332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Эмили Родда » Дело об изумрудах шейха » Текст книги (страница 5)
Дело об изумрудах шейха
  • Текст добавлен: 8 октября 2016, 12:32

Текст книги "Дело об изумрудах шейха"


Автор книги: Эмили Родда


Соавторы: Джон Клэр



сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 6 страниц)

Глава XIII
ТЬМА И СВЕТ

Телефонный мастер, подумал я. Должен быть он.

Это был не он. Это был Майлс Сильвестро.

Прежде я пару раз встречался с ним на вечеринках у Терзисов. Мама и миссис Терзис всегда говорили, какой он воспитанный и замечательный.

Мистер Терзис не испытывал такого восторга. Думаю, Майлс был ему полезен, потому что этот благонравный суетливый человек выполнял всю ту нудную работу, которой мистер Терзис не хотел заниматься сам. Но мистер Терзис действительно не любил его.

Как и я. Я всегда считал его настоящим занудой, и, думаю, он испытывал нечто подобное по отношению ко мне.

Он снова позвонил в дверь.

Я прикинул варианты. Если я не открою дверь, он скажет Терзисам, что «Великолепной шестерки» не оказалось в доме, когда она должна была быть. Если же я все-таки открою дверь, он войдет и увидит беспорядок и все доложит Терзисам.

В любом случае в выигрыше окажется он, а я наоборот.

Я принял решение. Накинул цепочку и приоткрыл дверь.

– Кто? – спросил я, а потом притворился удивленным. – О, привет, мистер Сильвестро.

– Да, Ник, я подумал, зайду убедиться, что все в порядке, – сказал Майлс Сильвестро, подозрительно посматривая на меня и подавшись вперед. Он был так близко, что я чувствовал его ментоловое дыхание и видел перхоть у него на плечах.

– Да. Все в полном порядке.

– Я пытался позвонить тебе. Но, кажется, телефон не работает. – Он навалился на дверь. Но цепочка не пускала, и он не мог заглянуть через мою голову. – Ник, дорогой, позволь мне войти.

Не так-то легко меня уболтать.

– Мне, правда, очень неудобно, мистер Сильвестро, – пробормотал я, стараясь казаться смущенным. – Но мистер Терзис сказал, что мы не должны впускать в дом никого. Вообще никого.

Он сжал губы и прищурился. Мне не приходилось видеть более свирепого взгляда с тех пор – ну, с того дня, когда я чуть не утопил Ришель. Потом он выдавил улыбку. Уж поверьте мне, злой взгляд показался бы более привлекательным по сравнению с этой улыбкой.

– Ник, мистер Терзис не имел в виду меня, – сказал он. И стукнул дверью о цепочку. – Давай. Не глупи.

Я затряс головой.

– Не могу, – прошептал я. – Мистер Терзис совершенно определенно сказал…

Ноздри Сильвестро раздулись.

– Ник, – проговорил он тихо. – Как тебе очень хорошо известно, в отсутствие мистера Терзиса я отвечаю за все. Когда он в отъезде, я веду все его дела, включая то, что связано с этим домом. А теперь, пожалуйста, впусти меня! Или я решу, что вы там что-то испортили.

Как он мог подумать такое?

Теперь сзади подошли Том и Санни, и мы стояли втроем, выглядывая в щель.

Маленькие глазки Сильвестро только перебегали с лица на лицо.

– Ну хватит! – воскликнул он. – В жизни не слышал ничего подобного. Откройте дверь!

– Извините. Но я не могу, – очень медленно произнес я – так, что до него дошло.

Вокруг губ у него появилась белая линия. На щеках вспыхнули яркие красные пятна. Я надеялся, что у него не случится какого-нибудь приступа.

– Ты очень бестолковый юноша, – прошипел он. – Конца этому не видно.

Он повернулся и быстро пошел обратно по дорожке. Я смотрел ему вслед. Ну что ж, я оказался на высоте.

После этого мы час работали как проклятые. Большую часть времени ликвидировали следы нашего вторжения в дом, как-то: стерли следы пальцев со стен на втором этаже, которые все отказывались признать своими, и еще одно пятно, обнаруженное на ковре на лестнице, и тщетно пытались вернуть к жизни вышитую диванную подушку. Нам еще нужно было долить воду в бассейн с фонтаном.

Кроме двух юношей, предлагавших литературу об их церкви, больше к двери никто не приближался. Им я сказал, что нас это не интересует. Тем не менее они благословили меня.

Наконец с наведением порядка было покончено, и дом стал выглядеть лучше. Больше не приключилось никаких несчастий, кроме того, что, поднявшись наверх проверить там телефоны, я обнаружил, что дверь в кабинет захлопнулась. Очевидно, когда я раньше проверял, то случайно спустил замок с предохранителя. Так что вытирать пыль в кабинете не придется до возвращения Терзисов. Еще одно темное пятно в послужном списке «Великолепной шестерки».

Потом выяснилось, что рыб кормили и Том, и я. Нам оставалось только надеяться, что они не сдохнут от переедания. Тому я сказал, что, если они помрут, это будет его вина. Он не должен лезть вперед и кормить их, не спросив сначала у меня. Том ответил, что вряд ли они сдохнут от обжорства. На это я ядовито заметил, что ему повезло, что этого не случается с людьми.

Мы включили сигнализацию и выбрались из дома. Санни, Том, Ришель и Элмо отправились по домам. А Лиз и я с больной орхидеей поплелись в цветочный магазин миссис Бигиббум. И только когда мы прошли полпути, я вспомнил, что телефонный мастер так и не появился.

Миссис Виста нахмурилась, глядя на зачахшую орхидею. И покачала головой.

– Вы аккуратно поливали, дети? Вы же знаете, слишком много воды так же плохо, как слишком мало.

– Да, знаю, – ответил я с невинным видом.

– Может, слишком много подкормки? Это тоже может…

– Не знаю, – перебил я. – Миссис Терзис ничего не говорила о подкормке.

– Кажется, она странно пахнет, – сказала Лиз.

– Странно? – повторила миссис Виста. И, приблизив нос к горшку, глубоко вдохнула. – Гниль!

Оказалось, она имела в виду, что у орхидей гниет луковица или что-то там еще.

– Думаю, этот цветок погиб, – грустно проговорила она. – Я вам дам другой, точно такой же. Подождите! – И не успел я рта раскрыть, как она исчезла в задней комнате вместе с несчастной орхидеей.

Я осмотрелся. Магазин был буквально забит цветами.

– Разве они не великолепны? – вздохнула Лиз, обводя вокруг руками.

– Такое обилие цветов сразу напоминает мне похороны, – отозвался я. – Этот магазин – плод воображения владельца похоронного бюро, без трупа, разумеется.

– Ну, Ник!

Через несколько минут вернулась, тяжело дыша, миссис Виста с орхидеей в руках. Эта была крепкая и здоровая, но в остальном настолько похожая на завядшую, что на минуту я задумался, не провела ли миссис Виста какое-то молниеносное лечение.

Это меня здорово ободрило. При небольшой толике везения мне даже не придется рассказывать Терзисам, что произошло. Даже если за новую орхидею я заплачу все те деньги, что получу за эту работу, она того стоит.

– Миссис Виста, я не могу заплатить за нее сейчас, – пробормотал я. – Ничего, если я…

Она всплеснула руками.

– Не беспокойся! – Она лучезарно улыбнулась. – Платить не надо. Это подарок от чистого сердца.

Лиз благодарила ее от всей души. Я благодарил ее от всего своего кошелька. Так что мы оба были очень искренни.

Миссис Виста приложила палец к губам.

– Дети, это наш маленький секрет, – сказала она. – Но больше не заливайте растения водой. – Она выглядела несколько смущенной, доставая листок из кармана своего фартука. – Я сделала вам памятку. Вы повесите ее на дверь оранжереи, чтобы ваши друзья помнили. Обещаете? – Она протянула листок Лиз, которая быстро прочитала его и с улыбкой кивнула.

– Хорошо, – сказал я. – И еще раз спасибо, миссис Виста.

Я на самом деле чувствовал благодарность к этой зануде. Она могла быть ужасно надоедливой, но все же свое дело знала. Мне оставалось только мечтать, чтобы у нас оказался покладистый владелец зоомагазина, который бы подарил мне трех тропических рыб, когда настанет время.

В дверях миссис Виста подняла руку прямо к носу и помахала мне пальчиком.

– Пока-пока, – пропела она.

– Пока-пока, – пропели в ответ мы с Лиз.

Боже мой!

– Где ты был? – потребовала ответа мама, когда я явился домой. – И зачем ты принес орхидею, Нико?

В Замке Контеллиса час допроса.

– Я за ней присматриваю, – сказал я. И подумал, что лучше не усложнять.

– Стефанос любит свои орхидеи, – неуверенно проговорила мама. – Ему не понравится, если что-то случится.

– Совершенно верно.

– Ник, это ты? – спросил из другой комнаты папа.

– Да, папа.

– Тебе звонил этот Майлс Сильвестро.

– Что ему нужно?

– Он не сказал. Он просил тебя перезвонить ему. У него недовольный голос. Ты был невежлив с ним?

– Невежлив? Я?

– Во всяком случае, он сказал, что хочет поговорить с тобой. Поболтать, как он выразился.

Мысль о «болтовне» с Майлсом Сильвестро столь же привлекательна, как перспектива лишиться ногтей с пальцев, попав к террористам. Я решил избежать этого.

– Сегодня много задали на дом, – сказал я. – Позвоню ему завтра.

Глава XIV
ТРУДЫ И ЗАБОТЫ

Четверг.

Я чувствовал, как закипает это нервное, недоброе чувство. Просто я все больше и больше думал об этом Замке: везде вода, испорченный телефон, работа. Почему-то это напоминало бег по зыбучему песку: два шага вперед и один назад. Я хотел бы никогда не слышать об этой работе, не говоря уже о том, чтобы вызваться выполнить ее.

После школы я заскочил домой за орхидеей, потом с ней помчался в Замок Терзиса. Мама могла бы подвезти меня, но я не мог рисковать: вдруг ей бы захотелось заглянуть в дом. Для начала она обнаружила бы, что сломан телефон.

Остальные уже поджидали меня, усевшись в кружок на лужайке перед домом и болтая. Они молча взглянули на меня. Я был уверен, что говорили обо мне. Мы договорились после работы все вместе пойти в кино. Я уже думал извиниться и сказать, что не пойду.

Вдохнув поглубже, медленно двинулся по дорожке и поднял на них глаза. Никто из них не шелохнулся. Я открыл дверь, отключил сигнализацию, оставаясь абсолютно невозмутимым, во всяком случае, внешне.

– Кто-нибудь из присутствующих хочет немного заработать? – спросил я чрезвычайно вежливо.

– А мы должны? – поинтересовался Том.

– Нет, Том, если не хотите, – ответил я. – Никто не собирается заставлять вас что-то делать. Вы можете сидеть здесь и пугать птиц, мне-то что.

Они обменялись вопросительными взглядами, мол, какая муха его укусила, потом поднялись и вошли в Замок.

Я отнес орхидею в оранжерею и с облегчением поставил ее там. Потом, увидев, что делает Лиз, нахмурился. Она прикрепляла к двери памятку миссис Виста. Остальные, окружив ее, со смехом читали.

– Лиз, что ты делаешь?

– Ник, я обещала миссис Виста.

– Это нелепо, Лиз. Она же не узнает.

– Но я-то знаю, – высокомерно произнесла Лиз. Я, должно быть, шокировал ее.

Том читал вслух, довольно похоже подражая голосу миссис Виста.

– «Внимание! Трудись без сомнений. В них толку нет. Не заливай водой! Уходи, все проверив! Снова подкормку не используй. Можно поливать орхидею только тогда, когда видно, цветок готов. Если заболеет, с удовольствием помогу с цветами выйти таким детям из положения всегда. Дома будет порядок!»

Все покатывались со смеху, кроме меня и Лиз.

Трудись без сомнений. Звучало так, словно адресовано слабоумному. Но все равно мне не нравилось, что они смеялись.

– С удовольствием помогу с цветами выйти таким детям из положения… Дома будет порядок, – взвизгнула Ришель. – Эта миссис Бигиббум, сколько, она думает, нам лет, шесть?

– Не называй ее так, – проворчал я. – Ее зовут Виста.

Она уставилась на меня.

– Ришель, если тебе не очень трудно, только проверь растения и потом полей их.

– Проверить что, Ник?

– Ну, вялые листья… может, и что-то еще! Просто обрати внимание и посмотри, не погибают ли они там, ладно? Ох, прости.

– Мы обидчивы, да?

– Говори за себя, – буркнул я.

И прошел мимо Ришель. Заметив что-то блестящее в бассейне с фонтаном, я наклонился, чтобы выловить. Это была раздавленная банка.

– Здесь живут цивилизованные люди, Том. – Я показал на жестянку. – В твоей дырявой голове не укладывается, что мы здесь для того, чтобы убирать, а не создавать еще большего беспорядка?

– Это не моя, – тут же сказал Том. Угу, разумеется.

– Нет, конечно. – Я сверкнул глазами. И хлопнул себя по лбу. – Глупо с моей стороны. Совсем забыл о полтергейсте.

Они только смотрели на меня. Я сжал кулаки.

– Если я кому-нибудь буду нужен, я в кухне.

Ришель откинула назад волосы.

– Кому ты нужен?

Из кухни мне было слышно, как они там двигаются, глухой металлический звук и шум. Смеялась Санни. Смеялся Том. Я проверил телефон. Не работает. Посмотрел на рыб. Они плавали спинами кверху. Ну а как еще определить, что рыба чувствует себя хорошо? Я надеялся, что телефонный мастер все-таки придет. Почему эти люди не приходят вовремя, когда обещают?

Вернувшись в гостиную, я никого не увидел. Где они – смотрят телевизор? Может, они осваивают плавательный бассейн? Я. уже собрался позвать, когда раздался вопль.

– Йо-хо!

Я посмотрел вверх и увидел, что вся банда расселась на ветвях дерева.

– Что вы делаете? – закричал я.

– Бастуем, – ответила Рйшель.

– Что ты болтаешь? Слезайте оттуда, а то сломаете дерево!

– Не слезем, пока ты не станешь вести себя, как цивилизованный человек.

– Я?

– Ты! – хором ответили они.

Вот оно что. Это было последней каплей.

– Убирайтесь отсюда – все! – крикнул я. – Слезайте и убирайтесь из этого дома!

– Ник… – начала было Лиз.

– Ничего не хочу слушать! Спускайтесь и вон отсюда!

Я смотрел, как они молча сползали вниз, на камни в бассейне, перепрыгивая потом на сухой пол. Теперь я почувствовал себя спокойнее, но все еще задыхался, словно пробежал стометровку. Я быстро прошел к входной двери. Они за мной.

– Ник, я не знаю, что с тобой, – проговорила Лиз, когда я распахнул дверь.

Я сжал губы.

– Тебе не понять, что… что… – я не мог продолжить. Не мог объяснить, как мне плохо.

– Что? – спросила Санни. – Что?

Я набрал воздуха.

– Как бы вам понравилось, если бы кто-то украл у вас изумруды стоимостью в миллион долларов, да еще и не застрахованные? – Меня прорвало. – Когда как вол работаешь, шаг за шагом создавая дело? Всю свою жизнь?

Вдруг эти проклятые слова хлынули из меня. Теперь я не мог остановиться.

– Когда ты всегда был благородным, дружелюбным, и все тебя любили, так что даже пожилая дама, владелица цветочного магазина, готова сделать для тебя все, что угодно? Бесплатно! А потом шайка подростков, которым ты фактически платишь за их помощь, начинает вести себя в твоем доме, как на ярмарочной площади, уничтожает запасы продуктов, портит все, мусорит…

– Ник, у нас возникали пару раз некоторые недоразумения по чистой случайности, – тихо заговорила Лиз. – Это прекрасный дом. Не знаю, откуда взялись отпечатки пальцев на стенах, но мы все отчистили…

– Я съел не слишком много, – вставил Том. – И это не я испачкал коврик.

Я отвернулся от него.

– Тогда кто? – проворчал я раздраженно. Они гуськом вышли из двери на газон. Лиз отстала. Она положила свою руку на мою.

– Ник, изумруды еще могут найтись, – осторожно проговорила она. Теперь она поняла, почему я был так расстроен, и уже не сердилась на меня, а сочувствовала.

Я покачал головой.

– Теперь они уже никогда не найдутся. Слишком много времени прошло. Почти неделя. Безнадежно. Это, очевидно, было безнадежно с того момента, как они пропали из этого дома.

Ришель наблюдала за мной, склонив голову набок.

– Почему ты так уверен, что они действительно исчезли из дома, – спросила она.

– О чем ты говоришь? – Я повернулся к Ришель.

– Ничего.

– Нет, что ты сказала?

– Я просто подумала, может, этот парень в маске после всего, что случилось, и не унес изумруды.

– Что?

– Может, их не было при нем, когда он выбрался из дома, – продолжала она медленно, чтобы я, жалкий тупица, мог уследить за ее мыслью.

Если бы мне это сказал кто-нибудь другой, я бы решил, что меня разыгрывают, но подобные шутки были не в духе Ришель.

– Он же прошел прямо мимо нас, – язвительно заметила Санни.

– Знаю. Именно поэтому мне и пришло это в голову, – сказала Ришель. – Он был как раз там, где сейчас стоят Ник и Лиз, а мы были именно здесь. – Она ткнула пальцем в землю.

– Ну и что?

– А то, что, по-моему, изумрудов у него и не было. Не могло быть.

– Откуда ты знаешь? – спросила Лиз.

– Ну, в одной руке он держал нож, а другая была свободной. Он размахивал перед собой пустой рукой, помните?

– Изумруды лежали у него в кармане, красуля! – проговорил Том.

Ришель самодовольно улыбнулась.

– В кармане? Карманы в альпийском спортивном костюме «Алезис»? Ты что, упал?

Мое сердце глухо стучало.

– Ты говоришь, в альпийском спортивном костюме «Алезис» нет карманов?

– Нет, если только не изменили модель.

– Ты уверена? – спросил я.

– Абсолютно уверена, – ответила она.

Лиз сжала мою руку.

– Тогда они еще в доме, – прошептала она. – И когда ты думаешь о них…

Я знал, что она собиралась сказать. У меня в ушах также звучал голос мистера Терзиса, беседующего с полицейскими. Рассказывающего им о случившемся. Мужчина в маске держал изумруды в руке. Он выбежал из кабинета, мистер Терзис за ним. Он бегал по всему второму этажу, потом внизу. Он падал дважды. Он не был профессионалом. Он поддался панике.

Он мог выронить их, – медленно произнес Элмо. – Где угодно. Камни могут лежать где угодно, – более уверенно закончил он.

Ришель с улыбкой кивнула и стала рассматривать свои ногти.

– Искать сокровища! – завопил Том. Он подтолкнул локтем Санни, его глаза светились. – Пошли!

Оба во весь рот улыбались мне.

Я почувствовал, что сам расплываюсь в улыбке. И впервые обрадовался, что Том такой, какой он есть. Что все они такие, какие есть. Мы вдруг снова оказались в одном лагере.

Глава XV
ТАЙНА ПРОПАВШИХ ИЗУМРУДОВ

Мы вернулись в дом, захлопнули дверь и закрыли ее на замок. Лиз положила ключ в свой карман.

– Просто на всякий случай, – сказала она. – Никогда не знаешь…

Было очевидно, что она вошла в образ детектива и вовсю играла роль. В дальнейшем, с подачи Лиз, могло оказаться, что враги притаились повсюду. Даже в закрытом доме, в котором с ней были только ее друзья.

– А вдруг этот парень где-нибудь спрятал их? – предположил Элмо. – Может, убегая, он сунул их в какой-нибудь ящик или еще куда-нибудь, думая, что вернется за ними позже.

– Нет! – покачала головой Лиз. – Он запаниковал. Ему нужно было только убежать. Если он выронил их, то только случайно.

– Ну ладно, – вступила Санни, раскачиваясь с пятки на носок, чтобы подвигаться на месте. – Но где он их уронил?

– Я знаю! – выкрикнул Том, хлопая глазами. – Я знаю! – Он бросился к лестнице.

Элмо пошел проверить вольер с птицами. Лиз – оранжерею. Что может быть лучше цветочного горшка, чтобы спрятать камни, сказала она. Я не разделял ее оптимизма. К тому же мистер Терзис не говорил, что грабитель не был в оранжерее.

Ришель и Санни отправились наверх вслед за Томом. Они помнили, что комнаты наверху не убирали. Поэтому они решили их хорошенько осмотреть. За дверями, под мебелью, весь этот лабиринт спален, ванных комнат и маленьких гостиных.

Я предпочел искать в месте, более вероятном, на мой взгляд, – в бассейне с фонтаном. Маленький пластиковый пакет с камешками мог много лет пролежать среди водорослей и камней незамеченным. А потом ведь мистер Терзис и мужчина в маске свалились с лестницы прямо туда.

Вдруг я услышал вопль Тома:

– Нашел! Я нашел изумруды!

– Том! – вскрикнула Лиз, выскакивая из оранжереи. – Где они были?

Я посмотрел вверх на стоявшего на площадке Тома. Он поднял сжатый кулак. На его лице играла пренебрежительная улыбка.

– В большой ванной комнате, – ответил он. – Ришель после себя тоже оставила беспорядок. Ник, тебе нужно поговорить с ней на эту тему.

– Я не оставляла беспорядка, – возмутилась Ришель, появившаяся за его спиной, и нахмурила брови. – Я была очень аккуратна.

– Изумруды! – крикнул я. – Том! Покажи!

Он усмехнулся и бросил что-то вниз. Что-то, сверкнувшее зеленым на лету.

Я поймал. Но, даже еще не разжав кулак и не видя, я уже знал, что поймал таблетки от боли в горле.

– Здорово, Том, – сказал я. – Здорово.

Я сунул пакет в карман и вернулся к бассейну. Не хотел, чтобы он видел, насколько сильно я разочарован. Он действительно заставил меня на минуту поверить.

Я обшарил каждый миллиметр этого бассейна. Кроме раздавленной банки, которую я уже видел раньше, там ничего не было – только камни и водоросли. Выловив банку, я увидел, что Элмо поднимается наверх, чтобы присоединиться к остальным. Ничего не сказав мне, он только пожал плечами. Он, очевидно, потерпел неудачу в птичьей клетке.

Я стоял, выгибая затекшую спину. Лиз вышла из оранжереи. Покачала головой и скорбно произнесла:

– Ничего.

Я и не думал, что она там что-нибудь найдет. Тем не менее она все-таки хотела попытаться. В оранжерее полно мест, где пять маленьких камешков в тонком пластиковом пакете могли лежать незамеченными. Согласен.

– А где остальные? – спросила она.

– Все где-то наверху, – сказал я.

Она подняла глаза.

– Очень тихо, – заметила она.

– Эй, там, наверху! – . крикнул я. – Где вы?

Ответа не последовало. Опять время игр, подумал я.

– Пойду найду их, – проговорила Лиз. – Помогу искать. Думаю, более вероятно, что вор обронил камешки там.

Я вытряс воду из раздавленной банки.

– Знаешь, Лиз, это глупо, – проворчал я. – Если бы изумруды были здесь, мы бы их уже нашли. Вероятно, Ришель ошиблась, что в спортивном костюме того парня нет карманов.

– Не думаю, что она ошиблась, – возразила Лиз. – Уж в чем Ришель разбирается, так это в одежде.

Я не мог не согласиться с этим, но без особой надежды наблюдал, как Лиз ползет вверх по ступенькам. Она свернула в один из коридоров, позвала ребят и исчезла из моего поля зрения.

Я подождал минуту, потом окликнул ее. Но она не ответила. Я позвал снова. Тихо. Я не мог поверить. Даже Лиз решила подурачить меня.

Я прошел через арку в столовую, а оттуда в кухню – выбросить банку. С каждым шагом я все больше мрачнел и раздражался.

Просто уйду и оставлю их, со злостью думал я. Конечно, я понимал, что это ребячество, и в любом случае я не мог уйти. Ключ был у Лиз. Я не мог выйти.

Стояла давящая тишина. Я вертел в руках банку. Расправил ее. Посмотрел.

Эта была банка из-под пива.

Но Том не пил пива.

Я подошел к холодильнику и открыл его. Там было несколько таких же банок, как та, что я держал в руках.

Когда мы пришли, в бассейне банка не плавала.

Но Том не пил пива. Никто из нас не пил пива.

Я отвернулся от холодильника. Кухня вокруг меня сверкала. Я стоял на этом же месте почти неделю назад, когда пришел сюда за льдом для мистера Терзиса. Тогда мраморный пол был залит водой. Скользко. И была кровь.

Неожиданно я содрогнулся. Отправился снова в гостиную. Вряд ли мои шаги по мраморному полу были слышны. Рыбы плавали в своем бассейне. Оранжевые, черные, белые, красные, ярко-голубые. Чистая журчащая вода, чистые зеленые водоросли, чистое выложенное галькой дно. Они были заперты в чистом, роскошном, беззвучном мире. Как и я.

Заперт. Я попытался избавиться от этого чувства. Ладони у меня стали мокрыми. Я добрался до гостиной и заставил себя подойти к подножию лестницы.

– Эй! – крикнул я как можно громче. – Эй! Кончайте дурачиться!

Ответа не последовало.

Цвели орхидеи – за стеклом. Взаперти. Раздался одинокий вопль попугая – из заточения клетки.

Я поднял глаза на дерево, достигающее стеклянного купола. Впервые мысль установить высохшее дерево посреди дома показалась мне скорее дурацкой, чем гениальной.

Сухое дерево. Кому бы хотелось у себя дома установить сухое Дерево?

Права была Лиз. Я вдруг понял, что она имела в виду, сравнивая этот дом со склепом. Он был почти таким же уютным. Склеп Терзиса.

Мой взгляд наткнулся на листок миссис Виста, по-прежнему приколотый к двери в оранжерею. Сейчас я даже был рад, что Лиз прикрепила его. Это казалось чем-то глупым и человеческим в центре всего этого холодного совершенства.

ВНИМАНИЕ! ТРУДИСЬ БЕЗ СОМНЕНИЙ. В НИХ ТОЛКУ НЕТ. НЕ ЗАЛИВАЙ ВОДОЙ! УХОДИ, ВСЕ ПРОВЕРИВ! СНОВА ПОДКОРМКУ НЕ ИСПОЛЬЗУЙ. МОЖНО ПОЛИВАТЬ ОРХИДЕЮ ТОЛЬКО ТОГДА, КОГДА ВИДНО, ЦВЕТОК ГОТОВ. ЕСЛИ ЗАБОЛЕЕТ, Я С УДОВОЛЬСТВИЕМ ПОМОГУ С ЦВЕТАМИ ВЫЙТИ ТАКИМ ДЕТЯМ ИЗ ПОЛОЖЕНИЯ ВСЕГДА. ДОМА БУДЕТ ПОРЯДОК!

Миссис Виста не была совершенством. Но она была сердечной и отзывчивой. Поэтому, несмотря на то что она написала это глупое послание, смысл которого с трудом можно было понять… Я снова посмотрел на листок и покачал головой. Конечно, манера изложения более чем нелепая.

Я сосредоточился на ее записке. Это помогало мне избавиться от других мыслей. Тишина давила мне на уши. Старательно выведенные слова расплывались у меня перед глазами.

Потом, словно кто-то нажал на кнопку, тысяча лампочек вспыхнула у меня в голове.

В моем сознании вдруг всплыли картинки. Отчетливые и яркие. Маленький герой в «Побеге из Заргоса». Лицо Тома, когда он убеждал меня, что не ел сыр, перец, шоколадное печенье. Раздавленная банка в бассейне. Грязный след на коврике, которого никто не оставлял. Грязные отпечатки на стенах, к которым никто не прикасался. Ришель на верхней площадке лестницы, утверждавшая, что она не оставляла после себя беспорядка в ванной комнате.

Если не она, то кто? Том не ел этих продуктов, кто тогда? Если никто из «Великолепной шестерки» не пачкал пол, кто сделал это? Если мы не пили пива, кто пил?

Кто-то еще.

В голове у меня вспыхивали картинки. Теперь я отчетливо их видел. Мне нужно было трезво взглянуть на факты.

В доме был еще кто-то. И тайком жил в доме несколько дней. Уничтожая запасы из холодильника, купаясь в ванной, прячась во время наших появлений, так что мы и предположить не могли, что в доме кто-то еще был и оставлял следы, а я оказался настолько туп, что не понимал этого. До настоящего момента.

Почему?

Здравый смысл подсказывал ответ. Изумруды. Кто-то уже несколько дней занимался тем же, чем мы сегодня днем. Искал изумруды.

Кто?

Водитель машины, на которой скрылись преступники. Человек, который, очевидно, организовал это ограбление. Единственный, кто знал, что изумруды остались в доме.

Мужчина в маске ввалился в машину, но говорить был не в состоянии, а потом погиб в аварии. Но изумрудов при нем не оказалось. Водитель наверняка слышал в выпуске новостей, что мистер Терзис считал изумруды похищенными. Поэтому он решил, что его сообщник, должно быть, спрятал или обронил их где-то в доме.

Он вернулся, чтобы найти их. Он был здесь. Где-то здесь.

И он наверняка подслушивал нас. У меня почти остановилось сердце. Он знал, что мы ищем изумруды. Он слышал крик Тома, что тот нашел их.

Наверняка он схватил остальных.

Я на цыпочках подбежал к входной двери. Телефон не работал. Но сигнализация-то работала. Я нажал на кнопку. Ничего не произошло. Я надавил снова. Ничего.

Потом я осознал, что произошло. Мне показалось странным, что кабинет закрыт. Там был этот кто-то. Вот где он прятался от нас все это время. И он отключил сигнализацию на панели в кабинете.

Ни телефона. Ни сигнализации. Ни выхода отсюда.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю