332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Евгения Верёвочкина » Предсказание старой ведьмы (СИ) » Текст книги (страница 11)
Предсказание старой ведьмы (СИ)
  • Текст добавлен: 20 декабря 2020, 06:30

Текст книги "Предсказание старой ведьмы (СИ)"


Автор книги: Евгения Верёвочкина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 26 страниц)

– Не понимаю, о чем ты, – прищурилась я, в ожидании объяснений.

– Видишь ли, Олеся, – тяжело вздохнула бабушка, пряча от меня глаза, – все складывается совсем не так, как хотелось бы. Знаешь, еще буквально три месяца назад я думала, что когда тебе исполнится двадцать два, то нам уже никто не помешает общаться. Ведь мир магии опасен и непредсказуем. А тебе нужно столькому научиться!

– До сих пор не пойму, почему мама это сделала, – задумчиво покачала головой.

– Она сама тебе все расскажет. Это не моя история, так что… – с грустью ответила бабушка.

– Так что же произошло, бабуль?

Нога начала болеть сильнее, хотя я и старалась на нее не опираться. Так что плюнув на холод, поковыляла к валуну и уселась на него. Хорошо, что куртка, которую мне пожертвовали сектанты, была достаточно длинной, прикрывавшей пятую точку. Бабушка передвинулась за мной и теперь смотрела с высоты своего роста. Она молчала некоторое время, явно подбирая слова. Я терпеливо ждала, когда бабушка соберется с силами или с мыслями, и обеспокоенно кусала губы. Ощущение плохих новостей никак не покидало меня. Что же такого могло случиться?

– Я умираю, – прикрыв на секунду глаза, на одном дыхании произнесла, наконец, бабушка.

– Что? – воскликнула я и вскочила на ноги, позабыв о своей травме.

Острая боль тут же пронеслась по телу, но на нее мне было наплевать. После признания бабули, все потеряло значимость. Я не могла поверить услышанному! Ведь только-только у меня появилась надежда на нормальное общение с бабушкой, как тут же оказывается, что я скоро ее потеряю навсегда!

– На тебя наслали проклятие? Порчу? Сделали наговор на смерть? Что? В чем причина? – затараторила я, сдерживая очередной поток слез.

– Это рак, хорошая моя. Всего лишь рак, – печально усмехнулась она в ответ.

– Рак… – словно эхо повторила за ней я.

То есть сильная ведьма умирает от рака?! Но как такое может быть? Неужели ничего нельзя придумать? А как же все возможные снадобья, травы, настойки, заклинания?.. Я тут же об этом спросила бабушку, с надеждой заглядывая в грустные зеленые глаза.

– К сожалению, перед смертельными болезнями ведьмы бессильны, – развела она руками. – Нет такого средства, чтобы вылечить рак, тем более последней стадии.

– Тааак…

Я задумчиво кусала губы, не желая верить в безысходность сложившейся ситуации, как вдруг в голову пришла потрясающая идея! Ведь буквально в нескольких шагах от нас находятся сразу два вампира! Они не посмеют отказать в помощи. А бабушке так уж точно!

– Давай напоим тебя кровью вампира! – я загорелась этой мыслью так, что на месте спокойно устоять уже не могла. – Где твое тело сейчас находится?

– Олесенька, неужели ты думаешь, что если бы кровь вампира могла мне помочь, то я бы не воспользовалась этим вариантом? – усмехнувшись, покачала она головой.

– Бабуль, но это нечестно! – воскликнула я, и слезы все же потекли по моим щекам.

– Конечно, нечестно, – с горечью в голосе согласилась она. – Но, давай, не будем терять драгоценного времени, которого у нас и так мало осталось.

– А сколько его? – всхлипнув, спросила я и ладонями размазала слезы, которые все еще текли по щекам.

Промозглый осенний ветер холодил мокрое лицо. Так что не удивлюсь, если оно окажется в скором времени обветренным. Видимо, перво-наперво по приезду домой нужно будет запастись кремами. Иначе коже наступит капец, как и мне, похоже, при любом раскладе…

– Буквально несколько часов, – нехотя призналась бабушка.

Округлив глаза, я изумленно уставилась на нее. Дар речь пропал напрочь, да и дышать получалось с трудом. Верить бабушке не хотелось совершенно. Вдруг она ошибается? Что если все не так, как она думает? Ведь даже врачи ошибаются иногда… Почему сейчас не может ошибиться бабушка? Как же я хотела, чтобы все оказалось именно так!

– Но почему? – как смогла, сформулировала вопрос.

– Дело в том, что ритуал, который я сейчас использую для того, чтобы находиться здесь, требует очень много сил. Но без него не получилось бы найти тебя.

– Так, давай прервем его! – тут же встрепенулась я. – И тогда…

– Это бессмысленно, хорошая моя, – ласково улыбнулась бабушка. – Я сделала свой выбор и ни о чем не жалею.

– А как ты смогла найти меня? И почему только сейчас? – задала дрожащим голосом, давно интересующий меня вопрос.

– Все дело в браслете, который подарили тебе Маша с Димой, – кивнула она на мою правую руку. – Именно он затруднил твой поиск.

Я удивленно хлопнула ресничками, не понимая, о чем говорит бабушка. Что-то такое проскользнула в моей памяти, но тут же исчезло.

– Взгляни на свое запястье, – последовал совет.

Я засучила рукав и вздрогнула, когда мой взгляд наткнулся на переливающиеся в пламени костра зеленые камушки, украшавшие золотой браслет. И как я могла забыть про него и тем более не замечать столь длительное время?

– Это украшение скрывает тебя от поисковой магии. У к тому же тот, кто носит этот браслет, сам его не замечает, – тем временем продолжала объяснять бабушка. – Поэтому вначале я нашла Александра, поскольку в нем была твоя кровь, а он уже указал твое точное месторасположении.

– Александр? – изумилась я, переваривая полученную информацию. – Что это значит?

– Вы с ним связанны, Олеся, – вздохнула бабушка. – Я понимаю, что он тебе, мягко говоря не нравится, но теперь Александр всегда будет рядом, будет чувствовать тебя и знать, где искать.

– Убейте меня, – с ужасом пробормотала я и плюхнулась обратно на валун.

– Хорошая моя, Александр будет оберегать тебя как зеницу ока, – пыталась вселить в меня хоть каплю оптимизма она.

– Ага… Конечно… А в замен будет присасываться к горлу, когда ему только заблагорассудится, – совсем поникла я. – Знаю, проходила.

– Это вряд ли, – с сомнением в голосе проговорила бабушка. – Александр слишком уж дорожит тобой, чтобы так поступить.

– Он вампир, бабуль, – всплеснула я руками, чувствуя, как внутри опять начинает бушевать пламя.

– А ты так хорошо успела изучить их? – критично подняла она бровь и сложила руки на груди.

– Достаточно, – буркнула в ответ. – И то, что узнала, мне совсем не понравилось. Взять хотя бы Машу. Она специально подарила мне этот браслет, – для пущей убедительности я продемонстрировала его, – чтобы никто не смог найти меня во время проведения ритуала по воскрешению ее драгоценного брата!

Мне тут же захотелось быстро снять ненавистный подарок и кинуть его далеко в чащу леса. Однако замок никак не хотел расстегиваться, что неимоверно злило. Бессильно топнув ногой, я фыркнула и откинула длинную косу за спину.

– Мой тебе совет – сохрани этот браслет, – наблюдая за моими действиями, вдруг сказала бабушка. – Это довольно редкая вещица. Далеко не каждая ведьма в состоянии наделить предмет способность скрывать носителя от чужих глаз. Возможно, однажды он неплохо тебе послужит.

Я недоверчиво взглянула на нее и недовольно скривилась. Ведь в словах бабушки был здравый смысл. Кто знает, что ждет меня впереди? С каким трудностями предстоит еще столкнуться? Поэтому я отложила бесполезные попытки снять браслет и опустила рукав на место. А мысли опять вернулись к Александру. Я ведь так надеялась, что никогда больше не увижу бывших друзей и этого кровопийцу, а, оказывается, что мы теперь с Саньком связаны. Жуть какая!

– Бабуль, – подняла на нее полный надежды взгляд. – Скажи, неужели это кровосос теперь всегда будет рядом со мой? Может, есть какой-то способ, чтобы расторгнуть эту нелепую связь?

– Она сама исчезнет, хорошая моя, – улыбнулась она. – Только не рассчитывай, что это произойдет быстро. Потребуется не один год.

– Нет… – захныкала я, хотя не могла отрицать, что это уже хоть что-то.

– К тому же он тебе будет хорошим учителем, – вдруг огорошила бабушка.

Я от ее слов аж на месте подпрыгнула, опять забыв о больной ноге. Однако она про меня забывать не собиралась в этот раз. Поэтому, ощутив острую боль, с трудом сдержала стон, который был готов сорваться с моих губ.

– Бабуль, а вот это уже ни в какие ворота не лезет! – возмущенно зашипела, потирая больную ногу. – Чему этот вампир сможет меня научить?

– Многому, Олесенька, многому, – неопределенно ответила она.

– А если я не хочу, чтобы он был моим учителем? – стерев несколько слезинок со щек, спросила я.

– Это, конечно, твое право, но… – бабушка замолчала и внимательно посмотрела на меня.

– Но… – поторопила я, устав играть в гляделки.

Ведь у нас с ней не так много времени осталось, чтобы тратить его на всякую ерунду. Бабушка поджала губы и отвела взгляд в строну. Очередной порыв ветра заставил поежиться от холода. Как же хотелось уже, наконец, покинуть этот страшный, наполненный малоприятными событиями, лес и оказать дома. Налить любимую ванную горячей водой и понежиться в пене. А главное, чтобы наутро, все произошедшее оказалось страшным сном, который больше никогда не повторится! Жаль, что это всего лишь пустые мечты…

– Олеся, это мое последнее желание, которое я прошу тебя исполнить, – вздохнув, ответила бабушка.

– Так нечестно! – не веря своим ушам, затрясла головой. – Ты не можешь просить у меня это!

Такой провокации от нее я никак не ожидала! Зачем, зачем бабушка так поступает со мной?! Почему Александр должен стать моим учителем?! Где это, вообще, видано, чтобы ведьму обучал вампир?!

– Нет ты, конечно, можешь отказаться. И я пойму тебя, – тут же пошла на попятную бабушка. – Но…

О! Какой же расстроенной и растерянной она сейчас выглядела. И вот даже нисколечко не пыталась манипулировать мной. Столько честности и раскаяния было в ее глазах, что устоять я никак не смогла. Хотя и понимала, что подписываюсь на мучения длинной ни в один год. К тому же бабушка вдруг ни с того ни с сего стала блекнуть, что очень насторожило меня. В очередной раз нехорошее предчувствие коснулось сердца, отдавая привкусом горечи.

– Ты как-то побледнела, бабуль, а точнее попрозрачновела… – обеспокоенно отметила.

– Кажется, я несколько переоценила свои силы, – подняв руку к глазам, сокрушенно ответила она.

Ее очертания с каждой секундой становились все менее четкими и более размытыми. И это очень взволновало бабушку. Она нервно сглотнула, явно не ожидая такого подвоха. Однако смогла в считаные мгновения взять себя в руки и превратиться в собранную и сосредоточенную женщину.

– Что это значит? – боясь услышать ответа, спросила я и затаила дыхание.

– Мое время практически на исходе, Олесенька, – с сожалением ответила бабушка. – Так что давай перейдем сразу к важным моментам. Первое, ты согласна стать ученицей Александра?

Услышав вопрос, я шумно выдохнула. Однако под внимательным взглядом родных зеленых глаз не смогла дать отрицательный ответ. Поэтому лишь молча кивнула, готовясь воспринимать информацию в сжатые сроки. Хотя перспектива часто видеться с вампиром и его шайкой, если честно, ничего кроме гнева и раздражения не вызывала.

– Второе, сейчас у тебя будет очень сложный период, – продолжила бабушка, улыбнувшись моему решению. – Ты должна держаться и не поддаваться тьме, что поселилась внутри. Это будет сложно, а порой даже невыполнимо, но другого выхода нет.

– Иначе придет Даниил и убьет меня, – кивнула я до конца, не понимая, через что предстоит пройти.

– Если ты пересечешь грань, то никто не сможет тебя спасти от его меча, – совершенно серьезно кивнула бабуля. – Помни об этом.

– Хорошо, – сжав с силой кулаки, выдохнула я.

Становилось страшно. Очень. Но еще больше меня пугал бледнеющий образ бабушки. Ведь теперь я могла сквозь нее видеть высоченные частые ели и пламя угасающих костров. В лесу становилось темнее и значительно прохладней, чем было раньше. Мои спутники, на существование которых я только недавно согласилась, словно по команде быстро перебрались к нам. Они явно не понимали, что происходит. Хотя Александр, взглянув на бабушку, шумно выдохнул и покачал головой. Неужели он, действительно, сможет меня обучить и сделать достойной сильной ведьмой? До сих пор не верю, что я согласилась на такую сомнительную компанию…

– И последнее. Никогда не переставай верить в себя. Ты сильная. Ты справишься со всеми поворотами жизни, – одинокая слезинка потекла по щеке бабушки.

– Неужели это все? – тихо спросила я и подошла к ней. – Так не должно было случиться. Не должно…

– Порой мы бессильны что-либо предотвратить. Остается только держать голову выше и не сдаваться, – с мягкой улыбкой на губах ответила бабушка.

Она поднесла к моему лицу практически ставшие прозрачными ладони и, буквально на мгновение я почувствовала тепло. Всхлипнув, прикрыла глаза и глубоко вздохнула. Я никак не могла осознать реальность происходящего. Неужели больше не будет долгих тайных разговоров по телефону, секретных посылок и мечтаний о такой желанной встречи?

– Ты обещал мне, Александр, что сможешь помочь Олесе, – услышала слабый голос бабушки. – Не подведи меня.

– Я люблю тебя, бабуль, – дрожащим голосом произнесла я и открыла глаза.

Однако рядом ее уже не было. Вокруг стояла ночная тьма, и холодный промозглый ветер не оставлял попыток пробраться под одежду. Очередной сильный порыв обдул лицо, растрепав выбившиеся пряди волос из косы. Но я не обратила на это ни малейшего внимания. Зато одиночество и пустота мгновенно заполнили меня до краев. Тупая боль царапнула сердце, заставляя душу безмолвно рыдать о потере родного человека. Ни кричать, ни орать от щемящей тоски все мое естество не было ни малейшего желания, да и сил.

– Сочувствую, – услышала тихий голос Даниила. – Обещание, данное твоей бабушке, я выполню. Но помни, стоит только тебе оступиться, и я приду.

– Я поняла, – глухо ответила, даже не обернувшись к охотнику.

– Иди уже, – рыкнул Александр, и я почувствовала тяжесть его рук на плечах.

– Я домой хочу, – облизнув обветренные губы, сказала я. – Но для начала нужно посмотреть, что с женщиной, которую хотели принести в жертву…

Мне даже стыдно стало. Я ведь совершенно о ней забыла! Возможно, это мое промедление стоило Дарье жизни… Сокрушенно покачала головой и скинула со своих плеч ненавистный руки Санька. Может, я и согласилась стать его ученицей, но вот речи про телесные контакты не было. Поэтому нечего тут лапать меня.

– С ней все в порядке, – несколько изумленно ответил Даниил. – Я о ней позаботился. Она в целости и сохранности вернется домой.

– Домой, – эхом повторила за ним я и тяжело вздохнула. – А мы как будем добираться?

Смотреть на всю честную компанию совершенно не хотелось. Благо в ночной темноте – это было довольно просто организовать. Да и на небе ни звездочки, ни луны. Так что я не видела физиономий своих спутников.

– Твоя мама ждет нас на шоссе, – ответила Маша и, судя по всему, она куда-то махнула рукой. – Машины припаркованы не так далеко отсюда.

– Мари, Леся не обладает ночным зрением, – усмехнулся Саша и опять взял меня за плечи.

– Мари? Почему Мари? – удивленно спросила я и опять хотела освободиться от навязанного прикосновения вампира.

– Олеся, будь благоразумна, – сильнее сжал плечи Александр, проигнорировав мой вопрос. – Ты же ничего не видишь! Как ты собираешься идти? Тем более с больной ногой?

И не успела я ничего ответить, как оказалась на руках у слишком уж довольного вампира. Возмутительно зашипев, тут же попыталась вернуться на землю. Но разве кого-то интересовало мое мнение! Санек только сильнее прижал к своей груди и чмокнул в макушку. От такой наглости я даже на какое-то мгновение потеряла дар речи! Однако стоило столько осознать, что нахожусь на руках у того самого монстра, который чуть было не выпил всю мою кровь буквально несколько дней назад, тело тут же сотрясла крупная дрожь. Хотя нужно отметить страха не было. Лишь раздражение от необходимости терпеть этого вампира заполняло меня.

– Я не нуждаюсь в твоей помощи и заботе, – прямо взглянув в лицо Саньку, четко произнесла каждое слово. – Так что отпусти.

– Нуждаешься, еще как нуждаешься, – наклонившись к моему уху, прошептал он.

– С вами, конечно, весело, – услышала еле сдерживаемый смех Даниила. – Но мне пора. Берегите ведьму. Иначе, я приду за ней.

– Надеюсь, что никогда тебя больше не увижу, – с деланным радушием попрощался Александр.

– Надейся. Надежда – великая вещь, – в тон ответил ему Даниил и зашагал прочь.

Его удаляющийся силуэт быстро слился с темнотой ночи. Как будто и не было высокого мускулистого охотника на ведьм. Однако его предостережение засело глубоко в моем сердце. Стать злой ведьмой и умереть от рук Даниила желания не было никого. Только вот тьма звала за собой. Я чувствовала ее присутствие даже сейчас. И именно это пугало больше всего.

– Я не дам тебе перешагнуть за грань, – опять склонился к моему уху Александр. – Обещаю.

Скептично заломив бровь, выразительно посмотрела на него, чем вызвала недовольное сопение вампира. Вот бы увидеть его гримасу… Хотя, о чем только я думаю! Нам и так предстоит долгое совместное времяпрепровождение. Надеюсь, бабушка знала, что делала…

Между тем наша небольшая компания отправилась в путь. Я решила прекратить попытки высвободиться из рук Санька. Во-первых, нога, действительно, очень болела. Во-вторых, накатила жуткая усталость. Все-таки напряжение последних нескольких дней дало о себе знать. А в-третьих, если можно поэксплуатировать вампира, то почему бы и нет? Поэтому, поудобнее устроившись на руках Александра, задала, действительно, интересующий меня вопрос:

– Так, почему Мари? Тебя же Машей зовут. Или нет?

– Когда-то моим именем, действительно, было Мари, – вздохнула идущая рядом подруга. – Но когда мы с Димой перебрались из Франции в Россию, то я решила полностью изменить свою личность. Кудри выпрямила, волосы отрастила, сменила имя и фамилию. Но Диме так нравилось мое настоящее имя, что он уговорил меня внушить нашей Марине называться Мари. Глупо, конечно, но это такая малость…

– По сравнению с тем, что вы вдвоем учудили, точно малость, – фыркнула я.

Дальше мы шли в полном молчании. Дима в обличие волка бежал рядом с Машей-Мари, а Санек продолжал нести меня на руках. Под его размеренный и неспешный шаг, я задремала. Даже какой-то чудной сон приснился о волках, ведьмах, охотниках и вампирах. Кто-то кого-то хотел убить, кто-то кого-то иссушить, а кто-то просто повыть на луну. Бред – одним словом. Из него меня выдернул радостный, полный слез возглас мамы:

– Олесенька! Лесенька! Лисенок!

Больше ничего она сказать не смогла. Лишь бесконечно долго повторяла мое имя. А я была так счастлива слышать ее голос и видеть любимую мамочку в свете ярких фар, что, окрыленная долгожданным моментом, соскочила с рук вампира и, все же прихрамывая, бросилась в объятия самого дорогого человека. Слезы радости душили меня, не давая вымолвить и слова. Я просто крепко обняла маму и, уткнувшись ей в шею, рыдала, не сдерживая эмоций.

– Доченька, любимая моя, – шептала она. – Я так переживала, так волновалась. Прости меня, за все. Я ведь хотела, как лучше. И верила, что поступаю правильно…

– Мама, мамочка… – пыталась оборвать поток ее извинений.

– Прости, прости меня… я так виновата перед тобой!

– Мамуль, ну все же хорошо закончилось, – пыталась успокоить ее. – Я тебя не виню и верю, что действовала лишь из лучших побуждений.

– Конечно, – всхлипнула она, крепче обнимая. – Я так надеялась, что тебя никогда не коснется моя судьба или хотя бы часть ее. А в итоге… Все получилось хуже…

– Мам, я не понимаю, – заглянула в заплаканные любимые глаза. – О чем ты?

– Ох, девочка моя, – несколько испуганно и неуверенно взглянула она, а потом потупила взор. – Мне нужно так много тебе рассказать, и я боюсь, что ты возненавидишь меня…

– Мамуль, не пугай… – жалобно застонала.

Ну почему стоило исполниться мне двадцать два года, как вся жизнь пошла кувырком? Ни одного хорошего события не произошло с тех пор! Неужели я начинаю расплачиваться за беззаботные детство и юность? Сколько же будет длиться настигшая черная полоса?.. Кажется, что даже ее края не видно…

Тяжело вздохнув, отступила на полшага от растерянной мамы и огляделась. На обочине оказались припаркованы две машины, которые светом фар освещали дорогу. Ночная темнота постепенно отходила, уступая месту приближающемуся утру. Далеко впереди, где убегающая в бесконечность дорога соприкасалась с посветлевшим небом, показался еле заметный краешек солнца. Как же хотелось верить, что этот новый день принесет, наконец, успокоение и долгожданные хорошие новости. Ну хоть какие-нибудь! Так, хочется отвлечься от всего того негатива, в который превратились мои будни.

– Может, дома поговорим? – робко спросила мама.

Выглядела она не привычно жалко и понуро. Длинные густые волосы были кое-как заплетены в растрепанную косу, на опухшем от слез лице ни грамма косметики, и мне даже показалось, что она постарела…

– Мам, давай в дороге все расскажешь, – мотнув головой, попросила я. – Хочу все знать и как можно быстрее.

– Лесь, – запротестовало было она.

– Мам, хватит. Я так уже устала, – прихрамывая, поковыляла к ее белому внедорожнику. – Хочу, наконец, принять ванную и лечь спать в свою любимую кроватку. А для спокойного сна мне нужно все знать, чтобы не обдумывать всякие небылицы. Поехали.

Утренний ветерок своим неожиданным порывом обдул мое лицо и растрепал вырвавшиеся из косы волосы. Я не обратила внимание на мурашки, которые от промозглого холода побежали по моему телу. Просто устало открыла переднюю дверь автомобиля и уселась на пассажирское сидение. Спустя пару минут рядом устроилась мама. Она несколько раз глубоко вздохнула, готовясь к предстоящему разговору, и завела машину. Мои спутники не стали набиваться нам в попутчики, прекрасно понимая, что им сейчас благоразумнее ехать следом в другой машине. Никто из них, кстати, не произнес ни слова, при нашей с мамой встречи, оставаясь в стороне. Чему я была безгранично рада.

– Это довольно долгая и плачевная история, Лесенок, – тихо произнесла мама, выруливая на шоссе.

– Так, и путь до дома неблизкий, – заметила я, взглянув в окно.

Мимо проносились молчаливые высокие ели. Мелкий осенний дождь стал барабанить в стекла, нагоняя еще большую тоску. Хотя на душе и без него скребли кошки.

– Эта история произошла очень давно, – собравшись с силами, начала рассказ мама. – Еще до твоего рождения. Точнее, в то время я была тобой беременна.

Мои брови удивленно поползли наверх. Рассказа о столь давних событиях я, конечно, не ожидала. Хотя для вампиров, допустим, это не срок. Но я же человек, а, точнее, как выяснилось, ведьма. Так что двадцать с лишним лет – это приличный интервал. Я отметила, что мама стала очень напряженной. Она сидела с идеально ровной спиной и пристально следила за дорогой, не в состоянии бросить на меня хотя бы мимолетный взгляд. Решив пока не задавать никаких вопросов, устроилась поудобнее в кресле и стала внимательно и сосредоточенно слушать рассказ.

– Я тогда была молодой ведьмой, верящей, что любовь, добро, целеустремленность всегда победят любое зло, каким бы изощренным оно ни оказалось, – на какое-то мгновение лицо мамы озарила одухотворенная улыбка, но потом она исчезла. – На нас с твоей бабушкой напал очень сильный колдун. Его мощь была настолько велика, что даже самые могущественные ведьмы нашего рода не смогли противостоять и пали под натиском. Мы с бабушкой понимали, что наш проигрыш тоже лишь дело времени. Но отдать колдуну силы, мы не могли. Ведь тогда он стал бы самым великим злодеем, которого знала бы история магии. Страшно даже представить, чем бы закончилось существование не только магического народа, но и обычных смертных…

Мама замолчала, погрузившись в невеселые воспоминания. Я накрыла ее руку своей ладонью и несильно сжала, выражая поддержку. Даже представить не могла себе, что тогда пришлось пережить ей с бабушкой. Мама, наконец, посмотрела на меня. И в этом взгляде было столько грусти и печали, которые тут же нашли отклик в моем сердце.

– Твой отец тогда все сделал, чтобы защитить нас и тебя в первую очередь от смертельной участи, – вернувшись опять за наблюдением дороги, произнесла она дрожащим голосом. – Он применил самое сложное, требующие отдачу всех магических и жизненных сил, заклинание, чем смог максимально ослабить колдуна.

– Папа? – растерялась я. – Он тоже ведун? Мне почему-то казалось, что папа уж точно обычный человек…

– Лесенька, твой папа был одним из самых могущественных ведунов, – ответила она и, остановив машину, повернулась ко мне.

Ее взгляд был полон беспокойства, скорби и отчаяния. А я не понимала, что происходит, и что она хочет до меня донести. А оговорка был, плохим предчувствием коснулась сознания.

– И он погиб, спасая наши жизни, – выдохнув, произнесла, наконец, мама.

– Но папа… он же… всю жизнь провел с нами… Или он не мой…

Истина, которую пыталась донести мама, никак не хотела укладываться в голове. Я не могла поверить, что человек, который всю жизнь был рядом, поддерживал в сложные минуты, читал сказки на ночь и всячески баловал, потакая любым желаниям, по факту являлся совершенно посторонним человеком. Эта правда была подобна ушату с ледяной водой, резко вылитой на голову. Мне даже показалось, что сердце перестало биться в этот момент и воздуха катастрофически стало не хватать. Резко отстегнув ремень безопасности, я вылетела из машины и стала часто дышать. Холодные крупные капли дождя быстро намочили мою одежду и волосы. Порывистый промозглый ветер беспощадно обдувал мокрое от слез лицо. Однако я не чувствовала ни холода, ни ливня, из-за которого в считаные секунды промокла насквозь. Боже, что же творить с моей жизнью?! – молча взвыла я, беспомощно запрокинув голову и с укором посмотрев на небо. Однако ему, казалось, было все-равно на душевные терзания одной несчастной новоиспеченной ведьмы.

– Леся, ты заболеешь, – услышала рядом, обеспокоенный голос мамы. – Садись обратно в машину.

Она стояла рядом такая же вымокшая от дождя, как и я. Позади нас раздался шум автомобиля, на котором ехало наше сопровождение. Сглотнув горькие слезы, я кивнула и вернулась на свое место. На автомате пристегнула ремень безопасности и уставилась на пустынную дорогу. Мама быстро села в соседнее кресло и, включив печку на полную мощность, опять вырулила на шоссе.

– Это было страшное время, доченька, – спустя несколько минут, вновь заговорила она тихим голосом. – Я надеюсь, что тебе никогда не предстоит такого пережить. Григорий, так зовут того колдуна, даже после принесенной твоим отцом жертвы, все-равно оставался силен. И лишь чудом нам с бабушкой удалось запереть его в вечных снегах Антарктики.

– То есть он, по сути, жив? – бесцветным голом уточнила я.

– Да. Он жив. Его охраняют три ведьмы. И согласно соглашению, которое мы с ними заключили, я отказалась от магии и лишила ее тебя. Однако судьба распределилась иначе…

– Но к чему такие странные условия? – пыталась понять я.

– Не знаю. Это было их желанием, – пожала мама плечами. – Но после столь тяжелой и неравной борьбы, я была даже не против пожить нормальной жизнью обычного человека. Тогда мне казалось, что нет магии – нет проблем.

На некоторое время она замолчала, пребывая в раздумьях. Мне тоже было, о чем поразмышлять. Григорий, стражницы, их странное условие, папа… Это все с огромным трудом укладывалось в моем и так пошатнувшемся душевном равновесии. Как же странно прожить двадцать два года и понять, что на самом деле ничего не знаешь о своем прошлом, семье, родителях… Тяжело вздохнув, я перевела взгляд на маму. Словно почувствовав, что я готова слушать дальше, она продолжила:

– В то время в меня был влюблен не только твой отец, но и Павел, за которого я и вышла замуж.

– Папа… Павел… Он тоже ведун? – немного нервно спросила я.

– Нет… Он обычный человек, который слишком сильно любит меня и принял тебя, как свою родную дочь. А на тот момент – это казалось лучшим решением. Павел и тогда был достаточно обеспеченным человеком, добрым, честным и искренним. Он понимал, что я не люблю его и что обстоятельства вынудили меня выйти за него. Однако ни разу в этом не упрекнул, поддерживая и помогая справиться с потерей.

– А сейчас? Сейчас как ты к нему относишься? – не представляя, через что пришлось пройти маме, тихо спросила.

– Знаешь, любовь к нему пришла с твоим рождением, – еле заметно улыбнулась она. – Павел так о тебе заботился, так радовался тебе… Наверное, именно этим он и покорил мое сердце. И сейчас я совершенно отчетливо понимаю, что тогда приняла верное решение и нисколько о нем не жалею.

– Значит, он знает все о нашей семье? – шмыгнув носом, уточнила я.

– Все.

– А как же семья моего… настоящего отца? – задала очередной вопрос. – Как они позволили тебе забрать меня в обычную человеческую жизнь, лишить магии?

– Альберт был сиротой, – нахмурилась она. – Он долгое время пытался отыскать свою семью, но так и не преуспел в этом. Ни детективы, ни обращение к магии не смогли даже на шаг приблизиться к разгадке его рождения.

– Альберт… – словно пробовала на вкус имя своего биологического отца. – Как думаешь, стоит переживать о внезапном появлении новых родственников?

Этот вопрос меня, действительно, интересовал. Просто в свете последних событий всякое могло произойти. Да и последствия вряд ли будут радостными. По крайней мере, я так думала. Слишком много неприятностей обрушилось, чтобы верить в положительный исход возможного появления родственников со стороны отца, которого я никогда не знала. Однако мама поспешила меня успокоить:

– Не думаю, Олеся. Они не давали о себе знать много лет. Возможно, их даже нет в живых…

Мы опять замолчали. Машина стремительно ехала по пустынному шоссе. Дождь с силой барабанил по окнам крупными каплями, так что дворники еле справлялись, очищая лобовое стекло от потоков воды. Размеренный звук движущихся шин успокаивал и позволял обдумать все, что приключилось со мной за последние несколько дней.

– Бабушка, хотела, чтобы Александр стал моим учителем, – глубоко вздохнув, то ли пожаловалась, то ли просто сказала я.

– Этот вампир, что проспал более пятидесяти лет? – услышала удивленный голос. – Нужно будет поговорить с ней, когда окажемся дома.

– Так, ты не знаешь? – с дрожью в голосе повернулась к маме.

– О чем?

– Бабушка… Она… – ком горечи подкатил к горлу, не давая сообщить плачевную новость.

– Лесь, не томи, – нервно попросила мама, с силой сжав руль.

– Ее больше нет, – глубоко вздохнув, негромко произнесла я.

А в следующее мгновение меня резко бросило вперед. Послышался визг шин, и машина остановилась. От неожиданности я вскрикнула и закрыла глаза, боясь столкновения с панелью автомобиля. Благо ремень безопасности крепко держал тело, и я осталась в кресле. Тяжело дыша и хватая воздух ртом, пыталась успокоить бешено стучащее сердце. Переведя дух, взглянула на маму. Она сидела неестественно прямо и, впившись руками в руль так, что побелели костяшки пальцев, смотрела перед собой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю