332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Джеффри Лорд » Ричард Блейд, пророк » Текст книги (страница 14)
Ричард Блейд, пророк
  • Текст добавлен: 20 сентября 2016, 18:34

Текст книги "Ричард Блейд, пророк"


Автор книги: Джеффри Лорд






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 36 страниц)

Исполнив служебный долг, Блейд вернулся к мисс Дане, нежно обнял ее за талию и повлек к лифту. Голубоглазая красавица ответила ему ласковым взглядом, томным и многообещающим. Так, рука об руку, они покинули гнездышко Клариссы на сороковом этаже, спустились вниз и дели в машину Блейда. Включив мотор, он повернулся к своей прелестной спутнице:

– Сигарету?

– Нет, благодарю.

– Вы не курите?

– Редко. И сейчас не тот случай.

Розовый язычок, словно поддразнивая, прошелся по пунцовым губам. Блейд, сглотнув слюну, вытащил портсигар, взял сигарету и щелкнул зажигалкой. Эта небольшая изящная вещица заодно служила передатчиком, включавшим радиомаяк, который был вмонтирован под приборной панелью. Затем он сунул портсигар в карман и резко рванул машину с места.

Если судить по спидометру его спортивного «Ягуара», пять миль до обители мисс Даны тянули на все восемь. Когда Блейд наконец заглушил мотор, они находились в юго-западной части Лондона. На полпути он начал сворачивать почаще, стараясь двигаться по неосвещенной стороне улиц, чтобы Дана не заметила слежку. Впрочем, она не глядела по сторонам; вытянув изящные ножки, девушка размышляла о чем-то весьма приятном, иногда улыбаясь своим мыслям. Может быть, ей мерещилась рюмка отличного чешского бренди, почти не уступавшего французскому коньяку?

Минут через пятнадцать Дана указала на один из трех башнеподобных домов, облицованных гранитом от фундаментов до крыш. Несомненно, в эпоху Британской империи они знавали лучшие времена. Теперь здания пришли в некоторый упадок, но до трущоб им было еще далеко; скорее они походили на пожилых респектабельных джентльменов, чьи лучшие годы остались позади. В тусклом свете уличных фонарей Блейд заметил копоть на каменных стенах, давно не чищенные витражи над входом и газоны, которые не мешало бы подстричь. Тем не менее, дома выглядели вполне солидно, и их явная древность внушала уважение.

Он вылез из машины и, поддерживая спутницу под локоток, добрался до подъезда, а затем – до пятого этажа, к двери с медной пластинкой, на которой значилось: «Данута Повондрачек». Хорошее, настоящее чешское имя, которое с первого раза не произнести ни одному англосаксу.

Перешагнув порог, они очутились в уютном маленьком холле с двумя дверьми и коридорчиком слева, который вел на кухню. Блейд был препровожден направо. Нежно улыбнувшись. Дана с истинно славянским гостеприимством предложила;

– Располагайтесь как дома, Ричард. Я сейчас переоденусь и принесу нам выпить. В этом платье ужасно жарко!

Она выскользнула из комнаты, а гость с любопытством огляделся по сторонам. Похоже, он попал туда, куда надо – прямиком в спальню хозяйки. Тут стояли просторная софа, трельяж с высокими торшерами по бокам, круглый столик, старинной работы комод, инкрустированный слоновой костью, и небольшой диванчик, обтянутый зеленым бархатом. Немного поколебавшись, Блейд устроился на диване. Пожалуй, приближаться к софе было бы слишком рано; он не любил торопить события в делах с женщинами.

Он снял пиджак, распустил галстук, расстегнул воротник сорочки и снова обвел взглядом комнату. Судя по обстановке, мисс Дана не нуждалась в средствах: один старинный комод потянул бы пять сотен фунтов на любом аукционе. На нем стояла японская шкатулка черного лака с затейливым рисунком, и Блейд подавил искушение ознакомиться с ее содержимым. Может быть, там и нашлось бы кое-что интересное, но он надеялся выпытать секреты очаровательной хозяйки иным способом.

Стук каблучков заставил его повернуть голову. Дана не просто переоделась, похоже, вместе с платьем она сняла все, что было под ним. Сейчас ее облачение составлял лишь полупрозрачный кремовый халатик, небрежно подвязанный тонким пояском. В руках девушки поблескивал серебряный поднос с бутылкой, парой хрустальных креманок и блюдечком с дольками аккуратно нарезанного лимона. Высокие груди приподнимали шелк халата и, когда Дана склонилась над столиком, взору Блейда представилось чарующее зрелище.

Он быстро поднялся и с восхищенной улыбкой протянул к ней руки. Он сумел бы изобразить восторг и в том случае, если б хозяйка не выглядела столь привлекательной – он обладал вполне достаточными актерскими способностями. Однако сейчас Блейду притворяться не приходилось: мисс Дана была прелестна. Шарман, как говорят французы, совершенный шарман! На миг он даже забыл о тайнах, которые намеревался у нее выпытать.

Дана, положив ладонь ему на плечо, – тонкие пальцы нежно погладили бицепс Блейда сквозь рубашку – заметила, что физиономия гостя отражает весьма греховные намерения. Блейд охотно подтвердил это, потянувшись к пунцовым устам. Ему не было отказано, но после первого сладкого поцелуя девушка, улыбнувшись, кивнула на серебряный подносик.

– Не будем спешить, – заметила она.

Блейд придерживался того же мнения. Притворно вздохнув, он разлил бренди.

– За вас! За прекрасную фею, скрасившую этот вечер!

Хихикнув, Дана поддержала тост.

– И за эту прекрасную ночь!

Они выпили; напиток был великолепен.

– Еще? – очаровательная хозяйка с кокетливой улыбкой склонила головку к плечу.

– Ано, моя милая, ано!

– Что, дорогой?

В ее глазах промелькнуло недоумение, и Блейд поспешил замять неловкость, вновь наполнив рюмки. За время своих пражских вояжей он усвоил две дюжины слов на чешском; он мог поблагодарить, извиниться, купить сигареты или заказать свинину с кнедликами. И, безусловно, сказать «да»! Пражане произносили «ано» звонко, с ударением на первом слоге, и это было первым чешским словом, которое он запомнил. Но мисс Дана, вероятно, порядком подзабыла родной язык.

Они снова выпили, и инцидент был исчерпан.

Осушив крошечную рюмку двумя глотками, Блейд поставил ее на подлокотник дивана и потянулся к голубоглазой красавице. Он не успел даже приподняться, как Дана очутилась в его объятиях. Нежные полураскрытые губы маячили в дюйме от его лица; он яростно впился в них, чувствуя, как разгорается желание. Руки девушки обвили его шею, забрались под воротник рубашки; тонкие проворные пальчики быстро справились с пуговицами, потом ее ладони скользнули по мускулистой груди, коснулись живота. Кровь Блейда воспламенилась.

Нет, она действовала явно не по приказу! Он достаточно разбирался в женщинах, чтобы понять это! Дыхание Блейда стало частым, губы пересохли, в паху разливалось приятное тепло. Судорожно сглотнув, он с нежностью отстранил девушку.

– Минутку, моя прелесть… Устроим небольшой антракт…

Он начал лихорадочно сбрасывать одежду. Треск лопнувшего шелка подсказал, что в его гардеробе стало одной сорочкой меньше. Впрочем, сейчас это его не беспокоило. Он отшвырнул смятый комок, стянул туфли, затем – брюки, и вскоре его туалет стал еще более скудным, чем у нетерпеливо ожидавшей девушки.

Ее глаза расширились от восхищения. Блейд был великолепен! И взгляд его – да и не только взгляд – доказывал, что он переполнен ответным восторгом. Он снова протянул руки к Дане, которая, решив не отставать, дернула поясок. Халатик девушки распахнулся, и он обнял ее, скользнув ладонями по нежной атласной коже спины к очаровательным округлостям ягодиц. Девушка прижалась к нему, и Блейд, склонив голову, начал покрывать нежными ищущими поцелуями ее шею. Золотистые локоны Даны рассыпались по плечам, щекоча его висок, их аромат опьянял больше, чем бренди; сейчас он благословлял этот напиток, послуживший поводом для такого очаровательного приключения. Он глубоко вздохнул; теперь его тубы жадно блуждали по упругой груди, подбираясь к розовой жемчужине соска.

Раздался звон разлетевшегося стекла, грохот рухнувшего на пол тела, за ним – неразборчивые проклятия. Дана вскрикнула, вырвалась из объятий Блейда и с тигриной грацией прыгнула к антикварному комоду. Быстрота и четкая координация ее движений казались поразительными: одной рукой она успела запахнуть халат, другой – откинула крышку японской шкатулки. Что-то сверкнуло в неярком свете торшера, и Блейд, вытянув шею, приподнялся. Кольцо? Золотое кольцо?

Он поднял смятую рубашку, расправил и небрежно обернул вокруг чресел. Дана, завязывая поясок, стояла спиной к комоду; лицо ее казалось спокойным.

– Что случилось, дорогая? – Блейд шагнул на середину комнаты, не спуская взгляда с ее руки – с правой, где на указательном пальце тускло сиял золотой перстень.

– Кто-то влез в кухонное окно… По пожарной лестнице, я полагаю, – голос девушки был негромок, но он не уловил и тени страха.

– Интересно, кто? – Он усмехнулся, глядя на прикрытую дверь и прислушиваясь к возне в коридоре.

– Может быть, ревнивая Кларисса снарядила погоню? – теперь в тоне мисс Даны слышалась явная насмешка. Сжав правую руку в кулак, она вытянула ее по направлению к двери.

– Эй, поосторожней с этим… – начал Блейд, но тут дверь распахнулась, и в комнату влетели два человека.

Они походили на рабочих в своих серых комбинезонах и грубых башмаках, но были неплохо вооружены. В подобных ситуациях боевики всех британских спецслужб предпочитали израильские «узи» и кортики морской пехоты, однако Блейд знал, что эти смертоносные стволы и клинки были детскими игрушками по сравнению с колечком на тонком пальце Даны. Он отступил, перекрыв ей сектор обстрела, и услышал, как она яростно прошипела за его спиной:

– Отойдите, Ричард! Сейчас я…

– Ни в коем случае, дорогая! Это мои люди! – он повернулся к ошарашенным парням, – Похоже, вы перестарались, ребята. Я еще жив и не успел выдать никаких тайн.

– Так точно, сэр… – оба вытянулись в струнку, опустив оружие. Теперь Блейд узнал говорившего – сержанта Хантера из группы захвата МИ6А. Бравый коммандос смущенно прочистил горло: – Простите, сэр, но шеф распорядился проконтролировать ситуацию, если в течение получаса вы не выйдете на связь.

Блейд покачал головой. Воистину, Дж. опекал его как родного сына, и лишь он сам виноват в этом переполохе. На кой черт он поднял тревогу?

– Все в порядке, парни, – ему удалось скрыть досаду. – Полагаю, вы исполнили долг и больше не желаете смущать леди. – Обернувшись через плечо, он бросил короткий взгляд на Дану. – Как вам лучше удалиться – через парадный вход или по пожарной лестнице?

– Последнее предпочтительней, сэр, – Хантер ухмыльнулся, сунул «узи» за пазуху просторного комбинезона и сделал шаг назад. Рот у сержанта разъехался от уха до уха. – Желаю приятно провести время, сэр.

Он исчез вместе со своим молчаливым напарником. Блейд повернулся к хозяйке.

– Я очень сожалею, мисс Дана… Или не Дана?..

– Кассида… – девушка улыбнулась, и он облегченно перевел дух; похоже, это маленькое приключение лишь развлекло ее.

– Я восхищен вашей выдержкой…

Она вопросительно приподняла брови.

– Вы могли сжечь этих бедолаг за долю секунды… вместе с вашим покорным слугой…

Ответом Блейду был музыкальный смех – будто зазвенели хрустальные колокольчики.

– Сжечь вас? Во имя Единства, что за странная мысль! Саринома выцарапала бы мне глаза!

– В самом деле? – Его мужское тщеславие было удовлетворено. Милая и загадочная Сари, которую он встретил в лесах Талзаны, помнила о нем! И посылала привет сквозь бездны пространства, из звездной империи паллатов, расположенной неведомо где… Единственное, что беспокоило сейчас Блейда – легкость, с которой эта Дана-Кассида отыскала его в многомиллионном городе. Но он, кажется, оставил Сари номер своего телефона… там, в Талзане, когда она уже готовилась к отлету в родной мир паллатов оривэй…

Он ласково взял Кассиду за подбородок, разглядывая прелестное лицо. Вот они какие, златовласые оривэйдантра! Сари относилась к другой ветви этой расы и была брюнеткой. Чистокровных потомков дантра Блейд не видел даже в Иглстазе; их роды обитали на западе континента.

Взгляд его скользнул ниже, задержавшись на золотом перстне. Кольце Силы, миниатюрном лазере. Он осторожно сдернул его с пальца девушки, отметив, как ободок затянулся пленкой, превратившись в непроницаемый диск, и бросил в шкатулку.

– Это нам не понадобится, моя дорогая… – Прижав лицо к щеке Кассиды, чувствуя теплоту и аромат ее кожи, он тихо прошептал: – Что же Сари просила передать мне?

– Только три слова… – ответный шепот девушки был таким же тихим. – Катори, асам, тассана…

Высокий, сильный, красивый. Это стало их паролем – там, в Талзане… Эти слова шептали ему губы Сариномы и малышки Каллы…

– Лайя… милая… – ладонь Блейда скользнула по золотым локонам, и сейчас он не смог бы сказать, чьи шелковистые пряди струились меж его пальцев: далекой Сариномы или близкой и такой желанной Кассиды.

Улыбнувшись, златовласая девушка развязала свой поясок.

* * *

– Повторяю, нет никаких причин для тревоги, – щека Блейда раздраженно дернулась, но тон оставался почтительным и спокойным; именно так подобало говорить с начальством.

– Не согласен. Дик, решительно не согласен! – Дж. раскурил трубку, выпустив к потолку клуб ароматного дыма. – Тебя вычислили, тебя нашли, тебя завлекли! И уложили в постель, как я полагаю.

– Но все это сделано не шпионкой из восточного блока, а женщиной из такой невообразимой дали, откуда наши мелкие дрязги представляются возней муравьев среди крошек сладкого пудинга! – Блейд позволил себе чуть повысить голос. – К тому же ни она, ни Саринома понятия не имеют о роде моих занятий. Оривэй, которых я встретил в Талзане, уверены, что столкнулись с иной звездной цивилизацией, которая держит в Солнечной системе своих наблюдателей. В их глазах я даже не уроженец Земли!

Они спорили уже целый час, и Дж. никак не мог согласиться с тем, что недавнее приключение Блейда носит безобидный и сугубо личный характер. Лорд Лейтон, третий участник этого экстренного совещания, происходившего в его кенсингтонском особняке, пока помалкивал, но чувствовалось, что эти препирательства уже начинают ему надоедать. Несмотря на преклонный возраст, его светлость оставался весьма темпераментным человеком и мог взорваться в любой момент. Сейчас его маленькие глазки с янтарными зрачками раздраженно поблескивали, обшаривая комнату. Время от времени он ерзал в кресле, пытаясь устроить поудобнее свой горб.

Перехватив нетерпеливый взгляд Лейтона, Дж. с невозмутимостью опытного фехтовальщика вернул его обратно. Шефу отдела МИ6А было уже порядком за семьдесят; его лицо с резкими морщинами, холодные серые глаза, ежик седоватых волос и аккуратный темный костюм выглядели воплощением британской респектабельности. Всю жизнь, начиная с возвращения с первой мировой, он пребывал на государственной службе, и опрометчивость не входила в число его недостатков. Сейчас он собирался сделать все возможное, чтобы неведомые инопланетные пришельцы – точнее, пришелицы, проявившие столь явный интерес к его сотруднику, – не добрались до тайн британской разведки.

– Я готов предположить, что эти… гм-м… паллаты не имеют явных связей с иностранными секретными службами, – веско произнес Дж. – Однако… – Он собирался продолжить после небольшой паузы, но тут лорд Лейтон раздраженно прервал его.

– Вы хотите сказать, что невинная шалость Ричарда требует усиления мер безопасности? Что он должен уйти в глухое подполье, прервать все связи, не встречаться больше с этой девицей… Как ее?.. Кассида?

Дж. кивнул – пожалуй, более резко, чем позволял себе в подобных беседах. Блейд, хорошо изучивший шефа за двадцать лет, знал, что такие вопросы непрофессионалов вызывали у него только досаду.

– Позволю не согласиться с вами! – глаза его светлости сверкнули. – Мы получили надежду на установление связей с могущественной расой, чьи представители неоднократно посещали Землю. Подумайте, Дж., насколько это важно для нас! Конечно, я понимаю, что этот контакт, строго говоря, неофициален, но…

– Контакт в постели немногого стоит, – пробурчал Дж. – Эта девица совсем не собирается облагодетельствовать человечество высшими знаниями. Насколько я помню отчет Дика о визите в Талзану, она, скорее всего, любопытная туристка и знает о межзвездных перелетах не больше нас с вами.

– Но разве это не доказывает ее полную безвредность? – Блейд, воспрянув духом, ринулся в атаку.

– А кто нам гарантировал именно такой вариант? – Дж. приподнял седую бровь. – В равной степени она может оказаться наблюдателем, разведчиком или диверсантом. Вы слышали о недавней трагедии на Байконуре, когда корабль русских взорвался на старте? Если такое повторится на мысе Канаверал, я серьезно призадумаюсь, чьи руки тут действуют… Или щупальца, – многозначительно добавил шеф МИ6А, выдержав паузу.

– Смею вас уверить, сэр, что оривэи во всем подобны людям и щупалец не имеют, – мстительно заметил Блейд.

Шеф окатил его холодным взглядом.

– Вам лучше знать, Ричард… если только вы не стали жертвой иллюзии.

– Какая чушь! – Лейтон хлопнул по столу сухонькой ладонью. – Чушь в энной степени, мой дорогой! – он устремил на Дж. горящий взгляд. – Мы не должны упускать такую уникальную возможность. Я настаиваю на продолжении контактов! – Его светлость повернулся к Блейду. – И в следующий раз вы, Ричард, должны…

– На следующий раз я пока не получил приглашения, – со вздохом признался Блейд. Ночь с Кассидой была великолепна, и он не отказался бы от повторения, но инициатива тут исходила не от него.

– Однако известен адрес этой особы!

– Адрес – и только, – произнес Дж. – Она исчезла.

– Хм-м… – Лейтон выглядел разочарованным. – Что же тогда вас беспокоит?

– То, что она в любой момент может вновь выйти на Ричарда, и мне это не нравится. Я предпочел бы, чтоб он находился сейчас там, где его никто не сумеет достать.

– Таких мест на Земле нет, – буркнул Лейтон.

– А кто говорит о Земле? – Дж. снисходительно улыбнулся. – Мы можем убрать Ричарда из поля зрения этих паллатов надежным и проверенным способом. Лучшего места, чем Измерение Икс, для этого не найти! – Шеф МИ6А неторопливо выколотил трубку и ткнул чубуком в сторону Лейтона: – Так сколько времени вам понадобится, чтобы подготовить компьютер к очередной переброске?

– Установка готова, и можно отправляться хоть завтра. Правда, еще не закончены испытания третьей модели телепортатора, так что стоило бы подождать месяцдругой…

– Простите, сэр, – Дж. решительно прервал старика, – должен вам напомнить, что за меры безопасности отвечаю все-таки я. Ричарда надо убрать с Земли, и немедленно!

Блейд тяжело вздохнул. Похоже, рассчитывать на новое свидание с обольстительной Даной-Кассидой не приходилось.

* * *

Следующее утро выдалось не по-июньски сырым и прохладным. Блейд, передернув плечами, шагнул в кабину лифта, который должен был доставить в подземный лейтоновский лабиринт. Он не был суеверным, но все же предпочитал, чтобы родной мир провожал его более приветливо. Впрочем, сколько раз ему случалось отправляться в странствия, когда в Лондоне моросил осенний дождь или задувал пронзительный январский ветер! Погода не влияла на успешность его миссии; до сих пор он возвращался всегда.

– Вы точны, как обычно, – приветствовал Блейда старый ученый, когда тот перешагнул порог маленького кабинетика. Сегодня Лейтон выглядел несколько надутым; он не любил поражений, и воспоминания о вчерашней баталии с Дж. заставляли его светлость изредка кривить губы.

Блейда это не радовало. Сейчас, когда приближался момент старта в иную реальность, он слегка нервничал, и хмурая физиономия Лейтона не прибавляла спокойствия. Вероятно, старик понял его состояние; лицо Лейтона разгладилось, он ободряюще потрепал Блейда по плечу и даже соизволил улыбнуться.

Привычный ритуал подготовки к перемещению несколько успокоил странника. Он разделся, втер в кожу темную вонючую мазь, предохраняющую от ожогов в местах контакта с электродами, и обернул вокруг бедер клочок ткани. Последнее было, скорее, данью традиции – он всегда оказывался в Измерении Икс полностью нагим, словно новорожденный младенец.

Обмазанный с ног до головы мазью, придерживая узкую набедренную повязку, Блейд прошел в центр компьютерного зала. Огромные металлические шкафы тяжело нависали над ним, их серые матовые поверхности почти не отражали света; из-под закрытых кожухов слышалось басовитое гудение, словно мириады шмелей кружили над летним лугом в нескончаемом хороводе. Временами Блейду чудилось, что в этих массивных стойках таится чуждый и зловещий разум, по сравнению с которым и он сам, и лорд Лейтон были всего лишь ничтожными пигмеями. Интересно, какие чувства испытывал бы человек, внезапно превратившись в букашку?

Сгорбленная фигурка Лейтона сновала среди шкафов, руки с длинными узловатыми пальцами бегали по кнопкам и тумблерам, взгляд метался в созвездиях бесчисленных шкал и циферблатов. Наконец старик закончил наладку, направился к стеклянной клетке, где под широким раструбом коммуникатора восседал Блейд, и начал неторопливо прикреплять электроды к его телу. Вскоре странник выглядел так, словно стал жертвой нападения целого полчища маленьких, ярко раскрашенных змей с блестящими металлическими головками. Отходившие от контактных пластин провода скрывались в массивном конусе коммуникатора, что нависал над его головой; оттуда толстый жгут кабелей тянулся к панели гигантского компьютера. Блейд опустил веки и постарался расслабиться.

Ему не пришлось долго ждать. Ровное гудение машины нарушил резкий щелчок тумблера, затем голос Лейтона спросил:

– Готовы, Ричард?

Не открывая глаз, Блейд поднял оттопыренный большой палец. Он почти физически ощутил, как пальцы Лейтона стиснули красную рукоять рубильника, как рычаг плавно пошел вниз… Внезапно ему почудилось, что зал переворачивается вверх ногами. Покрытый изоляционным пластиком пол оказался под головой и, приподняв веки, он увидел лорда Лейтона, застывшего около пульта и похожего на уродливую летучую мышь, покрытую серой шерстью.

Потолок, казалось, уходил все дальше и дальше вниз, его белесые оштукатуренные своды с редкими пятнами сырости маячили где-то под ногами. Белый цвет начал сереть, превращаясь в неясную тьму с бесформенными кружащимися зелеными отблесками. Блейд уже не ощущал ни твердого сиденья кресла, ни острого покалывания электродов, ни пахнувшего пластмассой и разогретым металлом воздуха.

Зеленые тени под ним становились все ярче и ярче, постепенно сменяя темноту. Они казались теперь живыми, мечущимися, но их судорожные движения не были хаотичными; они искали – упорно, целенаправленно. Блейд почувствовал, как по спине прокатилась волна холода, вызвавшая озноб. Тени обрели очертания зубастых чудовищных голов с разинутыми пастями, качавшимися на концах длинных змеевидных шей. Странник висел над ними, словно спелый плод на ветви, и молился, чтобы чудовища не заметили его.

Наконец одна из тварей подняла голову, пасть ее приоткрылась, обнажая острые, отливавшие сталью клыки. Жуткая зеленая морда придвигалась все ближе, челюсти раскрывались все шире и шире, и Блейд понял, что едва сдерживает вопль ужаса. Еще минута – и гигантский зев поглотил его; тело пронизала мерзкая холодная дрожь. Теперь со всех сторон, куда бы он ни посмотрел, его окружали стальные зубы, острые, как лезвия кинжалов. Внезапно огромная пасть с гулким чмоканьем захлопнулась, отрезав странника от окружающего мира; зеленоватые сумерки сменились густым непроницаемым мраком.

Блейд вскрикнул и потерял сознание.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю