332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дылда Доминга » Ангел смерти (СИ) » Текст книги (страница 1)
Ангел смерти (СИ)
  • Текст добавлен: 7 октября 2016, 02:42

Текст книги "Ангел смерти (СИ)"


Автор книги: Дылда Доминга






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

Доминга Дылда
Ангел смерти

Встреча в парке

Листья кружили по парку в такт музыке. Скоро осень устелет ими всю землю, утопит плиты дорожек и площадок, а пока только первые из них, зеленые, чуть подернутые желтизной, неспешно опускались вниз. Соня смотрела из своего укрытия на детской площадке, как нарядно одетые старички и старушки старательно выводили фигуры вальса. Они казались выпавшими из времени, немного гротескными, но очень милыми. Большинство пар не могли похвастаться наличием мужского пола, отчего выглядели еще трогательнее: женщины по двое, мужская и женская партия. Будто война для них никогда не заканчивалась – их мужчины так и не вернулись.

Стало смеркаться, и площадка заметно поредела. Старички собирались группами и, оживленно о чем-то беседуя и поддерживая друг друга под руки, шли к метро. А музыка все еще звучала из ближайшего кафе, приютившего их в несезон. Зажглись фонари. Соня сама не заметила, как улыбается, глядя на пенсионеров, и легко покачивается влево-вперед-вправо. Вот уже и последние из них потянулись к станции. Девушка осторожно приблизилась к площадке и замерла у деревянной перегородки, надежно укрытая сгущающимися сумерками.

На скамейке рядом с площадкой осталась одна единственная старушка, присевшая отдохнуть. Ее седые волосы обладали тем удивительным фиолетовым оттенком, который Соня уже не раз замечала на людях пожилого возраста. Почему из всех возможных цветов они выбирали именно этот, она не понимала. Лицо женщины казалось кукольным, несмотря на морщины. Очевидно, в молодости, она была очень красива и покорила не одно мужское сердце. Отчего же теперь ее никто не поддерживал под руку, не вел бесконечных бесед о здоровье, погоде и политике?

Вдруг старушка громко ахнула, выдернув Соню из ее философских размышлений, и девушка автоматически проследила за направлением ее взгляда. Там, в нескольких шагах, стоял высокий мужчина в темном идеально сидящем костюме.

«Внук», – предположила Соня, гадая, принадлежит ли он к новым успешным бизнесменам или просто из тех людей, что, даже работая обычными клерками, предпочитают выглядеть так, словно владеют миллионами. Но все же, вольно или невольно, но размышляла она о незнакомце с симпатией. Потому что невозможно было оставаться враждебной к человеку, который пришел поддержать свою бабушку. Тем временем мужчина приблизился к старушке, и та, вся расцвев, вскочила со скамейки, словно ее ноги не были натружены, и она только что не пыталась их остудить и дать покой утомленным суставам. Задорная девичья улыбка играла на ее губах, в глазах светилось откровенное кокетство, и – о, чудо! – они закружились вместе под музыку. Соня глядела на них, разинув рот от удивления. Надо отдать ему должное, мужчина вел прекрасно. Его спина была идеально ровной, а движения отточены, словно у профессионального танцора. Соня расслабила плечи: конечно, вот и объяснение его костюму – артист, актер, человек сцены.

Бабушка словно не знала устали: она все кружила и кружила в танце, не отставая от своего кавалера, и даже умудрялась время от времени что-то щебетать ему на ухо, заливаясь смехом. А когда они приблизились к Соне, ей открылось безоговорочное обожание в глазах женщины.

«О боже, это безумие какое-то», – подумала Соня, и тут же отмахнулась от этой мысли. – «Это ведь ее внук, или сын, или какой-то родственник, верно? Скажите, что это так.» Но когда музыка прекратилась, а старушка, преданно глядя ему в глаза, потянула его руку к себе и нежно коснулась губами пальцев, никаких сомнений не осталось. Соня сдавленно выдохнула, не в силах оторвать глаз от разворачивающейся перед ней картины. Что за странная пара.

– Филипп, я думала, что больше уже никогда не увижу тебя, – проговорила женщина. – Я и не знала, что тебе нравятся танцы. Ты великолепно танцуешь.

– Ты мне льстишь, – почти холодно отозвался он, но старушка этого, казалось, не замечала. Она продолжала глядеть на него влюбленными глазами.

– Все это время ты помнил обо мне?

– О, да, – усмехнулся незнакомец, и Соне эта улыбка показалась хищной. Затем на его лицо легла печать усталости. – Нам пора, – мягко произнес он, склоняясь к своей спутнице и прижимая свою руку к ее сердцу. Соне на миг померещилось, будто его удлинившиеся черные пальцы цепко ухватились за сердце бедной женщины, а затем сжались. Старушка что-то еще бормотала, но губы ее замедлились, звуки стали невнятными, а лицо побледнело. Затем она выдохнула и тяжело опустилась на землю, а он лишь наблюдал за происходящим, как за чем-то само собой разумеющимся, и когда ее тело осталось неподвижно лежать на плитах, пошел своей дорогой, будто ничего не случилось.

Соня стояла, не в силах сдвинуться с места. Конечности словно задеревенели и перестали слушаться. Потом ступор спал, и она бросилась к женщине. Пульса не было. Впрочем, ничего удивительного, застывшие распахнутые прямо в небо глаза, говорили сами за себя. Соня бессильно опустилась рядом на землю, стараясь глядеть куда угодно, но только не на лицо умершей.

– Что случилось? – низкий коренастый мужчина в переднике бежал к ним от кафе.

– Похоже, умерла, – пробормотала Соня.

– Что? Как? – Он уже был рядом и тоже схватил старушку за безвольную руку. – Первую помощь оказывала или так и просидела? – накинулся он на Соню, потом встретился с застывшими глазами покойной и также поспешил отвести взгляд.

– Бабушка? – спросил он сочувственно, сменив тон и кивая в сторону тела.

– Нет, – покачала головой Соня, подымаясь, – просто мимо проходила.

– Оно и к лучшему, – закивал мужичок. – Видела, что случилось?

– Да, осела вниз, – сбивчиво произнесла Соня. – Сердце, наверное.

– Да, – вздохнул он, – они тут молодость вспоминают, и не всегда рассчитывают свои силы…

– Так это не первый раз? – ужаснулась Соня.

– Не первый, – кивнул он. – На прошлой неделе кавалера увезли, прямо в разгар вечеринки, – и усмехнулся. – Бравый был кавалер, девкам проходу не давал: и старым, и молодым. Даже за внучками бегал, – его лицо расцвело в улыбке. Соня невольно улыбнулась ему в ответ, потом их взгляды снова натолкнулись на женщину, и улыбки тут же растаяли.

– Ты иди, чего тебе тут сидеть, – махнул он рукой, – я вызову, кого надо.

– Хорошо, – Соня отряхнула совершенно чистую юбку и, немного помявшись на месте, пошла в сторону метро.

* * *

Так дико видеть смерть другого человека, скользнувшую рядом, почти задевшую тебя своим плечом. Мы все живем так, словно будем жить вечно. Мы вроде бы и знаем о смерти, но предпочитаем ее не замечать. Эти глаза, безжизненные руки, опадающие, словно плети – все, что останется от чудесных мгновений? От танцев, улыбок, любви? Все сойдет в прах, покинутое, как заброшенный дом? А незнакомец? Почему он бросил ее? Как мог сбежать? Испугался. Конечно, испугался: объяснений и расспросов, неизбежно последовавших бы от прибывших служб. Не хотел распространяться об их таких нелепых отношениях либо вообще скрывался от закона?

Соня вздохнула, прислонившись лбом к холодному стеклу дверей вагона. Сегодня ей было все равно, что о ней подумают остальные пассажиры. Пусть сочтут пьяной, ненормальной – их дело, сегодня ее это не волновало.

Но незнакомец там, в парке, она ведь видела, как его пальцы обхватили сердце или нет? Филипп – так его назвала женщина, страшный Филипп. О нет, он был красив внешне, но от всей этой истории мурашки бежали по коже. Сейчас он едет где-нибудь в своем идеальном костюме, а на губах играет идеальная улыбка, словно ничего не случилось этим вечером – почему-то именно эта картинка ярко вырисовывалась в голове Сони.

– Арсенальная, – прозвучало из динамика, и Соня с радостью приветствовала раскрывшиеся двери и прохладный воздух станции. В этот вечер удушье метро и замкнутое пространство давили на нее, вынуждая рваться на поверхность.

Расскажет ли она кому-нибудь о случившемся? И Соня понимала, что нет. Будто с нее взяли обет молчания, будто о таком рассказывать не принято, словно она увидела что-то постыдное. Тишина казалась единственно правильной. Тишина и забвение. Забыть, выбросить из головы все произошедшее, стереть из памяти костюм, его руки, лицо, имя. Ничего не случилось, просто еще один вечер в парке. Люди умирают, это нормально. Особенно для стариков. Просто приходит время.

Тетя

Четвертая больница оказалась такой же, как и все другие, которые в своей жизни видела Соня. Длинные коридоры, ворчащие технички со страшными ведрами с загадочными надписями красной краской «кор1», «кор2», «опер». Двери с номерами палат и табличками кабинетов. И шаркающие по коридору больные в спортивных штанах, с выдувшимися коленями и обязательными лампасами, женщины в махровых халатах, пытающиеся спрятаться в них от окружающей реальности. И, конечно же, кровати на колесиках, чтоб можно было прокатиться, лавируя между «кор2» и «опер». А еще запах: аптеки, детского сада, навеянного скрывающейся в недрах коридора столовой, и болезней.

– Ой, да не надо было беспокоиться, – причитала тетя Ира, разбирая передачу, которую для нее соорудила Сонина мама. – У меня тут и так все есть.

– Как Вы, теть Ир? – спросила Соня, присаживаясь на край кровати.

– Да ничего, все в порядке. Доктора говорят, скоро буду, как новенькая.

– Ага, и помолодеем все лет на десять, – засмеялась ее соседка.

– Это Тамара Ивановна, – улыбнулась Ира, представляя Соне свою подругу.

– Как сама? Как мама? Как у вас дела?

– Да все, как обычно, – Соня смотрела, как ветер колышет занавеску на приоткрытом окне, а лучи солнца добираются до противоположной стены, где завернутая в одеяло, спит еще одна женщина. Рядом стояло еще две пустых кровати. Палата на пять мест.

– А нового что?

Соня едва заметно вздрогнула на этом вопросе, вспомнив единственную новость, выбивавшуюся из привычной рутины, и тут же постаралась затолкать свои воспоминания поглубже.

– Да ничего, теть Ир. Я ненадолго зашла, мне уже бежать надо, – Соня наклонилась к тетке и, чмокнув ее в осунувшуюся щеку, попрощалась с ней и с соседкой.

– Молодежь пошла – все бегут куда-то, – услышала она напутственные слова Тамары Ивановны.

Что ж, Ире, по крайней мере, не одиноко – она нашла себе подругу по убеждениям. Пусть перетирают кости молодежи и современному миру, лишь бы не впадали в уныние и не думали о своих болезнях, не жалели себя. Те, кто возмущаются и борются, скорее выздоравливают.

С такими мыслями, улыбаясь, Соня почти добралась до лифта. Но тут коридор огласил душераздирающий мужской крик.

– Боже, – Соня шарахнулась к стене, переводя дыхание. Вроде бы не психиатрическое отделение. Так что же? Анестезия закончилась? Затем тишину больницы прорезал еще один крик ужаса.

– Не стой столбом, – заорала на девушку вылетевшая из-за угла санитарка. – У сестер пересменка, помоги. Идем со мной, – не церемонясь, женщина потянула Соню за рукав. Вырываться от нее и бежать, сломя голову, было бы, возможно, и правильно, но вместе с тем жутко трусливо и непорядочно, поэтому Соня подчинилась и последовала за санитаркой. Они вскочили в мужскую палату как раз в тот момент, когда грузный мужчина в возрасте что-то нечленораздельно хрипел, привалившись к стене. Пустая кровать стояла посреди комнаты.

– Что тут такое? – грозно потребовала ответа женщина, откатывая кровать на место и приближаясь к возмутителю спокойствия. Он по-прежнему был невменяем и только сипел что-то с пола. – Что вы тут устроили? – ее голос набирал обороты и уверенности. Она ступала на родную территорию: ей устроили погром и испачкали пол. Гнев был карающим и мгновенным. – Два мужика, сидят тут, и что учудили!

– А я что? – отозвался с дальней кровати второй больной. – Подсадили ко мне какого-то психа. Я что, не в хирургии? Переведите меня в другую палату, я уже давно просил.

– Куда? – развернулась к нему техничка. – У нас одна мужская палата на этаже, сколько Вам можно повторять!

– Тогда что вы от меня хотите? – развел он руками.

– Что тут случилось? – женщина обвиняющим жестом ткнула во всхлипывавшего мужчину у стены.

– А я почем знаю? – возмутился сосед. – Я спал вообще! Пока он меня не разбудил своими воплями…

– А ты, чего нюни распустил? Вставай давай. Вставай, нечего валяться, – она попыталась поднять его с пола, но он был слишком тяжел для нее одной. Тогда санитарка вновь призывно посмотрела на Соню. Вдвоем они с горем пополам сумели водрузить его назад на кровать.

– Чего Вам вздумалось тут истерики устраивать? – сурово спросила она больного.

– Ко мне приходил он, – выдохнул несчастный.

– Кто? Главврач? – подозрительно поинтересовалась техничка.

– Демон, проклятый демон-убийца, с клыками, сочащимися кровью, – глаза больного засветились нездоровым огнем, и обе женщины отшатнулись от него на безопасное расстояние. – Он придет за всеми нами. Проклятый страж смерти, но я ему так просто не дамся, не-ет.

– Ого, на каких лекарствах вы их тут держите, – нервно пошутила Соня, пытаясь разрядить обстановку. Но женщина лишь кинула на нее уничижительный взгляд.

– Что случилось? – в комнату влетела сестра, на ходу завязывая халат.

– Да вот, нервный срыв, – констатировала санитарка, и, заметив возмущение на лице пациента, стала укладывать его в кровать, как малого ребенка.

– Ты ложись давай, родимый, вот так, хорошо. – Подложила ему подушку под голову и накрыла одеялом. – Поспи немного, глядишь – демоны и исчезнут.

В то же время сестра уже делала ему укол в вену.

– Он приходил за мной, – уже вяло, почти не сопротивляясь, пробормотал мужчина и через несколько секунд закрыл глаза.

– Чего он разбушевался? – спросила сестра, убирая шприц.

– Демоны привиделись, – пожала плечами санитарка, недовольно глядя на бардак в палате. – А вас где так долго носило, когда вы нужны?

Затем они, ссорясь, вышли из палаты. А Соня так и осталась стоять, совершенно позабытая всеми. Но как только она направилась к двери, сосед снова подал голос.

– Простите, девушка, вы мне не поможете? Не могли бы вы тут немного посидеть, ну, на случай чего и за вещами приглядеть. А я бы сходил попросился куда на другой этаж. Сами понимаете, – он кивнул в сторону мирно спящего безумца.

– Хорошо, – Соня покорно опустилась на свободную кровать. После всего произошедшего она еще не пришла в себя и потому не вполне отдавала себе отчет в том, что делает. Иначе ни за что не согласилась бы остаться с ненормальным наедине.

Пациент пулей вылетел в дверь. Человек-ракета – иначе и не скажешь. «Что он тут лечит? Уж точно не ноги», – подумала Соня. А потом все звуки затихли, и больше никто не показывался. И о ней, и о странном пациенте все забыли. Соня встала, походила по комнате, от скуки даже выглянула в окно.

– Нет, пожалуйста, – мужчина на кровати захныкал, словно ребенок во сне.

Соня обернулась в его сторону и обмерла. У его постели сидел тот самый человек, которого она видела со старушкой в парке. Только теперь он был одет в джинсы и легкий джемпер на голое тело. И даже в этой простой одежде он умудрялся выглядеть благородно. Соня невольно засмотрелась на идеально гладкую кожу его груди, видневшуюся в вырезе. От него исходило ощущение силы и опасности, настолько острое, что собственная воля тут же выбрасывала белый флаг.

На этот раз его руки потянулись к животу несчастного, и Соня с ужасом увидела, как его пальцы погрузились вглубь. Когда они добрались до внутренностей, пациент издал длинный истошный вопль.

Крик выдернул Соню из ступора, и она со всех ног бросилась в коридор. Странно, но незнакомец даже не попытался ее остановить. Настолько был увлечен или самоуверен? Теперь Соня не сомневалась, что он причастен к смерти женщины. «Внук» из парка оказался маньяком-убийцей, приканчивавшим свои жертвы изощренным способом.

– Сестра! – Соня неслась по коридору, не разбирая дороги.

– Тише ты! – ухватила ее санитарка. – Нам тут и так криков хватает! Таня уже бежит с лекарством. Сейчас ему двойную уколем – и все будет хорошо.

– Но его же там… он же… – начала Соня и запнулась. О чем она говорит? Незнакомец, наверняка, уже снова успел улизнуть. А если она продолжит, то с учетом того, что рассказывает пациент, ей вколют следующую порцию успокоительного и уложат на соседнюю кровать. И где тогда гарантия, что незнакомец не вернется за ней, и она не станет следующей? Соня открыла рот и закрыла его вновь, хорошенько все взвесив.

– Да, конечно, – кивнула она санитарке. – Мне пора, – добавила чужим охрипшим голосом.

– Давай, иди, – кивнула женщина, направляя ее в сторону лифта. – И, спасибо.

Соня кивнула в ответ и зашагала к лестницам: там всегда курят врачи – не так страшно, что кто-то застигнет тебя один на один.

Соня никогда не считала себя трусихой, но теперь она без конца озиралась и вздрагивала каждый раз, когда кто-то из персонала или больных оказывался к ней слишком близко. Она преодолевала лестницу, словно полосу с препятствиями, задыхаясь, несмотря на то, что двигалась достаточно медленно. Наверняка ее глаза были расширены от ужаса, но это место изобиловали людьми с проблемами, и только потому, наверное, на нее никто не обращал внимания. Ползущая вдоль стены, беспрестанно озирающаяся и дышащая, как паровоз. Но ей мерещилось, что страшные руки незнакомца вот-вот вырастут прямо из больничной стены и дотянутся до нее, достанут, сожмут – и тогда ей конец. Было во всем этом что-то, отдающее откровенным сумасшествием, ведь то, что она видела, не могло происходить на самом деле. Люди не умеют опускать руки в чужую плоть, словно в воду. Она видела такое только однажды, по телевизору, и те люди были с далеких островов, их называли, кажется, хилерами, да и то всем было ясно, что это лишь фокус. Быть может, она нанюхалась чего-то в той ненормальной палате, или часть лекарства каким-то образом попала в ее кровь. Любое самое фантастическое предположение было лучше, чем поддаться панике. Страх сковал ее сердце не хуже рук незнакомца, но пока Филиппа не было видно, она способна еще была убегать и бежала. Пусть каждый шаг давался с бесконечным трудом, все же это было бегство. Она заставила себя дышать медленнее, всмотреться в людей вокруг, успокоиться. Она в безопасности, в безопасности, – как заклинание, твердила Соня снова и снова.

Случайное ДТП

Дороги были запружены, как всегда. И, когда им удалось вырваться из пробки, Денис надавил на газ, и машина, взвизгнув, понеслась по окружной.

– Денис, что ты делаешь? – возмутилась Соня, а он лишь скорчил гримасу в ее сторону.

– Ну ты и трусиха, Софья. Как ты вообще будешь по городу за рулем ездить?

– Вот я и не езжу. Потому что все дороги уже заняты психами, – огрызнулась Соня.

– Да ладно тебе, – примирительно произнес он, и похлопал ее по коленке.

Она ненавидела такие моменты. Формально Денис был ее босом. И ей не стоило портить с ним отношения. Но когда он так себя вел, ей хотелось треснуть его от всей души, чтобы он больше никогда и нигде не прикасался к ней так, словно она его собственность.

– Ладно, забыли, – кивнула она. – Только езжай спокойнее, пожалуйста.

– Да пожалуйста, могу вообще ползти, – он демонстративно перестроился в другой ряд и переключился на третью передачу.

– Что там, снова пробка? – Соня обеспокоено посмотрела на очередное скопление машин впереди.

– Здесь не должно быть, – нахмурился Денис, перестраиваясь влево. – Видимо, авария.

Машины толпились, пытаясь объехать место аварии. У бордюра стояла развернутая фура, возле нее – разбитая в хлам легковушка. На тротуаре невдалеке лежало уже накрытое тело, из-под ткани только торчали ноги в туфлях. А на проезжей части лежал еще один человек, парень, совсем еще ребенок. И над ним склонился… Филипп, в потертых джинсах и футболке. Парень явно боялся, потому что его глаза были широко распахнуты от ужаса. Но по мере того, как Филипп что-то ему говорил, подросток понемногу успокаивался и, наконец, совсем безразлично посмотрел вверх. Тогда Филипп обхватил его голову руками – и снова у Сони появилось это ощущение ирреальности происходящего, когда его пальцы прошли сквозь череп пострадавшего – и сжал их. Глаза парня закатились и, издав хрип, он отошел в лучший мир.

– Срань господня, что там происходит такое? Чувак только что откинулся, так? – Денис не мог рассмотреть все, как следует, вынужденный постоянно отвлекаться, чтобы выруливать между машинами. Он лишь время от времени бросал взгляды в правое окно.

– Да, он умер, – проговорила Соня непослушными губами. Тем временем в правое зеркало она увидела позади, как незнакомец поднялся и на виду у десятка свидетелей, никем не удерживаемый, спокойно пошел своей дорогой.

– Что же это такое, – прошептала Соня, холодея. Как он мог так делать? Что происходит? Его никто не видит, кроме нее? Ну, и кроме жертв, которые видят его по-разному. Мужчина в больнице видел демона. Старушка в парке – Филиппа, от которого ей явно не хотелось убежать в ужасе. Возможно, Филипп был кем-то, кого та знала в прошлом. Вырисовывалась совершенно безрадостная картина: Соня видит некоего призрака, кормящегося смертью других людей? От подобных мыслей пробирал мороз. И не слишком ли много смертей выпало на ее долю в последнее время?

Денис всю оставшуюся дорогу ехал спокойно, соблюдал правила и даже пристегнулся. Похоже, на него увиденное тоже произвело эффект. Его рука больше не тянулась к коленям Сони, а шутки закончились, наполнив салон автомобиля тишиной. Неужели он никогда всерьез не задумывался, к чему может привести его езда? Тоже верил в то, что бессмертен? Как все мы, безумцы, строящие свою жизнь из песка, готового рассыпаться в любую секунду. Ничем не лучше бабочек-однодневок, возомнивших, что доживут до следующего лета.

– Жутко как-то, да? – заговорил он.

– Да, – согласилась Соня скорее со своими мыслями, чем с тем, что имел в виду Денис.

– Может, надо что-то в жизни исправить? Я тут подумал…

– Да?

– Давно на рыбалку хотел. Завтра возьму отгул и поеду, – он усмехнулся и, крутанув рулем, выскочил в боковую улицу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю