355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Иван Суббота » Тёмный Эвери. Лич » Текст книги (страница 1)
Тёмный Эвери. Лич
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 19:53

Текст книги "Тёмный Эвери. Лич"


Автор книги: Иван Суббота


Жанр:

   

Киберпанк


сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Суббота Иван

Темный Эвери. Лич.


   – Что ты сказал? Повтори. А то у меня со слухом что-то, – Валерка помахал рукой возле уха. – Прикинь, послышалось, будто ты сказал, что продал своего героя в «Битве богов». Вот дожил. Слуховые галлюцинации в таком юном возрасте.

   Тоже мне юный возраст. Парню скоро двадцать пять стукнет, а он тут клоунаду передо мной устроил. Я устало вздохнул – паясничать Валерка умел и любил, ему только повод дай. А сейчас повод у него был.

   – Тебе не послышалось, – терпеливо начал объяснять я. – Я действительно продал Вальда. Почти неделю назад. Уже и деньги получил. И даже, наверное, уже потратил.

   – Стоп! Стоп! Стоп! – Валерка выставил руки ладонями вперед. – Давай по-порядку. Ты заявляешь, что продал Вальда, паладина 318 уровня. Персонажа, на развитие которого ты потратил восемь лет. Восемь!

   – Откуда восемь? – удивился я. – Как это ты насчитал?

   – Элементарно! Два года школы, – Валерка начал загибать пальцы. – Год армии. Наверняка, в игре через телефон сидел. И пять лет института.

   – Ни по какому телефону я в игре не сидел, – возмутился я. – Там не до игр было. Нас так гоняли, что просто с ног валились. И последний год института можешь не считать, я в игре почти не был, к диплому готовился. Проект чертил. Так, иногда на пару часов заходил по данжу пробежаться.

   – Все равно. – Валерка отмахнулся от моих возражений и продолжил, – ты продал единственного паладина в игре, преодолевшего трехсотуровневый рубеж. Единственного паладина, входящего в сотню сильнейших героев "Битвы богов".

   Тут он придал голосу торжественные нотки и с пафосом произнес:

   – На почетном сотом месте.

   При этом он поднял указательный палец вверх, что, как я понимаю, должно было подчеркнуть патетику момента, а заодно и продемонстрировать всю глубину моего нравственного падения. Подождав пару секунд моей реакции и не дождавшись ее, он продолжил капать мне на мои бедные мозги:

   – Единственного персонажа в игре, способного в одиночку пройти подземелье замка Редшир. Полностью! Включая и босса подземелья – эту скотину Красмайера. Единственного героя, не считая персов донаторов, имеющего три полностью прокаченные божественные репутации.

   Валерка возмущенно уставился на меня.

   Я пожал плечами и молча кивнул. Говорить что-либо в ситуации, когда Валерка Калёнов входит в раж, бесполезно. Он оседлал своего любимого конька и в ближайшее время с него не слезет.

   – Да ты знаешь, сколько стоит прокачать репутацию до "Восхищения" у трех богов? Миллион! – трагически прошептал он. И тут же добавил нормальным голосом, – ну, почти.

   Конечно, я знал. Все подобные вещи уже давно были просчитаны и пересчитаны по сто раз, неоднократно обсуждены на форумах. Вопросы прокачки героев были самыми популярными темами, а божественные репутации в этих темах стояли чуть ли не на первом месте.

   Богов в игре было много. Одних только основных пантеонов – целых шесть штук. Хаос, Порядок, Смерть, Жизнь, Свет и Тьма. И в каждом пантеоне десятки богов. А сколько еще было богов, входящих в малые пантеоны? Я, лично, не смог бы ответить на этот вопрос, несмотря на несколько лет, проведенных в игре.

   Отношения богов к героям, или, другими словами, божественные репутация, являлись важным игровым фактором. Каждый бог мог улучшить одну из характеристик героя, вплоть до ее удвоения. Достигнув максимума в отношениях с одним богом, можно было выбрать другого и начать поднимать свою репутацию уже у него. И так хоть до бесконечности. Пока боги не кончатся. На уже имеющиеся репутации это никак не влияло.

   Вот только заработать репутацию у каждого последующего бога было все труднее и труднее. О чем, кстати, сейчас и говорил мечущийся по комнате Валерка.

   – Тебе повезло, что ты начал качать Вальда задолго до рестарта "Битвы богов". Раньше еще хоть как-то было можно без реала прокачать вторую и третью репу. А теперь, после этого долбанного апгрейда и ввода ИскИнов, хорошо, если вторую репу сумеешь прокачать до взятия трехсотого уровня.

   Ну, это он загнул. Поднимали репутацию у второго бога до максимальной планки уже где-то к 250-му уровню. А отдельные игроки умудрялись получить "Восхищение" у второго бога и к 200-му уровню. И это я не про донаторов говорю – эти ребята бегали с тремя "Восхищениями" уже на десятом уровне, а к сотому многие уже и четвертую божественную репутацию покупали.

   – Зато играть стало интересней, – вставил я, пока Калёнов на секунду остановился перевести дух. – Монстры поумнели. Теперь, чтобы завалить моба...

   – Конечно, интересно, – со злостью в голосе перебил Валерка. – Еще бы не интересно было играть, когда у тебя три божественные репы и четвертая почти на сорок процентов поднята. Не персонаж, а просто имба! Неубиваемая! И ты продал такого героя!

   Валерка, схватившись за голову, опять забегал по комнате. Он по жизни такой – вспыльчивый и неугомонный. Не может ни минуты спокойно усидеть на одном месте. И в игре тоже постоянно куда-то торопится. Хорошо хоть в подземельях и других опасных локациях со временем стал вести себя осторожно. А то ведь по молодости сколько вайпов, падений рейда, по его вине было, когда из-за его торопливости погибала вся команда. Зато Валеркин персонаж был сильным дамагером. Дамагерами в игре называли героев, заточенных на максимальное нанесение урона противнику. Валеркин персонаж был разбойником, а герои класса "Разбойник" могли за одну связку ударов нанести столько урона, сколько не каждый "Паладин" и за десять раундов боя нанесет.

   Больше разбойников урон в "Битве богов" наносили только игроки, выбравшие для своих героев классы "Воин" или "Маг". Но вот в первой десятке игроков почему-то было всего два мага и один воин, а остальные – разбойники. Хотя, понятно почему, все благодаря умению "Стелс" – незаметности, доступной только классу "Разбойник". Врожденное умение класса. Приобрести его иным способом, кроме как выбрать своему персонажу этот класс, нельзя.

   "Стелс" это не просто незаметность. Это – невидимость, которая не спадает в бою. При максимально прокаченном умении "Стелс" разбойник может использовать абсолютную незаметность в течение 20-ти секунд. Этого времени более чем достаточно, чтобы обнулить здоровье противника одинакового с разбойником уровня.

   Да и просто при активированном "Стелсе" заметить разбойника не каждый сможет. Тут нужно прокаченное умение "Наблюдательность".

   Зато откат после применения абсолютного стелса – 60 секунд. Пока они не пройдут, использовать его заново не получится. А за минуту многое может случиться. У меня, например, Валеркин КоленВал за 20 секунд стелса сносил четверть жизни, пока я тупо размахивал мечом в надежде зацепить невидимого противника. И еще две четверти здоровья я терял за соедующие сорок секунд, что были необходимы ему для применения следующего "Стелса". Но, вот только применить его второй раз КоленВал не успевал. В этом месте мой Вальд валил его. Если, конечно, КоленВал не выпивал эликсир, восстанавливающий здоровье. Но такой же элик мог выпить и я.

   А еще я, как паладин, мог использовать заклинания лечения из магии Света и восстанавливать часть потерянного здоровья. Маны на лечение у меня было предостаточно, хватало на пятнадцать применений заклинания. А разбойники лечить себя не могли. Так что, у Валерки не было никаких шансов завалить своим КоленВалом моего Вальда.

   Кстати, этот класс – "Разбойник" – я рассматривал в качестве возможного выбора для своего нового перса. Нравился мне урон, наносимый ими. И "Стелс" их тоже нравился. Очень нравился. Исключительно эффективное умение. На мой взгляд – самое крутое умение в игре. Разумеется, если играешь дамагером. Если же предпочитаешь играть целителем, или, например, бафером, героем, усиливающим характеристики и другие параметры союзников, то "Стелс" не особо и нужен. Хотя, такое умение никому не помешает.

   – Да сядь ты уже, – раздраженно бросил я Валерке. – Притомил мелькать туда-сюда.

   – Если притомил, поиграй в тетрис, – буркнул Валерка, но бегать по комнате перестал. – Самое оно для тебя. В нем хотя бы нельзя продать персонажа, бросив своих друзей на растерзание мобам. Кто теперь меня танковать будет? А донаторов как я теперь в одиночку буду киллить? Какие плюшки из них валились, ммм...

   Валерка плюхнулся на кровать и мечтательно закатил глаза. В этой игре его больше всего привлекали бои между игроками. И не только его. Эта игра вообще была ориентирована на противостояние игроков. Управляемые компьютерными программами монстры и так называемые НПС, от английского NPC (non player character), или, по-другому, неписи, играли большую и очень важную, но все же второстепенную роль в "Битве богов".

   На первом месте в игре были ожесточеннейшие бои между игроками антагонистичных фракций. Света и Тьмы. Хаоса и Порядка. Жизни и Смерти. Впрочем, в "Битве богов" с не меньшим ожесточенностью и с не меньшей регулярностью дрались между собой и сторонники одной и той же фракции. Это в начале игры, лет восемь назад, игроки более-менее придерживались разделения на враждебные фракции. Тогда еще никаких виртуальных капсул не было, играли на обычных компах.

   Но уже тогда народ стал постепенно отходить от задуманного разработчиками игры сценария – фракционного противостояния. А с появлением виртуальных капсул и технологии полного погружения в виртуальный мир игроки словно обезумели. Все нападали на всех. Ни о какой фракционной солидарности и речи не шло. Светлый бил светлого с не меньшим ожесточением, чем темного, и наоборот. Каких только мезальянсов не складывалось. Светлые вступали в союз с Тьмой против Порядка, друиды из фракции Жизни могли плечом к плечу с рыцарями смерти биться против сторонников Хаоса. Народ упивался возможностями виртуального мира.

   Полем боя выступал весь мир "Битвы богов" с его бесконечными территориями и бесчисленными подземельями. В любом месте встреча двух игроков могла закончиться нападением одного на другого. А если эти игроки еще являлись и членами боевых кланов, то завязавшаяся между ними дуэль могла перерасти в настоящее массовое побоище, в котором с каждой из сторон участвовали сотни и тысячи игроков.

   Обычно это случалось неподалеку от населенных пунктов, в которые можно было телепортироваться из других мест мира, а уже оттуда быстро добраться до места сражения. И только в том случае, если завязавшие бой игроки были примерно равны друг другу. В других случаях бои длились считанные секунды и никакие друзья по игре или соратники по клану прийти на помощь не могли – просто не успевали.

   А вот осады замков могли длиться часами и участвовали в них десятки тысяч игроков. Это еще одна грань игры, которая привлекала нас с Валеркой. И не только нас. Масштабные клановые или фракционные войны превращали миллионы игроков из разных уголков планеты в настоящих фанатиков игры, яростно защищающих выбранную ими фракцию.

   Мы с Калёновым играли за Свет. Я сразу выбрал класс "Паладин", а паладины могут идти только по Пути Света. А вот разбойникам доступен любой Путь и Валерка сначала выбрал Путь Смерти, расу "Вампир". Разбойник-вампир – это ходячая смерть. У вампиров есть врожденное расовое умение "Вампиризм" – восстановление здоровья пропорционально нанесенному урону. И чем выше прокачано умение, тем большее количество здоровья восстанавливается. На максимальном уровне умения, десятом, на восстановление здоровья идет 50% нанесенного урона. Вот и представьте себе, какое количество единиц жизни восстанавливает себе вампир, обладающий диким уроном разбойника? При таком раскладе малые показатели выносливости и здоровья у вампира не имеют существенного значения. Если, конечно, напротив тебя не стоит такой же сильный дамагер.

   И все это великолепие Валерка года три назад, когда разработчики игры объявили рестарт и дали всем игрокам возможность бесплатно изменить выбранный стиль игры, сменил на фракцию Света и расу "Человек", у которой и бонусов-то толковых никаких нет. Причина, как он объяснил, была проста – "а надоело за Темную сторону играть".

   Фракцию и расу Валерка сменил, а класс оставил. Не захотел терять "Стелс" и высокий дамаг разбойника. Хотя, против серьезных монстров одного только высокого урона не достаточно – здоровья у этих монстров много, защита серьезная, сами они урон наносят не маленький. А у разбойников здоровья мало, защита слабая, да еще и доспехи они могут носить только кожаные. Даже кольчуги носить не могут. Точнее, надеть они могут и кольчуги, и даже полную металлическую броню, но только в этом случае все их преимущество сойдет на нет – "Стелс" они применить не смогут, как и связки своих коронных ударов. Так что, в боях с самыми сильными монстрами дамагер нуждался в прикрытии – партнере, который сам, может, и не наносил высокий урон, зато благодаря большому количеству жизни, мощной защите и надетым доспехам способен был длительное время выдерживать удары противников. Таких игроков называли танками и у них, как правило, было освоено умение "Защитить", позволяющее принимать на себя весь урон, предназначенный другому игроку – союзнику.

   Таким танком был мой Вальд. Вдвоем с Валеркиным КаленВалом мы представляли грозную силу и для монстров, и для игроков-донаторов. Про обычных игроков я даже и не вспоминаю.

   – Перейдешь на обычных игроков. Или на донаторов поменьше уровнем, – ответил я. – С них тоже не плохой шмот падает.

   – Не получится, – скривился Валерка. – С совсем маленьких мне ничего не упадет, а те, кто постарше, скорее меня самого замочат, чем я их. Да ладно, что уж теперь об этом, – он махнул рукой. – Скажи, лучше, за сколько Вальда продал?

   – За три лимона, – я ждал этого вопроса и постарался, чтобы мой голос прозвучал равнодушно.

   – Рублей? Не, ты точно самый последний дурак, которого я знаю, – Валерка разочарованно покачал головой. – А дураков знаю я немало, ты уж поверь. Ну, вот сам посчитай. Первую репу прокачать легко и дешево. Если самому качать, то уровню к восьмидесятому, край к сотому, получишь "Восхищение". Если бабла в игру закинуть и сразу закупиться толковым шмотом на аукционе и скинуть его на алтарь, то выйдет тысяч пять-десять долларов, смотря какому богу жертвовать будешь. Вторую репу качнуть – это или год потратить, как делает основная масса игроков, или сотню штук реальных денег в игру закинуть. Ну, пусть не сотню, пусть восемьдесят тысяч, если бог попроще и бонус от него так себе. Третья репа – сколько по времени займет, никто не знает. Ты не показатель, ты всю репу считай только на замке Редшир и поднял. Весь дроп на алтарь полтора года таскал. А дропа в подземельях одному игроку падает на порядок больше, чем если группой ходить. Тебе только Легендарка три раза падала, а сколько Редких вещей и Уников – не сосчитать. А кроме тебя ни у кого больше третьей репы нет. Про донаторов я не говорю. Им, кстати, чтобы третью репу получить, надо реала на пятьсот тысяч вложить. И это – минимум. Так что, ты мог отхватить не три ляма, а все тридцать. Это с учетом прокаченной почти до "Признания" четвертой репы. Про остальное я не говорю, это мелочь.

   – Всё сказал? Тогда держись крепче за кровать, а то свалишься. Па-ба-ба-бам! – Я изобразил бой барабанных палочек. – Три миллиона долларов плюс новый кокон! Вот так то!

   Валерка выпучил глаза.

   – Опупеть, – спустя несколько мгновений сказал он. – Не, Серега, ты не самый последний дурак. Ты всего лишь на втором месте.

   Вид у него был явно ошарашенный. Да я и сам до сих пор еще не отошел от шока. Когда на Вальда упало письмо с предложением продать его, я поначалу даже отвечать не стал, удалил письмо и забыл. На последующие письма отвечал коротким отказом. Пока мне не нарисовали цифру. Три миллиона долларов. И не предложили набрать номер скайпфона.

   Номер я набрал. Не очень верил в названную сумму, думал – лажа. Но номер набрал. Предложение оказалось не лажей. Когда осознал это, я начал яростно торговаться.

   После часа напряженного торга мы, как говорится, расстались довольные друг другом. Цена паладина 318 уровня про имени Вальд, персонажа игры "Битва богов", составила три миллиона долларов. Да-да, с чего наш длительный торг начался, тем и закончился. Этот ушлый русский американец торговаться умел. Куда мне, вчерашнему бедному студенту архитектурного института, до этой акулы бизнеса. Он сразу просек, что цена меня очень впечатлила. Хотел даже откатить немного назад, но и я тоже просек, что ему очень нужен мой паладин. Так что, я еще и выторговал замену моей старенькой виртуальной капсулы, которую я четыре года назад купил за шесть тысяч долларов и которая переходит к новому владельцу вместе с проданным персонажем, на новую, самую современную, супер-пупер навороченную, стоимость которой составляет пятьдесят тысяч.

   – Эх, Калёнов, Калёнов. Вечно ты торопишься с выводами, – сказал я. Развернул кресло к компьютерному столику и подтянул к себе ноутбук. – Как-то на одном форуме вычитал, что давно, когда он-лайн игры только-только появились, среди геймеров ходила такая поговорка – одни игроки смеются над другими, вкладывающими бешеные деньги в виртуальную игру, а другие смеются над первыми, считающими эти деньги бешеными. Вот, смотри.

   Я повернул ноутбук к Валерке и кивнул на экран:

   – Сейчас его информация закрыта. Ничего, кроме класса, уровня и имени не увидишь. Ну, и статуса – в игре или отсутствует, разумеется. Но еще пару дней назад она была открыта и я успел сделать скриншот. Гляди.

   Валерка вскочил и склонился над ноутбуком, впившись взглядом в картинку на экране. Несколько долгих минут он моча рассматривал ее, а потом тихо прошептал:

   – Опупеть!

   На экран была выведена полная информация о Вальде с изображением самого паладина и одетого на него обмундирования, с указанием всех его параметров, начиная от основных и вторичных характеристик и заканчивая длинным списком изученных умений с указанием их уровня.

   – Шесть божественных репутаций уровня "Восхищение"! – мой друг выпрямился и посмотрел на меня ошалевшими глазами. – Я боюсь даже представить себе, во сколько это ему обошлось.

   Я усмехнулся:

   – Ты на клан его посмотри.

   Валерка опять прильнул к экрану ноутбука.

   – Орден Розы и креста. И что? – недоуменно спросил он. – Ни разу о таком не слышал.

   – Я тоже раньше не слышал, пока не полез в поисковик и не нашел информацию о нем. Розенкрейцеры – это был сильнейший клан в "Негусе". Ты наверняка слышал про эту игру. До ареста руководителей Негус Интертеймент она была одной из самых популярных. В нее играло народу больше, чем в Битву.

   – Ага. А теперь, когда "Негус" прикрыли, они ломанулись в Битву, – сказал Валерка.

   – И не только они. Я тут полазил по поисковикам, пока свободное время было, новый кокон привезут и установят только завтра, и вот что обнаружил. Негус Интертеймент не единственная компания, владелец виртуальной игры, в отношении которой ведется расследование. Что-то там вроде сговора с рекламодателями и использование нейро-программирования игроков. По решению суда закрыты более двух десятков игр, некоторые очень популярные. Как тот же "Негус". Еще в отношении нескольких компаний такое решение пока не принято, но дело находится на рассмотрении суда. Единственная игра, которая прошла проверку и которая оказалась полностью чистой – это "Битва богов". Понимаешь, что это значит?

   Валерка кивнул:

   – Это значит, что Розенкрейцеры – не единственные. Сейчас все игроки из других игр ломанутся в Битву. Нас ждет наплыв нубов и мажоров. Надеюсь, что и нормальных игроков будет немало.

   Он замолчал, глядя на экран и о чем-то размышляя. Я тоже задумался о предстоящих изменениях в привычном раскладе сил в "Битве богов". Розенкрейцеры, судя по столь резвому началу, будут стремиться занять лидирующие позиции в мире "Битвы богов". Другие кланы из других игр тоже не останутся в стороне. Деньги, судя по всему, у этих ребят есть. А если есть деньги, будет и все остальное. Как говорил некто Наполеон, для победы в войне нужны всего три вещи – деньги, деньги и деньги. У нынешних топ-кланов с этим ресурсом, похоже, тоже все в порядке и так просто пальму лидерства они не отдадут.

   Мир "Битвы богов" ожидают интересные и напряженные времена. Шаткому равновесию, сложившемуся среди топ-кланов игры, приходит конец. Деньги на войну польются рекой. А когда кто-то тратит деньги, найдется и тот, кто их зарабатывает. И вот именно этот момент для меня сейчас имеет самое актуальное значение.

   – Серег, а что ты там сказал, что, то ли потратил, то ли не потратил эти бабки? – спросил Валерка.

   Он, наконец-то, оторвался от компьютера и опять плюхнулся на кровать, уставившись в потолок задумчивым взглядом.

   – Ай, – я махнул рукой, – надо было их куда-то пристроить, чтоб инфляция не сожрала. Когда я еще такие бабки потрачу? Думал, мать что-то посоветует, она же экономист как-никак, не в последней компании работает. А посоветовал отец.

   – Отец? – удивился Валерка. – Он же у тебя повар. Что он мог посоветовать?

   – Не скажи, на самом деле толковый совет. Это тебе не акции на фондовом рынке покупать или в недвигу вкладываться. Там не угадаешь. В банк, на депозит – тоже не самый лучший вариант. Инфляция выше, чем проценты в банке. А батя предложил в вино вложиться.

   – Куда? – еще больше удивился Валерка. – В вино? Какое вино?

   – Красное.

   Валерка наконец-то отвлекся от рассматривания потолка и перевел недоумевающий взгляд на меня. Увидев мою насмешливую улыбку, он тряхнул головой:

   – Брр, что-то я ничего не понял. Ты давай тут зубы не скаль, а толком объясни. Что за вино и нафига в него вкладываться. Чтобы спиться потихоньку?

   – Батя говорит, что вино из прошлогоднего урожая винограда очень удачное получилось. Торес Селесте называется. Испанское. Красное сухое. Весной к ним в ресторан первую партию поставили, цена бутылки около двадцати евро была. А сейчас, к концу лета, уже по тридцать пять подают на стол. Батя говорит, что это вино с годами только дорожать будет, через несколько лет и сотню стоить будет, если не больше. Лучшее вложение на сегодня. И товар всегда будет востребован. И чем дальше, тем дороже. Поэтому надо как можно быстрее покупать, пока еще виноделы оптовые партии продают.

   – Хм, – Валерка согласно кивнул головой. – Логично. И что? Уже купили? Совсем, что ли, денег не осталось?

   – Ну, как тебе сказать. Мы, когда тут всей семьей посовещались, по инету полазили, решили срочно батю в Испанию отправить. Раскупают товар бешеными темпами. Он взял отпуск и рванул в Мадрид. А через два дня позвонил из Рима. Говорит, погребок нашел, где вино хранить можно, а еще и ресторанчик при нем. Как раз в три миллиона все укладывается. Ну, после такого закидона бати, мать подорвалась и помчалась в Рим, спасать отца. На следующий день уже она позвонила. Сказала, что ей там все очень понравилось. Говорит, ты ведь знаешь – отец всегда мечтал о своем ресторанчике или кафешке.

   – Ну, и? Что решили? Вино то купили?

   – Да купили-купили. Ресторанчик купили. В смысле, в процессе. Я с батей по скайпфону связался, сказал, что ресторанчик – это мой подарок ему. С погребком. Только там помимо этих трех лямов еще придется тысяч триста в ремонт вложить. Мама говорит, кредит будут на ремонт брать. Ну и оборотные средства еще. Посчитала все. Говорит за два года кредит закроют, а то и раньше. Здесь увольняться собираются оба и туда переезжать.

   – Ну, и правильно. Свой бизнес – это в сто раз лучше, чем в чужом офисе штаны просиживать за зарплату. И ты молодец, что бате бабки отдал. Родители – это святое.

   Валерка, конечно, прав. Тут у меня никаких сомнений нет. Но вот передать эти ощущения, когда еще вчера ты был евровым миллионером, а сегодня на тебе кредит висит в триста тысяч, словами нельзя. Это надо самому прочувствовать. Тот еще стресс.

   Вообще, это лето было богато для меня на стрессы. Начать с того, что в этом году я закончил архитектурный институт. И в тот же день, когда получил на руки диплом о высшем образовании, купил огромный букет и завалился в общагу к Ирке с предложением руки и сердца. Жизнь, казалось, теперь будет сплошной белой полосой. Но эти иллюзии Ирка быстро развеяла, ответив отказом. До боли логичным и взвешенным. Какая свадьба? Какая супружеская жизнь, если ни у тебя, ни у меня – ни кола, ни двора? Одна живет в институтском общежитии, у другого хоть и есть своя комната в родительской квартире, но ее площадь всего четырнадцать квадратных метров. Чтобы к кровати пройти, надо вдоль стеночки пробираться из-за этого дурацкого кокона. В который, кстати, так называемый будущий супруг постоянно сбегал из теплой постели и из под теплого бока будущей жены. Нет, такая супружеская жизнь нам не нужна.

   Болело сильно. Белая полоса как-то резко превратилась в сплошную черную. Чтоб успокоить ноющую рану, я рванул в Коктебель. Забыться, развеять тоску. И, что удивительно, мне это удалось. Море, солнце, алкоголь и красивые загорелые девушки вернули меня к жизни.

   А по возвращении из Крыма меня ждали три известия. Плохое, хорошее и обнадеживающее.

   Плохое – мой проект среднеобразовательной школы не занял первое место на конкурсе Международного союза архитекторов, проводимого под эгидой ЮНЕСКО. И второе не занял. И третье не занял. И в десятку лучших не вошел. А хорошее известие – моя работа все-таки понравилась конкурсному жюри и мне присудили утешительный приз. Пять тысяч евро. А обнадеживающее известие – письмо от одного из членов жюри, довольно именитого архитектора. Он расхвалил мою работу. На пяти страницах описывал мои недочеты в проекте и варианты их устранения, а в итоге предложил пройти стажировку в его архитектурном бюро в Норвегии.

   Ни в какую Норвегию я ехать не хотел. Это после знойного-то Крыма – куда-то в холодные края? Нет, избавьте. К тому же, после этого письма я опять поверил в белую полосу, по которой легко и беззаботно покатится моя будущая жизнь.

   Однако, следующие две недели вновь опустили меня с небес на грешную землю. Устраивающей меня работы не было. Просто не было. Максимум, на что я мог рассчитывать, это на работу мальчиком на побегушках в какой-нибудь строительной конторе. С перспективой годам к тридцати стать ведущим специалистом, годам к сорока главным, а годам к пятидесяти получить самостоятельный проект. Трансформаторной будки. В лучшем случае.

   И в этот момент, когда действительность развеяла мои юношеские иллюзии и показала себя во всей своей суровой красоте, мне поступило предложение продать Вальда.

   Деньги за Вальда стремительно пришли и также стремительно ушли. Хорошо, хоть на дело ушли. Но вопрос об обеспечении дальнейшей жизни опять встал передо мной во весь рост. Теперь, когда семья повесила на себя кредит, рассчитывать на помощь родителей не приходится. Я и до этого не особо сидел у них на шее, а теперь и подавно не буду. Институт я закончил. Пора самостоятельно на жизнь зарабатывать.

   Так что, очень кстати разворачиваются события в "Битве богов".

   Очень кстати, что я успел подготовиться к этому до того, как у меня забрали старую виртуальную капсулу и увезли ее новому владельцу Вальда. Оперативно увезли, и трех дней не прошло с момента, как мы договорились о продаже героя. Новый кокон обещали привезти в течении двух недель. Завтра уже привезут и подключат. Надеюсь, он стоит тех денег, что за него просят разработчики.

   – Что ты сказал? – я задумался и пропустил вопрос Валерки.

   – Спрашиваю, ты уже определился, кем играть будешь?

   Конечно, определился. Я даже имя своему герою уже придумал и забронировал его. При количестве игроков свыше девяноста миллионов найти свободное приличное имя – проблема. Целый час потратил, пока придумал никем не занятый никнейм для своего героя.

   А главное, у меня был план. И не просто план, а План! Для того, чтобы твой игровой персонаж стал источником твоего дохода, он должен быть хаем – героем высокого уровня. До сотого уровня он, скорее всего, будет источником твоих трат. Иначе, если не будешь тратиться на него, не будешь вливать в игру реальные деньги, подниматься по уровням он будет долго и нудно.

   Но, лично я вкладывать реальные деньги в развитие своего героя не собирался. Достаточно и того, что я потратил почти трое суток, сидя над энциклопедией и просчитывая различные варианты его прокачки. Время, оно тоже деньги.

   Я точно знал, что я хочу от своего персонажа. А хочу я в одиночку проходить квестовые инстансы. Как говорит Валерка – в одно рыло валить боссов. Обычно, для того, чтобы убить босса, главного монстра локации, необходимо минимум три героя: дамагер с высоким уроном, танк, прикрывающий дамагера своей широкой бронированной грудью, и лекарь, исцеляющий танка. Мой Вальд сочетал в себе все эти три ипостаси. Повторить такое теперь вряд ли удастся, разве что затратить на это многие годы, но я нашел другой вариант. Ваншотить, то есть убивать с одного удара или выстрела самых крутых монстров, мой герой, конечно, не будет. Но вот очень неприятный сюрприз им преподнести он сможет.

   Когда Валерка ушел, я завалился спать, предвкушая завтрашний день, подключение новой капсулы и начало воплощения моего Плана.

   И снилось мне, будто иду я по миру "Битвы богов", и, как в той песне – впереди меня все пылает, позади меня все плачет, а я стою такой весь в белом и ваншочу боссов одного за другим, а дроп из них так и падает, так и падает...


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю