290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Снежная Золушка (СИ) » Текст книги (страница 6)
Снежная Золушка (СИ)
  • Текст добавлен: 29 ноября 2019, 11:00

Текст книги "Снежная Золушка (СИ)"


Автор книги: Ева Никольская






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 16 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

– А рисунок на спине… у всех альдов такой есть? Как хвост и мохнатые уши, – продолжила любопытствовать я. – Или это какая-нибудь брачная метка?

– Метка, но не брачная. Это символ рода. У каждой семьи он свой. Проступает при посещении пещеры духов, если альду больше семи лет. Так наши предки из загробного мира признают своего потомка.

– То есть получить метку может только кровный родственник? – спросила, вспомнив Ларго, жаждущего выяснить, не его ли Олис сын.

– Нет. Частью рода можно стать и пройдя через ритуал. Например, брачный, – пояснил он.

– Хм. – Я задумалась. – Брачный, значит. И все же… почему ты за семь лет так и не женился? По-прежнему любишь Кэйсу? – вернулась к вопросу, который сильно меня волновал. Должна же я знать, что у жениха на уме, когда буду искать ему невесту!

– Люблю – не совсем то слово. Я все так же восхищаюсь ею, – немного помолчав, сказал Арво. – Она была самой прекрасной девушкой в Альдъере. И я никому не позволю марать ее имя!

– Даже не думала, что ты… – Я испуганно отпрянула, заметив, как изменилось лицо мужчины.

– Тихо, тихо… – прошептал он примирительно. – Я не о тебе, маленькая. Просто вспомнилось…

– Альд Ларго?

Арво кивнул, и я немного расслабилась, хотя неприятное чувство все равно осталось. Законная жена, самая прекрасная девушка Альдъера… разве может кто-то живой конкурировать с ТАКОЙ покойницей?

– А не женился я потому, что растил сына. Он – моя жизнь. Я дал слово на смертном одре Кэйсы о нем позаботиться. Молодая жена будет требовать внимания, ревновать к чужому ребенку. К тому же любая альда, выйдя замуж, захочет завести собственных детей, и на их фоне Олли достанется… разве что жалость, – проговорил он тихо.

– Неправда! – возразила я с жаром. – Олиса невозможно не полюбить, он же такой… самый лучший!

– Согласен, – одобрительно произнес Арво. – Но разве женщина между своим малышом и чужим не выберет родного, кровного? – Я не очень понимала, зачем вообще надо выбирать, когда любить можно всех, но озвучить эту мысль не успела, потому что лис внезапно заявил: – Да и зачем мне какая-то жена, когда я «головную боль» себе в сугробе уже нашел.

– Какую боль… эй! Ты про меня, что ли?

– Догадливая Белочка, – похвалил Арво в своей обычной манере. Не лис, а ехидный тролль! Треснуть бы его, да весь лимит наглости на эту ночь я уже исчерпала. – Теперь твоя очередь. Выкладывай свои страшные тайны, которые не могут подождать до утра.

Тяжело вздохнув, я все ему рассказала. Про смерть мамы, про то, как жила потом, предоставленная самой себе и слугам, учившим меня кто шить, кто готовить, кто в комнатах убирать, пока папа топил свое горе в вине, забыв о дочери. И про появление Марго в нашем доме я тоже ему рассказала: про то, как мы сразу с ней не поладили и во что позже вылилась эта вражда.

Не обошла вниманием я и жениха своего престарелого, которого, ведьма права, сама спровоцировала на решительные действия, хотя мне и нравилось думать, что виновата во всем мачеха и ее желание породниться с королем. Старый хрыч, как оказалось, большой поклонник свободолюбивых ярких птичек, как он меня называл, коим нужна, по его мнению, надежная золотая клетка. Она-то меня и ждала по возвращении домой. А не карьера свахи, о которой я втайне мечтала.

– Сваха? – прищурился альд, что-то заподозрив.

– Мне говорили, что у меня есть дар помогать людям находить их половинку, – попыталась сбить его со следа я. – Еще будучи девочкой, я свела несколько пар в замке, а кое-кому открыла глаза на их «судьбу», которая все время находилась рядом. Люди потом свадьбы играли и меня благодарили! – сообщила с гордостью. – И другие за советом обращались, думая, что я ведьма. Правда, с появлением Марго о моих способностях все быстро забыли и начали ходить за помощью к ней. Она же профессионал! Колдунья с лицензией на все-все-все, которая может приворожить даже того, кто вовсе не подходит клиенту. Лишь бы денежка капала!

Я поджала губы, несогласная с таким ведением дел.

– И поэтому тоже ты недолюбливаешь мачеху, – покачал головой Арво. Развела руками, мол, что есть, то есть. Марго умудрилась перейти мне дорогу везде. Любовь отца, восхищение слуг, внимание чужих людей – она получила все, на что раньше претендовала я. Неудивительно, что мы с ней не поладили! – И именно она отправила тебя в наш лес?

– Да.

– Понятно. – Он снова кивнул, о чем-то размышляя. – А потом прислала тебе платье и мандарины?

– Ага. И солдатика для Олли. А еще она предложила мне выбор, – вздохнула я, снова начиная вертеть плетеный браслетик.

– Что это? – Арво перехватил мою руку. Прикосновение было неожиданным и вполне невинным, но по коже почему-то пробежала дрожь.

– Оберег. Пэйва из Заозерья подарила на память, – прошептала я, потому что голос по неясным причинам сел.

– Пэйва из Заозерья? – недоверчиво уточнил лис. Я кивнула. – Забавно, но так уж вышло, что перед праздником зимнего солнцестояния у меня был из Заозерья заказ. Родители хотели порадовать сильно захворавшую дочь красивой шкатулкой. Звали ту бедняжку Пэйвой, и с постели она не вставала уже месяц.

– Видимо, встала, – пожала плечами я. – Или это другая какая-то Пэйва была. Может, их там несколько?

– Как знать, как знать… – Арво провел большим пальцем по простенькому плетению, касаясь и моего запястья тоже, и снова я испытала что-то странное. Наверное, он заметил мое напряжение, потому что отпустил руку и как ни в чем не бывало спросил: – Что за выбор дала тебе мачеха, Белочка?

– Вернуться домой и стать женой проклятого герцога или остаться тут, у вас… навсегда. Это спасет мою семью от королевского гнева, а меня… Я не знаю, что мне делать. Поэтому и пришла к тебе. Посоветоваться, – призналась ему. Альд молчал, и я снова заговорила: – Если соглашусь на ее условия, она сделает для тебя оберег, который поможет победить в бою Ларго…

– Что?! – Он аж дернулся, будто я ему затрещину залепила. – Анабель, ты в своем уме? Такие жертвы и ради чего? Амулет… для меня? – Арво как-то странно сглотнул, а хвост его активно заелозил по одеялу.

– Я не хотела тебя обидеть. Мне просто очень страшно. Если с тобой что-нибудь случится, Ларго заберет Олли. А я не могу… не хочу его отдавать ему. Мачеха, правда, пообещала помочь, если…

– Хватит! – Альд резко поднялся и отошел к окну. Уставился на темный заснеженный сад, а хвост его продолжал метаться, выдавая раздражение.

Но что я такого опять сделала? Для него же старалась! И для его сына!

– Значит, так, Белочка, – произнес Арво, не оборачиваясь. – Не надо пытаться меня защитить. Это моя обязанность защищать вас с Олли, и я с ней пока что неплохо справляюсь. Если бы мне понадобился оберег, купил бы его у Ирмы за свои кровные, чтобы никому и ничего не быть должным. Не думай, что я не оценил твою заботу, но… не надо жертвовать собой и своим будущим ради нас, особенно когда нужды такой нет. Поединки между альдами всегда честные. Никаких амулетов, никаких хитростей – это главное правило боя. И Ларго рыло я начищу без чьей-либо помощи! Давно пора.

– Прости, – шепнула, чувствуя себя полной дурой. Влезла, куда не следовало, пусть и с благими намерениями.

– Теперь о тебе… – Он обернулся, скрестив на груди руки, и уставился на меня. Стало не по себе, и я сильнее вжалась в большое удобное кресло, которое от моих телодвижений качнулось. – Можешь оставаться в нашем доме, сколько захочешь. Могу даже нанять тебя гувернанткой для Олиса, он будет счастлив, а у тебя появятся собственные деньги на личные расходы. Еда и жилье будут бесплатны. Хотя нет. – Арво хитро улыбнулся, окончательно перестав сердиться. – За еду будешь расплачиваться… например, пирогами. Не каждый день, но хотя бы иногда – Олли твоя стряпня очень понравилась.

– А тебе? – слетело с языка прежде, чем я его прикусила.

– И мне. Особенно с капустой. – На душе потеплело, и настроение, омраченное его реакцией на мои слова, снова распогодилось. – Ты пришла за советом, – продолжил говорить лис, и в голосе его мне почудилась грустная нотка. – Так вот, леди. Не стоит рубить сгоряча. Подумай обо всем хорошенько, как и советовала твоя мачеха. Решишь остаться с нами – мы будем рады, хотя хлопот от тебя… выше крыши, – поддел меня он.

– Но ведь и приятных тоже! – улыбнулась я.

– Да, – не стал спорить Арво. – И приятных тоже. Если же решишь все-таки уйти…

– Ты меня отпустишь, еще и спасибо Марго скажешь, что избавила от «головной боли», – нарочито весело рассмеялась я.

Арво дернул уголком рта, обронив: «Не уверен». А к чему это относилось: к тому, что отпустит, или к тому, что рад уходу будет, я так и не поняла. Спросила бы, но в этот момент в комнату вбежал заспанный Олис, с порога сообщив, что у него опять под кроватью завелся монстр, поэтому спать он будет сегодня с папой. Мое присутствие в комнате мальчика совершенно не удивило. Забравшись под одеяло, он сладко зевнул, после чего предложил и мне лечь рядом, если я тоже спасаюсь тут от чудовищ, которые живут в темноте. Отвернувшись к стеночке, малыш почти сразу уснул.

А я посмотрела на большую добротную кровать, представила, как мы все на ней разместимся… и поняла, что раньше у меня был не румянец, а так… ерунда. Пробормотав: «Пойду, пожалуй», стрелой вылетела за дверь. Лучше уж я скоротаю остаток ночи с мифическим монстром из детских кошмаров, чем позволю воображению окончательно заморочить мне голову.

Так… Что там Арво предлагал? Поработать у них гувернанткой? А ведь это действительно выход! Поживу пока тут, попрячусь от герцога. Глядишь, он устанет меня искать и другую «птичку» себе найдет, которой его «клетка» покажется раем. А я пообщаюсь с Мариттой, с Ирмой… выясню, чему учат детей альды, и займусь воспитанием Олиса, пока подходящую маму ему не найду. Уверена, мы с лисенком отлично поладим. Должна же от меня быть польза альдам помимо пирогов! Главное, чтобы послезавтра на арене наш папа-лис действительно задал жару приставучему градоправителю. А если не задаст, тогда и буду думать, что делать дальше.

Там же…

Сбежала!

Хм… И что же напугало обычно смелую Белочку? Вряд ли Олли. С альдоном они неразлейвода с самого момента встречи. Тогда что? Его предложение поработать гувернанткой маленькая леди сочла оскорбительным или слова малыша о сне в одной постели так сильно ее задели? Да уж, сморозил мелкий глупость, нечего сказать! Хотя… а глупость ли?

Арво поймал себя на мысли, что был бы не прочь сейчас обнять обоих и уснуть между ними, уткнувшись носом в рыжую копну волос, вдыхая запах молодого девичьего тела, чувствуя кожей тепло Анабель, слушая дыхание, касаясь… стоп!

Тряхнув головой, чтобы прогнать наваждение, альд криво усмехнулся и посмотрел на дверь, за которой никого уже не было. Девушка сразу поднялась на чердак и прикрыла за собой люк – он слышал. И как кровать под ней скрипнула – тоже. Спать легла, наверное. Умаялась бедняжка, перенервничала. Или не спит еще, ворочается? Может, даже думает о нем. Знать бы еще что…

Зря, видно, он предложил ей остаться. Стоило вправить мозги и вернуть Анабель к родным, где ее ждало блестящее будущее… и свадьба с титулованным уродом. Кулаки сжались сами собой, царапая ногтями кожу. Милую, хрупкую, нежную девочку отдать какому-то… да хоть самому королю! Нет уж! Он правильно поступил, оставив ее себе. Вернее, у себя. Судя по рассказам Беллы, счастлива она дома не была. Так что лучше пусть тут живет: в тесноте, да не в обиде. А он позаботится о ней, ему не привыкать заботиться о своих.

Своя…

Вот уж точно девочка-белочка: маленький шустрый зверек, который незаметно прокрался не только в их дом, но и в душу! День всего! Один несчастный день они знакомы, а она им уже как родная. Альд еще в лесу понял, что они с Олли нашли себе проблему, только и представить тогда не мог, как быстро к этой самой проблеме привяжется. Что же будет, если она задержится на неделю или даже на месяц? Сможет ли он потом ее отпустить? Еще днем хотел попросить девушку не сближаться с сыном, чтобы не ранить его скорой разлукой, а вместо этого сам увяз по уши.

Молодец, угу!

Маленькая, маленькая… а как посмотрит своими глазищами зелеными, так мысли в голову вовсе не детские лезут. И этот ее поцелуй на улице… лучше бы она дала им с Ларго сцепиться! Тогда при виде Анабель у него не возникало бы желание вернуть ей должок. Особенно когда они одни… ночью… в его спальне.

Хорошо, что сбежала! А то ведь у любого терпения есть свой предел. И хорошо, что сынишка пришел.

Арво присел на краешек кровати, бережно поправляя одеяло, под которым спал Олли. В последнее время он нечасто приходил к отцу, хотя «монстров, живущих под кроватью», боялся по-прежнему. Храбрился, считал, что настоящий мужчина должен встречать опасность лицом к лицу. Но иногда ночные страхи все же брали верх над стойкостью маленького мальчика, и остаток ночи ребенок досыпал в постели отца.

Как сейчас…

– Спи, мой хороший, – шепнул Арво, коснувшись рукой его волос. Олис дернул мохнатым ушком и улыбнулся, не просыпаясь. – Сладких снов.

Глава 5
ЭЛЕМЕНТАЛИ

Не знаю, как уснула и когда, но снились мне ночью мои лисы, а очнулась я со странным ощущением… тепла. Солнышко, что ли, так сильно припекает? Весеннее. Минуточку! Здесь же зима! Или я уже не здесь? А была ли я тут вообще?

Открыв глаза, я их снова закрыла. Потому что на спинке моей кровати сидел огненный «человечек» и лениво болтал призрачными лапками. Либо я сошла с ума, либо… элементаль, о котором говорили Арво с Олисом, решил-таки со мной познакомиться. Оги его, кажется, зовут. Или не Оги? Осознание того, что я по-прежнему в гостях у Каури, вызвало у меня счастливую улыбку.

– Привет! – шепнула, поворачиваясь к огненному духу. Тот встрепенулся, полыхнул ярче (как только постель мне не поджег!) и в мгновение ока перескочил на стол. За окном по-прежнему было темно: видать, я совсем чуть-чуть поспала. – Эй, ты куда? Погоди! – окончательно проснулась я. – Не надо меня бояться, я хочу с тобой познакомиться.

Уговоры не подействовали. «Человечек» (если так можно назвать рыжий силуэт, отдаленно похожий на людской) сменил форму! Только что было две руки, две ноги – а уже по столу катится огненный шарик. Прыг, скок – и сгусток пламени полетел к приоткрытому кем-то люку. – А ну, стоять! – бросилась за беглецом я в чем была: босая и в помятом синем платье, в котором так и заснула вчера.

Элементаль нырнул в щель, я дернула на себя дверцу и рванула следом. Чуть с лестницы не свалилась, перепрыгивая через крутые ступеньки. А этот светящийся шарик еще и остановился, поджидая. Но едва я его догнала, как он снова припустил. Из лисов мне никто не встретился, и я решила, что они либо спят, либо в мастерской Арво оба. В охотничьем азарте мы с огненным духом домчались до растопленной кем-то бани и на всех парах влетели в приоткрытую дверь. Вылетела оттуда я еще быстрее! Потому что место, где рассчитывала умыться, оказалось занято.

– Про то, что в парилку к неженатым мужчинам леди не ходят, говорить не стану, – донеслось из-за двери ироничное.

– Ты уже сказал! – крикнула я, прижимаясь к этой самой двери спиной, ибо колени дрожали. Из-за бега за вредным элементалем, не иначе!

Вот зачем он меня сюда заманил? Или дух не понимает, что вдвоем мы с Арво мыться не можем? Вдруг он решил мне доброе дело сделать. Мол, сходи, гостья дорогая, ополоснись после сна, пока банька не остыла.

Дверь подалась вперед, сдвигая меня в сторону.

– Выспалась, Белочка?

Испугавшись, что сейчас вновь увижу нагого лиса, я навалилась на нее сильнее, закрывая. Сердце бешено стучало, лицо горело… дежавю.

– Видимо, не совсем, – сказал Арво и снова открыл дверь: спокойно так, медленно, будто не замечая моих попыток ее удержать. – Не надо меня тут запирать, солнышко, – сказал, выйдя в предбанник, через который можно было пройти и в дом, и на улицу. – Я уже закончил. Пойди тоже ополоснись, если хочешь. Заодно и проснешься. Вода горячая в котле, холодная – в бочке. Мыло и настойки для волос – на скамье. Полотенце я тебе принесу. И платье. С остальным справишься сама или, может…

– Справлюсь! – пообещала я, понимая, что он сейчас помощь предложит.

Замотанный ниже пояса в полотенце, Арво выглядел… мокрым. По коже его серебристыми струйками стекала вода, привлекая мое внимание. И ладно бы к каплям! Так нет же – к рельефному мужскому телу. Да что ж за испытание-то такое для моей нежной девичьей психики! Одно дело – в книжках про пикантные сцены читать, другое – вляпываться в них с утра пораньше… или ночью попозже. Неудивительно, что потом обнаженные торсы снятся да белые лисьи хвосты, шелковистые на ощупь. Как я ему жену искать буду, если сама о нем постоянно думаю?!

Вспомнив ночные грезы, покосилась на хвост Арво, кончик которого торчал из-под полотенца и тоже был мокрым.

– Мне бы одеться, – проговорил альд, посмотрев на скамью, где аккуратной стопочкой лежали его чистые вещи. М-да, их я тоже не заметила, увлеченная погоней за элементалем.

– А… конечно, – пробормотала, шмыгнув в теплое помещение, где пахло березовым веником. – Спасибо! – крикнула, снова спрятавшись за дверью, но теперь с другой стороны. – И доброе утро!

– День уже, – фыркнул лис. – Вернее, вечер. – Ничего себе я прикорнула! И никто ведь не разбудил! Где же тогда Олли? Гуляет или в гостиной в солдатиков играет? – Пойду за вещами, не испугаешься здесь одна? – спросил Арво.

– Нет! – ответила уверенно, а шепотом добавила: – Тем более я не одна.

Так и было: где-то тут прятался огненный дух, до сих пор не покинувший баню. И где же этот прохвост? Бочка, в которой меня вчера отогревали, сегодня была полна ледяной воды. Именно ледяной, что странно – тут ведь жарко! В ней я меньше всего надеялась найти элементаля, однако он выпрыгнул оттуда с веселым всплеском. Правда, не огненный, а водяной. Или скорее водяная. Сколько же их в этом доме?! Надо будет уточнить у альдов. А то заикаться начну от таких внезапных знакомств!

– Привет, маленькая, – поздоровалась с духом воды, присевшим на край бочки. Еще одна крошечная человекоподобная фигурка. Малюсенькое личико, в котором с трудом угадываются черты. Никакого намека на одежду, но… было в этой крошке что-то девчачье. Или же моя интуиция дала сбой. – Как тебя зовут? – спросила, не очень рассчитывая на ответ, но он все же последовал.

Ни вслух, ни мысленно элементаль со мной не заговорила, зато на водной глади из мелких кусочков льда сложилось слово «Велма».

– Ну, здравствуй, Велма, – улыбнулась я, с восхищением разглядывая стихийного духа. – Какая же ты красавица, – сказала искренне.

Она и правда была удивительной. Будто отлитая из воды статуэтка. Взмахнув гибкой, словно лента, лапкой, элементаль подняла из бочки облачко брызг. Я отпрянула, думая, что она швырнет их в меня, но капли слились воедино и образовали некое подобие сердечка, которое пару раз трепыхнулось, а потом пролилось ледяным дождем обратно в бочку. Хм, и как это понимать? Она мне в своих симпатиях только что призналась или намекнула на что-то еще?

– Ош-ш-ш… – не то шипение, не то свист, раздавшийся сзади, заставили нервно вздрогнуть и резко обернуться. Никаких змей там, слава богу, не оказалось. Зато в воздухе парил еще один дух, воздух вокруг которого закручивался в маленькую воронку, вполне себе видимую и даже ощутимую, судя по сквозняку, пробежавшемуся по бане.

– Ош так Ош, – улыбнулась я и ему тоже. – Приятно познакомиться! А где же ваш третий? – Озираясь по сторонам, обнаружила и его. Огненный проказник сидел на одном из фонарей, стоявших высоко на полке и освещавших помещение. – Как же все-таки твое имя? – спросила его.

И снова Велма привлекла мое внимание всплеском, следом за которым появилась и надпись из льдинок: «Оги». Значит, я правильно запомнила. Оги – огненный дух, живущий в доме Каури. Спросить, зачем он меня к Арво привел, я не рискнула. Словами элементали, похоже, не изъясняются, а знаками обсуждать столь щекотливый вопрос было бы странно. Привел и привел! Зато хоть нормально помоюсь, а то вчерашнее бултыхание в бочке больше на пытку походило… на пытку смущением.

Тем же днем…

– Смотри, Белла, папа мне солдатика из дерева вырезал. И медвежонка. Даже двух, – хвастался Олли за столом, пока я завтракала.

Вернее, обедала или даже ужинала, учитывая темноту за окном. Плохая из меня гувернантка получится, если не начну вовремя вставать. Это ж надо было проспать весь день! Хотя следовало ожидать чего-то подобного, учитывая последние события. Организм взял отсрочку на восстановление сил и душевного спокойствия… естественно, во сне.

– Чудесные игрушки, – сказала, отодвигая в сторону пустую тарелку. – И хвостик у солдатика есть, и ушки, – заметила отличия между подарком Марго и творением Арво. – А красить когда его собираешься?

– Ты покушаешь – и пойдем! – радостно сообщил малыш.

То есть все это время он дожидался, когда я наконец высплюсь, чтобы разрисовать вместе деревянную заготовку? И даже не пытался меня растолкать, хотя и заглядывал на чердак – люк ведь был приоткрыт.

Сердце привычно защемило – какой же он милый! Я по себе знала, как обстоят дела с терпением в детстве. Если чего-то хочется и это что-то можно быстро получить, сил ждать попросту нет! А он ждал… не будил… меня. Не сдержав порыв, я притянула малыша к себе и чмокнула в макушку. Он не вырвался, не возмутился, заявив, что большой и такие телячьи нежности не для него… напротив, альдон сам прильнул ко мне и потерся лбом о мое плечо, будто щенок, желающий, чтобы его погладили. Так я поступила, запустив пальцы в шелковистые белые волосы.

Арво любил сына, очень. Это было видно невооруженным глазом, но женской ласки мальчику, похоже, не хватало. Материнской ласки! Как и мне после смерти мамы.

– Можно потрогать твои ушки? – спросила шутливо, коснувшись левого. Большое, подвижное, с острым кончиком… оно дернулось, ускользая из моих пальцев.

– Щекотно, – фыркнул лисенок, лишний раз напоминая о своей второй ипостаси. – И приятно, – добавил шепотом, снова легонько боднув меня головой.

Наверное, для человека, впервые в жизни столкнувшегося с оборотнями, я слишком спокойно воспринимала их отличия. Пушистые хвосты, шерсть на спине, светящиеся в темноте глаза и острые, покрытые волосками уши у меня вызывали не отторжение, а умиление и сильное желание пощупать мохнатые части тела. Животными я альдов не считала с самой первой встречи. Скорее людьми с характерными для их народа чертами. А вот насчет отсутствия звериного начала, полагаю, Арво все же слукавил. Я ведь своими глазами видела, как толпа подбивала их с Ларго на драку. С другой стороны, люди, в которых не было ни капли лисьей крови, порой вели себя еще хуже.

– Так, ладно! – сказала я, приласкав напоследок и хвостик Олиса тоже, который так и норовил забраться ко мне на колени. – Сейчас чайку глотну, и пойдем красить игрушки.

План был замечательным, но… на кухню, где мы с малышом сидели, вошел Арво, а вместе с ним и пожилой бородатый альд в верхней одежде, припорошенной снегом.

– Это за тобой, Анабель, – сказал папа-лис, убирая со лба подсушенные Ошем волосы. Голос его звучал ровно, не выдавая беспокойства. Значит, не от градоправителя посланец. Но тогда от кого? Не от мачехи же моей, правда! Или все-таки от нее? А может, это какой-то местный старейшина? – В гости зовут… чай пить.

– А как же солдатик? – Лисенок прижал к груди игрушку, растерянно глядя то на меня, то на отца, а то и на его гостя.

– Кто зовет? – спросила я, снова притягивая к себе Олли.

– Сударыня Ирма! – с уважением и даже с некой гордостью сообщил незнакомец. Понятно теперь, откуда ветер дует. – Сани за вами прислала наша благодетельница… не извольте отказываться, леди Дорин. – Он отвесил мне короткий поклон, всем видом демонстрируя, что без меня отсюда не уедет. Хорошо, пусть так. Тем более я сама собиралась навестить местную ведьму при первом же удобном случае.

– Ну что, Олли, – шепнула на ушко загрустившему малышу. – Прокатимся с дядей в гости к ведунье? И игрушки с собой возьмем, пусть тоже на город полюбуются. М-м-м?

Олли сразу же повеселел, оживился, метнулся к двери за теплой одеждой, но остановился и посмотрел на отца.

– Можно?

Арво медленно кивнул, будто раздумывал, отпускать ли сына.

– Сударыня велела… – попытался возразить гость, но я перебила:

– Без Олиса не поеду. – Чтобы заявление не выглядело слишком уж резким, пояснила: – Я обещала ребенку этот вечер провести с ним, извините, альд, но слово свое я сдержу.

На самом деле я бы и Арво предложила с нами поехать, но он все еще доделывал срочный заказ, который вчера так и не успел закончить.

– Анабель – гувернантка Олли, Пекка, – пояснил папа-лис визитеру. – Куда мой сын, туда и она. И наоборот.

– Ну, раз леди гувернантка, – как-то странно посмотрел на меня пожилой альд, и в прищуренных глазах его, окруженных мелкими морщинками, мелькнули лукавые огоньки. Растительность на лице альда шевельнулась, выдавая улыбку. – Тогда забираю обоих!

– Я одеваться! – сообщил лисенок на бегу, и мы услышали топот его ног по лестнице – видать, не всегда альды бесшумно передвигаются. Особенно когда так спешат.

– Мне тоже надо собраться, – поднялась из-за стола я.

Чай решила отложить, тем более именно на него нас и пригласили. Помедлила немного, не зная, стоит ли помыть за собой тарелку, когда Арво махнул рукой, мол, иди. И я ушла, но недостаточно далеко, потому и услышала:

– Головой за них отвечаешь, Пекка. К Ирме и обратно. Раз ведунья сама за Беллой прислала, значит, что-то важное хочет ей сообщить, я не против, но… никого другого даже близко не подпускай к Олли и к моей… гувернантке, – подобрал подходящее слово альд. – Ясно?

– Хвостом клянусь, не подпущу! – пообещал тот. – Ни к сыну твоему, ни к ТВОЕЙ гувернантке, – добавил насмешливо, особенно выделив предпоследнее слово.

В гостях у ведуньи…

Дом ведьмы был окутан ароматом благовоний. Вернее, салон, где Ирма принимала посетителей. Он находился на первом этаже каменного здания, и над ним, как пояснил альд Руби, просивший называть его просто дедом Пеккой, располагалась маленькая квартирка, где сударыня отдыхала в тишине и покое. Иногда она там даже ночевала. Нас с Олисом вопреки ожиданиям отвели наверх, а не усадили за большой круглый стол, где ведунья, пользовавшаяся большим авторитетом в Альдъере, проводила свои магические сеансы.

Сам Пекка с нами не остался: сослался на дела и ушел. Сняв в прихожей верхнюю одежду и уличную обувь, мы с Олисом прошли в небольшую комнатку, где возле удобного дивана стоял низенький столик, накрытый для чаепития. Нас ждали чашки, чайник, кувшинчик со сливками, сахарница и большая ваза с печеньем разной формы, среди которого встречались и украшенные глазурью кругляшки, и сердечки, и грибочки, и даже снежинки. Именно они и привлекли внимание лисенка, однако брать без разрешения он ничего не стал. Просто смотрел на вазочку очень уж выразительно.

– Угощайся, Олли, – сказала Ирма, выходя к нам из смежного помещения, отделенного от гостиной плотными занавесками. – Не стесняйся, – подбодрила она его. Мальчик взглянул на меня и, получив одобрительный кивок, с удовольствием взял самую красивую, на его взгляд, печенюшку. – Ясных лун, Белла, – поздоровалась хозяйка, жестом предлагая нам присаживаться.

В руках она держала колоду карт с серебристо-черными узорами на рубашках. Одетая в домашнее платье и отороченный мехом жилет, Ирма меньше всего походила на могущественную чародейку, такую, как Марго с ее ненормальной тягой к пафосным фокусам, пакостным выходкам и вычурным нарядам.

– И вам ночи доброй, сударыня, – сказала я, не успев еще толком привыкнуть к здешним приветствиям. – Зачем вы меня позвали? – Я взглянула на нее, на карты, на чашки, коих было ровно три: для ведуньи и для нас с Олли. Зная не понаслышке о возможностях ведьм, ничуть не удивилась тому, что она была в курсе, сколько именно гостей ожидать. – Погадать?

– И чайку попить, – усмехнулась Ирма, усаживаясь в кресло, стоявшее напротив дивана.

Таким образом столик оказался как раз между нами. На его край Олис поставил солдатиков, с которыми приехал. Деревянных медвежат он с собой брать не стал, а альда в военной форме взял, пусть и нераскрашенного. Подозреваю, он сегодня и спать с этой парочкой ляжет. Пусть… будет кому защищать его сон от «монстров, живущих под кроватью».

– Понятно, – улыбнулась я.

– На самом деле я хотела с тобой поговорить, Белла, – серьезно проговорила ведунья.

Перемена ее настроения вызвала беспокойство, и я, откинув за спину косу, принялась нервно перебирать плетение браслета, который с ночи еще не снимала. Даже в бане с ним мылась. И потом, когда Оги с Ошем сушили мне волосы, тоже не расставалась с подарком Пэйвы – больно уж глянулся он мне, несмотря на свою простоту.

Платье для поездки к Ирме я надела не бело-голубое, как на празднике, а темно-зеленое – то самое, в котором загремела в мир альдов. Оказалось, что Арво привел его в порядок вместе с туфельками, так что теперь у меня было в чем ходить по дому. В скудном моем гардеробе имелся еще и наряд Илты, купленный у соседки, но в гости к ведунье я отправилась в своем.

– И о чем разговор будет? – спросила, потому что Ирма загадочно замолчала, разглядывая меня. Что она там высмотреть пытается? Вроде ничего во мне особенно нет… кроме иномирного происхождения, конечно, и иномирного же фасона платья. Ладно, альды глазели: для них человек тут редкость, но она-то сама ведь не оборотень! – Что-то не так? – уточнила я, поправляя прическу, будто проблема крылась в ней.

Ведунья перевела взгляд на плетеный браслет, огибавший мое запястье, и задумчиво произнесла:

– Думаю вот… что же такого нашла в тебе богиня?

– Богиня? – в один голос воскликнули мы с Олисом. Он даже печенье выронил, впившись глазами в меня. – Снеженика! Ты ее встретила, да?

– Нет… не знаю. – Пряча под ладонью дар Пэйвы, я вспомнила ее скрытое ажурной маской личико, лучистые глаза и… Иссу Аарадо, который Снеженикой назвал только эту альду.

Ко всем остальным девушкам, одетым в бело-голубые костюмы, он обращался по именам. Ко мне и вовсе по фамилии. И только Пэйву ни разу не назвал Пэйвой. Неужели это действительно была повелительница зимней стужи под личиной захворавшей перед праздником лисички? Мне следовало задуматься об этом вчера, когда мы говорили о ней с Арво, но тогда было не до богинь и их подарков. От прикосновений альда у меня в голове царила каша. Сейчас же мозаика сложилась, и простенький с виду оберег заиграл новыми красками.

– Очень мощный амулет, – сообщила Ирма. – Если бы его только можно было купить, – мечтательно произнесла она. – Но подарки богов, к сожалению, приносят пользу только тем, кому они предназначены. – Эта информация обрадовала меньше, потому что вертелась у меня мыслишка передарить браслетик Арво, чтобы защитил его завтра в бою. И хотя я прекрасно помнила, как лис воспринял мои попытки помочь, все равно за него очень переживала. – Давненько Снеженика не появлялась в Альдъере… – Налив себе чаю, ведунья сделала маленький глоток. – Но едва здесь оказалась ты, как и она тут как тут. С чего бы? – Я пожала плечами. – Неспроста-а-а, – протянула Ирма, отпив еще немного. – Да ты не сиди, Анабель. Печенье пробуй вкусное! И Олису чаю плесни – надо же чем-то запивать сладкое. – Она подмигнула малышу, которого в этот момент еда интересовала меньше всего. Лисенок во все глаза смотрел на меня, будто пытался понять, что со вчерашнего дня во мне изменилось.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю