290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Проклятый принц (СИ) » Текст книги (страница 18)
Проклятый принц (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 07:00

Текст книги "Проклятый принц (СИ)"


Автор книги: Екатерина Флат






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

Упавший на землю Натан, кое-как поднялся, инстинктивно держась за явно саднящее горло.

– Я-то все понял, Дейвен, а вот ты? – сколько же ненависти было в его голосе… – Ты готов рискнуть всем? И ради чего? Ради нее? Ну давай-ка, выйди перед всем народом Ариндейла и скажи, что ты всех их ставишь под удар из-за своих слабостей! – он презрительно сплюнул, указал на него чуть дрожащим пальцем. – Вот потому-то, братец, тебе никогда и не быть королем. И ты сдохнешь так же, как и все твои проклятые предки. Вот когда будешь захлебываться по пути на дно, в последние свои мгновения вспомнишь меня! Вспомнишь, что я пытался все исправить, и тебя спасти в том числе! Но ты сам сделал свой выбор, Дейвен! Ты сам…

– Убирайся.

Одно слово и спокойным голосом, но Натан аж чуть ли язык себе не прикусил.

– Мы еще посмотрим, кто из нас окажется прав, – напоследок бросил он и спешно пошел прочь в сторону дворца. Темнота быстро скрыла его, словно стыдясь.

А меня трясло от всего пережитого, я так и сидела на земле, даже сказать ничего не смогла. Но, наверное, Дейвену и не нужно были никакие мои слова. Мигом оказавшись рядом, он просто опустился на колени и крепко обнял меня. Едва унявшиеся до этого слезы вновь покатились по щекам. Как же страшно… Как же невыносимо страшно! Но не за себя страшно…

– Дейвен, пожалуйста… – голос срывался. – Я должна знать… Пойми же, мне не все равно… Я…

– Я знаю, – тепло прошептал он, взяв в ладони мои лицо. – Поверь, я знаю… Прости, что не успел вовремя, я ведь понятия не имел, что замыслил Натан.

– Но он хотел доказать мою истинность, пусть и так ужасно, но…

Дейвен приложил палец к моим губам.

– Нет. Арина, нет. Этого никогда не будет. Никакого исполнения пророчества, никакого признания тебя истинной избранницей. Я ни за что этого не допущу.

– Но почему?! – сорвалась я. Оттолкнув его, вскочила. Пусть слабость валила с ног, но вспыхнувшая злость помогала держаться.

Дейвен тоже встал, смотрел на меня настолько мрачно, что я едва взгляд не отвела. Но упорствовала на своем.

– Почему, Дейвен?! Почему ты настолько не хочешь избавиться от проклятья?! Почему тебе все равно на свой народ?! Почему тебе все равно на собственную жизнь?! Почему?!

– Да потому что я знаю цену всего этого! – все-таки сорвался он. – Я знаю, как именно будет снято избранницей проклятье! Я изучил пророчество от и до! Все его скрытые смыслы и толкования! Я знаю абсолютно все, Арина! И я никогда не допущу этого!

– Не допустишь чего? – тихо спросила я, не сводя с него взгляда. От дурных предчувствий даже чуть потряхивало. – Дейвен, пожалуйста, скажи. Хотя бы сейчас… Я ведь имею право знать…

Судорожно вздохнув, он устало потер глаза. Глухо произнес:

– Избавление от проклятья убьет тебя.

– То есть как? – я даже ушам своим не поверила.

Но Дейвен не стал отмалчиваться и утаивать, бесцветным, будто лишенных всех эмоций, голосом продолжал:

– Проклятье не может исчезнуть само по себе. И упомянутый в пророчестве союз избранницы и наследного принца имеет совершенно определенный исход. Свадебные узы создают прочнейшую магическую связь, и по этой связи проклятье переходит к самой избраннице. Да, проклятье исчезнет. Перестанет существовать. Но вместе со смертью самой своей новой обладательницы. Море заберет ту, что само же и даровало. Такова цена. И ты – всего лишь средство избавления. Обреченное исчезнуть вместе с проклятьем.

– Дейвен, подожди, но…

– Я – наследный принц Ариндейла, Арина, – он и без продолжения понял мой вопрос. – Я, а не Натан. По праву рождения. И если, как и положено в пророчестве, ты пройдешь все испытания, будешь объявлена истинной избранницей и освещена реликвией Отражения проклятья, это в итоге тебя убьет. Я должен был нарушить эту цепь событий. Должен был нарушить ход пророчества. Пусть ты – верное спасение, но я не готов платить за это спасение такую цену, – он подошел ко мне, тихо произнес: – И никогда не буду готов.

Все еще ошарашенная услышанным, я прошептала:

– Но если план с жемчужиной не удастся?.. Дейвен, что, если все-таки нет?..

Нахмурившись, он отвел взгляд. Явно нехотя произнес:

– Тогда я просто отпущу тебя. Я не хочу, чтобы ты связывала свою жизнь с тем, кто обречен вскоре оставить тебя вдовой. Но пока я жив, я не позволю пророчеству свершится так, как должно.

– Но как же судьба королевства?

– Будем верить, что море милостиво. И что однажды истинная избранница снова появится.

У меня это просто в голове не укладывалось… Дейвен готов поставить на кон абсолютно все, лишь бы сохранить мне жизнь? А Натан, выходит, наверняка знает, какой ценой может быть снято проклятье, но уверен, что наследный – он сам?

Я обняла себя за плечи, пытаясь унять дрожь. Спасение Дейвена и всего Ариндейла исключительно ценой моей жизни… Потому Дейвен так поступал… Потому так препятствовал с этими испытаниями… Потому даже магию мою отобрал, лишь бы нарушить ход исполнения пророчества… Поддавшись эмоциям, я тихо всхлипнула.

Дейвен резко привлек меня к себе и крепко обнял. Порывисто прошептал:

– Арина, пойми, я просто хочу тебя уберечь… Больше всего на свете я хочу тебя уберечь… Да, ты истинная избранница… Тебя выбрало провидение, выбрало само море, чтобы ты стала последней жертвой во имя искупления проклятья… Но я не позволю этому случиться, слышишь? – взял в ладони мое лицо. – Клянусь, я уберегу тебя. Я против всего пойду, против пророчества, против судьбы, да даже против самой смерти!..

– Даже твоей смерти? – мой голос дрожал.

– Я очень постараюсь не погибнуть, – Дейвен ласково провел ладонью по моей щеке.

– Пообещай, – я никак не могла успокоиться. – Прямо здесь и сейчас пообещай! Поклянись самым святым для тебя! Поклянись, что ты сильнее проклятья! Что оно не отберет тебя у меня! Дейвен, пожалуйста… – голос сорвался от душащих слез. – Мне очень…очень страшно…

– Я клянусь, слышишь… – он порывисто покрывал поцелуями мое лицо. – Никакое проклятье нас не разлучит…

А потом шел дождь. Соленый, словно бы само море простерлось над нами вместо неба. Капли падали почти невесомые, неощутимые. И это было так правильно: отчаянные, чуть безумные поцелуи под дождем на самом краю обрыва… Во дворце продолжал греметь бал, люди радовались будущему союзу истинной избранницы и наследного принца. Будущему избавлению от проклятья… И мне тоже очень хотелось верить, что так и будет. И я верила. Сейчас верила. В надежных объятиях Дейвена, в дурмане его поцелуев, я верила, что и вправду все будет хорошо. Жемчужина спасет от проклятья, непременно спасет. Иначе и быть не может. Просто не должно быть!

Но если нет… Мы оба знали цену истинного спасения. И не только мы, но и само море. Море, которое все могло рассудить по-своему…

Мы не стали возвращаться во дворец, поехали домой.

Домой… Так странно для меня это звучало… И в то же время так правильно. Да, я не хочу обратно на Землю, я хочу остаться здесь, с Дейвеном. Пусть и понимание этого стало для меня самой как снег на голову. Хотя, может, я бы куда раньше поняла, не мешай все недомолвки, обиды и злость. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Дома я сама попросила Дейвена не уходить, остаться сегодня со мной. Ничего такого, просто ужасно не хотелось расставаться даже на ночь. Он и не ушел. Даже на всякий случай пообещал, что не переступит границ дозволенного, но я и так ведь его совсем не боялась. Сейчас для счастья вполне было достаточно просто нежиться в объятиях, смотреть в ночной полумрак спальни и думать только о хорошем. Вот только я инстинктивно чувствовала, что Дейвен хмурится.

– Что-то не так? – приподнялась на локте, вгляделась в его лицо, хотя темнота многое и скрывала.

– Немного непривычно, – он чуть иронично улыбнулся, словно собственные мысли казались ему и странными, и забавными одновременно. Резко посерьезнел: – Я не привык быть откровенным.

– Но ведь в этом нет ничего плохого. Ты, наверное, считаешь это слабостью, да?

– Вроде того… В моем положении сложно кому-то доверять, с самого детства вокруг уже плелись интриги. И тут просто не остается выбора, понимаешь. Либо ты всегда носишь маску, скрывая все, либо становишься легкой мишенью. Я привык так жить. И плохо представляю, как вообще может быть иначе, – Дейвен мрачно усмехнулся.

У меня даже дыхание замирало уже от одного осознания, что сейчас он откровенен так, как вообще вряд ли когда-либо был. Это странно для него самого, но для меня – просто бесценный дар.

– Знаешь, я привык всегда решать все единолично, – продолжал он задумчиво, – любые абсолютно проблемы. И твое настырное желание докопаться до истины казалось мне, мягко говоря, глупым и неуместным. Ведь зачем тебе в это впутываться, если я и так могу прекрасно справиться сам? Но, видимо, тем ты и особенная, – ласково коснулся губами моего виска, – что с тобой не может быть так, как с другими… Ты все же тогда правильно сказала. Что я не один. В моей жизни теперь есть такой человек, с которым хочется быть откровенным... Жаль, что я этого сразу не понял. Все бы, возможно, было гораздо проще, если бы я раньше осознал. Но нет, действовал так, как привык, считая это единственно верным. Прости, если ранил тебя этим.

Я не стала скрывать или отрицать:

– Меня и вправду очень задевало твое недоверие. Ты столько раз обвинял меня во лжи, да словно бы вообще пустым местом считал. Мне казалось, до тебя вообще невозможно достучаться! Будто у тебя просто кусок льда вместо сердца…

Дейвен шумно вздохнул, обнял меня чуть крепче.

– Арина, пойми, я никогда не верил в пророчество об избраннице. Слишком много было в нем нестыковок, да и фальшивые избранницы каждое поколение – согласись, есть откуда взяться неверию в подобное спасение. Потому меня первое время настолько и злило, что ты вроде как одна из подобных лживых девиц, которые так и мечтают выскочить замуж за принца. Да, я не верил тебе. Собственные предубеждения застилали мне глаза, не позволяя замечать очевидного. Жаль, что я так долго был слеп.

– А еще упрям, груб и совершенно невыносим, – демонстративно пробурчала я.

Тихо засмеявшись, Дейвен мягко опрокинул меня на подушки и сам навис надо мной.

– Но, согласись, я тебе сразу понравился.

– Ты мне и вправду очень нравился, – хитро улыбнулась я, обвивая руками его за шею. – В те крайне редкие доли секунды, когда все же не бесил настолько, что аж прибить хотелось.

– Боюсь, у нас это было очень даже взаимно. Только я хотел вовсе не прибить тебя, а схватить и целовать до тех пор, пока ты не забудешь всю свою злость, – прошептал он, легонько касаясь губами моих губ и обжигая дыханием.

– Если бы ты рискнул так сделать, то получил бы подсвечником по голове, – не удержалась вредная я, хоть и млела от его прикосновений.

– Я почему-то уверен, что все же нет…

Больше мы не разговаривали. Памятуя свое обещание, Дейвен не увлекался, поцелуи были исключительно легкие и нежные. И пусть за ними чувствовалась сдержанная страсть, но он не давал ей воли. Все же мы оба понимали, что пока не время. По крайней мере, не сегодня. Слишком долго мы выстраивали баррикады, и воцаривший теперь мир казался предельно хрупким. Но очень хотелось верить, что он все же навсегда.

Уже засыпая в объятиях Дейвена, я сонно спросила:

– Дейвен, но как же дальше? Ты будешь претендовать на престол?

– Тут все очень сложно, Арин, – он ласково гладил меня по волосам. – Я – наследный принц по праву рождения, как и говорится в пророчестве. Но загвоздка в том, что проклятый не имеет права претендовать на престол. Потому наследником и считается Натан. И дальше все будет зависеть от срока, когда исчезнет проклятье. Если до того, как нынешний король отойдет от дел, то новым правителем стану я. Ну а если на момент передачи престола я все еще буду проклятым, то корону получит Натан.

– Как-то не хочется, чтобы Натан с его гнусными методами стал королем, – я невольно поежилась. – Да и то, что он использует запрещенную магию, это ведь очень плохо?

– Не то слово, – Дейвен помрачнел. – Даже попытки применить ее во благо в итоге всегда оборачиваются еще большим злом. Я знал, что вингардцы порой используют ее. Вот только понятия не имел, что и мой собственный брат не гнушается прибегать к этой отвратной силе… Но ничего не бойся, – прошептал он, обнимая меня, – я смогу тебя защитить от любой магии, от любого зла. Мы уже нарушили ход пророчества, и наша свадьба окончательно его разрушит. Ведь ты не объявлена истинной, а я не объявлен наследным. Вот только я не спросил тебя о самом главном, – Дейвен чуть отстранился, смотрел на меня очень серьезно и так пытливо, что даже не по себе стало.

– И о чем же? – опасливо уточнила я.

– Хочешь ли ты сама стать моей женой?

– Честно? – мой голос дрогнул. – Я не знаю, Дейвен… Я очень хочу избавить тебя от проклятья. Очень хочу, чтобы ты был счастлив, и никакая скорая смерть тебе больше не грозила. Это все как-то для меня на первом месте. Потому немного и пугает, что мы идем против пророчества, ведь вдруг…

Дейвен приложил палец к мои губам.

– Не думай об этом. Просто скажи, хочешь ли ты быть со мной, хочешь ли разделить со мной жизнь.

– Но что, если как раз из-за этого твоя жизнь будет слишком коротка, скоро оборвется и….

– Арина, вот просто забудь, – порывисто прошептал он, – представь, что нет больше проклятья, есть только ты и я. И я не принц, и ты не избранница – мы обычные люди, свободные от всех пророчеств и предназначений. Клянусь, я бы и близко не посмел настаивать на свадьбе, если бы сомневался, что справлюсь с проклятьем. Да если бы я допускал хоть малейшую возможность, что через несколько лет неминуемо умру, то, естественно, отпустил бы тебя! Нашел бы способ вернуть в твой мир, где бы ты жила счастливо и спокойно в полной безопасности. Пусть вдали от меня, но и вдали от пророчества, однозначно несущего тебе смерть.

Дейвен резко замолчал, словно сомневаясь, стоит ли говорить. Но все же продолжил:

– Я понимаю, у тебя есть все основания сомневаться во мне и в моих словах. Ты правильно не так давно сказала, что я даже не вправе говорить тебе о доверии… Если тебе так будет лучше, давай поступим иначе. Отложим свадьбу до того момента, как я верну морю жемчужину. Чтобы не было больше никаких страхов и сомнений. Я не стану принуждать тебя принадлежать мне, пока проклятье не исчезнет. И только после этого я сделаю тебя своей. Если, конечно, ты сама тоже будешь этого желать.

Даже жутко стало. От самого того факта, что сейчас от моей реакции, от моего ответа зависит слишком многое… Я столько времени билась как в глухую стену, надеясь достучаться до Дейвена. Но сейчас, когда он сам наконец-то откровенен со мной, мой черед решить. Мой черед сделать выбор.

– Мне не нужно никаких условий, Дейвен, – тихо ответила я чуть дрожащим голосом, – я доверяю тебе здесь и сейчас. И если ты не сомневаешься, что мы и без пророчества справимся с проклятьем, то и я ни на миг больше не усомнюсь в этом.

– Арина, и все же?.. – прошептал он, взяв меня за руку и поочередно легонько касаясь губами моих пальцев.

– Да, Дейвен, – я улыбнулась, почему-то даже в глазах защипало, словно огромный груз с души упал, – я хочу стать твоей женой. Без каких-либо условий и сроков, без проверки жемчужины. Мне не нужны гарантии, я и так всецело тебе верю. Доверяю…

– Обещаю, ты никогда ни на миг не пожалеешь об этом, – чуть глухо произнес он, словно самую важную клятву в своей жизни. Уже от самой этой интонации даже мурашки по коже побежали. И я верила, вот ни на долю секунды не сомневалась, что все так и будет. Мы вот-вот поженимся, потом через какое-то время с помощью жемчужины избавимся от проклятья, а дальше все вообще будет безоблачно и счастливо.

Недоверие между нами казалось мне самым главным и неодолимым препятствием. Но если его больше нет, то все остальное – просто мелочи. И планы Натана, и мутные вингардцы, и пророчество, и само проклятье. Сейчас все это считала сущими пустяками. В надежных объятиях любимого верилось только в хорошее. Поскорее бы уже день свадьбы… И тогда уже никто и никогда не помешает нашему счастью…

Глава семнадцатая

– То есть как? – Плеск ошарашенно заморгал. – Это в каком смысле?

– В прямом. Дейвен сказал, что избавление от проклятья по пророчеству осуществляется исключительно через смерть истинной избранницы, – повторила я.

– И ты так спокойно об этом говоришь? – с крайним сомнением смотрел на меня дракончик.

– Так это же все равно не сбудется, – я пожала плечами.

Не стала вдаваться в подробности, что чувствую себя настолько счастливой – вообще ничего не пугает. За те несколько дней, что Плеск отсутствовал, вовсю шли приготовления к свадьбе. И пусть у Дейвена хватало дел во дворце, но все равно вечера мы проводили вместе. Вот только на ночь он уходил в свои покои, не оставался со мной, чтобы, как он сам сказал, не испытывать выдержку на прочность. Но и без этого царила полнейшая идиллия. Которую, конечно, пытались испортить…

Госпожа Амельда хоть и возмутилась, когда я ей рассказала о сути плана Натана, но еще больше ее возмутили наши с Дейвеном планы.

– Как это нарочно разрушать пророчество?! Что за глупости про смерть избранницы?! Да я годами изучала все толкования, и нигде там такого и близко нет! – но все же попыталась успокоиться. – Ариночка, милая, ну ладно Дейвен просто совсем от тебя голову потерял, но ты ведь у нас девушка умная и ответственная. Я уверена, Натан непременно придумает какой-нибудь хороший на этот раз план, и мы сможем все переиграть, чтобы ты все-таки выполнила пророчество.

– Госпожа Амельда, поверьте, и без пророчества можно избавиться от проклятья, – заверила я. – А в остальном мы с Дейвеном своего решения не изменим. Пожалуйста, постарайтесь понять.

– Да что тут можно понять?! – она трагически заламывала руки. – На кону судьба всего Ариндейла! А вы так безответственно хотите упустить единственный шанс на спасение! Арина, отменяйте свадьбу! О ней и речи быть не может! Ты должна стать женой того, кто унаследует престол! А это Натан, а никак не Дейвен! Проклятый не имеет права претендовать на корону! Арина, ты просто обязана исполнить пророчество!

Честно, мне очень сложно было промолчать. Сложно не сказать, что ничего я не обязана. Я не просто избранница, а еще вообще-то живой человек со своими чувствами и стремлениями. И сейчас я отчетливо всей душой понимаю, что поступаю правильно. Я люблю Дейвена, я хочу провести с ним всю жизнь и я верю ему во всем. Верю в нас и в то, что мы обязательно справимся с проклятьем.

Но я ничего этого госпоже Амельде не сказала. Просто из уважения к ней не стала спорить, но она и без споров чуть ли не смертельно обиделась. И после того нашего разговора, который состоялся как раз на следующий день после злополучного бала, я больше тетю Дейвена не видела. Не удивлюсь, если она и на свадьбу не придет.

Натан тоже не объявлялся. Я не покидала особняк, а любитель безумных планов, видимо, все же не рисковал снова приходить сюда. Я и так прекрасно понимала, что Дейвена он боится и не станет теперь лишний раз связываться. Так что Натан просто прислал мне записку с весьма глубокомысленным «Я окончательно в тебе разочарован».

Вот даже любопытно, какой реакции в ответ он ждал? Что я сломя голову, помчусь во дворец умолять меня простить? Или важен был сам факт высказать свое презрительное «фе»? Не знаю. Но меня в любом случае его разочарование не трогало. И ничуть не омрачало того счастливого предвкушения, которым полнился каждый день.

Скоро свадьба… И, казалось, это станет решением абсолютно всех проблем… Интуитивная уверенность в этом крепла все сильнее, словно какой дар предвидения внезапно открылся. И я отчетливо чувствовала, что не только мы ждем этот день, словно само море его ждет, да чуть ли не весь мир замер в ожидании! Может, все же есть в пророчестве какая-то лазейка? Может, попытками нарушить ход событий Дейвен, сам того не зная, поступил единственно правильно, и проклятье исчезнет, едва нас объявят мужем и женой? Вот было бы здорово…

И если реакцию Натана и госпожи Амельды я могла заранее предугадать, то с драконами все обстояло сложнее. Пропадавший Плеск ведь объявился только сейчас – вечером накануне завтрашней свадьбы. И теперь вот сидел на подоконнике и с совершенно пришибленным видом на меня смотрел.

– Слушай, я и вправду первый раз слышу, что избавление от проклятья возможно лишь с гибелью избранницы. Нет, я, конечно, допускаю, что твой проклятый, явно давно в этом всем копающийся, может быть прав. И даже допускаю, что у нас в совете тоже знают про такую подробность. Но лично я слышу впервые, правда. Иначе обязательно тебе бы сказал заранее.

– Да я верю, Плеск, – я дракончика уж точно во лжи не подозревала. – Для меня самой это было очень неожиданно, ну и, естественно, совсем не порадовало. Но Дейвен уверен в жемчужине, так что это остается единственным вариантом.

– То есть осуществлять пророчество вы не будете? – со все еще растерянным изумлением уточнил Плеск. – И мне передать своим, что план с пророчеством полностью отменяется, теперь ориентируемся исключительно на жемчужину?

– Да, именно так, – я кивнула. Поддавшись откровенности, тут же добавила: – Плеск, поверь, я интуитивно чувствую, что так правильно. Даже не совсем я, а моя сила избранницы. Это уж точно не иллюзия и не самовнушение, это словно бы даже предвидение какое. Непоколебимая уверенность, что наша с Дейвеном свадьба – это чуть ли не важнейший момент в избавлении от проклятья.

– Да? – Плеск смотрел на меня с такой надеждой, будто я могла дать просто стопроцентную гарантию. – Ты вправду так чувствуешь?..

– Да, Плеск. Завтрашний день все решит.

Чуть помолчав, он задумчиво пробормотал:

– Мне тогда сейчас к своим нужно, доложить же обо всем этом. Но я очень постараюсь вернуться к тебе завтра еще до церемонии. Вдруг это и на самом деле будет судьбоносный день для всех нас… Знаешь, море ведь такое, обманчивое и непредсказуемое. Вполне возможно, что и само пророчество абсолютно все понимали не так. Но ты избрана избавить нас от проклятья, и только ты можешь чувствовать, как правильно.

– Я только боюсь, как бы кто не помешал, – я помрачнела. – Хочется верить, что и Натан окончательно вышел из игры, и лазутчики Вингарда тоже не рискнут срывать свадьбу.

– Ай, да чего ты боишься? – отмахнулся Плеск. – С тобой же будет проклятый, а он, как мне кажется, может кого угодно уже одним взглядом прибить. Да ни один недруг не рискнет даже близко сунуться!

– Хотелось бы верить. Просто очень не хочется, чтобы что-либо омрачало чуть ли не лучший день в жизни, – я вздохнула.

– Ну начались сантименты, – дракончик демонстративно закатил глаза. – Это давай уж без меня. Мне надо совету докладываться, а не твои любовные глупости слушать. Так что пошел я, к завтрашнему утру постараюсь вернуться.

Обратившись в облачко пара, Плеск исчез. А я лишь счастливо улыбнулась собственным мыслям. И вправду нечего бояться. Даже если кто-то рискнет сорвать свадьбу, все равно ничего у них не получится. Я в этом ни мгновения не сомневалась.

Церемония была назначена на полдень. Как на днях объяснял мне Дейвен, так положено по традиции: и конкретное время, и конкретное место. Правда, я пока не представляла, где именно все будет проходить. Знала лишь, что точно не во дворце. В остальном же Дейвен лишь таинственно улыбался: «Скоро сама все увидишь».

От волнения накануне я всю ночь уснуть не могла, задремала лишь под утро. И ведь сон приснился такой сладкий… Идеальнейшая свадьба… Я даже не сразу сообразила, что поцелуй Дейвена чувствую наяву. Не открывая глаз, сонно уточнила:

– Мы уже поженились, да?

Дейвен тихо засмеялся.

– Еще нет, но совсем немного подождать осталось.

– А поскорее никак нельзя? – все еще в полудреме пробормотала я, устраиваясь поудобнее в его объятиях, но тут же вся сонливость враз слетела, я открыла глаза: – Дейвен, ты что тут делаешь? Нам ведь не положено сегодня видеться до церемонии! Примета такая!

– Ты веришь в приметы? – приподнявшись на локте, с улыбкой смотрел на меня он.

– Ради того, чтобы наша свадьба прошла без каких-либо катаклизмов, я готова поверить во что угодно, – я тоже не удержалась от улыбки.

– Не волнуйся, ничего плохого не произойдет, да и охраны ведь будет полно, что на самой церемонии, что потом на торжественном балу. Я потому и пришел к тебе сейчас, ведь весь день предстоит среди множества людей, даже толком поговорить у нас с тобой возможности не выдастся. Лишь вечером, наконец, останемся наедине, – взяв меня за руку, коснулся губами тыльной стороны ладони.

И вроде бы мимолетное и невинное прикосновение, но от взгляда даже в жар бросило. Пусть было немного страшно, но все равно я ждала вечера с волнующим предвкушением. Но старалась лишний раз все же о предстоящем не думать, а то и так мысли сбивались. Сменила тему:

– Как думаешь, твоя тетя все же будет на церемонии?

– Будет, конечно. Тут хоть какие смертельные обиды, но члены королевской семьи обязаны присутствовать на таком событии.

– То есть и Натан тоже явится? – я помрачнела. – Еще и с Уллиной?

– Само собой. Так полагается. Но ты просто не обращай на них внимания. К сожалению, никак нельзя провести церемонию наедине, хотя мне тоже претит все это людное сборище, – Дейвен поморщился. – Только от происхождения никуда не деться, тем более ты ведь станешь не просто моей женой, но еще и принцессой. Потому и необходимы все эти церемонии по строгим правилам. Но если тебе совсем уж тошно будет от обязанностей нового статуса, мы можем вообще уехать из Вертима в тот же Дравур.

Если честно, я пока даже не думала о том, что будет после нашей свадьбы. Казалось, главное – чтобы церемония состоялась, и тогда дальше уж точно опасаться нечего.

– Я просто хочу быть с тобой, – тихо ответила я. – А где именно, не так важно.

Притянув меня к себе, Дейвен лишь легонько коснулся губами моих губ, словно опасался увлечься поцелуями.

– Мы все это с тобой еще потом решим. В конце концов, у нас вся жизнь впереди… Ну а конкретно сейчас время поджимает, мне уже пора идти, к тебе же вот-вот служанки нагрянут. Но сначала, – он таинственно улыбнулся, – закрой глаза.

– Зачем? – я засмеялась. – Для полной конспирации хочешь исчезнуть даже для меня незаметно?

– Не совсем. У меня для тебя подарок, – прозвучало даже немного торжественно.

Заинтригованная я тут же закрыла глаза. И открыв через несколько мгновений, просто обомлела.

– Не пугайся, – Дейвен, видимо, и без слов понял мою реакцию, – в этом нет ничего кощунственного, как раз так должно и быть.

А я просто не могла отвести взгляд от ожерелья. Великолепного, искуснейшего ожерелья, со сложным и гармоничным переплетением золотых узоров…и осколков Великой жемчужины моря. Несмотря на разную их форму, в целом выглядело просто идеально. Так вот почему Плеск не мог жемчужину тут найти. Видимо, Дейвен отдавал какому-то особо доверенному ювелиру. Ведь явно это ожерелье специально под осколки реликвии и создавалось.

– Но, Дейвен, все же…

– Арина, поверь, я знаю, что делаю, – он не сводил с меня очень серьезного взгляда. – Не зря ведь о восстановлении жемчужины говорится в качестве первого шага «и искры ее связать меж друг другом металлом холодным и тела теплом». С ожерельем все как раз совпадает. Да и, согласись, это очень символично, если у тебя в день нашей свадьбы будет Великая жемчужина. Своего рода знак одобрения самим морем нашего с тобой союза. Но если ты все же против, ничего страшного, вполне можно обойтись и без нее.

– Я просто опасаюсь, как к такому отнесутся драконы, – я заколебалась. – Все же их священная реликвия…

– В первую очередь это реликвия самого моря, его создание. Как и ты. Да и, думаю, далеко не случайно мы с тобой можем так запросто жемчужины касаться. Из всех людей только нам с тобой дано это право. Тебе, потому что ты – истинная избранница. Мне, потому что только я могу искупить все грехи своих предков и избавить, наконец, от проклятья, соединив жемчужину. Но, Арина, я не настаиваю, – тепло улыбнувшись, ласково провел тыльной стороной ладони по моей щеке, – только тебе решать надеть ли это ожерелье на церемонию.

Я даже ответить ничего не успела, в дверь постучали. Это явно Пинна уже пришла! Передав мне ожерелье и напоследок легонько коснувшись губами моих губ, Дейвен ушел через смежную дверь в свою спальню.

Пришла пора готовиться к свадебной церемонии…

Как мне до этого объяснял Дейвен, по традиции полагалось, чтобы невесту к месту церемонии сопровождал старший из рода. Но ведь по факту у меня никого здесь не имелось, да и по изначальной выдумке госпожи Амельды я считалась племянницей Садрига. Потому именно он и составил мне компанию.

Роскошную карету охраняла чуть ли не целя армия. Сомневаюсь, что так традиции требовали. Это, скорее, Дейвен распорядился для безопасности. Но вот о возможных нападениях я совсем не думала, мысли были заняты совсем другим. Если честно, я так нервничала, что даже руки дрожали. Хотя толком и не могла сказать причины, из-за чего конкретно волнуюсь.

Стоял чудесный солнечный день, словно бы сама погода постаралась для нашего торжества. Но даже это не радовало. Вдобавок я в свадебном платье чувствовала себя ужасно неуютно. Нет, как ни странно, оно оказалось самым удобным и комфортным из всех великосветских, которые мне выдалось носить тут раньше. И вдобавок, конечно, самым изумительным. Белоснежным, будто бы невесомым, с отделкой из тончайшего искусного кружева – у меня ведь даже дыхание перехватило, когда переодевшись, я увидела себя в зеркале. Но все равно ужасно волновалась, вдруг Дейвену все же не понравлюсь. Хотя здравый смысл тут же возражал: ага, через столько вместе прошли, и вдруг прямо в день свадьбы Дейвен внезапно разочаруется.

– Волнуетесь? – Садриг прервал мои панические размышления. Сидел напротив с традиционно таким пофигистичным видом, словно бы не невесту принца сопровождал, а воз капусты на базар.

– Волнуюсь, – я не стала отрицать. – Очень… Вот вроде бы и повода совсем нет, а все равно ужасно не по себе.

А ведь на деле и вправду не возникало никаких дурных предчувствий. И, единственное, что вполне логично могло омрачать – это Плеск. Дракончик ведь так и не появился, хотя обещал, что вернется рано утром. Но, наверное, еще рано было волноваться, вдруг просто задержался у своих.

Я инстинктивно коснулась ожерелья на своей шее. Долго ведь сначала колебалась надевать его или нет. Вот только теперь все же жалела, что надела. Пусть оно идеально дополняло наряд, да и сама жемчужина ощущалась чуть ли не как осязаемое благословение моря. Но в то же время я все боялась, что драконов такое обращение с их реликвией может обидеть. Снять ожерелье сейчас? Но куда его деть? Карманов у меня не имелось, а отдать кому-либо я бы не рискнула. Даже Садригу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю