332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дарья Сорокина » Новенькая для коменданта (СИ) » Текст книги (страница 17)
Новенькая для коменданта (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 15:30

Текст книги "Новенькая для коменданта (СИ)"


Автор книги: Дарья Сорокина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 19 страниц)

Глава 29

Погода в день танцев стояла отвратительная. С самого утра зарядил проливной дождь, и мне стоило больших усилий, чтобы не разогнать тучи над Нуриджем, это бы заметно ослабило меня, а мне ещё предстояло следить за порядком на танцах. Танцы… Гидеон ещё не вернулся, и ни Генри, ни Мантинора не знали, куда он уехал.

– К своим родителям просить благословения на ваши отношения, – предположила Джинджер за завтраком, и Хлоя закатила глаза.

– Тётя Ронни и дядя Тристоф пока не в курсе. Если бы они только узнали, что братик положил на кого-то глаз, то первыми нагрянули в академию с поздравлениями, затискали бы Ло, чем жутко бы смутили нашу задумчивую погодницу. Эй, Ло, ты с нами вообще?

Хлоя помахала у меня лицом.

– Каша сама себя не съест.

– Извините, задумалась. Родителей Гидеона зовут Ронни и Тристоф?

Уж у кого бы пришлось допрашиваться благословения, так это у моего отца, даже представить страшно его ответ.

– Да, и они чудесные. Ты обязательно им понравишься, – подбадривала Хлоя.

– Им кто угодно понравится, если та не бросит нашего капитана перед свадьбой, прислав кольцо в конверте с короткой запиской, – заметил Генри и мрачно отхлебнул уже остывшего чаю.

– Смотрите-ка кто сегодня не в настроении, – Джинджер попыталась ткнуть Мокбрайта вилкой, но он поймал её руку на полпути.

– Полегче, Риандер, твои мысли и намерения я слышу прекрасно в отличие от мыслей тех ребят.

Генри кивнул на столик, за которым сидели люди Боварда Леминбрюка. Они прибыли в Нуридж накануне вечером, и всем оставалось только гадать, зачем мой бывший жених обзавелся такой внушительной свитой из боевых магов. Десять, если не считать невысокую девушку, опутывающую наших гостей плотным коконом ментальной защиты.

– Мантинора бы не пустила тех, кто может нам навредить, так ведь? – тихо спросила ребят.

Генри лишь хмыкнул.

– При всем моем уважении к нашей магистрессе, но она очень легко поддаётся влиянию. Этот Леминбрюк мог наплести ей что угодно. Например, что это наши новые преподы, или что они будут следить за порядком во время танцев. Где капитана носит, демон его задери?!

Меня терзал тот же вопрос.

После появления незнакомцев студенты перестали ходить по одному, сбивались в стайки и с опаской поглядывали на пришельцев, но даже это не могло испортить всем настроение перед вечерним праздником, чего не скажешь обо мне. Я даже созрела до разговора с Мантинорой, но не нашла её ни в кабинете Гидеона, ни в аудитории призыва. Пришлось возвращаться к себе ни с чем. Зато в моей комнате меня ждал настоящий сюрприз.

– Сюрприз! – именно это и прокричала Ви перед тем как стиснуть меня в объятьях.

– Ты что тут делаешь? – я даже не пыталась вырваться из её смертоносного захвата, просто сдалась на милость своей старшей сестре.

– Ты не рада? – она отстранилась и заглянула мне в глаза.

– Не говори глупостей, конечно, я рада. Просто это немного…

– Неожиданно и приятно? – пришла мне на помощь Вивеке и быстро усадила на стул.

Я только и делала что смешно открывала рот, не зная, что спросить у неё. Как минимум, мне было интересного, какого черта на ней такая же форма, как у тех магов из столовки.

– Ты теперь работаешь на Леминбрюков? – спросила её в лоб, и сестра лишь пожала плечами.

– Военные действия на границах окончены, миротворцы следят за порядком, и я временно подалась в наёмники, как и многие боевые маги.

– И какую работу ты выполняешь для Боварда?

– Во первых, я тут не по работе, – сообщила Ви и взяла со стола расчёску. – Я пришла помочь моей сестренке собраться на танцы. Мы так мало времени проводим вместе, вот я и поехала за твоим женихом.

– Бывшим женихом, – поправила её, и тут же поморщилась, когда Ви неосторожно вырвала мне пару волосков.

– Как скажешь, милая. Как скажешь.

Что-то было не так. В её виноватом взгляде, в дёрганных движениях, в пульсирующей на зубьях расчески магии.

– Я не вижу твоего платья на танцы, Ло. Ты же не в той шинели пойдешь сегодня?

Сестра указала на висящий у кровати тренчкот от Хлои.

– Именно в ней. Мы с Гидеоном будем вместе следить за порядком. Бовард может отозвать своих людей, мы справимся вдвоем.

– Но я пока не вижу капитана Дайхарда в академии. Он в разъездах?

– Он придёт, – твёрдо ответила сестре. – Он обещал.

Разговор с Ви как-то не ладился. Она шутила не в попад, нахваливала Леминбрюка, отводила взгляд и продолжала терзать мои волосы расческой, пока не собрала их в высокий хвост.

– Ты все ещё носишь его? – Вивека невесомо коснулась кулона на моей груди.

– Всегда. Никос починил его.

– Никос? – она брезгливо поморщилась. – Это тот малолетний преступник, который чуть тебя не убил?

– Он не преступник, просто парень, который запутался, Ви. Он хороший человек, как и все в этой академии.

– Хорошие парни не скидывают пассажиров с поезда. Вот уж не думала, что Гидеон пристроит его сюда после всего!

А вот сейчас Вивека была настоящей. Не наигранные эмоции рвались наружу, и деревянная ручка расчёски почернела от жара, исходящего от ладони моей сестры.

– Хей, Ви. Проблемы с самоконтролем это моя фишка, – улыбнулась ей. – Просто поверь моему чутью. Ладно?

Она быстро встряхнулась и крепко взяла меня за плечи.

– Ты же понимаешь, Ло, что я люблю тебя? Я все делаю только ради тебя?

Мне не понравился надрыв в её голосе, мне вообще не понравился весь наш разговор, но я лишь обняла сестру, лишь бы она перестала тревожиться. В конце концов она сейчас между двух огней из-за нашей с папенькой ссоры, её можно понять.

В танцевальный зал мы пришли вместе. С потолка, как и было задумано, падали желтые листья, касались земли, приземлялись на головы парочек и рассыпались искрами. На столиках стояли фонтаны с напитками, по стенами то и дело пробегали молнии, а ребята на сцене уже представили первую песню.

Он должен прийти. Он обязательно придёт.

Маги Боварда лениво прохаживались между танцующими, и я окончательно почувствовала себя лишней и какой-то нелепой. Без пары и без работы.

– Прелестно выглядите, госпожа Ранвей, – меня мягко коснулся голос Белинды. – Потанцуем?

Она тоже не надела платье. Новенький костюм для верховой езды смотрелся на ней идеально, подчеркивая умопомрачительные формы нашей целительницы.

– Конечно, госпожа Флюгз.

– Белс, – поправила меня женщина, и я позволила ей вести. – Паршивец Гидеон опаздывает, и я просто не могу позволить этому халеному стервятнику увлечь тебя танцем.

Она подмигнула мне и крепче прижала за талию.

– Если вы про Боварда, то я не буду с ним танцевать, – смущенно ответила Белинде, а она лишь игриво рассмеялась.

– Конечно, не будешь. До прихода мерзавца Дайхарда ты только моя, Элоиза, а если он не придёт, я и поцелуй твой украду. Будет знать, как обманывать честных девушек.

Я натужно рассмеялась, хотя угроза Белс совсем походила на шутку.

Бовард и правда порывался пригласить меня, но Флюгз всякий раз одаривала его таким уничижительным взглядом, что он забывал о своих намерениях.

Гидеона все не было, а мне бережно передали в руки Хлои и Джиндер, которые взяли меня в кольцо и задорно отплясывали под разнузданный мотив, который наигрывала группа. Вскоре к нам присоединился Фли с одноклассниками. Все пытались отвлечь меня и защитить от Леминбрюка, и я вскоре перестала обижаться на Гидеона. Будут и другие танцы, а сегодня я увидела, что вовсе не одинока, и у меня больше друзей, чем я могла вообразить. Не хватало только зануды Генри, который так и не пришел на праздник.  Кое-как вырвавшись из круга, я вернулась к своему бесполезному патрулированию, но в зале и без моих стараний было все спокойно, и я решила пройтись по коридорам и разогнать целующиеся по углам парочки.

От моего строгого взгляда и пляшущей на ладони тучки разбежались почти все.

– Остужу и ваш пыл, ребятки, – пригрозила двум подросткам, притаившимся за бюстом одного из бывших комендантов крепости.

Я уже собиралась вернуться в зал, как уловила настойчивый стук по моему ментальному барьеру.

– Генри?

Он уже не стучал, он ногами колотил в дверь. Чокнутый.

– Ло. Срочно. Найди Белс. Иди на мой голос. Гидеон…

Имя своего капитана Генри произнёс с каким-то отрешением, заставив моё сердца сжаться от ужасных догадок. Но своим отрывистым сообщением Мокбрайт дал мне ясно понять, что времени на это у меня нет, и я поспешила обратно в зал.

Найти Белинду оказалось несложно, она сама словно высматривала меня в зале.

– Мне начинает казаться, что ты меня избегаешь, Элоиза, – спросила она пугающе томным голосом.

Да, наша целительница навеселе! В такой-то момент!

– Некогда, госпожа Флюгз. За мной.

Я схватила её за руку и потащила к выходу, стараясь, чтобы со стороны казалось, что я просто увожу подвыпившую преподавательницу отдохнуть.

У выхода меня нагнала Ви.

– У вас все в порядке? – спросила сестра встревоженным голосом.

– Конечно, вот веду госпожу Флюгз в её покои, подменишь меня?

Вивека нахмурилась, я же перебарывала дрожь во всем теле и старалась не смотреть на людей Боварда, которые стягивались к нам из темных углов.

– Да, Ло. Можешь на меня рассчитывать, – он кивнула, а затем отдала знак наемникам, и они вернулись на свои места.

Что здесь происходит, черт возьми?!

– Элоиза-а-а, – протянула Белинда. – Я не хочу уходить!

А вот теперь и Белс пришла в себя, и активно мне подыгрывала, чтобы моя сестра окончательно расслабилась и не начала сомневаться. Даже думать не хочу, что она в чем-то замешана, но все это выглядит до ужаса странно.

Только когда мы миновали несколько коридоров и лестничных пролетов, Флюгз встряхнулась и сжала моё плечо.

– Выкладывай, что происходит? Куда мы так несемся?

– Генри связался со мной. Что-то случилось с Гидеоном. Им нужна помощь.

– Так и знала! – целительница выругалась. – Быстрее.

Голос Генри в моих мыслях становился все громче и вел нас к воротам из замка, у которых тоже стояла стража Боварда. Я уже собиралась свернуть к другому выходу, как Белс достала несколько стеклянных шаров и бросила солдатам под ноги.

– Задержи дыхание, Новенькая, – приказала целительница и приложила к своему лицу ладонь. Магический респиратор тут же сгустился вокруг её носа и рта, а вот у меня и намемников реакция была куда хуже, двое упали, надышавшись едкого дыма, а у меня подкосились ноги.

Белс подхватила меня под руки и рванула на улицу.

– Знаешь, как говорят. Сначала надевай маску на себя, а потом на детей, – посмеивалась целительница, пока я откашливалась, стоя на четвереньках, и пыталась отдышаться.

Белинда помогла мне встать, и мы вновь последовали за уже слабеющим голосом Генри. Парню было плохо, и он едва оставался в сознании.

– Что-то не так, – прокомментировала я вслух.

– Сама вижу, – мрачно подытожила Белс, когда мы увидели два силуэта на земле.

Гидеон лежал без чувств, а Генри вливал в его тело свою энергию. Судорожно, неумело, он расплескивал силу, дрожал и плакал.

– Я не могу… не могу. Почему так? Что ты наделала Алоиза?!

Парень поднялся на ноги и схватил меня за ворот.

– Ты… Все из-за тебя. Наш капитан. Он мёртв!

Белинда не церемонясь вырубила Мокбрайта ударом по шее и тяжело вздохнула.

– Ты не виновата, Ло.

Она склонилась над телом Гидеона и горестно провела руками надо его грудью, пока я изо всех сил сдерживала растущий в глубине крик.

– Это должно было случиться. Ты тут не при чем. Столько лет держать в себе тьму…

Белинда пыталась стянуть ужасные рваные раны, а я беспомощьно заливалась слезами. Я как раз и повинна в этом. Моя тьма однажды нанесла эти раны. Гидеон предупреждал меня, что наши игры вредят его здоровью, и вот к чему это привело теперь… Это я. Я виновата. Моя неосторожная мысль или обида заставила тьму грубо вырваться из тела капитана.

– Я убила его… – я рухнула рядом на колени.

Хлесткий удар по щеке заставил прийти в чувство. Белинда смотрела не зло, но с явным осуждением.

– Не смей хоронить Гидеона раньше времени. Он ещё жив, он борется. Смотри.

Она поднесла мою ладонь к его груди, и я уловила слабое сердцебиение под сломанными ребрами.

– Тот, кто сотворил это, хотел, чтобы все подумали на тьму, – задумчиво проговорила целительница. – Но это не так, ты же почувствовала, да?

– Тьма внутри, – прошептала я. – Очень мало. Крохотный осколок в сердце. Это он не дает Гидеону умереть?

Белс кивнула.

– Что тогда, что сейчас она так сильно хочет его спасти.  Разве так поступают злые духи и стихии? Сколько боли они оба вытерпели в этот миг, когда их пытались разлучить.

Почему же я ничего не почувствовала, как я просмотрела такое?

Быстро вытерла слёзы.

– Бовард. Тьма предупреждала о нем. Это он. Он это сотворил. Боюсь, моя сестра ему помогла.

Флюгз тяжело вздохнула и сжала мою руку.

– Иногда близкие делают ужасные вещи из любви. Возможно, твоя сестра видела в Гидеоне и его тьме угрозу. Не будем спешить с обвинениями. Сначала мы должны помочь капитану. Те, кто желал ему смерти, должны поверить в гибель Гидеона Дайхарда. Его бросили здесь не просто так.  Они хотели, чтобы его нашли ученики и сделали неверные выводы, как наш малыш Генри.

Парень заворочался и простонал от боли.

– Просыпайся, Мокбрайт, нам нужна твоя помощь, – толкнула его Белс. – Ты должен закрыть наши мысли от людей Боварда. Готов убедить всю академию в том, что капитан мёртв?

Генри шмыгнул распухшим носом?

– А это не так?

– Отлично. За дело, – командовала Белинда. – Нужно отнести Гидеона в замок.

Я кивнула и быстро спрессовала воздух в плоское тугое облачко. Пощупала его. Должно выдержать. Пока Флюгз и Мокбрайт грузили капитна, я огляделась. Ветки кустарника неподалеку были обломаны, и я запустила внутрь руку. Портфель..

– Белс! Смотри.

Целительница одобрительно кивнула.

– Отлично, Ло. Забирай, восстановим хронологию и выясним, куда ездил Гидеон. Вряд ли бы он без причины организовал такую длительную поездку посреди года.

У ворот в замок стражи уже начали приходить в себя, и Генри быстро подправил им воспоминания, стерев нападение Белинды. Он попытался залезть им глубже в мысли, но тут же натолкнулся на мощный барьер.

– Их защищает сильный ментальный маг, задену барьер, и об этом тут же узнают. Мысли наемников надежно охраняют, – шепнул нам парень.

Меня же волновало не это. Мне не хотелось верить, что моя сестра бросила умирать своего бывшего капитана в грязной канаве. За что она поступила с ним так? Вот только вопросы мне предстояло держать при себе. Белс четко дала понять, что мы должны подыграть в этом спектакле и дружно обвинить во всем вероломную тьму, которая бесследно исчезла.

Судя по взволнованному ропотоу и топоту ног, весть о случившимся прокатилась быстрее, чем мы думали. Студенты сбегали с лестницы и в ужасе смотрели на парящее облачко с телом своего капитана. Я магией очертила барьер, чтобы никто не подошёл ближе, а Белинда горестно сообщила, захлебываясь слезами:

– Гидеона Дайхарда убила тьма.

Глава 30

Прошло две недели с того момента, как мы отыскали раненного капитана. Нам троим было непросто обманывать всех вокруг и организовывать фальшивые похороны, благо Генри помогал нам держать эмоции под замком. Тяжело видеть боль окружающих и не иметь возможности успокоить их. Даже Джокаста расчувствовалась во время панихиды, она неприлично громко рыдала и винила себя, что не предупредила ректора об опасности.

Никто бы не усомнился во всеобщем трауре.

По завещанию капитана его тело опустили на лодку и толкнули в открытое море. Мы с Генри объединились для создания мощной иллюзии, и я запустила прощальный огненный вихрь, сжигая на горизонте фантомную лодку, пока Мокбрайт прятал ото всех настоящую. Поздно ночью мы пригнали её обратно к форту и спрятали в гроте, который Белс заранее оборудовала под больничную палату.

Мантинору Блекстрём сняли с должности временно исполняющей обязанности ректора. На этот пост заступил Бовард Леминбрюк. Он туманно пообещал привести академию в порядок и покрутил что-то на запястье. Уверена, подлец прячет там браслет, считывающий мой гнев. Благо Генри помогал мне вводить артефакт в заблуждение и маскировал мою ярость под скорбь. Надеюсь, мерзавцу максимально неуютно от моих слез!

Уроки проходили к гнетущей тишине. Как я и обещала, мы начали работу над флорариумами. Пугающе неразговорчивая Джинджер принесла горшки с подготовленными растениями, и мы без особого энтузиазма провели жеребьёвку.

– Задача создать внутри ваших капсул целую экосистему, – бубнила я, чувствуя себя предательницей.

Все, включая Джи и Хлою, заслуживали знать правду о капитане! Но мы пока сами не представляли, с кем имеем дело, а Гидеон не спешил просыпаться.

После занятий я в который раз пролистывала документы из портфеля Гидеона. Восстановить события, предшествовавшие трагедии, было несложно. Он ездил в Анкридж, привез дела  студентов, которых планировал перевести в академию. Ничего странного в этой поездке не было, кроме выбранного времени. Со слов Белс он обычно посещал тюрьму весной.

Почему же в этот раз он нарушил традицию?  Никаких записей, подтверждающих мою догадку, я не обнаружила. Кроме дела несправедливо обвиненной прорицательницы, ничего интересного я не нашла. Водила пальцами по карандашным заметкам на полях и даже не сдерживала слёзы. Пусть Бовард видит, что натворил!

Ближе к ночи в дверь комнаты постучали, и я быстро убрала зачитанные до дыр записи под подушку.

– Это всего лишь я!

Голова Генри показалась в дверном проёме.

– Можно зайти?

Кивнула, и парень плотно закрыл за собой дверь.

– Нашла что-нибудь?

Я лишь качнула головой.

– Ничего, кроме наших будущих учеников и одной настоящей прорицательницы, предсказавшей крушение поездка. Жаль, что её никто не услышал.

Генри ещё какое-то время постоял на пороге а потом сел ко мне на не заправленную постель и прижал ладони к лицу.

– Мы должны сказать Хло и Джи. Их боль. Боль всего Нуриджа. Это просто невыносимо. Я чувствую их. Чувствую всех. Я так больше не могу.

Я не могла так виртуозно читать мысли, как Генри, да и запредельными эмпатическими способностями не обладала, но сейчас в звенящей тишине моей комнаты страдания Генри были настолько осязаемыми и острыми, что я обняла парня за плечи, надеясь забрать хотя бы частичку.

Он плакал, как ребёнок, и когда успокоился выглядел пугающе злым и решительным.

– Они поплатятся, Ло. Все они. За то, что сделали с Нуриджем и с капитаном.

Не поддержала этот порыв. Среди виновников вероятно моя сестра, которую до недавнего времени я считала непогрешимым героем.

– Но нам нужна помощь и план.. Нахрапом мы их не возьмем, – попыталась вразумить Генри.

– У тебя есть идеи?

Я посмотрела на свою подушку, под которой лежали дела узников Анкриджа, и улыбнулась.

– Есть одна зацепка. Поможешь?

– Говори.

До глубокой ночи Генри перезачаровывал мой нашейный обруч. Делал он это медленно и осторожно, словно одно неверное движение, и мне оторвёт голову. Но давать Боварду такую фору мы просто не могли. Мои эмоции рано или поздно могут меня выдать. К концу мы с Мокбрайтом выдохлись оба и не заметили, когда отключились и уснули. Утром меня ожидало неловкое пробуждение с секретарём Гидеона в одной постели. К счастью, Генри был смущён ещё сильнее, пробормотал что-то невнятное, извинился раз двести и выбежал из комнаты. Я даже посмеялась про себя. Что бы ни случилось, а я ещё способна чувствовать простое и человеческое.

Подошла к зеркалу в ванной и взглянула на покрасневшую кожу шеи. Попыталась натереть охлаждающей мазью, но стало только хуже.

– Пришло время для шарфиков, правда? – спросила отражение, надеясь, что оно шутливо ответит мне моим же голосом и обратится утерянной тьмой. Но этого не случилось, как сильно я ни взывала к своей половинке.

– Ты заболела? – взволнованно спросила Ви, подкараулив меня у моей аудитории.

– Не знаю, – нарочито хрипло ответила сестре. – Может быть.

– Проводить до лазарета? – она суетилась вокруг меня. – Я тебе поесть принесу туда. Горячий бульон?

– Я хочу поесть с друзьями, Вивека. А целители мне не нужны. Спасибо.

– Друзья. У тебя есть друзья, – она отчаянно пыталась поддержать разговор, а мне было мучительно тяжело выдавливать из себя слова. Может правда прикинуться больной и сбежать?

– Это так странно? У меня не может быть друзей?

– Нет! То есть могут… Просто раньше твоими друзьями были только книги. Ты так сильно изменилась.

Ты тоже изменилась, Ви. Раньше ты сражалась за честь своей страны, защищала слабых, оберегала дальние рубежи, а теперь прислуживаешь Леминбрюку!

Я даже не пыталась быть милой, и сестра быстро сдалась, молча шла рядом, изредка бросая на меня настороженные взгляды, словно я вот-вот взорвусь и забрызгаю всё вокруг.

Перед входом в столовую скопилась внушительная очередь. Студенты и преподаватели недовольно роптали и чем-то громко возмущались.

– Да вот хоть знаете, кто я? – взвизгнула Джокаста. – Я! Я… известная прорицательница. Как вы смеете лишать меня зрения.

– Приказ ректора Леминбрюка, – монотонно ответил голос наёмника.

Раздался неприятный гул, после которого. Фьюсайт возмущалась уже не так громко, зато остальные в очереди заволновались, и кто-то попытался сбежать, вот только в другом конце коридора их быстро развернули.

– Что происходит, Ви? – нервно спросила сестру.

– То, что давно стоило ввести в Нуридже, – ответила Вивека, глядя себе под ноги.

– В Нуридже все было прекрасно без каких-либо нововведений.

Нововведением оказалась арка, через которую заставляли проходить всех без исключения. Насколько я поняла, она забирала излишки сил у студентов и преподавателей. Сначала Нуридж обезглавили, а теперь решили обескровить. Стиснула зубы и шагнула вперёд, стараясь не показывать свой страх. Ослабленная и без ментальной защиты, я едва ли смогу хранить свой секрет.

– Госпожа Нобераль, вам не обязательно, – наёмник преградил мне дорогу. – Вы здесь из-за глупого недоразумения.

Если кто-то ещё не знал, что я министерская дочка, то теперь это точно стало всеобщим достоянием. Все вокруг уставились на меня как на предательницу. Если кто-то считал меня виновницей в гибели Гидеона, теперь у них точно не останется сомнений, что я заодно с захватчиками.

– Никаких исключений. Я тоже преступила закон, – напомнила наемнику и шагнула к рамке.

– Милая, – по спине липко мазнул приторный голос Боварда. – Я уже давно не злюсь, да и не злился на твою детскую шалость.

Он щелкнул пальцами и выключил арку, лишая меня возможности присоединиться к другим жителям Нуриджа в общей беде.

Вот так парой фраз и одним щелчком меня отсекли от всех, кого я любила. Студенты поглядывали на меня враждебно, и даже Хлоя презрительно хмыкнула и отвернулась.

– Позавтракаешь со мной, Лоло?

– Аппетит пропал, – процедила сквозь зубы и рванула прочь.

За мной никто не бежал, не догонял, не пытался вернуть. Они сделали своё дело, превратили меня в предателя, сделали чужачкой. Учитывая, что в последние недели я и так была не особо разговорчивой, задача у них оказалась слишком простой.

Сама не заметила, как вернулась на свой фульгуритовый пляж и начала кричать в сторону моря.

– Ло, какого черта?!

Подпрыгнула на месте и уставилась на Генри, который прятался за покрытым мелкими ракушками валуном.

– Ты чего тут забыл.

– А не ясно? Прячусь. Если из меня аркой откачают силу, то хана нашей огромной тайне, а мы ни на шаг не продвинулись. Гидеон все ещё спит. Белс ругалась утром последними словами, когда её целителей осушили. Обещала пожаловаться на Леминбрюка в министерство.

Он нервно рассмеялся, а я села рядом.

– Понятия не имею, как отец допустил всё это.

– Спроси.

– Камин работает только в кабинете ректора.

– Мы все равно собирались туда сегодня. Джин вопросов лишних не задаёт, обещала следить за Бовардом, пока ты свяжешься… Напомни, кому ты собралась явиться?

– Комендант Анкриджа. Рассел Хэммент. Он последний, кто общался с Гидеоном.

Генри поморщился, как от зубной боли.

– Стрёмный мужик.

– Ты с ним знаком?

– Я почти два месяца провёл на его острове, пока капитан не забрал меня.

Взгляд Мокбрайта потускнел, и на мгновение, словно лишился жизни.

– Ужасное место. Обещай, что не задержишься там.

*.*.*

В столовую мне все же пришлось вернуться. Благо мой женишок уже успел свалить, и я набрала целую гору еды для себя и Генри. Парень планировал пользоваться потайными ходами, чтобы не попасться к наёмникам на глаза. Я же набралась смелости и вернулась в свою аудиторию.

Хуже уроков на моей памяти ещё не было. Студентам едва ли хватало сил держать ручки. Зато ненависть и недоверие из них буквально сочились. Даже Джинджер смотрела на меня волком, и мне просто пришлось смириться.

– Я любила Гидеона, – сказала ей после пары. – Я не агент министерства. А Бовард та ещё мразь.

– Ло, – Риандер замерла на пороге, а затем рванула ко мне и повисла на шее, источая терпкий запах специй и заставив меня чихнуть. – Я знаю это.

Она шмыгала распухшим носом и терлась им о мой воротник.

– Никто в здравом уме не полюбит этого лощеного гада. Хотя стражник Дентар очень красноречиво на него поглядывает, – девушка привычно потянулась к своему рукаву, но тут же остановила себя. – Прости.

– Нет, Джи. Сейчас мы как раз должны быть собой. Писать пошлые рассказы, пакостить, подтрунивать над Мантинорой. Мы – это Нуридж даже без капитана. Нельзя позволить им победить нас.

Она улыбнулась и достала свиток из рукава.

– Я пропущу их через ад любви и страданий! – грозно пообещала Джи и улыбнулась. – Спасибо тебе, Ло. Из тебя получится бы отличный капитан Нуриджа.

Улыбнулась ей в ответ, чувствуя, как к глазам подступают слезы, а затем Джинджер достала из рукава сшитую тетрадь и протянула мне.

– Он жив.

Я даже вздрогнула от этих слов.

– Не по настоящему, конечно. Я сочинила, что всё хорошо. Гидеон победил Леминбрюка, освободил Нуридж. Там ещё есть несколько постельных сцен, можешь пролистать.

Прижала к груди сочинения подруги. Каждый спасается по своему в эти дни.

– Я все исправлю, Джи. Обещаю.

Она кивнула.

– Разумеется, исправишь. А мы поможем.

Строго в назначенный час по замку начало распространяться омерзительное зловоние, сшибающее все с ног. Риандер не подвела. Я повторила заклинание Белинды, прижав ладонь к лицу и поспешила к бывшему кабинету капитана Дайхарда. Все срочно рванули разбираться с внезапной проблемой, и у меня было не так много времени, чтобы связаться с комендантом Анкриджа.

Закрылась в кабинете, распахнула окно и выдворила смрад наружу. Пальцы дрожали, и едва могла выбить искру, чтобы разжечь магическое пламя. Так много вопросов. Так много неясного.

Шагнула в огонь и тут же очутилась в комнате до боли напоминавшей кабинет Гидеона. Старые карты, потрепанные книги, письменный стол, заваленный бумагами и ошарашенный мужчина, смотрящий на мой огненный образ.

– Комендант Рассел Хэммент.

Я поклонилась, не зная с чего начать, а начальник Анкриджа сделал большой глоток из дымящейся чашки и даже не поморщился. Короткостриженные седые волосы, глаза неизвестного оттенка, словно меняющие цвет от светло серого до голубого. Странный, немного пугающий, если бы не усмешка.

– Милая леди сейчас представилась или обращается ко мне?

Он хрипловато рассмеялся, а я смутилась.

– Нет, я Алоиза Нобераль, комендант это вы.

Его брови слегка дёрнулись, а улыбка померкла.

– Нобераль, – Рассел поигрался с моим именем на языке. – Как много в этой фамилии, как мало я понимаю. Расскажи мне, Нобераль, зачем ты пришла. Явно не за соболезнованиями по моему погибшему другу.

– Другу? – у меня перехватило дыхание.

– Ты смеешь находиться в его кабинете, Алоиза Нобераль.

Он швырнул в меня чашкой и я инстинктивно выставила вперёд руку. Фарфор разлетелся у меня за спиной, пролетев через мою же проекцию.

– Гидеон вам друг? – с отчаянной надеждой спросила я, намереваясь сделать глупость.

– Был другом.

Рассел не лгал, я чувствовала это через огонь и расстояние, а может мне нужен был такой могущественный союзник.

– Капитан Дайхард жив. Пока жив. Мы прячем его от недругов. Прошу помогите нам.

Вот и всё. Я сдала нас. Рассказала всё.

Долгое мгновение. Моего призрачного лица коснулась мощная магия. Комендант проверял меня, искал фальшь в моем признании, и я послушно открыла ему свои мысли. Наивные мечты, страсть, глупые страхи. В один стук сердца у меня не осталось секретов перед Расселом.

Он молчал, а я все ждала волшебного разрешения проблемы.

– Мои руки связаны, Алоиза. Если Бовард действует от имени министерства, то без доказательств его причастности к нападению на ректора Дайхарда я ничего не могу сделать. Я смогу покинуть Анкридж с отрядом и запросить портал в академию, если мне нужно будет задержать настоящего преступника, с которым не справятся законники Нура.

Я посмотрела на свои ладони. Ведь я проделывала нечто подобное, но то была безобидная тучка, что я должна сотворить, чтобы заставить Рассела арестовать меня. На какие сделки с совестью мне придётся пойти, чтобы спасти любимых?

– Я услышала вас, комендант, Хеммет.

– Подумай хорошенько, Алоиза Нобераль, твоя жизнь уже не будет прежней, если ты попадёшь на мой остров.

– Моя жизнь не будет прежней, если из-за меня пострадает ещё хоть кто-то.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю