290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Снежная Золушка (СИ) » Текст книги (страница 4)
Снежная Золушка (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 11:00

Текст книги "Снежная Золушка (СИ)"


Автор книги: Ева Никольская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Так, ладно! Я очень смелая рыжая белочка… то есть леди! И мне вовсе не страшны горки, на которых истошно визжат почти все девчонки. Подумаешь, тоже покричу – зато горлышко прочищу. А может, и не покричу, как знать.

– Идем, наша очередь! – Схватив за руку, Олли потащил меня к высокой и, что примечательно, деревянной лестнице, на вершине которой нам уже положили готовую к новым виражам дощечку.

Поднимаясь по ступенькам, оглянулась на Арво, который с улыбкой смотрел нам вслед. Мне вслед! И улыбка у него была такая… своеобразная. Будто альд точно знал, что я сейчас чувствую, и мысленно усмехался, ожидая, что струшу. Не дождется! Белочки… то есть леди… перед трудностями не пасуют!

Там же…

Ритва застала его врасплох, подкравшись сзади. Арво обычно чуял ее приближение из-за слишком густого цветочного аромата, которым душилась девушка, но на площади было так много разных запахов, что ее он не унюхал. Да и занят был, наблюдая за летящей по ледяному лабиринту парочкой. Олли так мечтал покататься на горках, строительство которых начали за месяц до праздника. Альд поехал бы с ним и сам, но тут так вовремя подвернулась готовая на подвиги Анабель.

Маленькая смелая девочка. Он видел, что ей страшно, хотя и интересно тоже, и даже готов был поменяться с девушкой местами, если бы она попросила. Но нет… Белочка – «зверек» гордый. А еще любопытный и непоседливый – ни минуты без приключений. И ведь даже не закричала ни разу, подлетая на трамплинах… в отличие от Олиса. Впрочем, он голосил на всю округу исключительно от восторга.

– Альд Каури! Ярких лун! – поприветствовала его Ритва, одарив томным взглядом из-под длинных ресниц, окрашенных черным. Прекрасна, как и всегда, а еще одета в роскошное белое платье с голубой вышивкой, пушистую шубку и шарфик с сапфировой брошью. Очередная Снеженика на его голову!

– Ночи лунной, альда Кьяра, – вежливо ответил Арво, оторвав наконец взгляд от белокосой красавицы, считавшейся одной из самых завидных невест Альдъера.

Как Кэйса восемь лет назад. Та тоже была высокой и фигуристой, а еще настолько желанной, что альды готовы были драться за нее на арене. И он тоже бился… молодой дурак! Пытался доказать ей что-то, продемонстрировать свое превосходство, силу. Глупый мальчишка. По-настоящему Кэйса оценила его только в час беды, когда родные от нее отвернулись, а он нет.

– Слухи о вашей ручной зверушке летят, точно пчелы, – сладко улыбнулась красавица.

«И жалят, похоже, тоже, – подумал Арво. – Особенно некоторых».

Ей же сказал, изобразив непонимание:

– Какая еще зверушка, альда Кьяра?

– Человечка, с которой, как с даром богини, носится ваш сын.

Альд помолчал, обдумывая ответ. На языке вертелась колкость, но ссориться с Ритвой он не хотел. Зачем? Хорошая ведь заказчица, вечно ей что-то надо: то мебель, то шкатулку, то безделушку какую… и платит щедро да в срок. И хотя он прекрасно понимал, что ходит к нему девушка вовсе не из-за нужды в услугах плотника, близко к себе ее не подпускал. Полюбоваться издалека – почему бы нет-то? Альда она видная, ладная… загляденье просто! А по натуре хищница, привычная получать все, что хочет. Пополни он ряды ее воздыхателей, интерес потеряла бы в два счета, а так ходит… вещички заказывает. Всяко польза!

– Ах, человечка… – протянул Арво, задумчиво поглаживая подбородок.

Белла с Олли как раз выехали на финишную прямую и, судя по оживлению хозяина аттракциона, выехали они на доске. Значит, еще и приз получат – цепкая какая Белочка, не упустила ни Олиса, ни ледянку.

– Да, она, – подтвердила Ритва, тоже глядя на них. – Где вы ее только откопали?

– В лесу. – Уголок его рта дернулся, зарисовав улыбку. – А насчет зверушки я бы поспорил. Да и глубокоуважаемая ведунья с вами вряд ли согласится, учитывая ее человеческую природу. В нас, альдах, животного куда больше, нежели в людях. Так что зверушки тут мы с вами, дорогая альда Кьяра. А она маленькая леди, остановившаяся погостить в моем доме.

– Я бы и сама у вас погостила, – кокетливо махнула хвостом лиса.

– Боюсь, у меня больше нет гостевых комнат. Единственная, которая была… уже занята, – вывернулся из расставленных сетей Арво. – Да и свой дом у вас есть.

– Папа, папа, нам медвежонка подарили! – закричал Олли, со всех ног кинувшись к отцу. – Папа, мы с Беллой еще раз хотим прокатиться. Можно? – Сын размахивал сувениром, полученным за удачно пройденный маршрут. Анабель хоть и не бежала следом, но тоже шла быстро. И смотрела не столько на него, сколько на Ритву. Недобро так, оценивающе. Растрепанная, раскрасневшаяся, с прищуренными зелеными глазищами… и чем же недовольна наша Белочка? – Папа, смотри, какой мишка…

– Сколько шуму из-за пустяка, – фыркнула альда Кьяра, раздраженная тем, что их беседу прервали. Олли опустил ушки, растерявшись, и прижал сувенир к груди.

– Вовсе не из-за пустяка! – заявила Белла, подходя к ним. – Замечательный мишка! И заслуженный. Вы бы, альда, сами прокатились, ледянку удержать попытались, чтобы приз получить, а потом уже выводы делали.

– Почему бы и не прокатиться? – Перестав с легким пренебрежением разглядывать девчонку, Ритва посмотрела на Арво. Ласково так, призывно. Если бы он не видел ее насквозь, наверняка растаял бы, как снег под лучами весеннего солнца. – Составите мне компанию, альд Каури? Одной боязно, а с вами рядом даже ярнилы не страшны, – польстила она ему.

– Папа поедет со мной! – упрямо заявил сын, не желая делить его с Ритвой.

Он ее всегда недолюбливал, да и она не питала к нему особых симпатий. Когда приходила забрать готовую работу, никогда гостинцев мальчику не приносила в отличие от других заказчиков.

– Папа твой сам решит, с кем ему ехать, – заявила красавица, с вызовом глядя на Арво. Мол, хватит откладывать неизбежное – выбирай!

– С гостьей, конечно! – спасла ситуацию Маритта, подойдя к ним вместе со своей старшей дочкой, тоже одетой в бело-голубые цвета. – Взялся выгуливать чужестранку, так давай! Нечего на всяких вертихвосток отвлекаться, – без особого стеснения заявила она. Ритва недовольно поджала губы, но промолчала, ибо спорить с Мариттой – дело неблагодарное.

– А я? – забеспокоился ребенок.

– Тебя мы с Илтой одолжим, не против? – подмигнула соседка малышу, пригладив его всклокоченные после аттракциона волосы. – А то доча моя очень уж хочет покататься, а младшие убежали за сладостями. Составишь ей компанию, Олли, пока папа с твоей Снеженикой еще одного мишку выиграть попытаются?

Лисенок серьезно кивнул и протянул раскрытую ладошку широко улыбающейся Илте. Девочка ростом была даже чуть выше Беллы. Шустрая смешливая лисичка, похожая на мать, как и все дети Маритты.

– С ЕГО Снеженикой? – не скрывая возмущения, уточнила Ритва и брошку свою демонстративно поправила: ярко-голубую с оправой в форме снежинки, приколотой на белоснежный вязаный шарф. Явно намекала, что Снеженика тут она, а не Анабель. И кататься Арво следует с ней. Хороша плутовка, да… но ведь и Белочка не хуже!

– Да-да, – закивала Маритта. – Вот с ней! – и из трех ряженых девушек, стоявших рядом, указала на Беллу, подозрительно притихшую. – Ты же хотела еще разок прокатиться? Да, красотуля? – Ей альда тоже подмигнула. Многозначительно так. – Пользуйся ситуацией! – прошептала так громко, что услышали ее все.

Ритва уставилась на Белочку, видимо, ожидая, что та откажется, но…

– А мы точно вдвоем на ледянке поместимся? – спросила она, оценивая его габариты.

– Точно-точно! – заверила соседка. – Там и большие доски есть, хозяин аттракциона вместе с ведуньей все предусмотрели.

– С ведуньей? – заинтересовалась Анабель.

– Да. Чародейка наша главная лед укрепляла да освещением занималась… а хозяин горки проектировал. Так что вся эта сверкающая красота – их совместная работа, – пояснила Маритта. – Недешевая, правда, ну ничего… отобьется.

Илта с Олли, держась за руки, побежали за новой порцией острых ощущений, а Арво, чуть склонив к плечу голову, шепнул гостье:

– Ну что, Бел… ла, – исправился он, не желая прилюдно называть ее Белочкой, особенно после слов Ритвы про зверушку. – Пойдешь со мной али боязно?

Провокация сработала, как он и ожидал. Девчонка вздернула острый носик, приосанилась и храбро заявила:

– Пойду!

На горке…

Лучше бы я отказалась! Вот честно! Уступила бы место той белобрысой выдре, что обхаживала Арво, пока мы с Олли зарабатывали свой приз. Тогда воронье гнездо на голове было бы сейчас у нее, и верхом на альде вместо проклятой досочки к финишу приехала бы тоже она! Впрочем, жаловаться мне грех, конечно. Все шишки собрал по дороге лис, а я благодаря ему даже чулки не порвала. Когда ледянка на очередном трамплине улетела в неведомые дали, Арво умудрился поймать испуганно вскрикнувшую меня и усадить к себе на колени. В этой позе мы и финишировали.

Бедный-бедный альд… и хвост его тоже бедный, как и то место, которое под ним.

– Елы-палы! – знакомо простонал папа-лис, когда мы наконец остановились и он смог разжать руки, не боясь меня при этом потерять, как дощечку. – Прокатились, называется… с ветерком, – сказал и завалился на спину, прикрыв глаза.

– Эй, ты чего? – заволновалась я, пытаясь не то слезть с него, не то наставить ему лишних синяков, разворачиваясь, чтобы заглянуть в лицо, ибо нормально подняться на ноги никак не получалось, а беспокойство нарастало. – Ты там живой? Живой же?! – воскликнула в панике. Вдруг он сознание потерял? Я на себе этого медведя домой не дотащу! Да что там домой… мне его с места не сдвинуть даже!

– И не надейся. – Арво криво усмехнулся, открывая глаза. – Не добила ты меня, Белочка. Хотя и очень старалась.

– Да я… – хотела сказать, что вовсе не пыталась ему навредить, но не успела.

– Ерзала, вертелась, огрызалась и в довершение всего потеряла ледянку, – перечислил он мои «подвиги», продолжая лежать на снегу. Стало стыдно. А альд все никак не поднимался – такими темпами в нас скоро следующая команда врежется. Или нет? Когда там новых участников запускают? Хоть убей, не помню!

– Виновата, признаю. Но ты тоже не сахар, – упрекнула его. Просто так, чтобы не расслаблялся. – А теперь вставай и пошли отсюда, пока тебя не добил кто-нибудь более удачливый, чем я.

Попыталась поднять его, потянув за руку, – бесполезно. Ну и бес с ним! Хочет доской по башке получить – воля его! А у меня там где-то ребенок без присмотра бродит – Маритта за Олли могла ведь и не уследить, у нее своих лисят трое.

Плюнув на напарника, я, пыхтя, аки ежик, начала подниматься, и мне это даже удалось… почти. Поскользнувшись, я снова рухнула на альда. Приземлилась куда-то в район его живота. Лис дернулся, совсем не по-лисьи крякнул и, как любой человек, на которого неожиданно падает что-то тяжелое, схватил это что-то (то есть меня) за что попало. Чем попало оказалось место пониже поясницы. Я так растерялась, что замерла, хлопая ресницами.

– Гм… – выдал Арво, сжимая мои ягодицы. – Беру свои слова обратно… про «не за что подержаться».

Оцепенение как ветром сдуло, а кулаки зачесались. С ними (с кулаками то есть) я на эту ехидину белобрысую и накинулась. А альд только смеялся, даже не пытаясь меня остановить, – через куртку, видать, тычки вовсе не ощущались.

– Агрессивная какая Белочка… ай! Да хватит уже! А то сейчас спеленаю и рядом уложу, – пригрозил он, и это подействовало. Сдув с лица непослушную прядь, выбившуюся… из «вороньего гнезда», полагаю, я хмуро уставилась на Арво. Лицо горело, кончики ушей тоже, а этому нахалу все как с гуся вода!

– С вас, наверное, надо плату взять, как за еще одну поездку, – сказала женщина, приближение которой мы, занятые друг другом, не заметили. – Обжимаетесь тут, время тянете, очередь создаете…

– Обжима… Вовсе нет! – воскликнула и без того пунцовая я, вскакивая на ноги.

На этот раз удачно. Чтобы по закону подлости снова не упасть на альда, отбежала подальше. Туда, где стояла незнакомка, пригрозившая штрафом. Очень примечательная, кстати, была женщина. На фоне беловолосых горожан с их эльфийско-лисьими ушами и пушистыми хвостами она выделялась привычной мне человеческой внешностью. Симпатичная, уверенная в себе особа с лукавым огоньком в карих глазах. Не старая, хотя и не девочка давно. У нее была длинная русая коса, серьги с драгоценными камнями и черная шуба до самых пят.

– Ведьм… Вы ведунья! – исправилась я, глядя на незнакомку с восторгом. Почти как Олли на меня, когда увидел в новом платье.

Так, Олли… Я завертела головой, выискивая лисенка, который обнаружился в компании Илты и двух ее сестренок. Они что-то бурно обсуждали, забыв о нас: подозреваю, выясняли, кому достанется приз, который Олис с напарницей выиграли, скатившись перед нами.

– Урожайных лун, сударыня! – пожелал чародейке Арво, подходя к нам.

Он как ни в чем не бывало надел мне на голову капюшон и принялся поправлять мои волосы, спутанной волной спадавшие на грудь. Решив, что он опять возится со мной, как с маленькой, я наскоро заплела косу. Вернее, ее слабое подобие.

– И тебе не хворать, альд Каури! – ответила волшебница. Вроде как серьезно, но была в ее пожелании некая ирония.

Судя по визгам, с горки уже съехала очередная команда. А судя по тому, как Арво потирал бок, наша поездочка оставила на нем неизгладимый след. И ведь мы не первые ледянку потеряли, у других она тоже улетала. Но лисы все равно охотно шли на этот небезопасный аттракцион. В основном пары состояли из ребенка и взрослого, хотя были и такие, как мы. Правда, если учитывать разницу в габаритах, я вполне могла сойти за девочку-подростка на фоне Арво.

– Досталось вам? Поделом! – заявила девица, которая некоторое время назад жаждала оказаться на моем месте. И ведь не поленилась, подошла, чтобы позлорадствовать. – Богиня вас наказала! – Белобрысая недовольно постукивала роскошным хвостом по ногам, будто кошкой была, а не лисой.

– Это за что же? – полюбопытствовала я. И почему-то тоже потерла бок, хотя он и не болел.

Молодая альда вызывала у меня стойкую антипатию. Красивая с виду, но ощущение, будто под яркой оберткой гнилая конфета спрятана. Вроде и сладкая, но… безнадежно испорченная, а может, и ядовитая. На роль мамы для Олли я эту выдру даже не рассматривала. И то, как Арво на нее поглядывал, мне совершенно не нравилось. Захотелось завалить его снова в снег и еще немного попинать, чтобы не до хвостатых красоток ему стало.

– Альд Каури знает за что! – бросила девица. Гордо развернувшись на каблуках, она поцокала прочь. Скатертью дорожка!

– Страсти-то какие! – восхитилась сценой ведунья.

– И не говорите, – согласно вздохнула я.

Намеки альды меня раздражали. Кто она Арво? Любовница? Поэтому такая наглая, да? От мысли, что у моего лиса роман с «отравленной конфеткой», стало тошно. Будто я эту сладость-гадость сама только что попробовала. Но ведь альд мужчина взрослый, к тому же вдовец… было бы странно, если бы он совсем не встречался с женщинами. Так, стоп… куда-то не туда меня понесло. Есть потенциальный жених с ребенком, и есть я, обещавшая найти им подходящую жену и маму в одном лице. На этом пока и остановимся!

– Ирма, – сказала ведунья.

– Что? – обернулась я, возвращаясь в реальность.

– Я Ирма, говорю. Можешь так называть, а можешь, как все: сударыней. А ты…


– Анабель, – представилась, в последний момент удержавшись от вежливого книксена. Тут народ был простой, друг перед другом не приседали. – Или Белла.

– Белочка она. – Арво незаметно накрутил на палец кончик моей косы, поэтому, дернув головой от его заявления, я зашипела. Капюшон слетел, и он снова его поправил, вызвав у меня кислую гримаску.

– Белочка… – повторила ведунья, усмехнувшись. – И правда ведь подходит. Заходи ко мне на днях… чайку попить, – предложила она. – Погадаю. Если альд Каури заплатит.

Альд Каури посмотрел на меня так, будто я решила его разорить, а Ирме просто кивнул. Вот и где логика? Я, что ли, у него денег просила? Да я и в гости-то ни к кому не собиралась, хотя и хочется. А он… эх!

Чародейку отвлекли вопросами другие альды, а о нас наконец вспомнил Олли.

– Папа, Белла! – закричал он, со всех ног кинувшись к нам. – Вы выиграли мишку? А то я своих девчонкам подарил.

– Нет, – огорчил его новостью Арво. – Не выиграли. Но я сделаю тебе похожего или даже двух…

– Трех! – начал торговаться маленький предприниматель.

– Ладно, трех. В комплект к солдатикам, – улыбнулся отец, обняв одной рукой подбежавшего к нему сына. – Только не все сразу, Олли. – Другой рукой альд придержал меня за многострадальный капюшон, снова его поправляя. – Надо было шапку какую-нибудь взять, – проворчал он. – А то уши отморозишь, горе-Снеженика. – И за косу меня дернул. Легонько, но… что за подозрительная тяга у него к моим волосам образовалась? Уж не приложило ли его головой об лед во время катания? Вот в ней, в голове этой, что-то и помутилось. – Куда дальше, Белочка? На костры пойдем любоваться или, может, домой?

– Как домой? – заволновался Олли. – А леденцы, а конкурсы?

– Еще гадания позже будут, – добавила Ирма, отвлекаясь от разговора с пожилой четой альдов. – Бесплатные! – добавила, насмешливо взглянув на Арво.

– Ну, раз бесплатные… – иронично протянул он. – Тогда ладно.

И ведь мелькнула у меня тогда мысль о бесплатном сыре в мышеловке, но я, дурында, значения ей не придала. А зря!

Позже…

Веселиться блондинистые оборотни умели и любили. Особенно когда погода благоволила. А сегодня она была просто идеальная. Даже для меня, не говоря уже о более морозоустойчивых альдах. Можно было и без капюшона ходить, не боясь отморозить прикрытые волосами ушки, но чую, Арво бы меня за эти самые ушки и оттаскал, решись я на подобное. Он, похоже, совсем не видел разницы между мной и Олисом. За обоими присматривал, обоим покупал сладости и билеты на аттракционы и отчитывал тоже обоих, если мы делали что-то не так.

Вот ведь… папочка! Ладно, Олли воспитывает, он мелкий, но меня-то за что?

И хотя я недовольно бурчала и гримасничала, когда альд отряхивал мое манто и платье после игр в снежки или в догонялки, забота его грела душу. Как и внимание, которое он уделял мне, а не белобрысой выдре, ходившей кругами около нас. То с одним кавалером эта лисица прогуляется, то с другим… и постоянно вертится где-то рядом, хвостом перед Арво машет, будто на площади других мужчин нет!

Звали столь ненавистную мне особу Ритвой, что очень уж напоминало «бритву». Острую и опасную! Не надо Арво таких любовниц! Пусть лучше с нами нянчится, чем на эту альду слюни пускает! Тем более без дела мы и минуты не стояли. Я со счета сбилась, пытаясь вспомнить все игры и конкурсы, в которых за последнюю пару часов успела поучаствовать. Иногда вместе с папой-лисом и его лапочкой-сыночком, но чаще только с Олли. Кроме моря позитивных эмоций и горстки призов, которые осели в карманах Арво, мы с мелким собрали еще и урожай новых знакомств.

Альды, наблюдая за нами, перестали воспринимать меня как чужачку… или не перестали, но осмелели настолько, что начали не просто смотреть, но и общаться. Особенно в этом преуспела Илта (подозреваю, с подачи ее мамы). Девчонка оказалась бойкой и заводной. Она действительно хорошо относилась к Олису, что мне очень импонировало. С четырнадцатилетней соседкой у малыша отношения всегда были нормальные, а вот с ее младшими сестренками – нет. Впрочем, и там, слава богу, наметилась оттепель.

На празднике ребятишки постоянно пересекались и даже пару раз играли в одной команде. Одним словом, гулянье набирало обороты, выжигая ярким светом костров неизбежную в столь позднее время сонливость. У меня! Альды, насколько поняла, могли не спать сутками. Особенно если был повод. Я же к концу развлекательного марафона убегалась настолько, что еле ноги волочила, а впереди еще были обещанные Ирмой гадания, и эти, как их там… прыжки через костер!

Если насчет первого я пока думала, ибо любопытство грызло, требуя поучаствовать в любимом девичьем развлечении, то по поводу второго вердикт был однозначный: не осилю! Именно его я Олли и озвучила, когда маленький непоседа, бегая вокруг, начал звать меня на главное событие ночи. Где он только энергию черпал – ума не приложу! Даже Арво, судя по виду, слегка подустал, а сынишка его был бодр и свеж, будто это не он носился весь день и полночи как заведенный, а какой-то другой альдон.

Лезть в костер я наотрез отказалась, хотя посмотреть, как это делают другие, пошла, не желая расстраивать ребенка. И это стало моей первой ошибкой. Но, как говорится, знал бы, где упасть, соломку б подстелил.

Альды толпились возле ритуальных костров, призванных очистить их от темной энергии прошлого и наполнить силой зарождающегося солнца. Никакого волшебства – обычная традиция, совмещенная с веселой (и опасной!) игрой. Чем больше узнавала местных жителей, тем крепче становилась моя уверенность, что лисы – большие любители пощекотать себе нервы. Вспомнить хотя бы катание на ледянках! Да и качели, установленные на площади, только так «солнышко» крутили. Теперь вот очередь и до пламенных развлечений дошла.

Раньше народ возле костров песни пел да хороводы водил, теперь же взрослые выстраивались в очередь, чтобы прыгнуть через довольно высокий огонь, рискуя подпалить хвосты. К счастью, детей младше двенадцати лет к «очищению» не допускали. Так что мы с Олли остались стоять в сторонке, когда Арво отправился отдавать дань обычаям. Несмотря на беспокойство за нашего папу-лиса, я начала безбожно зевать. За этим занятием меня и застал незнакомец, которого я уже видела в компании «бритвы».

– Устала, красавица? – спросил он заботливо, а я насторожилась. И Олис тоже. Подсознательно желая защитить ребенка, закрыла его собой. Все, кто любезничал с Ритвой, вызывали у меня подозрения, и этот альд не был исключением. Красивый, статный, явно богатый и при власти, ибо самоуверенностью от него несло за версту. – Что молчишь? Язык проглотила? – вроде бы пошутил он, но прозвучало грубо.

– Устала, – сказала, продолжая стоять между ним и Олли, на которого незнакомец поглядывал с не меньшим интересом, нежели на меня. – Вот язык и не ворочается.

– Как по мне, так очень даже ворочается, – усмехнулся альд, оценив мой ответ. – Эй, Олис? Что же ты за бабскую юбку-то прячешься? Выйди, поздоровайся с дядей.

Имя он не назвал, а меня осенило: неужто Иро из младшей ветви Каури собственной персоной? Тот самый кузен, с которым у Арво одна мебельная лавка на двоих.

– Папа велел не разговаривать с вами, альд Ларго, – объяснил нежелание общаться малыш.

Ларго, хм… значит, не брат. Кто же тогда?

– А ты всегда и во всем слушаешься папочку? – поддел его лис, который нравился мне все меньше… совсем не нравился! – Иди сюда, подарю кое-что интересное, – начал заманивать лисенка он, достав из-за пазухи солдатика. Почти такого же, как тот, что прислала Олли Марго.

Они что… у одного мастера игрушки покупали?

Глазенки у Олиса загорелись, но он, не дав любопытству взять верх над осторожностью, упрямо повторил:

– Папа сказал…

– Нет тут твоего папы! – теряя терпение, рявкнул Ларго.

– Зато есть я! – заявила в тон ему. – Прекратите пугать и донимать ребенка! Кто вы такой?

– Я кто? – самодовольно ухмыльнулся альд. – Я градоправитель! А вот ты кто, Анабель? И что забыла в МОЕМ городе? – спросил он, наклоняясь ближе, чтобы слышала его только я. Впрочем, это было невозможно, потому что на нас начали заинтересованно оглядываться другие лисы.

Не шарахнулась от блондинистой сволочи я только потому, что ноги действительно устали. Посмотрела в его ледяные глаза, подумала и спросила:

– Скажите прямо, что вам от нас надо?

– Прямо? – Ларго прищурился, разглядывая меня. – Вас и надо. Обоих.

– Перебьеш-ш-шься! – В ядовитом шипении я с трудом узнала голос Арво. Это что же получается: он уже прыгнул через костер, а мы из-за проклятого градоначальника все пропустили? Или плюнул на традиции и примчался спасать нас от отнюдь не доброго дяди-лиса? В любом случае я была рада его возвращению, потому что, как правильно вести себя с городским главой, понятия не имела. – Сколько раз я тебе говорил, Теро! Не лезь к моему сыну.

– К твоему ли? Ему семь уже! Достаточно взрослый, чтобы посетить пещеру духов. Я имею полное право проверить, чей он на самом де…

Договорить градоправитель не успел, ибо получил кулаком в челюсть от плотника. Ответный удар не заставил себя долго ждать. Мужчины сцепились, как дикие звери, наплевав на зрителей, которые, забыв о кострах, смотрели теперь исключительно на них. Никто не пытался вмешаться, разнять драчунов, будто такие стычки здесь были обычным явлением. Более того, среди альдов, кольцом обступивших нас, все чаще слышались выкрики: «Вызов! Арена!»

Отбежав подальше (на этот раз даже усталость не помешала), я утянула за собой и дернувшегося к отцу Олиса. Инстинкт защитника у мальчишки, похоже, был в крови. И бесстрашия ему тоже не занимать. Только встрять между двумя разъяренными лисами, жаждущими закопать друг друга в снегу, – равносильно самоубийству. Раздавят ребятенка и не заметят! Поэтому я и вцепилась в него, прошептав, что боюсь. Хитрость моя принесла свои плоды – Олли, как настоящий мужчина, пообещал охранять меня, пока отец «чистит рыло» альду Ларго.

Чистит рыло, хм… не в бровь, а в глаз!

А народ продолжал скандировать: «Вызов! Вызов!» – что лично меня беспокоило все сильней.

– Олли, что значит «вызов»? – спросила тихо.

– Бой на арене, – серьезно пояснил малыш. – Иногда смертельный.

И тут мне совсем стало не смешно.

– Вызов! До крови! – выкрикнул пьяненький дедок с облезлым хвостом, подстрекая толпу. Оторвать бы ему этот хвост, чтобы лишнего не вякал!

– Не надо крови! – вырвалось у меня.

Слишком громко и эмоционально, чтобы другие не заметили. И взгляды моментально скрестились на мне. Любопытные, недовольные, одобрительные, вопросительные – разные! Даже Арво с альдом Ларго отношения выяснять перестали, поднялись с земли и тоже уставились на меня.

Да что я такого сказала-то?!

Смутившись, испытала непреодолимое желание поджать и ушки, и хвостик, которого у меня по-прежнему не было.

– Надо! – выступила вперед Ритва, глядя на меня, как на надоедливую блоху. – Давно пора уже выяснить, чей он сын. Совсем ведь не похож на альда Каури.

Меня аж передернуло от такого заявления, а Олли сжался весь, будто ему пощечину дали. Если бы взглядом можно было убивать, я бы эту тварь белобрысую прямо тут и пристукнула. Не справившись с задачей взглядом, открыла рот, чтобы ужалить мерзавку словом, но…

– Мой! – рявкнул Арво, отряхиваясь после драки. – Он был, есть и будет моим сыном. Всем ясно? – обвел взглядом толпу.

Некоторые закивали, другие глаза отвели.

– Да, конечно, ясно! – поддержала его подоспевшая на выручку Маритта. – Мальчонка-то – копия мамы. Верно, Олис? – подмигнула она ему.

Тот неуверенно кивнул, продолжая жаться ко мне. Теперь не он, а я его защищала и чувствовала, что еще немного – и сама полезу в драку, если эти безобразия не прекратятся. Дернул же нечистый пойти на костры полюбоваться… лучше бы разнылась, как изнеженная барышня, и потребовала отвести меня домой!

– Ой ли? – зло прищурился изрядно помятый градоправитель. – Кэйса в то время с кем только не путалась…

И снова он получил в морду. Я аж прочувствовала этот удар. И оценила, да.

– Не с-с-смей даже имя ее называть… – прошипел Арво так, что стало страшно. Не представляла раньше заботливого и насмешливого папу-лиса в роли агрессивного чудовища. Хотя и полностью его сейчас поддерживала.

– Вызов! – снова завелся вредный старикашка.

– Вызов! – вторила ему противная «бритва».

– Вызов! – нестройным хором поддержали их и другие.

– Вызов! – сплюнув кровь, процедил Теро Ларго. – Послезавтра в полдень! Если проиграешь, Арво… я заберу твоего щенка и сам отведу его в пещеру, чтобы выяснить наконец, чья кровь течет в его жилах.

– Перебьешься, – снова повторил наш альд, но вызов, к моему огромному сожалению, принял.

Наверное, иначе было нельзя. Я ведь не знаю местных обычаев, может, это позор большой – отказаться от драки, если тебя на нее официально пригласили.

– Домой? – спросила с надеждой, когда Арво подошел к нам.

Градоправитель о чем-то шушукался с Ритвой, поглядывая в нашу сторону, а толпа снова переключилась на костры и на ненормальных, которые через них прыгали. Будто ничего тут только что и не происходило. Странный мир, звериные законы. Хотя чего я ожидала от оборотней?

– Нет уж! – нарочито весело усмехнулся альд, погладив сынишку по голове. – У нас еще гадания по плану, забыла, Белочка?

– А может, ну их…

– Не дождутся, – сказал Арво, бросив колкий взгляд на Ларго и его собеседницу.

Снюхались две гадюки! Вот уж правда… два сапога пара. Оба красивые, статные… и гнилые, похоже, насквозь.

– Папа, папа, – схватил отца за руку Олли. – Почему они говорят, что я не твой сын? – спросил тихо.

– Мой, малыш, – улыбнулся ему Арво. – Только мой. Не сомневайся даже.

Олис кивнул, привычный безоговорочно верить отцу, а у меня в сердце холодной иглой засело беспокойство. То, что мальчик в силу своего юного возраста разобрал не до конца, прекрасно поняла я. Кэйса, встречаясь с Арво, похоже, крутила роман еще и с этим богатеньким хлыщом, но в мужья выбрала все же плотника. А потом родился Олли, внешне похожий на мать, а не на отца. И теперь Ларго вознамерился выяснить, не его ли это отпрыск.

К выяснению имели непосредственное отношение семь лет, исполнившиеся лисенку, и загадочная пещера духов. М-да, тревожно как-то, и кошки на душе скребут. Еще этот пресловутый бой послезавтра… страшно! Вдруг Арво проиграет? Или, не дай бог, погибнет. Олис же говорил, что бои бывают со смертельным исходом. Как я тогда буду без него? Как осиротевшего малыша от загребущих лап градоначальника спасу, если сама тут на птичьих правах? А вдруг Олли действительно ребенок Арво, как тот утверждает? Наверняка его! Что ждет тогда его в доме Ларго, кроме пинков и тычков?

Думая об этом, я решила попробовать связаться с Марго через зачарованное зеркальце и… попросить об услуге. Первый раз за все время нашего знакомства.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю