного дикаря

Серия: Инопланетные пещерные дикари (книга 1)


Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления!

Просим вас удалить этот файл с жесткого диска после прочтения.

Спасибо.

Автор: Калиста Скай

Название на русском: Выкуп инопланетного дикаря

Серия: Инопланетные пещерные дикари_1

Перевод: Иришка (1-17 гл), Лена Вильмс (с 18 гл)

Редакторы: Eva_Ber, Марина Ушакова

Обложка: Таня Медведева

Оформление:

Eva_Ber



Глава 1

София


– Ладно, давайте попробуем еще раз. Эмилия? – я пытаюсь прогнать сонливость и делаю шаг назад от стенда испытаний, позволяя девушке выйти вперед.

– Давайте посмотрим, – говорит Эмилия, за секунду придумывая фразу. – Esteeuunbuendia! (прим. исп. Это прекрасный день!) – четко проговаривает она в маленький микрофон. Эмилия из Мексики и испанский ее родной язык.

– Лаковая занавеска для ремня, – произносит механическим голосом компьютер.

Разочарованные вздохи наполняют комнату.

– Не могу в это поверить, – я прикрываю глаза на секунду. Мне хочется постучать головой о лабораторный стол. Это был безумно долгий день, и мы, итак, продвигались вперед очень медленно. А теперь, кажется, что все стало только хуже.

– Проклятье! Я действительно думала, что на этот раз у нас все получится, – произносит Кэролин. – Они заберут наш грант (прим. Грант – безвозмездная субсидия предприятиям, организациям и физическим лицам в денежной или натуральной форме на проведение научных или других исследований, опытно-конструкторских работ, на обучение, лечение и другие цели с последующим отчетом об их использовании). Я уверена в этом.

Светловолосая норвежка Кэролин, которая еще в начале дня выглядела бодрой и сияющей, сейчас была такой же уставшей и расстроенной, как и все мы.

– Это не совсем так, – сказала наш вечный оптимист Хайди, возвращая сползающие очки на переносицу. – Он правильно определяет глагол. Почти. Ну, вроде. Я попробую еще раз, – она делает шаг вперед. – Gutentag. Wiegeht’s? (прим. нем. Добрый день. Как дела?) – говорит она по-немецки.

– Твоя мать – шлюха, – бойко переводит компьютер.

Хайди внезапно краснеет, и на секунду мне кажется, что она сейчас ударит устройство перевода.

– Черт! Я не это сказала! Да, хорошо, это правда. Эй, она была одинокой с момента развода. Но все это не касается этой проклятой машины! – она ударяет по стулу, и он с шумом садится.

Я разделяю ее чувства.

– Он работает над временами и словами во множественном числе, – говорит Дэлия. – Неправильно переведенные слова не так важны. Я советую повернуть второй импликатор на одиннадцать процентов.

Секунду я изумленно смотрю на нее. Я думала, что являюсь руководителем этого проекта, но даже я не совсем понимаю, что это значит. Эта девушка из Атланты умнее всех нас и говорит на семи языках как на родном. Возможно, она все-таки права.

– Хорошо, – говорю я, не желая, чтобы кто-то узнал, что я не разбираюсь в этом вопросе. – Ммм… Не могла бы ты, пожалуйста, сделать это, Дэлия?

– Конечно, – она начинает заниматься установкой.

Я заталкиваю руки глубоко в карманы моего лабораторного халата, чтобы другие девушки не могли видеть, что я сжимаю кулаки от разочарования. Мы работаем над экспериментальным устройством перевода в течение нескольких недель, и сначала все шло великолепно. Устройство представляет собой маленький компьютер размером с телефонную батарею, способный учить разные языки только прослушивая их. Но, кажется, что в последние несколько дней мы движемся назад, а переводчик выдает все более глупые фразы.

– Давайте попробуем наоборот, – говорит Кэролин и выходит вперед. – Установи его на норвежский, София.

Я меняю параметры настроек, и она наклоняется к микрофону.

– Мне очень нравятся эти сапожки.

– Du vil gjerne spise dette svømmebassenget, – отвечает компьютер.

Мы все смотрим на Кэролин.

Она глубоко вздыхает и смотрит на меня с сожалением.

– Ты бы хотел съесть этот бассейн.

Звуки стонов заполняют комнату. Эта кажется просто безнадежным делом.

Я поднимаю голову и бросаю взгляд на настенные часы. Уже глубоко за полночь. Мне давно следовало отпустить девочек домой. В конце концов, это была моя идея, и теперь, похоже, это было пустой тратой времени. Я оглядываю помещение и пытаюсь казаться оптимистичной, но знаю, что моя улыбка выглядит уставшей.

Так же как и девочки. Все они были отобраны из-за знания двух языков, чтобы мы могли протестировать машину должным образом. Еще девушки были терпеливыми, упорными и, безусловно, умными.

Несмотря на поздний час никто из них не намекнул на то, чтобы сделать перерыв.

– Хорошо. Ещё одна корректировка и можем ехать домой на выходные.

Я почувствовала, как после этих слов спало напряжение в комнате. С нас хватит. Если эта штука не заработает в понедельник, то проект официально провалится, и профессор Уилкинс закроет его. Устройство содержит в себе сверхсовременный чип, который поступил прямо из университетской лаборатории, и они не могут позволить мне удерживать его долго. С его помощью мы бы стали на шаг ближе к созданию искусственного интеллекта. Чип уникален в своем роде и стоит таких больших денег, что профессор Уилкинс даже не сказала мне точную стоимость. Наверное, она боялась, что я отказалась бы от участия в проекте, если бы узнала.

Я могу только надеяться, что она будет достаточно любезна и не поставит мне отрицательную оценку. Я буду работать одна над проектом все выходные, но знаю, что это ничего не изменит. Если машина не заработает, я уверена, что возьму молоток и разобью вдребезги чертово устройство на тысячу кусочков. Просто, чтобы покончить с этим. После, я аккуратно вытащу чип.

Я добавляю строку на компьютере, к которому подключено устройство.

– Как насчет итальянского языка на этот раз? Аврора, не могла бы ты…

Внезапно здание начинает сильно трястись. Я пытаюсь опереться на стол, чтобы не упасть.

– Что это, черт возьми?

– Землетрясение! – кричит кто-то из девочек и забирается под стол.

И это похоже на правду. Всё в комнате трясется, и шум от лабораторного оборудования ужасен. Но я слышу и другой звук – сильный грохот, от которого у меня застучали зубы. Кажется, будто кто-то включил тяжелый рок в колонки размером с дом. Но этот звук был постоянным и совершенно непохожим на ритмичную музыку.

Я хмурюсь. Это не похоже ни на одно землетрясение, которое я когда-либо ощущала. А я ведь из Калифорнии.

После еще несколько сильных толчков с потолка упала люстра, разбиваясь на миллион маленьких осколков.

– София, ложись! – кричит кто-то с пола.

Ох! Я единственная, кто еще до сих пор стоит. Я хватаю очень дорогое устройство и бросаюсь вниз. Как только я падаю на пол, слышится оглушительный шум и визг рвущегося металла. На нас падает дождь из пыли, дерева, изоляционного материала и небольших фрагментов бетона. Внезапно свет гаснет, и комната погружается в темноту.

Я ощущаю холодный воздух на руках и лице и отваживаюсь быстро выглянуть из-под стола. Похоже, я все же успела заползти под него.

Ах! Крыша пропала. Но она не рухнула. Нет. Она была снята со здания как крышка от пластикового стаканчика. Это одно из самых странных землетрясений.

Другие девочки в комнате кричат, и я почти уверенна, что делаю то же самое, но я не могу расслышать свой голос из-за шума вокруг.

Я прищуриваюсь. Что это снаружи в темноте, где раньше был потолок? Это что-то большое и яркое, сияющее таким холодным светом, от которого стынет кровь в жилах. Оно круглое и парит в воздухе подобно вертолету.

Нет, нет, не вертолет, – осознаю я. – Больше похоже на… летающую тарелку?

Затем я определенно кричу во все легкие, так как внезапно оказываюсь летящей в воздухе, подвешенная в луче ярко-зеленого света, который жалит мою кожу в местах, неприкрытых одеждой. Другие девушки в своих белых лабораторных халатах висят над и подо мною, в то время как нас тянут к одной из светящихся тарелок.

И дальше… ох, черт побери. Я могу увидеть, по меньшей мере, пятьдесят больших летающих тарелок, разбросанных по всему городу. Все они с широкими зелеными лучами, исходящими из нижней части, и маленькими вереницами людей, парящими в них.

Я обращаю внимание на то, что сжимаю в руке устройство, как будто от этого зависит моя жизнь. Но прямо сейчас я бы схватилась и за живого тигра, если бы это дало хоть малейший шанс на выживание. Холодный ночной воздух в моих легких, люди, крики, детали внизу, которые я могу разглядеть на территории университета, включая мой ржавый велосипед… Я чувствую, как на глаза наворачиваются испуганные слезы.

Что бы все это не значило, это не очень хорошо.

Здания университета становятся все меньше подо мной, и когда я смотрю вверх, то вижу темное и круглое отверстие в летающей тарелке. Оно сияет слепящим светом, заставляя подумать о радиации.

Чем дольше я стараюсь рассмотреть хоть что-то сквозь ресницы в этом ярком свете, тем сильнее чувствую, как теряю сознание. Но я упрямо пытаюсь держать глаза открытыми. Перед тем как я сдаюсь и позволяю темноте поглотить меня, две мысли всплывают в моей голове.

Это определенно инопланетное вторжение на Землю.

И меня похитили.


Глава 2

София


Очнувшись, я неплохо себя чувствую. Мне снился интересный сон. Я ощущаю себя полностью отдохнувшей, хотя моя подушка немного странная – она твердая и холодная… И что это за запах?

Я открываю глаза и сажусь прямо, замечая вокруг металлический пол. О, черт! Это не моя комната в общежитии. Я никогда раньше не видела ничего подобного.

Вокруг царит полумрак, и лишь небольшой источник света слабо освещает пространство.

Пол действительно из металла, но я понятия не имею из какого именно. Он холоднее и более гладкий, чем железо.

Стены сделаны из другого материала, больше напоминающего мне пластик, но на ощупь он шершавый. Вероятно они белые, но из-за освещения выглядят желтыми и грязными. Я приближаюсь к стене и провожу по ней пальцем. Она оказывается очень грязной, и на пальце остается неприятное коричневое пятно.

– Гадость! – я пытаюсь вытереть его о пол, но грязь не стирается, а лишь еще больше размазывается по моему пальцу. Что это? Наверное, я больше никогда не буду нюхать этот палец.

– Похоже, здесь не очень-то чисто! – произносит кто-то рядом со мной.

Я резко поворачиваюсь. Светлые волосы немного растрепаны, но, не считая этого, она выглядит как обычно.

– Кэролин! Они тебя тоже схватили?

– Я думаю, они схватили всех нас, – произносит она, показывая вокруг.

Теперь я вижу, что все девушки, работавшие над проектом устройства перевода, лежат или сидят на полу в довольно большой комнате с низким потолком. Позади них еще больше людей. Предполагаю, приблизительно около тридцати. И что странно, все женщины.

Так или иначе, присутствие других девушек немного успокаивает. Но все равно я боюсь.

– Черт, – говорю я, потому что это самое подходящее слово сейчас. – Что, черт возьми, тут происходит?

Кэролин откидывает волосы с лица назад. Она выглядит очень бледной и напряженной.

– Нас похитили.

Это соответствует моему выводу, но я должна была спросить, чтобы убедиться, что не сошла с ума.

– Пришельцами, – добавляю я. – Мы внутри летающей тарелки.

– Я тоже так думаю. София, если это какой-то научный эксперимент, над которым вы работаете, а переводчик был лишь прикрытием, то он провалился. Я лишь работала на тебя. Нет смысла проводить эксперименты над людьми, которые знают об этом.

Я покачала головой.

– Если это эксперимент, то он не мой. Ты действительно думаешь, что кто-то мог придумать подобное?

Она вздыхает.

– Я понятия не имею. Этот луч… и крыша была проста сорвана… черт, София, я думаю, мы в большой беде, – ее голос дрожит, но она храбро держится.

Я бросаюсь к ней и обнимаю. Приятно прикоснуться к чему-то, кроме инопланетного металла и пластика. Она теплый, дышащий человек, и я держу ее в течение пары ударов сердца, пытаясь подавить собственные испуганные слезы.

– Мы выберемся отсюда, – говорю я ей на ухо. – Мы сделаем все, что потребуется.

Я чувствую, как ее дыхание немного успокаивается.

– Ты думаешь?

– Да. Мы самые умные цыпочки в кампусе. По крайней мере, вы точно. Насчет себя я так не уверена. Но мы придумаем что-нибудь.

Я не знаю, откуда взялись эти слова. Я совершенно уверена, что мы все покойники, и нас ожидает ужасная судьба. И все же, я пытаюсь, чтобы мои слова звучали оптимистично. Похоже, терять нам больше нечего. Возможно, что это сработает. Если понадобится, я буду верить в фей и Санта Клауса, пока мы ждем неизбежного. Думаю, сейчас нам это не повредит.

Мы обе успокоились.

– Лучше, если ты меня отпустишь, – шепчет Кэролин. – Люди странно на нас смотрят. Они будут думать, что мы пара. Эй, не то чтоб я возражала, но ты знаешь… я не хочу казаться такой легкодоступной.

Мы хихикаем, и мне становится легче. Может быть, наши похитители просто добрые феи, которые забрали нас на потрясающие каникулы на своей причудливой тарелке?

Я оглядываю комнату. Не-а. Это не круизный корабль. Это больше похоже на автомобиль для перевозки скота. Только для людей. И они сорвали крышу вместо того, чтобы послать пригласительные по почте.

– Эй, Аврора! Хайди! – я тихо зову других девушек и машу им. В данной ситуации я хочу, чтобы мы все были вместе. Говорят, сила в большинстве. Позже стоит подключить и других женщин, но сейчас я хочу поговорить с теми, кого знаю.

Девочки встают и наклоняются, чтобы не удариться головой о низкий потолок, пока пробираются к нам. Теперь мы снова вместе, все семеро. Мы обнимаемся и всхлипываем, затем смеемся и шутим, пытаясь поднять боевой дух. Мне кажется, что это самые замечательные и спокойные девушки. Никто из них истерически не кричит и не бубнит, что мы умрем. С такими девчонками можно отправиться на войну. Но я надеюсь, что нам не придется. Просто их присутствие заставляет меня чувствовать себя лучше. Тут уравновешенная и спокойная Кэролин, общительная Аврора, энергичная Хайди, тихая Эмилия, скрытная Олеся и неудержимо веселая Дэлия.

И я, стрессоустойчивая София, которую профессор Уилкинс выбрала для помощи с проектом устройства переводчика.

Я вспоминаю все увиденные мной фильмы о людях, застрявших в ужасных местах и сложных ситуациях. В таком кино всегда одинаковые типы персонажей. Во-первых, лидер, который заставляет все работать и который, кстати, остается в живых. Еще есть один стервозный персонаж – его убивают первым. Затем трус, которого тоже обычно убивают. Всегда есть дурак – он всем нравится, но постоянно все портит. Есть предатель, который всех предает, но сам умирает… Я никого не забыла? Если подумать, то я не хочу быть никем из них.

– С нами все будет в порядке, – заявляю я, не особо в это веря. Это больше похоже на непроизвольный рефлекс. Ладно, хорошо. Я решаю, что моей ролью будет супер веселая, беззаботная девчонка, верящая, что все будет хорошо, и которая иногда выживает в фильме. Обычно она также немного глупая, но это как раз про меня. Некоторые девушки настолько умны, что меня они пугают.

Я озадачена.

– Итак, есть какие-нибудь идеи, что происходит и как нам вернуться обратно?

Как только эти слова вылетают, я прижимаю руку ко рту. О, нет. Это большая ошибка! Веселая девчонка никогда бы так не сказала, эта фраза принадлежит лидеру!

И теперь все девушки с надеждой и ожиданием смотрят на меня.

– Гм, – начинаю я, – я не должна была говорить это. Я не лидер. Я беззаботная, веселая девушка…

– Я считаю, – произносит Кэролин и оглядывается, – что нам не нужен официальный лидер, но ты лучшее, что у нас сейчас есть. В конце концов, ты руководила проектом.

Ах. В этой истории она может быть в роли сучки.

– Я не уверена… я даже не самая старшая, – пытаюсь увильнуть я. – Кто старше всех? Олеся?

Русская девушка качает головой.

– Нет. В России лидер восстания обычно ужасно умирает. Или становится злобным диктатором. Я не хочу быть ни одним из них.

Мы все смотрим друг на друга и пожимаем плечами. Трудно с этим поспорить.

– Дэлия? – пробую я. – Ты одна из самых умных.

Дэлия только улыбается ослепительно белыми зубами и качает головой.

– Даже не пытайся, девочка. Ты позвала нас в этот проект. Ты – лидер.

Ха. Две сучки в одном фильме? Нет, Дэлия – это скромный и незаметный гений, который спасает всех в конце.

– Хорошо, – говорю я. – Я совершенно согласна с Кэролин. Нам не нужен лидер. И если придется его выбрать, то им точно буду не я. Итак. Где мы? И что именно произошло?

– Они сняли крышу со здания и направленным лучом перенесли нас на борт, – говорит Хайди. – Вместе с другими. Я видела еще тарелки в отдалении, они простирались до самого горизонта. Я думаю, что они похитили сотни людей. Или тысячи. Думаю, еще я видела, как они взрывали какие-то здания. Это определенно были взрывы. Мы, можно сказать, счастливчики.

Все замолчали. Я не подумала об этом. Может быть, все погибли, и мы единственные, кто остался в живых.

Черт. Моя семья может быть мертва! От шока я начинаю задыхаться.

– Что ж, мы не знаем этого наверняка, – говорит быстро Кэролин. – Мы должны основываться на том, что Земля еще существует. Если нет, то ситуация безвыходная. Цели вернуться домой больше не будет.

Мы все согласно киваем. Я рада, что она, похоже, все-таки больше подходит на роль лидера, а не сучки.

Я замечаю, что другие женщины также объединяются в маленькие группы. Я улыбаюсь и машу некоторым из них. Мы здесь все заодно. И тут много людей. Наши похитители не должны надеяться на то, что смогут усмирить столько женщин одновременно.

Я чувствую, как улучшается мое настроение.

– Итак, как мы можем захватить контроль над этой тарелкой?

– Выбраться отсюда. Найти пульт управления, – говорит Эмили. – Одолеть команду. Вернуться домой.

– Хорошо. Как мы выберемся отсюда? – спрашиваю я, затем осознаю, что даже не пытаюсь быть веселой. – Я имею в виду, что это будет самая легкая часть, – быстро добавляю я. – Это не вызовет проблем.

– Эта комната не такая уж большая, – Эмили оглядывается вокруг, осматривая пространство своими большими карими глазами. – Но я не вижу ни дверей, ни окон. Это место похоже на грузовое отделение.

Дэлия вытягивает шею и тоже осматривает комнату.

– Совершенно круглый цилиндр диаметром 40 футов и высотой в четыре с половиной фута. Металлический пол и потолок. Стены из неизвестного материала. Воздух с достаточным количеством кислорода для людей, чтобы дышать без побочных эффектов. Атмосферное давление в норме. Слабый запах серы. Нет видимых дверей и окон. Один возможный люк в потолке.

Мы все поворачиваемся туда, куда она смотрит. И, конечно же, в середине потолка видим круглый люк размером со смотровое отверстие. Вернее металлический круг, который может быть люком. С нашей стороны нет ручек или блокировочных механизмов.

Я поднимаюсь на ноги и осторожно иду туда, пытаясь не удариться головой. Кладу руку в середину круга и нажимаю. И люк поддается всего лишь на дюйм, прежде чем я отпускаю его. Он слишком тяжелый. Но не настолько, чтобы его нельзя было поднять.

– Идите сюда и помогите мне, – прошипела я. Две девушки подходят и помогают подтолкнуть люк.

– Он открывается!

Это тяжело, но мы постепенно толкаем вверх крышку люка пока не встаем на цыпочки. Отверстие достаточно большое, чтобы кто-нибудь из нас смог пролезть через него.

И теперь все снова смотрят на меня. Черт. У них есть основание. Неунывающий счастливчик обычно делает много опасных вещей. Я должна была подумать об этом.

– Отлично, – говорю я, исполняя свою роль веселой девчонки. – Это будет прогулкой в парке.

Две девушки становятся на четвереньки, чтобы я смогла взобраться на их спины. Я смотрю в щель между люком и рамкой. Здесь также темно, как и внизу, но свет не желтый, а синий. Я медленно лезу через узкое отверстие. Я где-то читала, что если вы сможете протиснуть свои бедра, то сможете пролезть полностью. Но мои бедра довольно широкие, а отверстие начинает казаться узким.

Я покачиваюсь и извиваюсь как червяк, и неожиданно мои бедра протискиваются. Теперь я могу вытащить ноги.

Еще пара секунд и я встаю на ноги, а девочки остаются внизу.

Мне все еще приходится наклоняться, потому что потолок здесь тоже очень низкий. Эта комната еще меньше, чем грузовое отделение внизу, и пол не металлический, а пластиковый. Это словно стык или переход в коридоре. Шесть коридоров приглушенно излучают свет, заканчиваясь дверьми.

– Что ты видишь? – шепчет Аврора из люка.

Я опускаюсь на колени так, чтобы ответить, не повышая голоса.

– Это переход, он разделяется на шесть коридоров, в каждом двери. Может, кто-нибудь тоже поднимется сюда?

Вскоре, Кэролин, Аврора и Эмили присоединяются ко мне.

– У кого-нибудь есть оружие? – шепчу я. – Мы попытаемся найти пульт управления. И я не уверена, что мы сможем захватить эту штуку голыми руками.

Мы обыскиваем наши карманы и в итоге у нас шесть шариковых ручек, жевательная резинка, мятные леденцы разных вкусов, лабораторные очки, восемь долларов и тридцать центов, два тампона и куча блокнотов.

Я смотрю эту на жалкую кучу и пытаюсь оставаться невозмутимой.

– Если у них нет аллергии на мяту, я не уверена, что что-нибудь из этого нам поможет. Но, несомненно, у нас все получится. В конце концов.

Мы просим девушек, находящихся внизу, придумать какое-нибудь оружие.

– Хоть что-нибудь, – шепчу я Хайди через люк. – Пилки для ногтей. Ножницы. Веревка. Вилки. Я имею в виду, может у кого-нибудь есть перцовый спрей.

Я слышу, как переговариваются девушки внизу. Конечно же, они должны что-то придумать.

В итоге, у меня небольшое количество веревки, но нет ни ножниц, ни пилочки. Думаю, все были застигнуты врасплох во время похищения, и ни у кого не было времени схватить что-нибудь еще, кроме того, что было в карманах.

– Это что? – шепчу я Хайди. – Шнурок?

– Это то, о чем ты просила, – возмущается она. – Некоторые из женщин здесь достали шнурки из своих тренировочных брюк, и теперь им приходится их держать. О, подожди…

Она исчезает и снова появляется с чем-то черным в своих руках.

– Что насчет этого?

Я беру вещь обеими руками. Она тяжелая.

– О, черт возьми…

Это пистолет. Очень черный, матовый и тяжелый. Не могу не заметить, что он идеально сидит у меня в руке. Он довольно маленький.

Хайди с кем-то говорит внизу и передает мне информацию:

– Пистолет «Глок 26», – произносит она. – Девять миллиметров, надеюсь это не расстояние, на которое он может стрелять… что? Хорошо, это диаметр пули? Это не о чем мне не говорит. Но все же. У тебя десять выстрелов, – она смотрит на меня. – Этого достаточно или вам нужно еще больше шнурков?

Глава 3

София


– Нет, этого достаточно, – быстро отвечаю я и показываю пистолет другим девушкам. Их глаза расширяются.

– Это должно сработать, – говорит Кэролин. – Если эти низкорослики не пуленепробиваемые. Я имею в виду, судя по этим смехотворно низким потолкам, они должны быть очень мелкими.

Я неуклюже держу пистолет в руке.

– Аврора? Ты же итальянка, у тебя должен быть опыт, связанный с оружием, верно?

– Эй, не каждая итальянская семья состоит в мафии, – шипит она. – Моя, в основном, пекари.

Кэролин и Эмилия смотрят в другую сторону, когда я пытаюсь передать им пистолет.

Я вздыхаю.

– Хорошо. Я пойду первой.

Две двери оказываются заблокированы. Третья отодвигается в сторону, когда я подхожу ближе. По ту сторону космос, и на мгновение я думаю, что умру. Но здесь все еще есть воздух, и я предполагаю, что смотрю через огромное стекло или на гигантскую проекцию на стене. Я вижу миллионы звезд в черном бесконечном космосе.

И я вижу наших похитителей.

Они маленькие, серые инопланетяне с большими головами и длинными и тонкими маленькими руками. У них два длинных костлявых пальца на каждой руке, а еще у них огромные черные глаза без радужных оболочек или зрачков.

Они сидят на маленьких стульях, которые, кажется, встроены прямо в пол.

Их всего четверо. И они все смотрят на меня.

Я направляю пистолет на ближайшего из них, надеясь на то, что они знают, что это.

– Итак, этот корабль разворачивается и возвращается на Землю.

Я пытаюсь придать своему голосу командные и уверенные нотки, но я, должно быть, больше похожа на Минни Маус.

Пришельцы просто пристально смотрят, но не двигаются.

Я оглядываюсь назад. Другие девушки храбро стоят по другую сторону двери, заглядывая внутрь огромными, любопытными глазами.

– Девочки, идемте сюда. Это пульт управления.

Я снова смотрю на инопланетян. Они кажутся застывшими. Они даже не моргают.

– Я сказала, разворачивай эту штуку прямо сейчас!

Они не реагируют. Надеюсь, мне не придется стрелять из пистолета, чтобы объяснить свою точку зрения. У меня есть подозрение, что стрельба внутри космического корабля может оказаться не лучшей идеей. И мне не нравятся громкие звуки.

Спустя секунду я чувствую, что другие девушки встали позади меня. Один из инопланетян двигает пальцем, и я застываю. Я не могу двигаться. Вообще.

Я пытаюсь обернуться, чтобы проверить остальных девушек, но не могу. Я заморожена, и продолжаю держать пистолет на вытянутой руке. И я понимаю, что даже если смогу пошевелить указательным пальцем, чтобы спустить курок, я не раню ни одного из серых человечков.

Замораживание начинает причинять боль, я не знаю, или это из-за неудобной позиции, или пришельцы наказывают меня за эту попытку угона.

Волна сильной боли выстреливает из моих ступней прямо к моей голове и обратно. Дерьмо. Определенно наказывают. Я слышу свой стон. Это весь контроль над моим телом, который у меня есть, а этот стон был непроизвольным.

Боль пробегает по мне еще два раза и затем все заканчивается. Я бы закричала, если бы могла, но я даже не могу перевести дыхание. А дышу ли я вообще?

Нет. И теперь боль в груди не искусственная пытка, а из-за того, что легкие отчаянно нуждаются в воздухе.

Я борюсь ментально, чтобы получить контроль над своим телом, и я определенно паникую, но остаюсь парализованной. Туман начинает застилать мне глаза, и последнее, что я вижу, это звезда в середине огромного экрана в этом помещении. Так же я вижу планеты на орбите вокруг, похожие на маленькие звезды. Эта звезда желтая и напоминает мне Солнце, а синяя точка света в центре экрана напоминает мне Землю.

Они все-таки развернули корабль?

***

Когда я снова прихожу в себя, девочки стоят на коленях вокруг меня. Некоторые тихо плачут, другие сосредоточены и смотрят очень серьезно. Позитивный настрой, который был у нас раньше, исчез.

Конечно же, это грузовое отделение. Я пристально смотрю на круглый люк. Он снова закрыт.

Хайди следует за моим взглядом.

– Да это так, он снова закрыт. И не сдвигается с места.

Внезапно я вспоминаю, как хотела дышать, и пару раз сильно вдыхаю воздух.

– Спокойно, – говорит Эмилия, похлопывая меня по спине. – Ты больше не парализована.

Я глубоко вздыхаю, наслаждаясь тем, что могу это сделать, несмотря на вонь в комнате. Где остальные?

Девочки обменялись взглядами.

– Мы в порядке. Нас перенесли одновременно с тобой. Ты перенесла это тяжелее, чем мы. Но…

Я вижу, что они что-то скрывают, и это что-то очень плохое.

– Что? Расскажите мне все, не заставляйте меня бояться.

– Это Олеся, – мягко говорит Аврора. – Они перенесли ее лучом отсюда, затем обратно. И она… – она указывает на другую сторону комнаты. Там кто-то лежит на полу. Это должно быть Олеся, русская девушка. Она лежит с закрытым лицом, и все держатся от нее на расстоянии.

– Дерьмо, – произношу я и опускаю голову, как только понимаю, что случилось. – Они убили ее.

Кэролин скрещивает руки на груди и дрожит.

– Она была мертва, когда луч вернул ее. Это заняло пару секунд. Она не страдала.

– Наказание за мятеж, – прошептала я, хотя на самом деле хотелось закричать. – Она была права. Но она этого не заслужила. Она не была сучкой. Черт, мне очень жаль.

Я все еще испытываю головокружение из-за недостатка кислорода, но я чувствую, как на глазах появляются слезы, а в горле застревает комок.

– Никто этого не заслужил, – говорит Хайди. – Мы сделали все возможное, чтобы сбежать. Мы не знали, что может произойти. И ты очень смелая. Ты сделала все правильно. Мы просто не знали, что так получится.

На этот раз я позволяю слезам стекать вниз по моему лицу, не пытаясь их прекратить. Я возможно и играю роль веселой девчонки, но я всего лишь человек. Это попытка захвата была моей идеей. Это было безумно глупо. И теперь Олеся из-за этого умерла.

– Итак, что нам делать? – начинает Аврора, но затем раздается громкий удар и сильный толчок, и вся комната начинает трястись. Снаружи доносится громкий гудящий звук, и нам приходится кричать, чтобы говорить.

– Мне кажется, мы падаем вниз! – кричит мне на ухо Кэролин. – Или мы, должно быть, приземляемся!

– Если это так, то это довольно неконтролируемая посадка! – кричит Аврора.

И она права – нам всем приходится цепляться за пол, потому что комната ужасно трясется. Буквально через несколько мгновений нас сильно прижимает к полу, когда наш грузовой отсек ударяется об плотный слой атмосферы и замедляется.

– Думаю, они нас сбросили, – кричит Кэролин. – Теперь мы падаем сквозь атмосферу планеты. Думаете, это может быть Земля?

Я просто пожимаю плечами. Полагаю, это возможно. Но у меня сильное подозрение, что я ошибаюсь.

Мы падаем, вероятно, около двух минут, но ощущение такое, что это продолжается бесконечно. Наконец, мы медленно дрейфуем к поверхности планеты, затем тяжелый толчок и удар, и вот мы приземлились.

Какое-то время мы все сидим в абсолютной тишине, ожидая чего-то еще.

– Я полагаю, мы приземлились, – произносит Хайди. – И думаю, мы можем выйти, если хотим.

Она указывает на часть стены, где внезапно появился пульсирующий круг желтого света.

– Кто хочет быть первым?

Я медленно встаю на колени, которые дрожат. И тут замечаю, что у меня до сих пор есть оружие.

Я чувствую себя виноватой из-за Олеси. Я приняла ее на работу в лабораторную группу. И эгоистично удерживала их на работе вместо того, чтобы отпустить домой за несколько часов до прихода инопланетян. И если бы я продумала захват более тщательно и немного подождала, вместо того, чтобы бросаться действовать при первой же возможности, она, может, была бы еще жива. Я, наверное, просто должна понять, что я не неунывающий оптимист в этой группе похищенных девушек, как хотелось бы, я – сучка.

– Я пойду.

Хайди кладет руку мне на колено.

– Тебе не нужно делать этого, София. Кто-то другой может пойти первым в этот раз.

Я выдавливаю улыбку, надеясь, что она не сильно перекошена, но подозреваю, что это больше похоже на безнадежную гримасу.

– Хей, у меня есть пушка. Хочешь за нее побороться?

Я добираюсь до двери и нажимаю на кнопку рядом с ней. Это получается легко, а затем дверь скользит и отодвигается в сторону.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю