290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Проклятый принц (СИ) » Текст книги (страница 9)
Проклятый принц (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 07:00

Текст книги "Проклятый принц (СИ)"


Автор книги: Екатерина Флат






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 24 страниц) [доступный отрывок для чтения: 9 страниц]

– Дейвен, хватит, – голос сам собой предательски сбился на прерывистый шепот.

– Хватит чего? – принц чуть лукаво улыбнулся. – Я ничего не делаю.

А, по-моему, ты попросту издеваешься! Но даже всколыхнувшаяся злость не могла меня вывести из этого блаженного состояния. Да, я хочу почувствовать его поцелуй. Что уж скрывать... И такое впечатление, что Дейвен это прекрасно понимает.

– Знаешь, – он задумчиво очертил пальцем контур моих губ, – я все гадал, какие у тебя могут быть скрытые мотивы… Но, похоже, ты и вправду просто до одури влюблена.

О да. Я до одури влюблена вон в тот канделябр, которым я сейчас с огромным удовольствием влеплю по самодовольной физиономии Дейвена!

– Ты слишком хорошо о себе подумал, – я попыталась отстраниться, но он не отпустил.

– Я всего лишь констатирую очевидное. Хотя даже забавно. Столько всего нагородить из-за одной только влюбленности… Ну с этим все понятно, – все же разжал хватку, я тут же отошла от него на несколько шагов. – Осталось лишь прояснить, как ты провернула это спасение во время шторма.

– Чего? – я даже ушам своим не поверила. – Ты же и так знаешь правду!

– Что ты – избранница и нас спасли драконы? – смотрел на меня со вселенским скептицизмом. – Да, я едва и вправду не принял это за истину. Но стоило проверить тебя на избранность, как сразу все стало на свои места.

– Погоди, – перебила я, – о какой проверке ты говоришь?

– Я уже упоминал тебе о тайном признаке, – снисходительно пояснил Дейвен. – И ночью в пещере, пока ты спала, я его проверил. Все равно это на уровне магии, ты бы не смогла почувствовать. Так что теперь я точно знаю, что ты не избранница. Но мне уж очень любопытно, как ты смогла все это провернуть? Вплоть до иллюзий, чтобы я уж точно убедился и…

– Вот знаешь, в чем тебе пора точно убедиться?! – сорвалась я. – В том, что ты – просто непроходимый остолоп! Думай, что хочешь! Ничего я тебе больше доказывать не собираюсь! И знаешь, что, Дейвен?! Иди-ка ты далеко и надолго со всеми своими проверками! Поскорей бы добраться в Вертим и вообще больше никогда тебя не видеть!

– Замечательное пожелание как раз накануне нашей помолвки и вскоре неизбежной свадьбы, – его моя реакция лишь позабавила.

– Помолвка будет расторгнута сразу же, едва я свою избранность докажу, – я уже не могла контролировать злость, настолько просто накипело. – И вообще, ты же хотел правду? Так получи правду! Да, я влюблена. Но не в тебя, а в Натана! А ты – просто эдакий способ добраться до наследного принца. Только и всего, – хотела замолчать, но дальше уже просто вырвалось на эмоциях само собой:

– И, между прочим, я прекрасно понимаю, из-за чего уже дважды ты так меня и не поцеловал. Знаешь, почему? Да потому, что ты не хочешь рисковать! Слишком велика вероятность почувствовать нечто такое, что нарушит твою привычную жизнь! Именно поэтому ты меня чуть ли не преследуешь, но при этом каждый раз держишь дистанцию! Ты банально не хочешь признавать того, что сам же чувствуешь! – и тут же чуть язык себе не прикусила…

То странное чувство, когда попал прямехонько в мишень, хотя вообще не целился, кидал наугад, зажмурившись, да и вообще в другую сторону…

На миг изменившееся выражение лица Дейвена было слишком красноречивым. И хотя на эмоциях я несла чуть ли не бред – кажется, в точности угадала. Пусть лишь на крохотное мгновение, но явно пробила его хладнокровную броню. И теперь выход был только один: я чуть ли не бегом покинула комнату, опасаясь, что злющий принц меня попросту прибьет. Ни за что же не признается, что я, возможно, права. И, если честно, мне и самой не верилось в это. Дейвен и вправду может ко мне чувствовать что-то, кроме раздражения и подозрительности?.. От одной мысли об этом, аж мурашки по коже бежали.

Но с другой стороны, почему все же проверка на избранность провалилась, тем самым окончательно заклеймив меня перед ним непроходимой лгуньей? Боюсь, принц пояснять точно не собирался.

В общем, на церемонию мы с ним явились в не самом лучшем расположении духа. Дейвен нагнал меня уже у входа в зал, и хотя взглядом чуть не прибил, но ничего не высказал и, взяв за руку, повел за собой.

Госпожа Амельда до этого мне объясняла, что на каждом королевском корабле непременно есть хоть один зал для торжеств, но на деле этот самый зал оказался не таким уж большим. Пусть роскошным, с мрамором и позолотой, но все равно словно бы неуместным. Ну или просто так мое настроение сказывалось.

Здесь уже ждал господин Дарифф, рядом с ним почетным караулом стояли шестеро служителей в ритуальных мантиях. Чуть в стороне госпожа Амельда нервно обмахивалась веером, и Садриг рядом с ней как всегда олицетворял невозмутимость.

Пока Дейвен вел меня к первосвященнику, я изо всех сил надеялась, что церемония не предусматривает поцелуя. Да теперь я даже думать об этом не хотела, настолько принц меня бесил! Я раньше и не представляла, что может существовать такой человек, которого вот просто постоянно прибить хочется! И вот, пожалуйста, нате вам, подарок судьбы – проклятый принц! Да как он вообще дожил до сегодняшнего дня с таким скверным характером?! Хотя порой кажется, что он лишь со мной такой… То ли я настолько его бешу, то ли – даже не знаю…

Господин Дарифф начал церемонию, обрывая мои мрачные размышления.

– Ваше Высочество, леди Арианна, прошу вас взяться за руки. Смотрите друг другу прямо в глаза, не отводите взгляда.

Ага, легко сказать. Сейчас мы с Дейвеном оба настолько злющие, что вполне можем взглядами прожечь друг друга. Но я все же старалась сохранять иллюзию спокойствия, да и принцу словно было все равно, что происходит. Даже забавно, ведь оба прекрасно знали, как друг у друга сейчас бушуют эмоции.

Больше никаких речей не было. Первосвященник что-то прошептал одними губами, чуть ли не взахлеб, взмахнул руками, и в тот же миг нас окутало сияние. Хоть это инстинктивно и насторожило, но магия никак не ощущалась. Вот только лишь в первое мгновение…

Меня как оглушило. Я не видела больше ничего вокруг, словно оказалась одна среди нестерпимого света. Но при этом чувствовала все более упрочняющуюся связь. Казалось, между мной и Дейвеном протягиваются и переплетаются незримые потоки магии. Совсем еще слабой и почти неощутимой моей и будто бы бесконечной в своем могуществе его. Но эта сила совсем не пугала. Даже наоборот, будто бы магия Дейвена бережно обволакивала меня, защищая… Но связь становилась все прочнее, и в следующий миг навалилась тьма. Заполонила собой все, давила нестерпимой ношей, настолько чудовищно невыносимой, словно бы сама смерть воплотилась!

Меня тут же вернуло в реальный мир. Мы с Дейвеном по-прежнему держались за руки, первосвященник что-то торжественно говорил, но его слова вообще не воспринимались сквозь нарастающий гул в ушах. Я все еще чувствовала эту давящую невыносимую тьму, едва не задыхалась от этого. Да что это вообще такое?!

Меня как ледяной водой окатило от осознания. Это же проклятье… Раз церемония создает между мной и Дейвеном магическую связь, то я смогла ощутить его магию, а вместе с ней и его проклятье… Но если это только отголоски, то каково оно в полной силе?! И Дейвен живет с этим всю жизнь?.. Постоянно каждое мгновение чувствует груз этой необъятной тьмы?..

Честно, у меня даже вся злость куда-то делась. Просто такого мучения и врагу не пожелаешь. Если меня настолько пришибло лишь слабым отголоском проклятья, то каково самому Дейвену? Я-то думала, проклятье – это просто эдакая предопределенность судьбы, мол, принц умрет тогда-то, море скрывает острова… А на деле, это вполне существующая сила. Вот словно бы воплощение самой смерти…

Похоже, церемония уже завершилась. Я все еще плохо воспринимала происходящее, так что более-менее услышала, лишь когда первосвященник уже деловито говорил:

– …в дальнейшем либо созданные магические узы между вами будут упрочены свадебной церемонией, либо при необходимости разорваны. А до тех пор, Ваше Высочество, во избежание несчастных случаев настоятельно советую магию во всю мощь не использовать.

Дейвен кивнул, но ничего не сказал. Смотрел на меня так странно, словно бы с еще большим подозрением. Интересно, а что он почувствовал во время церемонии? Хотя учитывая слабость моей магии, вряд ли почувствовал вообще хоть что-то.

Благо, больше ничего от меня не требовалось. Вот только госпожа Амельда жаждала о чем-то пообщаться, но Дейвен категорически заявил, что сам проводит меня обратно в каюту. Да таким тоном сказал, что его обычно любящая поспорить тетушка, вмиг замолчала. Но что принцу опять от меня понадобилось? Очередной допрос с пристрастием?

Только по пути он так ничего и не сказал. Держал меня за руку, не торопил, словно понимая, в каком я сейчас состоянии, хотя я и старалась не показать слабости. Я думала, он просто проводит меня и уйдет, но нет. Вошел в спальню следом и даже дверь запер.

– Как ты вообще с этим живешь?.. – не сдержавшись, сбивчиво прошептала я.

– Я уже привык к этому ощущению. Настолько, что почти и не замечаю. Арианна.

Я подняла на него глаза. Сам он не сводил с меня пристального взгляда.

– Ты не должна была этого почувствовать. Вообще.

И теперь он начнет доканывать, как же так произошло… Только у меня сейчас сил не было спорить.

– Значит, будем считать, что я ничего и не чувствовала, – я устало присела на край кровати.

Дейвен вздохнул. Придвинул кресло и сел напротив меня.

– Арианна, моя магия уже развита настолько, что ее восприятие обострено до крайности. Так что я прекрасно знаю, как повлияла на тебя эта церемония. Создались магические узы, ты ощутила мою силу, но при этом и само проклятье. Чего произойти уж точно не могло. И я ведь тоже почувствовал тебя, Арианна.

– И что именно? – тихо спросила я.

Как же мне хотелось услышать «Я понял, что ты истинная избранница, прости, что был таким остолопом и не верил»…

Дейвен ответил не сразу, словно сомневался. Откинулся на спинку кресла, без каких-либо эмоций произнес:

– Тогда в пещере, когда ты уснула после кошмара, я ведь решил все же проверить тебя на избранность. Тайным знаком, про который я тебе говорил, считается особая реакция магии проклятого на истинную избранницу. Грубо говоря, я бы на магическом уровне почувствовал эту истинность. Да даже визуально было бы видно – воздействие моей магии на тебя проявилось бы особым мерцанием. Но нет, ничего такого и близко не произошло.

Я аж оторопела. Сразу вспомнилось, как тогда разлилось мерцание, когда я коснулась Дейвена. Это что же получается? Снова чуточку неверная трактовка? Не я должна отреагировать на его магию, а он на мою! Но как это доказать? Ведь такое проявилось лишь единожды, и после ни разу вообще не было…

А Дейвен продолжал:

– Сама понимаешь, выводы из этого однозначные. Пусть ты уж точно не избранница, но магия у тебя крайне необычная – во время церемонии я это ощутил в полной мере.

– Мне даже страшно представить, в чем теперь ты начнешь меня обвинять, – я мрачно усмехнулась.

– Я ни в чем тебя не обвиняю, – с неожиданной мягкостью возразил Дейвен. – Я всего лишь хочу знать правду. Согласись, я имею на это право.

– Потому что ты – принц? – я помрачнела еще больше.

– Нет, потому что я – твой будущий муж, нравится тебе это или нет. Только не начинай сейчас опять про свою любовь к Натану и что я – лишь средство достижения цели, меня это не интересует, – Дейвен явно едва подавил снова всколыхнувшуюся злость. – Так что у тебя за магия такая? Ведь ее даже первосвященник не распознал.

– В смысле не распознал? – не поняла я.

– Он предупредил меня не использовать магию. Это необходимо в тех случаях, когда связь создается между магом и обычным человеком. Сильные всплески из-за этой связи могут ощущаться и человеком, а с непривычки такое может сильно навредить. То есть господин Дарифф вообще не распознал в тебе наличие магии, хотя сам он из числа сильнейших архимагов Вертима. Довольно странно, не находишь? И это при том, что я очень даже твою силу чувствую. Так что у тебя за магия, Арианна? И ведь она пока чуть ли не в зачаточном состоянии! Как такое вообще возможно?

– Это в продолжение темы «Как я так все во время шторма провернула»? – я с вызовом смотрела на принца.

Он не стал упираться рогами в стенку, упрямо доказывая свое. Признал:

– Да, с такой слабой пока магией ты вообще ничего бы сделать не смогла. Но при этом ты и не избранница, я ведь проверил. Только теперь я тогда не знаю, что и думать. Арианна, – неожиданно взял меня за руки, – объясни мне все.

Я отвела взгляд.

– Дейвен, я уже говорила тебе правду, но верить ты не хочешь. Даже эта твоя проверка… Почему ты не допускаешь, что трактовка пророчества может быть в чем-то не верна? Только, пожалуйста, давай не будем в уже не знаю какой раз по этому поводу спорить, – я устало вздохнула. – Время рассудит, кто из нас прав. Скоро прибудем в Вертим, я пройду испытания, выйду замуж за Натана и проклятье будет снято и с тебя, и со всего Ариндейла. Это главное.

– Ты так уверена в этом? – похоже, что-то в моих словах ему крайне не понравилось. Пусть я на него не смотрела, но по тону прекрасно чувствовалось.

– Нет, не уверена, – тихо ответила я. – Я просто очень на это надеюсь.

Встав, я отошла к окну. Из-за полумрака в комнате прекрасно просматривалось умиротворенное сейчас море в мерцании заката. Как же все-таки тяжело… Драконы ждут от меня избавления от проклятья… Госпожа Амельда верит в это… Да словно весь окружающий мир требует, чтобы я совершила чудо! И только Дейвен не ждет. И в этом плане с ним проще. Но насколько в то же время сложнее…

Он подошел ко мне и, осторожно взяв за плечи, развернул к себе.

– Арианна, давай просто закроем эту тему, хорошо? Проклятья, твоей избранности и тому подобного… Избавление от проклятья – это мое дело и совсем скоро я его успешно завершу. Насчет твоей избранности уже все выяснено и спорить тут бессмысленно. Так что оставим это в прошлом, – Дейвен ласково за подбородок приподнял мое лицо. – Хватит уже лжи и бесконечных споров. Я готов закрыть глаза на все прошлые разногласия.

Мой голос почему-то сам собой сбился на взволнованный шепот:

– Жаль, что ты можешь почувствовать меня лишь в плане магии. Как бы я хотела, чтобы ты ощутил, что я все же с тобой искренна.

– Я и так уже понял, в чем ты точно искренна, Арианна…

Одной рукой держа меня за талию, пальцами второй Дейвен ласково провел по щеке, спускаясь к шее. По коже вовсю бежали мурашки, и мне ужасно не хотелось отстраняться. Просто чувствовать такое волнующее тепло его близости…

Его губы коснулись моих. Нежно-нежно, чуть изучающе… Вот вроде бы легкое такое прикосновение, но из меня словно разом весь воздух вышибло. Дыхание вмиг замерло, будто бы я вообще разучилась нормально дышать! Но почему-то это совсем не пугало… Я поддалась вперед, отвечая поцелуй, пусть чуть робко, но все равно желая прочувствовать в полной мере. А Дейвен прижал меня к себе еще крепче, опаляя жаром тела даже через одежду. Как лавиной накрыло ощущением многократно превосходящей силы. Я вмиг на контрасте почувствовала себя слабой и беззащитной. Но без тени страха, даже наоборот. Дейвен казался просто нерушимой преградой от всего плохого. Такой преградой, которая никогда не рухнет, до последнего будет оберегать то, что настолько ему дорого…

Легкая нежность поцелуя неуклонно сменилась требовательностью. Без тени принуждения, лишь со все нарастающей жаждой. Мы словно дышали сейчас друг другом, жили только друг другом, я никогда не чувствовала ничего подобного. Прижимая меня к себе, Дейвен целовал безудержно, словно потеряв над собой контроль. Я обвивала его руками за шею, льнула к нему, стремясь стать еще ближе. Не осталось ни мыслей, ни прежней злости – вообще ничего, кроме неодолимой потребности, чтобы этот поцелуй не заканчивался. Словно вся ярость прежних наших с Дейвеном ссор, вся непримиримость и желание чуть ли не прибить друг друга – все эти эмоции были лишь отражением других, истинных. Воплотившихся именно сейчас…

Но Дейвен прервал поцелуй, словно бы опасаясь, что потом уже не сможет остановиться. По-прежнему держал меня в объятиях, в его глазах отражалась целая буря, красноречиво отражая все чувства. Не только для меня этот поцелуй был особенным, совсем не таким, как все до этого… Дейвен явно нехотя отстранился, даже отошел на шаг. Но, видимо, ему, как принцу, было не привыкать скрывать истинные эмоции, произнес совсем спокойно, даже непринужденно:

– Полагаю, на этом мы тему закрыли. Никаких больше уверений в избранности, споров о драконах и прочей лжи. Я даже не стану настаивать, правду о спасении в шторм расскажешь тогда, когда сочтешь нужным, хоть даже и после нашей свадьбы. Но в остальном все. И, естественно, ни в каких испытаниях в Вертиме ты участвовать не станешь.

– Почему? – я очень постаралась унять слишком мешающие сейчас эмоции.

– Потому что я так решил, – для Дейвена, видимо, такое объяснение было вполне логичным. – Так что выбрось эту затею из головы. Вместе с Натаном в том числе, – он явно снова начал раздражаться, словно одна мысль о брате его бесила.

Похоже, сочтя на этом разговор законченным, Дейвен направился к двери. Уже взялся за ручку, когда я все же не удержалась:

– Ты не имеешь никакого права мне запретить, Дейвен. И я обязательно пройду все испытания.

Он обернулся, едва не обжег меня взглядом.

– Этот вопрос решенный, и тема закрыта. И очень советую лишний раз меня не бесить. Особенно разговорами о Натане.

– За что ты его так не любишь?

Но он пояснять и не собирался.

– Я все сказал, Арианна, – отрезал он тоном, не терпящим возражений, и вышел из комнаты.

Звук закрывшейся двери окончательно вернул меня с небес на землю. Я по инерции коснулась еще чуть горящих от поцелуя губ. Ну как же так…

Вот лишь несколько минут назад мы с Дейвеном были так близко, так искренни, так открыты друг перед другом… Но теперь опять эта пропасть непонимания, словно бы ставшая еще больше.

И ведь нет смысла спорить и пытаться Дейвену что-то доказать, а то он и вправду может помешать мне. Выход один: вести себя тихо-смирно, чтобы он потерял бдительность, но все равно в итоге сделать все по-своему. В Вертиме, насколько я поняла, в вопросе испытания избранниц не властны ни Дейвен, ни Натан. Так что мне просто нужно благополучно этого дождаться.

Но этот поцелуй!.. Что же такое… Пусть не первый поцелуй в моей жизни, но подобные ощущения и эмоции точно впервые. Да вообще несравнимо со всеми предыдущими! Даже с Натаном, в которого я была вроде как искренне влюблена, все равно не чувствовалось и тени той головокружительной сладости, того безудержного предвкушения чего-то большего…

Так, все, хватит думать об этом поцелуе. Да и о Дейвене вообще. На сегодня уже слишком много впечатлений, поскорее спать, завтра наверняка все покажется куда проще.

Но я даже переодеться не успела, как в облачке пара над потолком материализовался Плеск.

– Ты чего, спать, что ли, собираешься? – искренне возмутился он, плюхаясь на кровать. – Да как ты можешь, когда такое творится!

– А что творится? – насторожилась я.

– Проклятый принц явно сошел с ума! Ты даже не представляешь, что я успел узнать! Он творит такое, на что бы ни один смертный вообще бы никогда не решился! – выпалил он в запале эмоций, но тут же задумчиво пробормотал: – Хотя, конечно, впечатляет, я аж прямо даже чуточку восхищен, а, может, и не чуточку, но…

– Плеск! Ты можешь нормально все рассказать? Что такое совершил Дейвен? Это связано с проклятием?

– Еще как связано! Только чтобы все объяснить, это надо в древнюю историю углубляться…

Понятно, спокойный сон явно откладывается. Да и как я теперь усну? И до этого нервы были на пределе, а теперь так вообще.

– Плеск, рассказывай все, что знаешь.

Глава десятая

Задумчиво помолчав, словно собираясь с мыслями, Плеск начал:

– Ну вот помнишь, я тебе рассказывал, из-за чего вообще проклятье возникло? Люди вероломно предали нас, многие из моих собратьев тогда погибли. К тому же люди судили по себе и сами ждали от драконов предательства. И, видимо, чтобы этого не допустить, они совершили самое страшное кощунство, какое только возможно!

Я припомнила его прошлые рассказы, тут же предположила:

– Ты вроде про какую-то священную реликвию упоминал… О ней речь?

– О ней самой! – дракончик энергично закивал. – По нашим преданиям, сначала существовало только море. Даже не совсем море, а единый всемогущий океан. Не было ни суши, ни людей, ни даже нас, драконов. Но стихия смилостивилась, и в ее самых потаенных глубинах засияла жемчужина. Но не просто жемчужина, а Великая жемчужина океана! Из ее света и появились когда-то первые драконы. Мой народ же возник куда раньше вашего и даже раньше суши. И пусть дальше мир развивался, становился многообразнее, жизнь драконов мало менялась. Они существовали в спокойствии и умиротворении, Великая жемчужина хранила их, даруя единство с морем.

– И неужели люди эту жемчужину уничтожили? – мне аж не по себе стало.

– Уничтожили… – Плеск помрачнел еще больше. – Жемчужина была величайшей святыней, драконы даже не имели права к ней приближаться. Она хранилась в запретных глубинах, в храме, созданном для ней морем. Я не знаю, как именно люди смогли добраться до нее. Видимо, с помощью той ужасной разновидности магии, которой некоторые из вас не гнушаются пользоваться. Но факт в том, что жемчужина была расколота на несколько частей. Вот только драконы узнали об этом слишком поздно, когда уже многие были истреблены. И ничего нельзя было сделать… Осколки жемчужины унесло в разные части моря, и никто из моих собратьев не мог к ним приблизиться. Это как кара за то, что не уберегли… – дракончик поник.

На несколько минут воцарилась тишина. Честно, я просто не знала, что сказать. Да и как оправдать преступления, которым и оправдания нет…

Плеск хмуро продолжил:

– Видимо, люди рассчитывали, что таким образом ослабят нас и тогда истребить проблемы не составит. Но лишь первые драконы древности были неразрывно с жемчужиной связаны, у следующих же поколений такого не было. Потому и об ее уничтожении узнали не сразу. И ведь по преданию, пока она существует, наша раса будет процветать. А ее уничтожение – это начало исчезновения... И вправду теперь драконов рождается куда меньше. Так постепенно и совсем нас не останется, учитывая еще, как проклятье усиливает разрушительную сторону моря… Тут одна надежда на тебя, понимаешь?

Я порывисто вздохнула.

– Плеск… Но ведь я могу и не справиться… Даже Дейвен вот сказал, что магия у меня в таком зачаточном состоянии – даже архимаг ее не заметил. Все так на меня надеются, но вдруг…

– Нельзя этого «вдруг», истинная, – очень серьезно перебил дракончик, – никак нельзя. Тем более теперь… Мы последние несколько лет не понимали, почему море как-то странно волнуется, никогда такого не было. А вот буквально сегодня причина выяснилась… Проклятый собрал почти все осколки Великой жемчужины.

Я даже ахнула.

– Так, видимо, Дейвен это и имел в виду, когда говорил о другом способе избавления от проклятья!

– Может, и так. Просто иначе я не понимаю, зачем ему это понадобилось. Но что сейчас у нас там творится! Я как раз вовремя попал на совет драконов, так там многие высказывают, что люди не исправились, они ищут способ окончательно нас добить! Благо, Великий все же так не думает, – и мрачно уточнил: – Пока не думает. Он приказал никаких действий не предпринимать. Да и велика вероятность, что последний оставшийся осколок проклятый так и не добудет.

– Вы Дейвену помешаете? – я ни на шутку перепугалась.

– Нет, мы не имеем права приближаться к жемчужине. Но удалось выяснить, где последний осколок, ваш корабль как раз сейчас совсем близко. На дне сплошь подводные скалы с ядовитыми наростами, и в провалах живут такие жуткие твари, что даже мне страшно. Хотя я самый вообще смелый на свете! Так что шансы у проклятого добыть осколок ничтожны. А вот погибнуть – очень даже.

– Но вы же сможете, если что, Дейвена спасти?..

Плеск замотал головой.

– Я же сказал: свя-ты-ня. Мы не сможем приблизиться даже при всем желании. Так что, если твой принц вдруг внезапно не одумается, то сегодня ты его вообще видела в последний раз.

– Погоди, – у меня даже дыхание перехватило, – так Дейвен намерен осуществить это сейчас?

– Ну да. Разве я не сказал? Он же как раз направлял корабль к нужному месту, это аккурат недалеко от того острова, где вы от шторма спасались. Вот как будто сама судьба к этому месту привела… Может, зря мы опасаемся, и само море благоволит проклятому добыть жемчужину… – он на миг задумался и совершенно обыденно добавил: – Принц уже в море, даже не знаю, на какой глубине. Магия-то у него неимоверная, какое-то время позволит даже под водой дышать. Но вот в остальном, – Плеск развел лапками, – как уж повезет…

Схватившись за голову, я кое-как пыталась успокоиться:

– Плеск, но что же делать?! Мы же можем что-нибудь сделать?

– Ждать, – дракончик покачал головой. – Драконам туда не приблизиться, тебе уж подавно в воду лезть – верная смерть. Вот и остается нам только ждать. Но, честно, шансов выжить у проклятого мало. Пусть он как-то умудрился разыскать и добыть все остальные осколки, но нет никакой гарантии, что получится и теперь.

А я так надеялась, что он скажет хоть что-то успокаивающее… И ведь сделать ничего нельзя! От собственного бессилия хотелось разреветься, в глазах нещадно защипало, я едва взяла себя в руки. Дейвен справится! Раз смог справиться раньше, то справится и теперь. Все будет хорошо. Нужно просто немного подождать.

– Плеск, но, получается, жемчужина способна справиться с проклятием? – я попыталась отвлечься.

– Без понятия, – он и сам выглядел ни на шутку озадаченным. – Я вообще не знаю, с чего проклятый решил, что это поможет. Хотя нет… Определенная логика тут угадывается… Ведь проклятье появилось именно с уничтожением жемчужины и гибелью множества драконов… Ай, да не знаю я! Вот если выживет твой принц, у него и надо сразу вызнать, что он с помощью жемчужины делать собрался. Не просто же так несколько лет мотался по всему Ариндейлу вдоль и поперек и осколки нашей святыни собирал. Явно же с конкретной целью. И еще кое-что… – взгляд дракончика стал непривычно тяжелым.

– Что? – я еще больше насторожилась.

– Если он собирает жемчужину с какой-то гнусной целью, мы затопим ваш корабль. Выживших не будет. Мне сказали тебе это прямо передать. Если принц вернется живым и с осколком, ты обязана выяснить намерения проклятого. А там уж ясно будет… – все же добавил чуть мягче: – Постарайся понять, для нас это закон выживания. Проклятье – это все же медленное увядание нашей расы. А жемчужина может уничтожить всех драконов в одно мгновение. Естественно, мы выберем меньшее из двух зол.

– Я уверена, никаких подлых намерений у Дейвена нет, – тихо возразила я. – Наверняка ему ваша святыня нужна исключительно для снятия проклятья.

– Вот и скоро узнаем, – Плеск пожал крылышками. – Если, конечно, проклятый вообще выживет. К утру уже станет ясно.

Время тянулось мучительно медленно. Я оставалась в своей каюте, а Плеск караулил в море. Прошло часа четыре, не меньше, когда дракончик вдруг объявился с воплем:

– Вернулся! Ну то есть не я, хотя я тоже вернулся, так что по логике…

– Плеск! – у меня и так уже нервы были на пределе. – Что с Дейвеном?!

– Я ж говорю, вернулся он! – от переизбытка эмоций дракончик наворачивал круги под потолком. – И с осколком! Я бы даже зааплодировал, но в таком шоке, что аж чуть сам не утонул! А ты представляешь, какая была бы ирония судьбы: морскому дракону и утонуть!

Фуф, аж от сердца отлегло… А то я за время ожидания уже столько ужасов успела понапридумывать, что вообще не знаю, как от беспокойства не рехнулась…

– Но с Дейвеном все в порядке?

– Ну как… – Плеск замялся. – Живой… А там уж, может, ваши целители умеют являть невиданные чудеса…

– Что ты имеешь в виду? – я замерла на месте.

– Да ранен он сильно. Причем явно ядовитым шипом задело. И очень сомневаюсь, что у вас, людей, есть противоядие от такого.

– А у драконов? – тут же с надеждой спросила я.

– А нам оно на кой? – Плеск фыркнул. – Мы же не такие дураки, как вы, чтобы лезть, куда не надо. В общем, принц твой смог только обратно до корабля добраться, но сразу на палубе сознание потерял. Его в каюту отнесли, местные целители уже вовсю суетятся, но что-то я сомневаюсь, будет ли толк.

Час от часу не легче… Только я обрадовалась, что Дейвен вернулся живым, так теперь еще не факт, что тут выживет…

– Я должна пойти к нему, – я решительно направилась к двери.

– Попрощаться перед смертью? Так он же все равно без сознания.

– Плеск, пожалуйста, хватит о смерти! – я едва сдерживала панику. – Наверняка что-то можно сделать!

– Ну вот будь у тебя магия поразвитее, может, и получилось бы, ну а так…

– То есть теоретически я все же могу Дейвену помочь? – я тут же ухватилась за это.

– Только теоретически, – Плеск кивнул. – Вы же с ним связаны. Я ж говорил, как две стороны одной медали. А теперь еще вдобавок появились пусть и крайне слабые, но магические узы этой вашей бестолковой людской церемонии. Хотя толку? Как ты к нему попадешь? Там сейчас и целители, и стража в коридоре караулит. Никто же не знает, что ваш отмороженный во всю голову принц к подводным тварям полез. Все думают, что это кто-то его убить пытался.

Мда. Просто так меня туда точно не пропустят…

– Плеск нам очень нужно туда попасть, – я выразительно смотрела на дракончика. – Ты же говорил, что все можешь!

Он страдальчески закатил глаза.

– Ну ладно-ладно… Доставлю я тебя к нему… Но смысл? Вряд ли ты что-то сделаешь, да и жить ему осталось лишь пару часов.

– На месте разберемся, могу я что-либо сделать или нет, – нервно ответила я. – Пойдем.

План Плеска был гениален и прост. Созданный дракончиком туман пополз по коридору, усыпляя стражу, просочился по периметру двери, где наверняка усыпил и целителей. Благо, на меня этот туман не действовал, так что хоть сама не уснула.

– У тебя есть полчаса, не больше, – предупредил Плеск. – Я хоть и всемогущий, но магический туман слишком нестабильный, долго не продержится.

– Вот и не будем зря терять время, – я поспешила в покои Дейвена.

Спящие целители обнаружились в гостиной, явно заснули за приготовлением какого зелья. Дракончик деловито обнюхал колбочки и презрительно фыркнул:

– Дилетанты. Не от того яда спасать собрались.

Сам же Дейвен обнаружился в спальне. В одних брюках лежал поверх покрывала, бледный, без сознания, и даже казалось, что не дышит. Правый бок по диагонали пересекала внушительная царапина – вот вроде бы не такое уж жуткое ранение, но мне аж плохо стало. Уже от одного вида раненного Дейвена словно враз силы покинули. Да что же это со мной такое?! Не думала, что можно настолько бояться за практически чужого человека…


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю