290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Снежная Золушка (СИ) » Текст книги (страница 5)
Снежная Золушка (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 11:00

Текст книги "Снежная Золушка (СИ)"


Автор книги: Ева Никольская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Глава 4
ГАДАНИЯ

Ошибка номер два – я согласилась погадать, не представляя, как эти самые гадания выглядят у альдов. Думала, имена у прохожих поспрашиваем и сапожки покидаем, как девчонки из прислуги делали во время зимних праздников дома, но нет – лисы и здесь проявили оригинальность!

Поначалу все шло замечательно. Даже настроение снова начало подниматься, да и Арво вел себя так, будто ничего страшного им с Олли не грозило. Подумаешь, сцепился с Теро Ларго. Не впервой! А бой всего лишь разминка для мышц, не более того. Слова альда успокаивали, вселяя надежду и усыпляя мои внутренние страхи. Но от идеи разговора с мачехой я все равно не отказалась. Просто отложила ее до завтра, сосредоточившись на гаданиях.

Выглядело это не менее зрелищно, чем разведенные на площади костры или ледяной городок, потому что и огонь, и лед, и стайка ряженых Снеженик в этом мероприятии играли едва ли не главную роль. А еще нам обещали духов, что, бесспорно, интриговало. Узнать свою судьбу изъявили желание не только женщины, но и некоторые мужчины. Детей, как и во время «очищения», держали подальше от огненного кольца, вокруг которого готовились водить хоровод местные «Снегурочки». Одна из них подбежала ко мне, схватила за руку и потащила к одетым в бело-голубые наряды девушкам.

– Идем, идем же! – поторапливала она, когда я начала артачиться, не совсем понимая, зачем меня уводят от Олли и Арво. – Я Пэйва из Заозерья, – представилась альда, поправляя ажурную белую маску на пол-лица.

Выглядела девушка моей ровесницей. Миловидная, улыбчивая, приятная. Я невольно представила ее женой Арво и тут же забраковала кандидатуру – слишком молода, не нагулялась еще! Наряд у Пэйвы был богатый, но не вычурный, как у Ритвы, которая, кстати, тоже стояла в кругу. Из-под распущенных волос забавно торчали мохнатые ушки. Ни шапку, ни капюшон альда не носила, как и многие другие лисы, включая все ту же «бритву». Раньше Пэйву я не видела, потому и вела себя с ней настороженно. Впрочем, я много кого не видела (а если и видела, то не запомнила): народу в центре города собралась целая куча, и Снеженик среди них было много – всех не упомнишь.

– Меня Беллой зовут, – представилась, опустив тот факт, что я леди.

– Знаю, – улыбнулась девушка. – Все уже знают, – подмигнула она мне, подводя к подругам.

Ритва недовольно поджала губы, но промолчала, когда моя новая знакомая принялась объяснять мне правила предстоящего ритуала. Да-да, именно ритуала! Настоящего, магического, не имевшего ничего общего со швырянием обуви. Каждая Снеженика должна была положить по традиции какую-то частичку с себя на ледяной алтарь: кто брошку, кто пуговку, кто бисер с платья отрывал, а кто и пару волосинок из хвоста выдернул, не желая портить костюм.

Всю эту красоту Пэйва посыпала снежком, будто солью, напевая премилым голоском песенку, вызывающую духа. Этот мифический персонаж если явится, будет общаться с теми, кто осмелится войти в очерченный огнем круг. Продолжая петь, девушка вернулась к подругам и, взяв ближайших за руки, повела за собой бело-голубой хоровод. Кое-кто из Снеженик подхватил ее песню, а музыканты, стоявшие чуть поодаль, обеспечили им аккомпанемент. Мы кружились все быстрее, и было в этом что-то действительно волшебное. Мир вокруг замелькал, заискрился, а дары на алтаре полыхнули серебряным пламенем, над которым заклубилась белесая дымка.

Призрак? Настоящий? А я, признаться, не верила.

– Представься, о мудрейший! – воззвала к нему Пэйва, замедляя шаг.

Все мы, повторяя за ней, начали двигаться медленнее, но рук, по условиям ритуала, не размыкали. Пятачок, отведенный под него, был чем-то вроде мостика между миром живых и миром мертвых, обитатели которого могли предсказывать будущее. Если хотели, конечно. Зачастую они выражались загадками или мрачно шутили, но ответ на поставленный вопрос обычно давали, хотя и не всегда понятный.

– Ис-с-су Аарадо, слепой страж-ш-ш… – Голос, доносившийся из тумана, был жутким, потусторонним. Неудивительно, что детей к гаданиям не подпускали. Даже у меня холодок по спине пробежал от речей этого прозорливца, а ладони, напротив, вспотели.

Пэйва, идущая рядом, крепче стиснула мою руку, ощутив беспокойство.

– Приветствуем тебя, альд Аарадо! – воскликнула она. И мы хором повторили в воцарившейся тишине. – Готов ли ты ответить на наши вопросы?

– С-с-спрашивай, С-с-снеженика, – не то прошипел, не то просвистел наш иномирный гость, продолжая прятаться за дымовой завесой, как за вуалью. Виден был лишь его расплывчатый силуэт. Причем не человеческий, а лисий!

– Говорить с тобой буду не я, а те, кто в ответах твоих нуждается, – пояснила Пэйва, останавливая еле плетущийся хоровод.

– С-с-слушаю… – Призрачный лис махнул хвостом и, кажется, сел. Прямо на алтарь со всеми его богатствами.

– Кто первый? – Пэйва обернулась на народ, напряженно следивший за происходящим. – Ну же, кто самый смелый?

– Я! – Вперед вышел молодой парень, за которого испуганно цеплялась девушка с заметно округлившимся животиком. По лицу было видно, что она очень боится, но муж ее… наверняка ведь муж, иначе чего б ей на нем виснуть-то, все равно решился на визит в огненное кольцо. Видать, что-то важное хотел там выяснить.

– Заходи!

Пэйва отпустила мою руку, давая пройти в круг добровольцу. Он легко перепрыгнул через пламя, не доходившее ему даже до колена, и остановился перед алтарем, с которого на гостя взирал призрачный белый лис. Или не взирал – он же вроде как слепой.

– Добрых лун тебе, альд Аарадо! – поприветствовал парень, нервно теребя край расстегнутой куртки.

– Иссу слышит твой вопрос-с-с… Иссу знает… – не дожидаясь продолжения, сообщил дух. – Сколько лун на небе Альдъера, столько и дочерей будет у тебя, Аапо!

– А сыновей? – с надеждой пробормотал будущий папаша.

– Если подаришь супруге то, о чем она больше всего мечтает, сделает и она тебе подарок… сына! – усмехнулся Дух.

– А что именно подарить-то? – почесал белокурый затылок альд.

– Иш-ш-шь какой хитрый… сам догадаться должен! Если я скажу или она – родится еще одна дочка! Следующ-щ-щий! – потребовал Иссу, давая понять, что аудиенция окончена.

И потянулся к мудрому (хотя правильнее сказать, к хитромордому) духу поток желающих узнать что-то важное о себе и о своем будущем. С кем-то лис говорил прямо, кому-то откровенно морочил голову, а некоторых и вовсе к ярнилам посылал, не желая общаться. Короче, призрак нам попался тот еще! Все время, пока он развлекался, мы стояли вокруг и держались за руки. Когда Иссу вдоволь наигрался, а народ нагадался, вредный лис изъявил желание сообщить что-то важное каждой из Снеженик.

Об этом Пэйва тоже меня предупреждала. Хочешь не хочешь, а предсказание схлопочешь! Таковы правила, что ж тут поделаешь. Да и потом… интересно ведь узнать, что скажет обо мне слепой страж. Раньше я никогда призраков не видела, хотя и слышала странные звуки в замке по ночам. А тут такая удача! Настоящий снежный дух! Расскажу кому – не поверят!

Первой к выходцу из загробного мира пошла дочь Маритты – Илта. Ей он напророчил новую подругу вместо жениха, о котором девчонка спрашивала. Жених, ха! Ей же четырнадцать! Или она на будущее интересовалась? Потом к алтарю, одна за другой, начали подходить другие Снеженики. Когда к духу, виляя хвостом, направилась Ритва, я мысленно пожелала ей споткнуться за то, что она наговорила про Олли. И в тот же миг ощутила на себе чей-то внимательный взгляд.

Иссу? Пэйва? Кто-то из толпы? Или мне просто почудилось?

– С-с-слушаю тебя, Ритва… – устало прошелестел дух. – Слушаю, но не слышу, – добавил он, почесав лапой за ухом. Если мне это тоже не показалось, конечно, – сквозь туман видно плохо. – Ничего хорошего не с-с-слышу. Свободна! – заявил он, а блондинка осталась стоять с открытым ртом, глотая от возмущения воздух.

– Но как же так! – воскликнула она, не желая уходить. – Вы обязаны предсказать мне…

– Желаемое ты не получишь, если не изменишь свое поведение, – сжалился над ней лис, хотя мог бы и послать куда подальше. Я бы точно послала. – Впрочем, если изменишь, все равно не получишь, – припечатал он. – С-с-следующая!

Впервые за эту ночь мне стало жаль «испорченную конфетку», потому что лица на ней не было, когда она возвращалась в круг. Плечи опустились, голова поникла, на «фарфоровом» лице появился болезненный румянец. На нас девушка не смотрела. Встала на место, кусая губы и о чем-то сосредоточенно размышляя. А к Иссу отправилась ее соседка.

Когда очередь дошла до меня, коленки предательски задрожали. Что же у него спросить? Или ничего не спрашивать, он ведь каждого насквозь видит, мысли, как открытую книгу, читает. Пока мучилась сомнениями, потусторонняя сущность, восседавшая на ледяном алтаре, заявила:

– Поздравляю вас, леди Дорин! – Ну вот, всех на «ты» и по именам называл, а меня на «вы», по фамилии. Зачем? – Чтобы выделить из общей массы. Вы ведь человек, а не альда, – усмехнулся лис, прекрасно знавший, что творится у меня в голове.

Вздохнула, кивнула, а потом спохватилась:

– А поздравили вы меня с чем?

– Со скорой свадебкой! – «обрадовал» альд Аарадо, продолжая посмеиваться.

У меня же сердце упало. Неужели все-таки придется за старого хрыча замуж выходить? Если Марго за помощь потребует такую плату, смогу ли я отказаться? А согласиться? Нервно сглотнула, вглядываясь в туманную завесу, за которой скрывался прозорливец.

Да? Нет? Ответь же, дух!

– Женщина женщину всегда поймет, особенно когда у них столько общего, – загадочно произнес тот. – Следующая! – скомандовал он, и я поплелась на деревянных ногах обратно, пытаясь понять не женщину, а призрака, который своими предсказаниями все только усложнил. Лучше бы вовсе не гадала! Не пришлось бы мучиться ожиданием брака, от которого готова сбежать в другой мир.

Когда сеанс лисьего спиритизма завершился, все стали расходиться, и я тоже собралась найти Арво с Олли, но от этого занятия меня отвлекла Пэйва.

– Куда же ты? – спросила она, снова схватив за руку, как в первый раз. – Пойдем с нами!

– Разве еще не все? – удивилась я.

– На площади все, но мы с девочками в доме собираемся. На суженого погадать, о девчачьем поболтать, чайку попить и с элементалями пообщаться. Ритвы там, кстати, не будет, – добавила она многозначительно. – А Илта идет. Айда с нами?

Мне правда захотелось пойти… очень-очень! Познакомиться поближе с этой симпатичной лисичкой и ее подругами, окунуться в атмосферу обычных гаданий, а не масштабного шоу с духами. Да и на элементалей посмотреть тоже тянуло – те, что у Каури живут, так ведь и не показались мне. Только лисов моих предупредить следовало, иначе нехорошо получится. Обернувшись, я увидела Арво, со скрещенными на груди руками наблюдавшего за мной. И Олли рядом стоял как примерный мальчик, а не прыгал вокруг, будто мячик с хвостиком. Оба они ждали меня. В груди что-то екнуло.

– Прости, Пэйва, – сказала я девушке. – С удовольствием погуляла бы с вами еще, но… мне пора.

– Там тортик будет, – продолжала соблазнять лисичка, хитро улыбаясь. – Шоколадный!

– Заманчиво, но… меня ждут. – Она хотела привести очередной аргумент в пользу ее идеи, но я не дала. – Один маленький чудесный мальчик, обмануть ожидания которого я никак не могу. Извини. Надеюсь, еще увидимся как-нибудь.

– Как-нибудь, – эхом повторила Пэйва, снимая с руки плетеный браслет. – Маленькому чудесному мальчику я не конкурент, – улыбнулась она, тоже взглянув на Олли. И мне показалось, что решение мое девушка одобряет, словно это приглашение было своего рода тестом, проверкой… но какой? – На вот, Анабель, возьми на память оберег. Говорят, иногда он даже способен исполнить желание, – прошептала она, отдавая мне простенькую с виду и такую ценную на деле вещицу. Зачем? Не верила в ее эффективность, или я ей действительно понравилась и этот подарок – залог нашей будущей дружбы?

– Не надо… что ты…

– Бери-бери! – Лисичка сама надела мне на руку браслет. – Я же от чистого снежного сердца, – подмигнула она, намекая на свой костюм Снеженики, затем быстро попрощалась и побежала к подружкам, не дав мне отказаться от подарка.

– Ну, если от чистого снежного сердца… – Я улыбнулась, поглаживая обнову. Леди такое не носят, а вот Белочкам в самый раз.

Посмотрев на компанию бело-голубых девчонок, собравшихся продолжить праздничный вечер в уютной домашней обстановке с тортиком, я помахала им рукой и побежала к своим лисам, по которым, как ни странно, успела уже соскучиться.

По дороге домой…

Снежок ударил в спину, выводя из раздумий, нахлынувших вместе с очередным приступом зевоты. Резко обернулась и встретилась взглядом с Арво, который с невозмутимым видом лепил очередной снаряд. Ничего себе шуточки у него! Медовухи перепил, что ли, или голова, которой он якобы об лед ударился, опять о себе знать дала?

Примерного поведения Олли тоже хватило ненадолго. Едва на горизонте появились соседские девчонки, как он снова распушил хвост и принялся бегать за ними, играя в догонялки. Вот ведь… неугомонный ребенок! Чудо беловолосое! Ну ладно сын чудит, папа-то куда?!

– С ума сошел? – округлила глаза я, глядя на альда. Большого, взрослого… и вооруженного снежком!

– Надо же тебя как-то взбодрить, а то засыпаешь на ходу. Упадешь еще, и придется мне все-таки тащить тебя домой на себе, – насмешливо заявил он, снова в меня кинув снежком.

Да какого беса?!

Схватив горсть снега, я наскоро слепила шарик и швырнула его в довольно ухмыляющегося лиса. Тот легко увернулся и развел руками, предлагая повторить попытку. Сделав очередной снежок, запустила еще. Через пару минут мы уже вовсю воевали прямо посреди улицы, и даже болельщики нашлись, которые активно поддерживали кто меня, а кто Арво.

Олли с двумя шкодливыми лисичками тоже к нам присоединились. Девочки, естественно, на мою сторону встали, а малыш пошел помогать папе. Короче, веселое возвращение домой получилась. Даже веселее, чем было на празднике. Посмеялись мы от души, подурачились тоже… и в снегу извалялись по уши.

Вернее, изваляли меня, когда я, охотясь за очередным снежком, споткнулась и упала в сугроб на обочине. Там же и каблук сломать умудрилась. В результате Арво все-таки пришлось меня нести, хотя я долго упиралась, поминая ему нежелание это делать, и гордо хромала, двигаясь… со скоростью черепахи. Устав от моих капризов, он поднял меня на руки, а не на плечо закинул, как в прошлый раз, и понес к дому, до которого, к счастью, не так много и оставалось. Дети побежали вперед, куда успела уйти Маритта с супругом, который у нее все-таки был. Просто на площади я его не сразу увидела.

– Тяжело тебе? – спросила виновато, обнимая за шею альда, в очередной раз спасающего меня. – Может, я все-таки сама…

– Сиди уж, – буркнул он, посмотрев на меня, как на ходячую катастрофу. Впрочем, это было недалеко от истины. Как же я теперь без сапога-то? К Ирме в гости не сходить, и с Иро Каури, который так и не появился на празднике, тоже не познакомиться, ибо в мебельный салон Арво меня на ручках вряд ли доставит. Да и просто погулять с Олли не получится. Не в туфельках же по заснеженному двору бегать, правда? – Починю я тебе сапог, – сказал Арво, безошибочно определив, о чем грущу. – И шапку куплю. А то этот капюшон… одно название!

– Правда? – пискнула я радостно и обняла лиса еще крепче. – Спасибо!

– Чем бы дитя ни тешилось…

– Я не дитя!

– А ведешь себя, как маленькая, – улыбнулся лис.

– Чья бы корова мычала! – воскликнула возмущенно. – Устроил тут… снежные бои, вот я каблук в них и потеряла. Из-за тебя! – ткнула пальчиком в него.

– Да-да…

– Ты во всем виноват!

– Угу.

– Именно ты!

– Без сомнения, – продолжал улыбаться Арво. – Все твои беды от меня.

– Сейчас за ухо укушу, – пообещала я, осознав, что надо мной опять издеваются. Хотя нет… скорее подтрунивают, провоцируя на определенную реакцию. Издевательство – это другое.

Альд как-то странно на меня посмотрел. Хотел что-то сказать, но передумал. И я даже спросила бы, что именно, если бы рядом с нами, взбивая снег, как морскую пену, не остановились сани, в которых сидел альд Ларго собственной персоной. Да что ж он нас преследует-то! Или градоправитель тоже в этой части города проживает?

– Какая премилая картина, – протянул он, неприятно улыбаясь.

– Езжай, куда ехал, Теро, – посоветовал ему Арво. Настоятельно так посоветовал, мне аж холодно стало от его тона.

– Я не с тобой разговариваю, – заявил Ларго, разглядывая меня. – Ножку подвернула, красавица? – спросил сочувственно, заметив отсутствие моего каблука. – Могу к лекарю отвезти. А сапожок – к мастеру на починку. И комнатку на постоялом дворе снять для тебя тоже могу. Самую лучшую. С видом на площадь. Хочешь?

– Нет, спасибо, – сказала я, впиваясь пальцами в плечи Арво, будто градоправитель мог меня силой забрать. Альд был в куртке – ему не больно, а мне спокойнее так.

Я бы и грубость какую-нибудь сморозила – на языке разное вертелось, но побоялась, что ситуация повторится. Ларго рыкнет в ответ, Арво вступится за меня… и закончится все это очередной «чисткой рыла». Плавали – знаем! Не надо нам такого завершения ночи!

– Как знаешь, Анабель, – не скрывая досады, проговорил градоправитель. – Смотри… не ошибись, выбирая сторону, леди. – Прозвучало как угроза.

– Пошел к ярнилам, Теро! – послал его Арво, а руки, державшие меня, напряглись.

– Послезавтра в полдень! Не забудь! – напомнил ему тот. – Надеюсь, не струсишь, Каури.

– Я струш-ш-шу?!

Ой! Сейчас точно драка будет.

– М-м-м… – Не зная, как остановить взбешенного мужчину словами, я губами коснулась его шеи, легонько прикусив.

– Какие нежности, – фыркнул Ларго. Не то презрительно, не то завистливо. Арво не отреагировал.

Идея моя сработала, но как-то не совсем так. Вместо того чтобы удивиться и спросить, что это со мной, альд замер, сильнее прижав меня к себе. Слишком сильно! Даже больно!

– Спятил?! – возмутилась я, подняв голову. И встретилась с прищуренными серебристыми глазами, смотревшими так, что у меня в горле пересохло. От испуга, ясное дело, а не от чего-то там еще! Вдруг оборотни в укусы какой-то сакральный смысл вкладывают, а я тут применяю их не по назначению. – Арво? – спросила осторожно. – Все нормально? Извини, я просто хотела… хотела…

– Просто помолчи, – сказал он и пошел догонять Олли с соседями, которые свернули на узкую улочку, ведущую к дому, и остановились, дожидаясь нас. Подозреваю, лисенок, увидев сани рядом с нами, пытался рвануть обратно, но Маритта (мудрая женщина) удержала – незачем ему лишний раз на глаза градоначальнику попадаться.

– Так и уйдешь? Сказать больше нечего, да? – задиристо выкрикнул Теро, но Арво не ответил, будто приставучий лис был пустым местом. К счастью, за нами он не погнался. Развернул сани и умчался прочь.

– Я хотела отвлечь тебя от альда Ларго, – пояснила, немного успокоившись.

– Понятно, – сказал Арво, помолчав. – Когда надо будет от чего-нибудь отвлечь тебя, я тоже… в шейку поцелую. И не смей потом возмущаться, Белочка. Не я это начал.

Губы мужчины растянулись в проказливой улыбке, а меня отпустило. Стукнула его чисто символически (не оставлять же безнаказанными такие обещания!) и рассмеялась, уткнувшись носом в плечо альда. Не злится – уже счастье! Значит, за мою провинность на улицу не выставит и возможности общаться с Олли не лишит. А угроза ответного поцелуя вопреки попыткам забыть о ней так и засела в голове, заставляя щеки стыдливо алеть, а сердечко биться чаще.

Дома…

– Свет мой, зеркальце, скажи… – произнесла я, как в прошлый раз, реплику из знакомой с детства сказки, надеясь, что это сработает и мачеха вновь мне ответит.

Не сработало.

Олли, выпив теплой воды с медом, отправился баиньки, отец его тоже ушел в свою комнату, а я наконец оказалась на чердаке, который нравился мне все больше. Тепло, уютно, тихо! Что еще для счастья надо? И главное, тут была очень удобная, хотя и узкая, кровать, на которой я с удовольствием растянулась, сняв обувь и верхнее платье. Только оказавшись в горизонтальном положении, поняла, как сильно устала. Но зеркальце все равно из-под матраса достала, надеясь поговорить с мачехой до того, как усну.

– Не «свет мой, зеркальце», значит… а как тогда? – пробормотала я, повертев в руках зачарованный предмет. – Ау, Маргоша? Ты там? – позвала шепотом.

– Не хами! – раздалось из иномирного Зазеркалья, а мое отражение сменило лицо мачехи. – И что тебе в такую рань не спится, чудовище?

– Дело у меня к тебе неотложное, – призналась, по-прежнему не повышая голоса. Вдруг альды меня услышат? Комната Арво как раз под моей находится.

– Выкладывай, пока я добрая, – зевнула ведьма, а я задумалась, как покороче и попонятнее ей все объяснить. У нее, наверное, утро раннее: заря яркая, птички поют, цветочки благоухают. А у нас темно пока: солнышко «новорожденное», приход которого недавно отмечали, еще не встало. – Догадалась, что подарочек мой в обе стороны работает? Молодец! Всегда знала, что голова у тебя хорошо варит, несмотря на все твои попытки притвориться деревенской дурочкой. Так что стряслось? Лисы все-таки решили выставить тебя за дверь? – съязвила Марго, насмешливо глядя на меня. – Или сама нажилась в хижине с простолюдинами? Охота во дворец пусть к пожилому, но герцогу? – ухмыльнулась эта… нехорошая женщина, прекрасно зная, на что давить.

– Нет, не нажилась! – возразила я, усаживаясь на постели. – И они меня тоже не выгнали. Марго… – Слова давались с трудом – очень тяжело было переступить через себя и обратиться к ней с просьбой, но все же я решилась. Вкратце рассказала ей про намеченный на послезавтра поединок и про Олли, которого в случае отцовской неудачи ничего хорошего не ждет.

– А от меня ты чего хочешь? – чуть нахмурилась ведьма, перестав язвить. В эти моменты она походила на обычную женщину. Красивую, серьезную, умную, а не на магически одаренную гадину с арсеналом колдовских пакостей.

– Оберег для Арво, – призналась еле слышно. – Такой, чтобы от всех бед защитил. Или можно порчу какую-нибудь на альда Ларго наслать. Неопасную. Вроде головной боли или расстройства желудка, чтобы он на бой не смог прийти.

– Второе вряд ли поможет, лишь отсрочит неизбежное. Разве что градоправитель твой кони двинет… случайно… Хочешь? – поинтересовалась Марго, провокационно улыбаясь.

– Нет, – мотнула головой я. Может, этот лис и сволочь, но смерти ему я точно не желала. Пока что.

– Эх ты… жестче надо быть! С лисами жить – по-лисьи… что они там делают? Тявкают?

– Фыркают, – буркнула я, по-прежнему не желая никого убивать. Особенно руками мачехи. Да и она, подозреваю, делать это даже не собиралась, просто подначивала меня, побуждая на скверные мысли и на не менее скверные поступки. В этом вся Марго! Ведьма черная!

– Над оберегом, так и быть, подумаю, – вернулась к деловому разговору она. – Но не бесплатно, ты же понимаешь.

Я со вздохом кивнула. Хотя мачеха и не озвучила цену, догадаться о том, что она потребует за работу, было несложно.

– Еще хотела попросить… – начала я, кусая губы, – раз уж продавать себя в супружеское рабство, то с наибольшей выгодой! – Если вдруг все сложится плохо, ты сможешь забрать меня домой… вместе с Олли?

– Что такое, Анабель? Материнский инстинкт взыграл? Тоже решила мачехой стать? Поверь – неблагодарное это занятие! По опыту говорю! – Яблоко было в мой огород, и я не нашлась, что ответить. Мне ведьма не нравилась, я ей – тоже. Так и жили, как кошка с собакой, пока я не очутилась у альдов. Забавно, но за последние сутки мы второй раз с ней общались, причем относительно мирно. А год прожив под одной крышей, только грызлись и пакостили друг другу. – Как ты жениху хвостатого ребятенка представлять будешь? На каникулах в другом мире нагуляла?

– Марго!

– Ладно, подумаю и над этим тоже, но… – Она прищурилась, прожигая меня взглядом. – Вернувшись, ты сразу же примешь предложение его светлости, и мы сыграем наконец эту проклятую свадьбу! – выдала мачеха с раздражением, будто мой скорый брак с герцогом ее больше тяготил, нежели радовал. – Согласна?

– А других вариантов нет? – спросила я с надеждой.

– А надо, да? – усмехнулась Марго, наслаждаясь моими страданиями. – Не я перед старым бабником хвостом на королевском балу крутила. Скромнее следовало быть, деточка! Не строила бы ты из себя деловую и самостоятельную, глядишь, он и на другую леди глаз бы положил. А так…

– Значит, без вариантов, – окончательно поникла я, понимая, что от свадьбы мне не отвертеться. – Иссу Аарадо же предсказал.

– Ладно, есть еще один, – сжалилась ведьма.

– Какой? – оживилась я.

– Ты навсегда останешься у альдов, а мы с твоим отцом объявим тебя официально погибшей. Опознаем какой-нибудь бесхозный труп – и дело с концом. Это спасет нас от гнева короля, а тебя – от брака с его дядей. Навещать будем, помогать тоже… возможно… посмотрим на твое поведение. Но сама ты домой уже не вернешься. Никогда! Я наложу на тебя заклятие, блокирующее переход в наш мир, чтобы никто и никогда не смог обвинить графа Дорина во лжи. Подумай об этом. Подумай хорошенько, Белла! – проговорила она без тени издевки. – Потому что этот вариант избавит тебя не только от неугодного жениха, но и от богатой, сытой жизни, полной пышных балов и прочих столь милых женскому сердцу развлечений. И да… забрать тебя с лисенком в случае беды я тоже уже не смогу. Выбор за тобой, деточка. Герцог и все его богатства здесь, свобода и нищета там. Когда примешь ПРАВИЛЬНОЕ решение, позови, – сказала она и исчезла.

– Вовсе не нищета тут! – буркнула я, потому что обидно стало за лисов. Может, Арво с Олисом и не принцы во дворце, но и не бедные горожане тоже. Только ведь все это: дом, достаток, репутация… принадлежит им, а я в Альдъере чужачка, как верно заметил Ларго, и если мой альд меня выгонит…

Думать о подобном раскладе не хотелось. А вот о том, стоит ли ведьмовской оберег таких жертв – очень даже. Может, Арво и сам с градоправителем справится? Зачем я в их разборки лезу? Минут пять я все мысленно взвешивала, глядя на свою кислую физиономию в зеркале. Потом решительно поднялась, спрятала зачарованный предмет под подушку и осторожно, чтобы не разбудить Олли, спустилась по узенькой лесенке на второй этаж, где находились комнаты папы-лиса, его сына и третья… видимо, покои умершей жены Арво. Толком не постучав, потому что по-прежнему боялась побеспокоить спящего по соседству малыша, я вошла к его отцу. О сне Арво (и не только о сне) почему-то не позаботилась, нагло вломившись в его опочивальню. А стоило!

Света здесь было мало – лисы и в темноте неплохо видели, но и огонька одинокой свечи, стоявшей на столе, мне хватило, чтобы рассмотреть спину раздетого по пояс мужчины. Судя по валявшейся на кровати сорочке, застала я его за переодеванием. Краска моментально затопила лицо, растеклась по шее, зажгла кончики торчавших из-под волос ушей. Мне так много хотелось ему сказать, поделиться своими идеями, посоветоваться, когда кралась сюда, как воровка, на ощупь, но слова застряли в горле.

Я замерла на пороге, жадно вглядываясь в причудливый узор на лопатках альда. Он ажурными темными крыльями расходился в стороны от белой полоски шерсти, поднимавшейся от хвоста вверх по позвоночнику до самого затылка. Широкие плечи, мускулистые руки, узкие бедра… может, Арво и оборотень, но ведь и мужчина тоже! Почему я не дождалась утра, а пришла к нему сейчас? Разве леди так поступают?

– Что опять стряслось, неугомонная ты моя? – устало спросил альд, натягивая через голову домашнюю рубаху.

Жаль! Я бы с удовольствием еще полюбовалась… на узор его, конечно! Исключительно на него.

– Я… мне…

– Не спится? – предположил Арво, кивнув на кресло-качалку. Большое, удобное, с широкими подлокотниками и высокой спинкой – сделано под его размер и, подозреваю, его же руками. – Может, и тебя водой с медом напоить? С капелькой сонного зелья Ирмы. Лучшее средство от бессонницы.

– Арво, нам надо поговорить! – выдавила я наконец, присаживаясь в кресло. На самый краешек. Оно качнулось от моего веса, и я едва с него не слетела.

– Елы-палы, Белла! – услышала любимую фразочку лиса, когда он пододвинул меня ближе к себе вместе с креслом. – Что ж ты такая…


– Какая?

– Неприспособленная, – выдал он. – Дома, поди, пылинки с тебя сдували? – сказал, усмехнувшись. Невесело вышло, совсем. – А к неженатым мужчинам по ночам, прежде чем заходить, стучаться так и не научили.

– Я… я по делу! Важному! – сообщила в свое оправдание, чувствуя, что краснею еще сильнее, хотя это было и сложно. Следовало срочно выложить то, из-за чего, собственно, и явилась, но вместо рассказа о предложении Марго с губ слетело: – А почему ты не женат?

Действительно, почему? Молодой здоровый мужчина с ребенком на руках… женщина в доме им точно не помешала бы. Что, если альды женятся только раз в жизни? Вдруг Кэйса была его единственной любовью, истинной парой, и никакая другая ему больше не нужна? Стало неприятно и грустно. Наверное, из-за моей затеи со сводничеством, которая в таком случае пойдет к бесам на закуску. А я ведь уже пообещала Олли, что найду ему подходящую маму. Получается, солгала?

– Это и есть твое важное дело, Белочка? – вскинул бровь Арво, насмешливо глядя на меня. – Я заинтригован.

– Нет… Конечно же нет! – поспешила разубедить его я, нервно теребя браслет, подаренный Пэйвой. – Просто хочу рассказать тебе кое-что о себе. Нечто очень важное. И если бы ты взамен…

– Торгуетесь, леди? – перебил он.

– Разве что чуть-чуть, – улыбнулась, пытаясь замаскировать смущение шуткой. Вот ведь нетерпеливое я существо! Нет чтобы утра дождаться, а лучше дня и за завтраком-обедом все с ним обсудить. Но время вспять не повернуть. Пришла уже – значит, поговорим! – Я ведь про альдов ничего толком не знаю. Вдруг у вас пара, как у лебедей, одна и на всю жизнь?

– Ты бы еще с гусем меня сравнила, – фыркнул лис. – Что касается семейных отношений, тут мы мало чем отличаемся от вас, людей. Да и в остальном тоже. По сути, альды – те же люди, только двуипостасные.

– И хвостатые. – Я покосилась на белый пушистый хвост, фривольно раскинувшийся на постели позади хозяина. Красивущий! И мягкий, наверное… Вот бы погладить.

– И хвостатые, – подтвердил Арво, легонько махнув им, будто поддразнивая меня. – Истинных пар, которых выбирает зверь, как у некоторых видов оборотней, у альдов нет. Самостоятельного зверя, живущего внутри, – тоже. В любой ипостаси мы остаемся собой. Да, способность менять человеческий облик на животный, безусловно, накладывает отпечаток на наш характер, но… не более того. Тот же хвост у нас куда более самоопределяемый, нежели звериная часть натуры. Так что не бойся, Белочка. Если обернусь – не укушу, – пообещал он, разглядывая меня, сидящую напротив. – Разве что чуть-чуть, – подмигнул мне лис.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю