290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Снежная Золушка (СИ) » Текст книги (страница 9)
Снежная Золушка (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 11:00

Текст книги "Снежная Золушка (СИ)"


Автор книги: Ева Никольская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

– Не надо так нервничать, леди, – шепнул Иро, накрыв мои пальцы, без конца вертевшие браслет. Я вырвала руку и дернула плечом, отстраняясь. Не с целью обидеть, просто… не до него мне сейчас. – Арво справится.

– Поскорей бы, – буркнула, переведя взгляд с отца на сына, который подался вперед, жадно следя за происходящим. Если и боялся, виду Олис не показывал. Переживал и болел за своего родителя, но больше не выкрикивал гадости в адрес его соперника и не ссорился с соседкой, которая, как и он, волновалась за папу.

Как же это все глупо! И жестоко! И…

Додумать я не успела, потому что Арво, еще секунду назад побеждавший, внезапно отлетел на несколько шагов от Ларго, словно ветром отброшенный, завалился на бок и затих. А его без пяти минут поверженный противник, наоборот, поднялся, отряхнулся, разбрызгивая во все стороны грязь и кровь, после чего вспыхнул, будто факел, на глазах зрителей превращаясь из снежного лиса в огненного.

Огненного, бес его побери! С-с-скотина рыжая!

– Папа… – произнес Олли жалобно и неосознанно прижался ко мне, ища поддержки. – Папочка, вставай, – прошептал еле слышно.

Я обняла его, пытаясь успокоить, хотя сама сходила с ума от волнения.

Почему Арво лежит и не двигается? Живой ли? Хотелось вскочить и броситься на арену, но ноги не слушались, да и голос пропал. Я продолжала сидеть и ждать чуда, обнимая дрожащими руками лисенка.

– Магия ярнил… Ларго ярнила сожрал… убил… подчинил… – прокатились по оторопевшей толпе первые шепотки. – Силен! Хорош! Красава какой! – На разные голоса народ принялся восхвалять градоправителя, который, насколько я поняла, каким-то невероятным образом умудрился заполучить силу огненного демона. Что-то такое Ирма упоминала вчера, но без подробностей, ибо это огромная редкость. Кто ж знал, что таким редким огненным гадом окажется проклятый градоначальник?

Арво дернул лапами, тряхнул головой, а потом начал, пошатываясь, подниматься. Слава богу, живой! Только надолго ли? Пышущая жаром сволочь вряд ли протянет ему лапу помощи. Добьет без всяких угрызений совести, используя чары. ЧАРЫ, чтоб ему пусто было! Но разве это не запрещено? И почему этот Ларго не подавится ярнилом, которого, по одной из версий толпы, сожрал?

– Погано, – пробормотал Иро, но ничего предпринять даже не попытался – правила вмешиваться в ход поединка не позволяли.

К бесам такие правила!

– Бой! Бой! Бой! – сначала тихо и отрывисто, а потом все слаженнее и громче начали скандировать альды.

Но это ведь неправильно! Подло! Почему никто не возмущается, не пытается остановить неравную схватку?! Или лисы признают только силу? А как же слова Арво про честный поединок? Тоже ложь?

На нервной почве я порвала браслет. Взглянула на плетеную косичку, будто впервые увидела, сглотнула вставший в горле ком и, прижав одной рукой к груди подарок Пэйвы-Снеженики, а другой – к себе Олиса, принялась отчаянно молиться чужим богам. Вернее, богине. Она ведь говорила, что оберег может исполнить желание. Самое время сдержать слово!

Глава 7
СНЕЖЕНИКА

К удивлению моему и огромной радости, Снеженика действительно отозвалась. Это была не Пэйва, не знак свыше и даже не голос в моей голове – богиня явилась в своем истинном обличье: тонкий женский силуэт, окутанный метелью вместо одежд. У нее оказались белая, будто мрамор, кожа, длинные (до пят) волосы, концы которых осыпались пушистым снегом, острые, но не мохнатые ушки и невероятные потусторонние глаза без зрачков и белков. Чуть раскосые прорези, заполненные искрящимся серебром, взгляд на которые причинял боль. Небожительница! Настоящая, иномирная… всемогущая? Мне очень хотелось, чтобы это было так.

Ее никто не видел, кроме меня, потому что все вокруг замерло, голоса стихли, альды застыли, превратившись в живые статуи. Время для них замедлилось, а может, и вовсе остановилось, я же могла двигаться, как прежде, но боялась даже пошевелиться, чтобы не навредить прильнувшему ко мне лисенку, застывшему, как и остальные.

– Так вот ты какая, Снеженика, – прошептала завороженно.

– Какая? – улыбнулась она, демонстрируя чуть заостренные мелкие зубки. Пугающая красота, чуждая. Но все равно ведь красота!

– Снежная, – выдохнула я, не найдя более подходящего слова.

– Само собой! – звонко рассмеялась богиня, откидывая назад роскошные волосы, с которых на арену полетела стайка снежинок. – Ты звала. Зачем? – Она присела на бордюр напротив нашей скамьи, фривольно поджав под себя одну ногу.

– Твой подарок… – Я покосилась на порванный браслет.

– Починить?

– Нет-нет… я сама. – Озадачивать богиню такими мелочами не хотелось, а озвучить то, ради чего ей молилась, пока не получалось. – Скажи… зачем ты подарила мне его? Почему выбрала среди множества ряженых девушек именно меня?

– Я же богиня! – снова улыбнулась Снеженика. – Вижу всех насквозь. Ты будто то новорожденное солнышко, приход которого праздновали альды. Способна принести в мир много счастья, тепла и любви. Поэтому и дар мой достался тебе, Анабель. Используй его с умом.

– Что именно использовать? Оберег или желание, которое он исполняет? – подобралась к самому важному я.

– Желание, конечно. Как только оно исполнится, браслет потеряет свою магическую силу.

– Тогда… тогда… – Я вдохнула поглубже и на выдохе выпалила: – Тогда пусть Арво сегодня победит градоправителя. Но не убьет его: Ларго еще дочерей растить.

Богиня пару секунд молчала, а потом расхохоталась, едва не свалившись с бордюра. Я удивленно заморгала, не понимая, что сказала не так. Отсмеявшись, она пояснила:

– Как есть солнышко! Доброе, светлое, яркое, наивное. Даже о врагах готова позаботиться. Не зря я тебя заприметила, а сестры еще сомневались…

– Сестры?

– Весняна, Лета и Осения. В этом мире четыре богини: мы.

– Понятно, – пробормотала я. – А как насчет моего желания? Арво победит в поединке? – спросила с надеждой.

– Ты уверена, Анабель, что хочешь именно этого? – стала серьезной Снеженика. – Мне кажется, ты не до конца понимаешь возможности моего подарка. Он может сделать тебя королевой, может влюбить в тебя самого завидного жениха, может избавить от преследования герцога, из-за которого ты прячешься в Альдъере. Даже маму Олиса из мира духов эта простенькая с виду вещица способна вернуть. Только пожелай! Хочешь?

Я задумалась. Не представляла даже, что ношу на запястье ТАКОЕ сокровище.

– А мою маму… может вернуть? – спросила еле слышно, потому что голос пропал.

– Почему нет? – Богиня смотрела своими искристыми глазами на меня так, будто точно знала, что за хаос творится сейчас в моей голове. Выбор! Зачем она дала его мне? Это опять какая-то проверка? Как тогда: с предложением погадать с девчонками, а не пойти домой с Олли. И чем же обернется неправильное решение?

– Если я попрошу воскресить маму, Арво погибнет, да?

– Да, – спокойно подтвердила она. – Жизнь за жизнь.

– И если выберу любой другой вариант…

– Увы, но чем-то придется пожертвовать, Анабель. Либо альд, либо…

– Альд! – воскликнула, не допуская и намека на сомнение.

Я безумно скучала по маме, мечтала увидеть ее снова хотя бы разочек: здоровую, веселую, полную сил. Как и Олис свою. Но это горе мы с ним уже пережили, смирились, привыкли строить жизнь без покинувших нас родных. Не стоит менять прошлое, когда есть шанс не допустить трагедию в настоящем. Как бы сильно мне ни хотелось вновь обнять любимую мамочку, прижаться к Арво (и поколотить его заодно за мои истрепанные нервы) я жаждала больше.

– Пусть он победит, – сказала уверенно.

– Твоими стараниями? Но скажет ли он тебе за эту помощь спасибо? Может, лучше все-таки о себе подумаешь? – произнесла богиня, искушая.

– О себе я тоже думаю. Мне нужен Арво! Живой и невредимый. Нам нужен, – исправилась, покосившись на Олли, бровки которого застыли домиком, и выражение лица было такое испуганно-печальное, что сердце кровью обливалось.

– И как ты предлагаешь помочь твоему альду, не ущемив при этом его мужское самолюбие? – вскинула белую бровь Снеженика.

– Ты же богиня! Придумай что-нибудь. Хотя бы шансы уровняй, это ведь нечестно: у Ларго есть магия, а Арво даже от защитного амулета отказался, не желая мухлевать. Дурак упертый!

– Хм… – Белая небожительница посмотрела на арену, где замерли лисы. Огненный красавец Ларго и его измученный дракой противник: грязный, всклокоченный, но готовый идти до конца. – А это мысль! И все же… – Снеженика повернулась ко мне. – Может, передумаешь? Последний раз спрашиваю.

– Ты можешь сделать так, чтобы поединка этого вообще не было? – уточнила я, надеясь на бескровное решение проблемы.

– Увы, – поморщила тонкий носик она. – Бой будет с тобой или без тебя. Сегодня или через пару недель. Отменим этот – случится другой, но Ларго с Каури все равно сойдутся на арене. Так или иначе, им суждено сцепиться.

– Тогда дай Арво возможность одолеть подлого градоправителя! Только пусть все-таки… не добивает его, – добавила я тише, переживая не столько за Ларго, сколько за его маленьких дочек.

– Это решать победителю, – сказала богиня, рассыпаясь снежным крошевом, которое подхватил внезапный порыв ветра, унося прочь.

И в тот же миг тишина взорвалась криками: альды задвигались, замахали руками, продолжая требовать продолжения боя, а Олли прижался ко мне сильнее. Малыш дрожал, хотя и пытался скрыть свое состояние. Никто не видел богиню, кроме меня. А может, и я не видела? Вдруг это было временное помутнение или… нет! Она приходила, я знаю. Такое мне не могло почудиться.

– Все будет хорошо, – сказала я ему, хотя сама до конца не была в этом уверена – слишком уж туманно Снеженика пообещала выполнить мою просьбу. Без конкретики. Победа или только шанс на оную? Жизнь или смерть Ларго? Оставалось уповать на изобретательность местной небожительницы и продолжать верить в чудо.

Позже…

Когда снежный кокон, внезапно окруживший его, рассеялся, Арво ощутил приятную легкость в зверином теле. Чудесным образом раны его затянулись, шерсть очистилась, и, как итог этих волшебных преобразований, открылось второе дыхание. А вместе с ним появилось и странное чувство, будто стихия, вернувшая силы, не просто помогает, но и подчиняется ему. Интуитивно призвав ее, альд увидел, как прямо в воздухе начала закручиваться снежная воронка.

«Вниз!» – скомандовал мысленно. И зарождавшийся буран, подчиняясь его приказу, осыпался белым ковром на грязную от песка и крови землю.

Магия? Снежная? У него? Но как?!

Повернув голову, Арво посмотрел на сидевшую в первом ряду Беллу, крепко обнимавшую Олиса. Девушка не сводила с него глаз, в которых отражалось все: тревога, страх, надежда, ожидание. Откуда ветер дует, он понял сразу. Все-таки вмешалась Белочка, не выдержала: использовала подарок Снеженики, чтобы помочь ЕМУ. Внутри недовольным зверем заворочалось возмущение. И в то же время на душе потеплело от такой заботы. Тряхнув мохнатой головой, Альд попытался убедить себя, что свалившаяся на него магия – вовсе не обман, а божественный дар, уравнявший их с Ларго возможности.

Все честно! Если соперник согласится, они продолжат бой, не применяя чары. Если же нет – что ж, придется довериться интуиции и использовать доступную ему силу по полной. Должны же, в конце-то концов, окупиться старания Бель!

Старания… ха! Ее жертва! Ведь попросить у богини она могла и что-нибудь другое: не для него, а для себя. Чистая, добрая, светлая девочка… он просто обязан победить ради нее и сына!

– Какого беса происходит? – подскочил к нему Теро, не спеша прятать огонь, полупрозрачным щитом прикрывавший его тело.

– Хочу спросить то же самое! – огрызнулся Арво, обходя противника. Снежные вихри снова начали виться вокруг, готовые в любой момент нанести удар. – Магия ярнил? Серьезно? И как же так вышло, что ты забыл о ней предупредить, бросая мне вызов?

– Не думал, что придется пустить ее в ход. И потом… ты тоже утаил свои с-с-способности, – досадливо выплюнул пламенный лис, сверкая глазами, похожими на кусочки янтаря. Преобразившись, он растерял серебристо-белые цвета, свойственные большинству альдов. – Что это? Амулет какой-то или…

– Благословение богини! – оборвал цепочку его предположений Арво. – Может, продолжим бой без чар, как все нормальные лисы?

– И лишим зрителей такого удовольствия? – фыркнул Ларго. – Нет уж! – Он кинулся на противника, полыхнув огнем.


Вихри растянулись снежными плетями, которые ощерились острыми ледяными иглами, атакуя врага. Одна стихия столкнулась с другой, пытаясь задавить, разорвать, уничтожить друг друга… Почти как их хозяева.

Там же…

Должна признать: бой с использованием чар стал куда чище, краше и масштабнее, нежели кровавая лисья драка, которая была до этого. Магия блокировала магию, не позволяя одному бойцу поджечь другого, а второму – заморозить первого. Еще этот бой казался нереальным, сказочным, постановочным… будто спектакль, а не настоящая схватка. И от этого смотреть его лично мне было проще.

Хотя, может, и ожидание победы Арво сказывалось. Я надеялась на него, на богиню, на чудо… и не зря! Как следует измотав огненного бедолагу, наш снежный лис, устав возиться с рыжей заразой, закопал Ларго в наколдованном сугробе, еще и сверху лег, придавив соперника лапами, чтобы не трепыхался. Народ затаил дыхание, ожидая, что огненный боец выберется из ловушки, как делал это не раз, но силы, судя по всему, покинули градоправителя. Красная лента судьи коснулась загривка Арво, присваивая ему заслуженную победу.

– Мой папа самый лучший маг! – вопил Олис, подпрыгивая на скамейке, которая из-за его активности начала шататься. Мальчонка был и счастлив, и удивлен, и ужасно горд своим незаурядным отцом.

Если маг огня для альдов редкость, но такие все же существуют среди оборотней, снежные колдуны – это что-то новенькое. Впрочем, и этому необычному дару народ быстро нашел объяснение, назвав Арво жрецом богини зимы. Вполне логично, кстати… особенно для толпы.

Иро улыбался, довольный исходом поединка, родственницы проигравшего лиса грустили, а беременная рыдала в три ручья, поглаживая свой внушительный животик. И только я сидела молча и думала о том, чем аукнется мне мое вмешательство. Арво ведь не дурак – наверняка догадался, почему у него так кстати открылся магический дар. Не просто открылся, а еще и подчинился, позволяя пользоваться чарами, будто всю жизнь тренировался это делать. Про браслет Снеженики, способный исполнить мое заветное желание, альд прекрасно знал.

А может, притвориться глупышкой и сделать вид, что я тут совсем-совсем ни при чем? Идея была о-о-очень заманчивая. Но лгать папе-лису не хотелось. Пока мучилась очередным нелегким выбором, Арво на своих четырех ногах ушел в павильон, где лисы готовились к поединку, туда же доставили и Ларго на деревянных носилках. Раненого, обессиленного, но живого! Все, как я заказывала.

«Спасибо тебе, Снеженика!» – мысленно поблагодарила небожительницу.

На нос с безоблачного неба упала удивительно красивая снежинка, и мне почудилось, что в радостном вое толпы, празднующей победу плотника над градоначальником, слышится хрустальный смех повелительницы зимней стужи.

После боя…

Завидев отца, Олли бросился к нему. Арво выглядел вполне здоровым и довольным жизнью, скупо кивал на поздравления и уверенно шагал к нам. Он был немного всклокоченный, чуток поцарапанный, но в целом без каких-либо серьезных травм, и все это благодаря магической силе, подаренной ему Снеженикой. Чары, к счастью, оказались не только боевыми, но и исцеляющими. Без них альд в лучшем случае загремел бы в лазарет, в худшем… даже думать об этом не хочу!

Папа-лис легко поймал подбежавшего к нему сынишку, поднял, улыбаясь, шепнул что-то в его мохнатое ушко, а потом опустил лисенка и посмотрел на меня. Внимательно так, долго, пристально. Неужели будет ругаться? Испытывая малодушное желание спрятаться за спину Иро, который что-то втолковывал незнакомому мне альду, не замечая приближения брата, я все же осталась стоять на месте, ожидая наказания за свою инициативу. Ну или благодарности. А может, и того и другого, как знать.

Несколько долгих секунд мы с Арво переглядывались, а потом он, продолжая придерживать одной рукой сына за плечи, сделал приглашающий жест другой и улыбнулся мне так, что все сомнения рассеялись разом. Я и сама не поняла, как оказалась в объятиях альда. Прижалась щекой к его широкой груди и, не удержавшись от соблазна, все-таки треснула победителя в бок кулачком.

– За что? – возмутился он.

– За мои убитые нервы.

Альды, которые еще совсем недавно так и норовили пожать ему руку, поспешно разошлись, не желая нам мешать.

– Придется воскресить, – пошутил Арво, обнимая меня еще и хвостом. Длинным и пушистым. Я провела по нему рукой, с наслаждением отмечая, какая шелковистая у папы-лиса шерсть. Чистая, белая… а ведь я очень хорошо помнила, в каком жутком виде он был перед явлением богини.

– Никогда, слышишь… – проговорила, подняв голову, чтобы посмотреть в его серебристые глаза. – Никогда больше не дерись с этим скользким лживым альдом! – Немного помолчав, я добавила: – Пожалуйста.

– Испугалась, Белочка? – спросил победитель, натягивая мне на голову капюшон.

Зачем? Я же в шапке!

– Испугалась, – призналась со вздохом.

– Мы все испугались, – поддержал меня Олли. – Но верили, что ты одолеешь альда Ларго! – добавил он с гордостью за отца, за себя, за нас. – Папа, ты теперь тоже ведун? – уточнил малыш, не скрывая восторга.

– Вроде того.

– Тебе Снеженика магию подарила? – продолжал допытываться лисенок.

– Снеженика, – подтвердил его догадку Арво. – Верно, Белочка?

– Ну-у-у… – протянула я, не испытывая особого желания обсуждать эту щекотливую тему. Особенно при свидетелях.

– Спасибо, солнышко, – шепнул он, наклонившись.

Лицо мое зарделось румянцем, а губы растянулись в довольной улыбке. Поблагодарил, а не отругал! Приятно-то как! И все же…

– Ты не ответил! – Дав себе мысленный подзатыльник, чтобы не расслабляться, я вернулась к тому, с чего начала: – Пообещай, что не будешь больше драться с градоправителем! Прошу.

– Да вроде ж все разногласия решили, – уклончиво ответил лис. – Твоими стараниями, волшебная моя, – добавил полушутя-полусерьезно. – Оберег уже не действует, я прав? – спросил он, кивнув на мое пустое запястье.

– Не действует, – признала очевидное.

– Не расстраивайся, Белочка. Я способен защитить тебя без всяких оберегов. Тем более за мной теперь должок, – подмигнул он мне.

– Какой такой должок? – воскликнул Иро, присоединяясь к нашей теплой компании. – Поцелуй победителю леди задолжала?

– Это он задолжал! – возмутилась я. – Вернее, он сказал, что задолжал, а на самом деле…

– Он задолжал поцелуй? – Младший Каури округлил глаза в фальшивом ужасе, не дав мне толком договорить. Впрочем, ничего путного я бы и не сказала, потому что фраза получалась громоздкой и непонятной. – Арво, как ты мог? Ну-ка быстро целуй свою очаровательную гувернанточку! Она так за тебя болела! Так переживала…

И ладно бы только нам это заявил, так нет же – он завопил на всю округу, привлекая внимание толпы. Естественно, его поддержали. Альды – народ охочий до разного рода развлечений. Им все едино: что праздничные гуляния, что кровавый поединок, что благодарственный поцелуй. Минуты не прошло, а они уже скандировали: «Целуй! Целуй! Целуй!» – с тем же азартом, как раньше кричали: «Бой! Бой! Бой!» Им весело, а я готова была сквозь землю провалиться от смущения. Сбежала бы, но… как показала практика, самое безопасное место в этом мире – рядом с Арво.

– Папа, поцелуй Беллу! – И Олли тоже попался на удочку общего безумия. Наивное дитя!

– Не надо меня… – начала возражать я, но альд перебил:

– Не упрямься, Анабель. Не обижу.

И коленки привычно задрожали… От страха или от предвкушения? Я растерянно посмотрела на окруживший нас народ, на радостно пританцовывающего лисенка, на Иро с плутоватой улыбкой на устах… не в силах поднять глаза на Арво. Неужто поцелует? Прямо тут, прилюдно, на потеху веселящейся толпе. Хочу ли я этого? Нет? Как разобраться в собственных чувствах, когда сердце заходится где-то в горле, мешая дышать, а в голове царит полный бардак.

«Леди не целуются с простолюдинами!» – вопил внутренний голос с папиными интонациями.

«Следуй зову сердца!» – наставлял другой, подозрительно похожий на мамин.

«Слабо тебе, деточка?» – подначивал третий – ехидный, как у Марго.

– Белочка? – позвал Арво, вырывая меня из хоровода противоречивых мыслей, коих в голове моей бедной развелось до противного много.

И тут я увидела снег. Он возникал прямо из воздуха и кружил вокруг нас белыми хлопьями. Сначала подумалось, что это новые проделки Снеженики, а потом пришло осознание – это папа-лис, пользуясь дарованной ему магией, устроил снежную завесу, чтобы… скрыть наш поцелуй от любопытных глаз. Предчувствуя неизбежное, я нервно сглотнула, испуганно посмотрела на Арво и в волнении облизала внезапно пересохшие губы.

– Бель… – выдохнул он, наклоняясь. Мне безумно нравилось такое сокращение моего имени, особенно когда его произносил он. А ведь раньше не называл так. Что изменилось? – Доверься мне, Бель.

И я доверилась. А еще зажмурилась и замерла, ожидая первого в жизни поцелуя. На радость альдам, которые сквозь снежную вуаль видели нас, но без подробностей, победитель меня поцеловал. Только не в приоткрытые на вдохе губы, а в лоб, точно маленькую девочку. А затем еще и в кончик носа шутливо чмокнул, отчего я фыркнула, как лисица. Выкрутился хитрюга! И я даже обрадовалась бы, что ситуация так удачно разрешилась, не окажись эта радость с горьким привкусом разочарования.

Но почему? Разве не такого итога я ждала? Сама ведь надеялась, что большой, сильный, умный альд что-нибудь придумает и спасет меня от стыда. Он и спас! Только мне, как выяснилось, хотелось большего. Это озадачило и даже слегка напугало. Одно дело – заботиться об Арво и Олли по мере сил и возможностей в благодарность за их отношение ко мне, другое – мечтать о настоящем поцелуе. Эдак я никогда не найду ему обещанную невесту! Или, наоборот, найду?

– У-у-у, – недовольно протянул младший Каури, когда метель, перестав виться вокруг нас, опала наземь. – Так нечестно! Мы плохо все рассмотрели, а значит, не можем засвидетельствовать…

– Хватит, Иро! – оборвал его возмущение брат. – Совесть имей! Совсем девочку засмущали. – Он снова меня обнял… рукой и хвостом. А я опять прижалась к его груди, чувствуя себя в безопасности. – После боя по традиции будут танцы. Останемся или домой пойдем? – спросил он нас с Олисом.

Мы с лисенком переглянулись и одновременно кивнули.

– Да танцам или возвращению домой? – уточнил Арво.

В любой другой день я бы выбрала танцы. Но после сегодняшней нервотрепки хотелось в тепло и уют пусть небольшого, но безопасного дома, где нет крикливой толпы и хвостатого провокатора по имени Иро. Всем хорош дядя Олли, но временами он просто невыносим! И все же я спросила, решив доверить последнее слово папе-лису:

– А сам ты чего больше хочешь?

– Я бы поработал. Колыбель с утра забрали, но есть и другие заказы, которые нельзя откладывать в долгий ящик. Да и дел домашних полно. Только ты ведь, Белочка, платье нарядное надела. Остаться, наверное, хочешь? Себя показать, на других посмотреть…

– Нет уж! Насмотрелась! Домой хочу, – призналась честно, довольная, что наши желания совпадают. – Ну их, эти танцы! – сказала уверенно и тут же заметила, как поник лисенок: видимо, мы с ним по разному поводу кивали. Чтобы поднять ему настроение, предложила: – Мы с Олли и дома потанцуем. А лучше тортик испечем, чтобы поздравить с победой папу, который нам покажет потом за столом снежные фокусы. Покажет же?

– Непременно, – улыбнулся Арво.

– Фокусы… и тортик! – Малыш аж подобрался весь от упоминания такой насыщенной программы. Куда местным танцам до моей стряпни и папиного волшебства! Олис сглотнул гулко, будто его сладким полжизни не кормили, хотя совсем недавно были и леденцы, и печенье, и пироги, а потом усиленно закивал, готовый бежать домой прямо сейчас.

– Эй, куда? – возмутился Иро, все это время наблюдавший за нами… молча. Что для него почти подвиг. – Разве леди не подарит мне медленный танец? – мурлыкнул, пытаясь взять меня за руку, как уже бывало не раз.

Прикосновения его мне не нравились. Не потому, что брат Арво плохой, просто он постоянно стремился нарушить мое личное пространство, вход в которое имели лишь избранные. Это вызывало подсознательное желание оттолкнуть, увернуться, любым способом избежав контакта. Ладно, когда Иро под руку меня брал, касаясь тела сквозь одежду, но до открытых участков кожи я дотрагиваться ему не давала. Вернее, старалась не давать.

– Не подарит! – ответил за меня Арво. И в голосе его проскользнули уже знакомые мне собственнические нотки, которые я слышала у Олли.

– Мы идем печь тортик! Ясно? – заявил лисенок, тоже обняв меня хвостом.

Таким образом я оказалась не в черном, а в белом… и пушистом, да. Начиная от мехового манто с капюшоном, доходившего мне до колен, и заканчивая чужими хвостами, проявлявшими ко мне сегодня особый интерес.

Надеюсь, этот жест у альдов ничего важного не означает, а то у меня странное ощущение, что я постоянно чего-то не понимаю. Вернее, понимаю, но не до конца.

– А мне тортика? – состроил жалобную мордашку младший Каури.

– А ты, дядя Иро, лучше пойди потанцуй, – с серьезным видом посоветовал ему племянник, вызвав у нас с Арво улыбки.

Десертом приставучего родственничка Олли угощать явно не собирался. И, подозреваю, не из-за того, что ему жаль было кусочка торта. Иро постоянно претендовал на мое внимание, делиться которым малыш был не готов. Разве что с папой.

Остаток дня и вечер мы провели дома и ничуть об этом не пожалели. Чего у нас только не было! И торт, который лисенок украшал сам, и снежный зверинец, носившийся с легкой руки Арво по комнате, и даже танцы мы себе с Олисом устроили. Правда, пришлось подходящий мотивчик мне мурлыкать самой, ибо аккомпанировать, играя на разделочной дощечке вместо барабана, как и петь, папа-лис наотрез отказался. Зря! Было весело.

Спать в этот день я отправилась ближе к полуночи, уложив сначала Олиса, у которого тени, копошащиеся в углах, вызывали дискомфорт. В кровать свою забралась со счастливой улыбкой на лице, которая не сходила до тех пор, пока случайно не выяснилось, что «монстры, живущие под кроватью», вовсе не фигура речи.

Поздно вечером…

Арво, во всем любивший порядок, только-только закончил прибирать за Олисом и Беллой, которые повеселились от души и, как ни пытались вернуть потом вещи на места, все равно оставили после себя беспорядок. Он как раз намеревался подняться в спальню, чтобы вздремнуть часа три-четыре, необходимые для хорошего самочувствия каждому альду, как услышал ее крик. Громкий, отрывистый… издалека. Судя по всему, Белла уже уложила Олли и вернулась к себе на чердак, где и встряла в какую-то неприятную историю.

Инстинкты сработали быстрее мыслей – Арво стрелой взлетел наверх и через каких-то пару секунд уже стоял посреди маленькой, хорошо утепленной комнатки с большим (почти во всю стену) окном. Мужчина уставился на забившуюся в угол кровати девушку, которая поджимала к груди колени и дрожала так, будто увидела чудовище. Но ведь не на его же приход она столь странно отреагировала, правда? Или все же на его?

Элементалей, способных случайно напугать гостью, поблизости не наблюдалось. На прикроватном столике горела одинокая свеча, рядом стояла кружка с чаем, который он сам ей отнес, зная, что маленькая леди с утра любит промочить горло, прежде чем пойти умываться. Все это было в полной сохранности, разве что рыжий язычок пламени подозрительно дергался и коптил.

– Анабель? – нахмурился Арво, делая осторожный шаг к ней. – Что случилось, солнышко?

– М… м… монстр, – запинаясь, выговорила она, глядя на него расширенными от пережитого ужаса глазами.

– Монстр? – переспросил альд, не понимая, шутит она или правда что-то привиделось. Белла кивнула.

В коварный план по заманиванию его сюда Арво не верил: слишком наивной и честной была Белочка для подобных интриг. Значит, действительно испугалась. Но чего? А может, Олли ее настращал? Она с ним долго в его спальне сидела: секретами небось делились. И про монстров в том числе.

– Под кроватью, – сообщила девушка шепотом и с опаской посмотрела вниз, будто что-то могла разглядеть сквозь каркас, матрас и одеяло.

М-да, похоже, Белочка оказалась даже впечатлительней, чем он думал. Арво хотел ее успокоить, объяснить, как сыну, что чудища, живущие в темноте, всего лишь иллюзия, как вдруг почуял слабый отголосок магии. Не той, что шла от волшебного зеркальца, присланного Анабель мачехой. Это было что-то другое: чуждое, холодное, иномирное. Опустившись на колени, альд откинул сползшее на пол одеяло и заглянул под кровать.

Ничего!

Тьма совершенно не мешала ему видеть каких-либо монстров при условии их наличия или зачарованные предметы. В том, что здесь недавно что-то было, Арво больше не сомневался.

– Пусто, да? – с надеждой спросила Белла, когда он поднялся.

– Да.

– Почудилось, значит, – смущенно пробормотала она. – Прости… Ой! Я Олли криком не разбудила? – Девушка дернулась, чтобы побежать и проверить лисенка, но вместо этого угодила в его объятия. Трепыхнулась разок, как попавшая в силки птичка, и затихла, прижавшись к нему. – Я так испугалась, – всхлипнула она. – Когда увидела эту черную руку…

– Руку, хм, – продолжал хмуриться альд, гладя ее по волосам, по спине, обтянутой синим платьем от костюма Снеженики, которое малышка приспособила под ночную рубашку.

– Да, она была будто соткана из тьмы, но не плоская, как тень на стене, а объемная – совсем как живая! – делилась с ним переживаниями Белла. – Знаешь, я думала, что наш дом надежный и безопасный. То есть ВАШ… дом, – исправилась она, смутившись. И он мог поклясться, что по ее миловидному личику сейчас растекается приятный глазу румянец. – И что монстры, живущие под кроватью, лишь плод воображения Олиса.

– Плод и есть, – подтвердил Арво, точно зная, что в комнате сына чужой магии не было.

– Хорошо, что мне все это просто показалось. – Анабель подняла голову, чтобы посмотреть на него. Страх из ее прекрасных глаз ушел, остались только тревога, надежда и что-то еще… что?

– Не уверен, – честно ответил он. – Я почуял след странных чар. Может, заклинание какое-то, непонятно кем и с какой целью насланное. Может, еще что.

– Ну вот… – вздохнула Белла, отстраняясь. – Как же я тут теперь спать буду? – проговорила расстроенно, а потом оживилась, озаренная новой идеей: – А можно…

– Можно! – кивнул Арво, легко поднимая ее с постели. – Даже нужно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю