332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Елена Ширра » Крылья надежды цвета индиго (СИ) » Текст книги (страница 10)
Крылья надежды цвета индиго (СИ)
  • Текст добавлен: 7 ноября 2017, 16:30

Текст книги "Крылья надежды цвета индиго (СИ)"


Автор книги: Елена Ширра






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 13 страниц)

Глава 10

ГЛАВА 10

– А так как я его позвала, то теперь… – Таннис запрыгала и захлопала в ладоши, – Я теперь такая счастливая!

И девушка закружилась по комнате.

«А еще ты совсем еще девчонка!» – подумала Нира, но промолчала. Она искренне улыбалась, видя как ее дочь скачет, смеется и поет. Сама она всё ещё находилась в этом замке в напряжении. А десятиминутный полет на руках у Тарга вообще выбил ее из колеи. Но что-то в рассказе Таннис заставило ее призадуматься.

– Позвала? Что это?

– Мама! У них так положено. Отец объяснял – пока женщина не позовет, мужчина не смеет к ней приставать с предложениями. У них женщина в этом деле главная. Кстати, как и у нас. Ну, ты чего? Ты же сама паломница! Вспомни, как учили – глазки, движение телом, вздохи. Чтоб мужик просто захотел!

– Ну, ты даешь! То – люди, а то – они!

– А оказывается никакой разницы. Они тоже боятся отказа и поэтому ждут, когда первый шаг сделает женщина.

– А если не сделает?

– Значит и мужчина не должен предпринимать никаких действий.

Нира задумалась. Неужели всё это время Тарг просто ждет действий от нее? А она ждет от него!

– А как ваше путешествие? Вы с Таргом уже?

– Нет, звезда моя, – Нира тяжело вздохнула, наконец-то осознав положение вещей, – За то я видела их магию! И это действительно сила.

***

Гиратта от злости уже искусала все губы, глядя как Властитель встречает герандера. Эта мелкая зараза, так называемая молодая эргара, крутилась рядом. И он смотрел на нее, даже разговаривая с Таргом. Конечно, она знала, что значит эргара для всех. Ее отец много рассказывал молодой тумарке о правилах, законах и устройстве их жизни. Но она родилась здесь. А здесь нет, и не может быть никого выше неё.

Гиратта злилась. Она столько лет постепенно, незаметно выживала новеньких Избранниц. Старалась стать для Арингара единственной и незаменимой. А он так и не назвал ее не только женой, но даже своей невестой.

Женщина поджала губы, глядя как эргенеры и их женщины входят в двери замка. Нет, она не успокоится и не отступит. Не зря она носила свое имя. Она что-нибудь опять придумает. Ведь гиратте – красивой ядовитой змее, тоже приходится изворачиваться и долго ожидать свою добычу.

***

– «Огненные заряды» ты уже освоила. Молодец. А теперь я покажу тебе «летящую молнию». Здесь немного по-другому. Смотри на мою руку. Сложи так же пальцы. Нет. Этот тоже должен быть прямым. Правильно, – Тарг поправил кисть Таннис, – А теперь так же выдыхаешь с напряжением как с «огненным зарядом». Стой, стой! Здесь сразу надо найти цель. Молнию, как заряд ты в руках не удержишь.

Таннис выдохнула и опустила руки. Они занимались на пустом полигоне. Эта новая магия давалась ей не просто. Она всё время непроизвольно соскальзывала на магию наниий, которая в последние дни стала сильнее.

Короткий женский крик привлек ее внимание, и они вместе с отцом задрали головы вверх. Из окон коридора перед покоями Властителя хорошо просматривалась вся площадка полигона для занятий. Соответственно и наоборот. И сейчас Таннис через огромные окна отчетливо видела, как Арингар несет на руках какую-то девушку, которая обвила его шею руками и склонила голову на плечо. Стражники распахнули перед ними двери, и эти двое скрылись в покоях.

Таннис ошеломленно замерла. Ее Арр только что занес к себе очередную Избранницу. Значит… Таннис судорожно сглотнула. Значит и она для него просто очередная… Злая ревность неудержимой волной поднялась от солнечного сплетения к голове. Красный туман застелил глаза. Тарг с удивлением наблюдал, как глаза дочери начинают медленно светиться всполохами огня.

– Танни! – С нажимом произнес он, – Посмотри на меня. Успокойся. Повернись и выпусти излишки магии в мишень. Тебе станет легче. Давай, девочка, аккуратно.

Таннис почувствовала, как ее тело охватывает жар. Он становился сильнее. Слова отца доносились как сквозь толщу воды. Но она его услышала. Завертела головой в поисках цели и с разворота вскинула руку в только что изученном жесте. Ослепительная молния сорвалась с пальцев и, попав в мишень, разнесла ее в щепки. А девушка обессилено опустила руки и голову.

– Ого! Ну, ты даешь! Выпускать молнию три секунды в первый же раз,– Тарг схватил дочь за плечи и развернул к себе, – Тебе надо учиться сдерживать себя. Так я просто не буду успевать делать тебе блокираторы.

Таннис потянулась рукой к подвеске, но та исчезла, просто испарилась.

– Прости, я сама не ожидала, – она подняла взгляд на отца и вскрикнула. По его щеке текла кровь. – Я тебя ранила?

– Успокойся, это просто щепка отлетела и оцарапала, – он стер ладонью капли крови, и Таннис увидела, что ссадина на глазах исчезает, – Нас не так то и просто убить, под кожей – чешуя. Только глаза, если не успеть закрыть.

***

Уставшая после тренировки Таннис в задумчивости шла по коридору. Картина Арра с девушкой на руках не хотела выходить из головы. Почему-то девушка была уверена, что это была Гиратта. Только она любила наряжаться в золотые рубашки и алые платья. Другие девушки, прожив всего несколько дней в замке, уже не рисковали одевать ее цвета. Гиратта либо рвала чужие платья, либо обливала соперниц. Из-за угла навстречу вывернула группа из трех Избранниц.

– … просто чудо как хорош. Неукротим словно зверь… – Гиратта замолчала. С вызовом глядя на приближающуюся эргару, она одарила ее насмешливой злой улыбкой.

Волна поднимающейся неконтролируемой злости вновь накрыла Таннис. Мурашки побежали по кистям рук, и она мгновенно преобразилась. Девушки, сопровождающие старшую Избранницу, тут же опустились на колени, воины-стражники по бокам отскочили в стороны и с испугом уставились на эргару. А Таннис чувствовала, как волны магии не просто пробегают по ее телу. Магия толчками исходила из нее. Магия подчинения. Гиратта вдруг вскрикнула и рухнула на колени, хватаясь руками за горло. Ее глаза широко распахнулись от невероятной боли, что скрутила все ее тело. Лицо начало наливаться кровью. Сосуды в глазах и мелкие капилляры на лице начали лопаться. Женщина судорожно пыталась вдохнуть, но горло свело спазмом.

А Таннис стояла и с ненавистью смотрела в глаза сопернице. Двое воинов опустились на колено, склонили головы. Старший из них с видимым усилием прохрипел:

– Госпожа-Эргара! Будьте милостивы. Сжальтесь над ней. У нас и так слишком мало женщин. Она просто слишком молода. Она не представляет кто такие – Эргары. Госпожа, – прохрипел он и замолчал, еще сильнее склоняя голову.

– Таннис! Останивись! – на плечи девушки легли руки отца. Он сжал их, и сила отпустила девушку. Вокруг все с облегчением вздохнули, а Гиратта рухнула на пол.

***

Гиратта стояла на последних ступенях лестницы, ожидая Властителя. Она всё рассчитала до последней секунды. Вот сейчас эта мелкая зараза внизу занимается. Посланец уже сообщил Арингару, что Гиратта его ждет. Девушка прислушалась. Трудно услышать почти невесомые шаги эргенера, но она уже научилась определять приближение Властителя по шуршанию одежды вытягивающихся в приветствии стражников. Еще три секунды. Гиратта громко вскрикнула и аккуратно легла, раскинув руки в стороны. Голова внизу лестницы, ноги подогнуты.

Арр выскочил из-за угла и увидел лежащую с закрытыми глазами девушку. Он тут же подхватил ее на руки, она застонала.

– Сейчас, потерпи, – он бросился к ближайшей двери, за которой были его покои.

Когда он положил Гиратту на кровать, она томно приоткрыла глаза и, не отпуская его шею, потянулась к губам в поцелуе. Обычно, Властитель тут же с улыбкой отвечал на ее призыв, но сейчас в его глазах вдруг вспыхнуло пламя. От резко расцепил ее руки, развел их в стороны и резко бросил.

– Гиратта, я хотел сказать это всем Избранницам в более подходящей обстановке, но ты сама решила приблизить этот момент, – Арингар выпрямился и, глядя на лежащую женщину, властно продолжил, – Я принял решение. Таннис стала моей лиреей. А это значит, что я больше не нуждаюсь в Избранницах. На следующем турнире все вы становитесь невестами. Как и вновь прибывшие девушки. Если кто-то захочет остаться – я не буду возражать, но только как подруги и сопровождающие Властительницы. И с ее согласия.

Гиратта не веряще смотрела вслед уходящему эргенеру.

***

– Я не понимаю, как это произошло, – Таннис плакала на плече Ниры, – Мне казалось, что это не я, что это кто-то другой. А я просто стою рядом и наблюдаю. Я же нания! Мы несем жизнь. Я же училась только исцелять.

– Ты не только нания, – Тарг нервно ходил перед своими женщинами, которые сейчас сидели на кровати, судорожно вцепившись друг в друга, – Ты еще и эргара. И если нании, насколько я знаю, несут только жизнь, то вот эргары – милость, благословение, но еще они и карают. И ты только что чуть не довела кару до конца.

Таннис судорожно всхлипнула и теснее вжала лицо в плечо матери. Нира успокаивающе гладила ее по голове.

– Теперь ты понимаешь, почему мои дети должны воспитываться под моим присмотром? – Тарг впился взглядом в Ниру, – Вы бы с ней просто не справились.

– Это я поняла, – нания опустила взгляд, – Я не поняла, про каких детей ты говоришь. Ты же взял свои слова назад?

– Я взял, но ты сама не отдала! – Тарг выжидающе замер, склонив голову к плечу. Нира молчала. Шумно выдохнув, мужчина продолжил ходить взад-вперед, только теперь его движения стали не такими нервными.

***

Быстрокрылый курьер стоял на колене перед герандером. Его дыхание вырывалось из груди со свистом. Грудь ходила ходуном, а крылья не стояли строго вверх, как положено, а развалились в стороны, просто лежа концами на земле.

– Я тебя правильно понял? У нас гости? Кто-то открыл портал? – Тарг произносил слова спокойно, и даже казалось немного лениво. Но глубокая складка, залегшая между бровей, свидетельствовала о его сосредоточенности.

– Да, мой герандер! Вчера перед закатом Слышащий указал нам направление. В пятнадцати минутах лета мы встретили шестерых разведчиков. Это были шурхвы. Увидев нас, они тут же выказали подчинение и высказали просьбу о встречи с Властителем.

– Хорошо. В смысле ничего хорошего. Этот мир становится похожим на проходной двор. Где они сейчас? – эргенер нахмурился и покусал губу с недовольным видом.

– Я вылетел сразу. Командир заставы выделил им сопровождение. Думаю, что к следующему утру они будут здесь.

Таннис боялась подать хоть какой-нибудь звук. Только что они с отцом сидели в парке в беседке, а он рассказывал ей про возможности эргар. Про свою жену Сулертану, которая открыла Ворота Перехода. И даже пообещал ее показать ее книги и записи. А тут прямо с неба свалился этот тумар. Приземляться крылатым можно было только перед воротами или на башни – это правило Таннис уже знала. А тут прямо в парк, под ноги герендеру. И теперь слушая доклад, девушка замерла от любопытства.

– Понятно. Я отпускаю тебя! – тумар тут же вскочил на ноги и последовал за стражником, который появился рядом в момент его приземления.

– А кто это – шурхвы? – Таннис всё же не выдержала.

– Это наши старые друзья-соперники. Пойдем. Завтра утром ты их увидишь. Надо подготовиться.

***

В этом зале Нира была впервые. Таннис как-то говорила, что на первом этаже есть тронный зал, но ей вполне хватало комнат в покоях герандера, а теперь еще и Властителя. Они занимали весь верхний этаж. Сначала это казалось странным – каждый раз подниматься так высоко. Но потом она сообразила. Для крылатых хозяев это наоборот был самый короткий путь с башни.

Напротив массивных двухстворчатых дверей, на возвышении с пятью ступенями стоял трон. Нания никогда не видела ни одного трона. Но назвать это сооружение креслом даже она не смогла бы. Креслами были те величественные сидения, что она помнила с турнира. А это точно был трон. Если бы на нем сейчас кто-то сидел, то спинка возвышалась бы еще на полтора метра у него над головой. А ноги бы точно не достали до пола, если б не скамеечка высотой почти до колена. Одному человеку на нем было бы слишком просторно, а вот двое могли вполне поместиться. Сам трон был белоснежным и просто сиял. Он еще сильнее выделялся на фоне стены, задрапированной черным тяжелым бархатом. Таким же материалом были покрыты и ступени. А вот весь зал был выдержан в светлых тонах. Золотистые колонны. Огромные окна с белыми и нежно-голубыми полупрозрачными шторами, причудливо подхваченные золотыми шнурами. Пол из светлого дерева блестел, отражая белый потолок с хрустальными люстрами.

Нира изумленно застыла. Такой красоты она еще не видела. Не смотря на яркий день и солнце, пробивающееся через огромные широкие и высокие окна, в каждом простенке сиял магический светильник.

– Вау! – Таннис выразила свое восхищение более громко, – А со светом тут еще торжественнее!

– Постарайся вести себя при гостях более… – Тарг замолчал, подбирая слово.

– Высокомерно? – Таннис быстро закончила фразу, показывая, что прекрасно поняла отца, – Не переживай. Я буду смотреть на тебя и повторять.

Герандер обреченно кивнул и, отвернувшись, улыбнулся.

– Сейчас нам туда, – он показал в сторону помоста с троном.

– Туда? – Таннис указала пальцем на сам трон.

– Там за шторами есть комната. И вам там будет хорошо.

***

От двери по проходу, отгороженному стоящими в крылатой форме тумарами, двигались странные фигуры. Таннис, стоящая слева от трона, сначала по привычке удивленно приоткрыла рот, но вспомнив наставления отца, вытянула лицо в равнодушную гримасу.

Девушка уже привыкла к звериному образу эргенеров и тумар, но шурхвы оказались еще страннее. Их так же покрывала чешуя. Но на этом все сходство и заканчивалось. Тусклые выпуклые чешуйки разительно отличались от блестящего покрова тумар, а болотно-зеленый цвет неприятно раздражал глаз. Лысые гладкие головы были приплюснуты, лбы скошены назад, а челюсти наоборот сильно вытянуты. Безгубые рты обнажали ряд острых желтых зубов. Желтые же глаза периодически закрывались мутным третьим веком. Короткие прижатые к груди крючковатые руки и мощные, почти в половину всего роста полусогнутые ноги придавали фигурам какое-то странное сгорбленное ощущение постоянной настороженности. А когда они, не дойдя до первых ступеней помоста, поклонились, Таннис увидела мощные толстые хвосты, которые загибались назад, чуть касаясь земли.

Из одежды на них были только кожаные юбочки, не доходившие до колен. Они состояли из отдельных полос, заканчивающиеся металлическими бляшками. На поясах у каждого висели по две сумки, украшенные такими же бляшками.

Один из шурхвов вышел вперед и заговорил. Брови Таннис помимо ее воли поползли вверх. Скрипящие, рычащие и щелкающие звуки не поддавались воспроизведению человеческим языком. Теперь ей стало понятно, с чем связано такое трудно произносимое название этих разумных.

Арингар же спокойно слушал и даже иногда кивал. Когда старший из посланников закончил, Арр произнес ответную речь:

– Мы довольны, что вы выразили желание прибыть и лично поприветствовать своих старых торговых союзников. Я рад представить вам своего герандера, – Арр не глядя простер руку на право, Тарг медленно качнул головой, не отрывая взгляда от гостей, – И его лирею. А так же его дочь госпожу эргару и мою лирею.

Смысл сказанных слов не стазу дошел до Таннис. А когда она, наконец, поняла их смысл, легкий кивок головы уже автоматически был произведен, а рука судорожно вцепилась в спинку трона. Но ни один мускул не дрогнул на ее надменном лице. Мысленно она с облегчением выдохнула, поблагодарив отца за наставления.

***

Лися тяжело поднялась с кровати и, переваливаясь, осторожно двинулась к двери. Огромный живот плыл впереди. Через три шага она остановилась и замерла. Боль опять пронзила позвоночник и кольнула в поясницу, разливаясь тупой тяжестью по всему телу.

Правильно, когда же это могло случиться? Только в тот момент, когда девчушка, постоянно сидевшая рядом, побежала за едой. Нания положила одну руку на поясницу, усмиряя боль, а другой бережно придержала живот. Втягивая воздух через плотно сжатые зубы, она двинулась дальше. Когда она уже почти протянула руку к ручке двери, та распахнулась, чуть не задев покрытую испариной роженицу.

– Зачем вы встали? Ложитесь, старшая старейшина сказала, что вам надо очень беречься, – девушка проскользнула под руку Лисьяны и, взяв на свои плечи часть ее тяжести, попыталась развернуть назад к постели.

– Нет. Стой. Мне уже пора. Я постою, а ты беги к старейшинам. Похоже, до Священной рощи я сама уже не дойду.

***

Шесть зеленых хвостатых фигур склонились перед белоснежным троном. Всего лишь день назад они также стояли перед другим похожим троном. Вот только здешний Властитель, почему то внушал не такое сильное почтение, хоть и был значительно старше и массивнее.

– На представлении их было всего двое.

– Герандер не сможет один держать тумар. Да и в нем нет Первой Крови. Значит, мальчишка жив. Жаль…

– Я, надеюсь, что полученные вами сведения стоят одного этого мира? Ведь вы обещали?

– Да, договоренность в силе. Нам он не нужен. Можете его внести в реестр как принадлежащий вашей расе. Но на вашем месте, я бы пока туда не совался. У нас там еще есть дела.

***

– Этого просто не может быть! – повитуха протягивала на дрожащих руках Старшей Старейшине новорожденное дитя. Лисьяна обессиленно откинулась назад. Этот кошмар закончился, и все ее тело просило отдыха. Она родила, родила свою дочь. Свою маленькую девочку. Как же она счастлива. Это ее теплый комочек. Ее частичка. Ее…

– Мальчик! – Крик срывался на визг, и поэтому роженица не сразу поняла, что ей хочет сказать повитуха.

– Как мальчик? – голос Лиси был хриплым и глухим. Только что через ее горло будто пролетели все ветра самой сухой пустыни. Только что она надсадно тужилась и рычала, повинуясь приказам именно этой безжалостной повитухи. А теперь она говорит, что у нее родился какой-то МАЛЬЧИК?

– Старинное пророчество наконец-то сбылось, – Старейшина передавала ребенка, раскинувшего ручки и ножки на нагретой пеленке следующей Старейшине. Каждая из них хотела сама удостовериться в этом чуде. Мальчик!

Светлые завитки еще мокрых волос подтверждали его принадлежность к наниям. Еще припухшие глазки на мгновение приоткрылись и мудрейшие увидели их истинный синий цвет.

– Неужели мы дождались этого дня? – Женщина уронила слезинку на руку, которой поддерживала еще слабую головку младенца.

То ли холод ночного ветра, то ли бесцеремонное разглядывание, то ли множество чужих лиц, но малыш наконец-то не выдержал и огласил Священную Рощу громким, пронзительным криком. Его молодая мать, забыв об усталости, приподнялась над алтарным камнем и ищущим взглядом впилась в развернутую пеленку.

И вот с этим криком все окружающие оторопело замерли. Мальчик злился, и на его таких милых, таких пухленьких ручках вдруг появились блестящие прозрачные когти. Они вспыхнули алмазными гранями в свете окружающих факелов, а затем по ручкам побежали ярко-синие с фиолетовой каймой чешуйки. Он надсадно кричал, а они бежали вверх по его телу, накрыв полностью. А потом в наступившей тишине раздался треск, напоминающий звук рвущейся ткани, и на спинке младенца развернулись два синих крыла.

***

Лисьяна лежала у себя в комнатке и с улыбкой смотрела на сына. Сейчас, когда он наелся и спокойно посапывал в изгибе ее руки, он казался простым младенцем. Ни чешуи, ни крыльев. Но все окружающие во главе со старейшинами, тихо и с радостью покинули молодую мать, как только жадный ротик вцепился в ее грудь, и вид мальчика опять стал человеческим.

«Неужели и его постигнет судьба Таннис?» Лися еще раз с нежность взглянула на ребенка. Она так ждала его. Слушала, как он бился в ее живот. Как затихал от ее тихих песен. А сейчас только она может дать ему силы, чтобы выжить. Даже Старейшины опешили, растеряв радость от первого осознания, что древнее пророчество наконец-то исполнилось.

Лися аккуратно провела пальцем по светлой головке, нежно прикоснулась губами к лобику. Таннис. Нира. Мысли как крючками цеплялись одна за другую. Точно! Ей нужна Нира! Она выдержала, когда родила необычную черноволосую дочь. Она сможет помочь.

Лисьяна осторожно вытянула руку из-под ребенка, соскользнула с постели. Ей нужно выйти на воздух. Там она сможет послать зов Нире, своей единственной подруге. Она не сможет сказать многого, но то, что она ей нужна, Нира поймет.

***

Нирангира стояла, облокотившись на раму окна, и наблюдала, как Тарг занимается с Таннис. На этот раз из вытянутых вперед рук дочери вырывались черные клубы тумана. Как оказывается много разных магических приемов в запасе у эргенера. А вот у наний только зеленый свет – одновременно и дарующий и забирающий жизнь. Нира вздохнула. Она опять заперта в каменных стенах. Облет тумаринга закончен, и Тарг снова занялся делами города, а она никому не нужна. У дочери теперь кроме отца есть и любимый. А она одна.

Тяжелый вздох снова вырвался из груди. Нира выпрямилась, отодвигаясь от окна и вдруг замерла. Это ощущение проникновения в мозг она прекрасно помнила, хоть и ощущала его в последний раз почти год назад. Передача мыслей от Лиси всегда была больше похожа на чувства, чем на конкретную информацию. Радость. Тревога. Желание увидеть подругу. Страх. Опять радость.

Нира сосредоточилась, вспоминая и растягивая полученные эмоции. Что-то случилось. Случилось с Лисей. И она зовет ее – Ниру. Она в ней нуждается.

Решение возникло сразу. Она должна вернуться в обитель.

***

Закончив сумбурный рассказ, Нира посмотрела попеременно на дочь и на Тарга. Если в лице Таннис она прочла недоумение, то мужчину прочитать было невозможно.

– Как я понял, ты не спрашиваешь нашего совета. Ты уже решила и просто ставишь в известность? – Герандер поднял тяжелый взгляд.

Нира поняла сразу – он недоволен. И складка меж бровей, и опущенные уголки плотно сжатых губ, и сам голос, хриплый и низкий, говорили об этом. Шумно сглотнув, Нира просто молча кивнула.

– Лисьяна – это подруга мамы. Единственная. Это она мне помогала выжить в обители, – казалось, что Таннис просто говорит сама с собой, но Тарг на ее слова коротко кивнул и вновь опустил взгляд на свои руки, спокойно лежащие на коленях. Они с Таннис сидели около небольшого столика, отдыхая после тренировка, а Нира стояла перед ними, нервно сжимая ладони.

– Конечно, ты отправишься туда не одна, – Нира замерла, ожидая продолжения, – Как моя лирея ты возьмешь отряд гвардии. И даже не спорь.

– Но в долину обители никогда и никто…

– Мне плевать на всех. Тебя будут сопровождать. И пусть только кто-нибудь попробует не пустить, – в его голосе послышались рычащие нотки.

Нира вспомнила их спор перед облетом тумаринга, и вдруг ясно поняла – сейчас он не уступит. Что-то было в его позе, развороте плеч. Если тогда с ней спорил просто мужчина – сейчас это был герандер.

– Хорошо. Попробовать можно, – неуверенно согласилась она.

– А если полетят воины, то можно и мне? – Танис невольно сжалась, когда Тарг резко к ней повернулся. Но вот его спокойный и даже обрадованный взгляд заставил ее даже улыбнуться.

– Можно. Ведь тогда ты точно вернешься? – Этот вопрос был адресован Нире, и она кивнула.

***

Тарг встал и, сложив руки на груди, подошел к окну, глядя вдаль. Таннис убежала рассказать о предстоящем путешествии Арру, а Нира продолжала сидеть в кресле перед маленьким столиком, на котором остались стоять три недопитых бокала.

– Когда ты сбежала от меня, я очень долго и тщательно обыскивал все окрестности. Больше всего я боялся, что следопыты принесут весть о твоей гибели. Или принесут мне твой труп. Я просто боялся радоваться, что ты спаслась. А когда там, на дороге увидел Таннис и вдруг осознал, что она моя дочь, я даже больше всего обрадовался не ее существованию, а тому, что ты жива.

Нира слушала тихий усталый голос и боялась даже пошевелиться.

– Я понял, что ты моя лирея сразу, как только вдохнул твой запах. Еще не осознал, но уже смирился, обрадовался и взлетел. С того невероятного мига уже ни одна женщина не могла привлечь меня.

Нания тихо встала из-за стола и неслышно подошла к эргенеру. Она встала за его спиной и несмело коснулась лбом его напряженной спины, почувствовала, как он вздрогнул и напрягся. Ладони чуть дотронулись до позвоночника и медленно двинулись в стороны, обхватывая мужчину за талию. Когда они, наконец-то встретились на твердом животе, Ладони Тарга накрыли их и легонько сжали. Нира прижалась всем телом и вдруг почувствовала невероятное облегчение. Будто огромная гора свалилась с плеч, будто цепи, сковывающие ее грудь долгое время, спали, и она смогла наконец-то глубоко вздохнуть.

– Моя лирея, – в голосе мужчины послышалась радостная нежность, – Ты позволишь?..

– Да! – выдохнула Нира, не дав ему закончить.

***

Он расцепил ее руки резко, стремительно развернулся и с протяжным рыком тут же впился поцелуем в ее губы. Руки бережно держали в ладонях лицо женщины, а яростный напор мужчины не давал Нире даже вдохнуть. Волна мурашек окатила ошеломлённую нанию. И ее руки стали жить отдельной от головы жизнью. Они уже вытягивали рывками рубашку из-под широкого ремня, висевшего на бедрах Тарга. Достигли горячего мужского тела и, прижимаясь к твердым мышцам широкой спины, впились ногтями в вожделенную плоть. Мужчина на миг отстранился, с неверием глядя в затуманенные глаза.

– Моя? – Нира тяжело дышала. От поцелуя, от страсти, от желания, – Моя! – Сам себе ответил Тарг и подхватил ее на руки.

Нира обхватила руками могучую шею и сама потянулась к желанным губам. Что же она такая глупая. Что же она так долго сама себе отказывала в этой близости. Как же это невероятно хорошо, вот так прижиматься к нему. Слышать тяжелые удары его сердца. Чувствовать на себе его руки. Вдыхать этот тяжелый мужской запах, который так сильно кружит голову.

Двери. Спальня. Одежда. Нира не помнила, как очутилась обнаженной на постели. Только яростные поцелуи. Только горячие и нетерпеливые руки мужчины. И сама она, в уступленном нетерпении задыхаясь от страсти, стремится сильнее обхватить, прижать, слиться.

***

Первое же стремительное резкое проникновение тело Ниры встретило ответной разряжающей судорогой. Она замерла, перестав дышать, выгибаясь навстречу Таргу. Ее хриплый стон заставил его тоже замереть. Он чувствовал, как его напряженный ствол охватило и сжало ее влажное лоно. Как она задрожала в его руках. Вот что значит обладать – крепко держать свою женщину, когда она доведенная тобой до пика страсти выгибается тебе навстречу, отдавая всю себя. Тарг зарычал, легонько кусая запрокинутую шею. Его движения все еще были резкие и мощные, но желание продлить наслаждение заставили тело постепенно успокоиться и обрести терпение. Ему хотелось наслаждаться ее стонами под движениями его тела. Видеть, как ее лицо искажается гримасой наслаждения от того что он делал. Ощущать, как ее мышцы деревенеют и опять расслабляются под ударами его тела.

Тарг приподнялся на руках, внимательно разглядывая лежащую под ним женщину. Он помнил ее тоненькой испуганной девочкой. Но такой нежной, такой трепетно-желанной. А сейчас она стала еще прекрасней. Как плод – что налился соком, как цветок – что раскрылся навстречу солнцу. Он аккуратно потянул ее за руку, переворачивая на живот, согнул ей одно колено и со стоном прижался телом к ее спине, подсунул руку ей под живот. Вот именно это прикосновение ее спины к своей груди всегда всплывало в его памяти, не давая спокойно уснуть ночами. Опустив пальцы ниже, он нащупал твердую жемчужинку и удовлетворенно заулыбался, услышав ее сдавленный вскрик. Прижался плотнее, входя до болезненного конца, поводил бедрами вправо-влево, устраиваясь плотнее и вновь начал вбивать свою плоть в ее разгоряченное тело. Рукой он с каждым разом прижимал ее сильнее, приподнимая ее бедра, надавливал пальцем на убегающую горошину ее страсти. А она, его женщина, стонала и извивалась под ним, стремясь навстречу.

***

У Ниры саднило горло от хриплых криков, мышцы живота и бедер начинали болеть от постоянного сокращения, промежность саднила, от трения, но ненасытное тело требовало продолжения. Но, вероятно, и мужчина наконец-то решил, что нужно хоть немного передохнуть. Ниру опять пронзила судорога сладострастия, и она захрипела, выгибаясь навстречу Таргу, который ей в ответ протяжно зарычал, скаля зубы, несколько раз с силой вошел в ее тугое лоно и замер.

Шелест расправляемых над ними крыльев был апофеозом их страсти. Нира кончиками пальцев провела по мокрой от пота спине, а потом осторожно дотронулась до горячих чешуек основания крыла. Тарг вздрогнул и, приподняв голову от ее плеча, внимательно взглянул ей в глаза.

– Тебе не хватило? – Нира отрицательно покачала головой, провела по его волосам, – Немного отдохни, и я продолжу. Потому что мне мало.

Он сжал ее в своих объятиях так, что Нире пришлось даже пискнуть. Повозился на ней, вжимаясь всем телом, а потом со вздохом откатился в сторону. Чувство огромной потери заставило женщину тут же последовать следом. Закинуть ногу на бедро любимому, прижаться к горячему телу, нежно обхватить рукой мощную грудь и уткнуться носом в изгиб его шей.

Нира удовлетворенно замерла, вдыхая терпкий запах Тарга. Ее ноздри трепетали, наслаждаясь этим запахом. Его рука скользнула по ее спине и чуть прижала. Нира приподнялась на локте. Она устала. Но трепетная нежность подступивших слез не давала уснуть. Она разглядывала расслабленное лицо мужчины. Закусила губу от желания дотронуться. Не выдержала, и все-таки коснулась подушечкой пальца складки возле носа Тарга, провела до плотно сжатых губ. В ответ уголок губы дрогнул и пополз вверх. Нира замерла, а потом потянулась губами к этому уголку. Нежно коснулась и опять отстранилась. Опять протянула руку к желанному лицу. Провела по складку между бровями, пытаясь убрать это вечно суровое выражение. Перешла на густые брови. Глаза Тарга приоткрылись и морщинки улыбки побежали по лицу.

– Спрашивай! – со вздохом произнес он.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю