332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дарья Сорокина » Новенькая для коменданта (СИ) » Текст книги (страница 5)
Новенькая для коменданта (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 15:30

Текст книги "Новенькая для коменданта (СИ)"


Автор книги: Дарья Сорокина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 19 страниц)

Глава 9

Мы с Вивекой сидели в вагоне-ресторане для первого класса, и я уже добрых пятнадцать минут не знала, что же мне выбрать. Одного только сока было за пятьдесят видов, и это не простые яблочные, или апельсиновые фреши. В этих напитках были намешаны фрукты и даже овощи, о которых я читала только в книгах. Моё внимание привлёк сельдерей с морковью. Звучало заманчиво. Произнесла заморское словечко вслух, перекатывая его на языке. Сельдерей. Даже сильнее пить захотелось. Точно, возьму его! Видела этот овощ в рецептах изысканных супов, великие мастера не могут ошибаться, это точно очень вкусно! В первый день я взяла виноградный и сильно пожалела, что не рискнула. Решено!

Дальше меня опять ждал нелёгкий выбор салатов, первый и вторых блюд, десерта. Интересно, где в поезде хранят столько продуктов? Надо бы сейчас наесться вдоволь, папенька доступно объяснил, что такой роскоши в Нуридже не будет. В столовой там готовят одно и то же для всех, зачерпывают еду ковшом из общей кастрюли.

Как же волнительно и интересно! Должно быть, так делают, показать, что все студенты и преподаватели равны. А комендант обедает вместе со всеми, или один? Я отвлеклась от меню и задумчиво прижала руку к груди. Сердце сдавливало мучительно и приятно, но эта боль совершенно не отпускала и не находила разрядки.

Сестра оторвалась от окна  и невесело посмотрела на меня. Который день себя так ведёт, не есть, тяжело вздыхает и почти не общается.

– Что с тобой?

– Скажи, Ви. Это глупо?

– Да, – только и ответила она.

После папенькиной тирады она изменилась. От неё ощутимо веяло холодом и неодобрением, и я никак не могла вернуть свою сестру обратно. Я так радовалась, что она вызвалась сопроводить меня до Нуриджа, а теперь хочу пересесть на другой поезд, лишь бы не расстраивать её более.

– Я же ещё не спросила, Ви.

– Я про всю ситуацию. Мы заигрались, не стоило дразнить коменданта, и уж точно не стоило поступать так с Бовардом.

Что? Теперь и у меня пропал аппетит. Она же поддерживала меня, сама дала совет и помогла написать Дайхарду, даже макияж для нашего ночного спора мне помогла наложить. Сердце заболело сильнее, но уже без приятной истомы, скорее с отчаянием.

– Выходит, только тебе можно сбегать за своим призванием, Ви?

– Я тоже была глупа и эгоистична. Отец популярно объяснил мне, и я с ним на удивление согласна.

– Может, мне тоже объяснишь? А то я ничего не понимаю. Брак по принуждению, письменные отказы от всех академий, тот утренний скандал, а теперь я все же еду в Нуридж. Что происходит? Почему вы себя так ведете?

Вивека вновь избегала смотреть мне в глаза, лишь множа мои тревоги. Теперь я буду додумывать за неё, прекрасно!

– Не хочешь говорить – не говори.

Я зло захлопнула меню и поднялась с места. Остервенелым движение расправила и без того аккуратный подол платья из немнущейся ткани и, задрав голову, прошагала к противоположному выходу из ресторана. Только миновав два последующих вагона и, утонув в облаке табачного дыма в тамбуре, поняла, что иду совершенно в другую сторону от нашего с Ви купе, вот только разгона обида мне дала столько, что возвращаться явно было рано, ещё наговорю сестре гадостей, а потом буду сожалеть. А я совсем этого не хочу! Так редко вижу её, что услышав про то, что она поедет со мной я взвизгнула от восторга. Планировала о стольком поболтать с ней,  спросить про эту ноющую штуку в груди, посмеяться над моей внезапной влюблённостью в капитана Дайхарда и его глаза, цвета крепкого черного чая. Вивека бы мне объяснила, что это просто чувство глубокой благодарности в взрослому мужчине, я бы кивала с пониманием, а после выбросила из головы все глупости и настроилась на профессиональный лад. Все же он мой начальник, и романтике тут не место!

Теперь же я варюсь в целом бульоне из неподконтрольных эмоций, это и ноющее чувство к Гидеону, и обида на отца и смутные подозрения, боль из-за холодности сестры. Ревность, что у коменданта есть возлюбленная, страх неизвестности, волнение перед встречей с учениками.

И что с этим все делать? То же что и всегда – читать! Мало книг я оставила себе в вагоне, нужно дойти до багажного отделения и взять ещё парочку, а заодно чуть-чуть попрактиковаться, хотя бы мысленно.

Взглянула на ладони. Чтобы успешно вести метеомагию мне нужно куда больше, чем тучка. Сжала руки в кулаки. Я справлюсь. Определённо. Жаль в поезде установлены мощные глушители в целях безопасности, и я смогу лишь самую малость прибегать к магии. Но это точно не помешает мне составить блестящий план занятий на этот год!

Настроение сразу повысилось, и даже жуткий плацкартный вагон не смог его испортить. С верхних полок торчали немытые вонючие ноги, на столиках разворачивали шуршащую фольгу с несвежей едой, а жуткого вида мужчины с грозным хлопками обрушивали на столы игральные карты. Прибавила шагу и прижала к лицу носовой платок. Наверно, не стоило забредать сюда в одиночку. С Вивекой и её мечом было бы не так страшно.

Плевать. Возьму книги и быстро вернусь обратно! Ничего со мной тут не случиться, в поезде есть охрана, а в каждом вагоне проводник. Куда я денусь-то с поезда?

– Заблудилась, милашка?

Я даже дёрнулась в испуге, вызывая у кого-то задорный смех. Ко мне никто не приставал, просто шутили, отвешивая комплименты, но в целом все было вполне доброжелательно.

С облегчением добралась до багажного отделения. Перетерпеть обратный путь к своему купе и носу не показывать до конца поездки. Хватит с меня приключений на сегодня.

Приложила пластину билета к дверям, и они послушно разъехались, пропуская меня внутрь. Только пассажиры первого класса и служащие могли сюда заходить. Вот только  в этом вагоне меня ждал весьма неприятный сюрприз. Пятеро работников поезда методично вскрывали багаж пассажиров и рылись там в поисках ценностей. Даже мой чемодан с книгами лежал на боку, и из него вывалились учебники и методички. Кто-то даже оставил отпечаток грязного ботинка на издании Джедидайи Крамера “Техника пилы в преподавании, или отпили все лишнее, но не пили студентов”. Бросилась собирать свои книги.

– Никос, какого-то демона ты не на стрёме? У нас тут незваная гостья.

– Да пошли вы, опять при делёжке заныкаете все самое ценное, сами валите сторожить. Надоело мне получать от вас огрызки!

– Ах, надоело? Тогда сам с ней разбирайся.

С ней, это видимо про меня.

Все дружно отвлеклись от своего занятия и уставились на меня, я же прижала к груди книгу Крамера и попятилась к выходу.

– Я только за этим, – осипшим голосом ответила мародёрам. – Не смею вас отвлекать более.

Теперь-то я с удовольствием бы очутилась в плацкарте и встала за спину тех заядлых картёжников. Не слышала своего перепуганного сердца за руганью преступников и грохотом колёс, но ручаюсь, билось оно очень-очень быстро.

– Очень жаль, красавица, но мы тебя не отпустим. Ты же понимаешь?

– Понимаю, – обречённо ответила парня.

Конечно, я понимала, я же не настолько глупая. Я глупая ровно настолько, что одна сюда пошла, а в остальном я отличница и прилежная студентка.

– Тогда я просто посижу тут, почитаю и подожду, пока вы закончите?

Опустилась на чей-то вскрытый чемодан, спряталась за методичкой и старалась сильно не дрожать.

Они рассмеялись, но в отличие от пассажиров плацкарта, очень недобро.

– Могу вслух, – звенящим голосом ответила приближающимся ко мне парням. – Тут очень интересно.

– Никос, твой косяк. Разберись с этой училкой.

О, какие они догадливые, даже приятно. Училка.

Пальцы Никоса больно вцепились мне в подбородок и задрали голову вверх. Если и этот меня без спросу поцелует, то тучку в поезде я уже не натравлю. Зажмурилась. Может, в этот раз мне даже понравится. Всяко лучше лобызаний Леминбрюка.

Но никаких поцелуев не последовало. Кожу на шее неприятно полоснуло, я ойкнула и увидела в руке Никоса свой медальон с маминым эфиром внутри.

– Эй! Это моё!

Вскочила на ноги и сжала кулаки.

– Верни!

Никос больно толкнул меня, и я опрокинулась обратно на чемодан.

Неприятный хохот окружал со всех сторон, и уже первые слёзы навернулись на глаза.

– Так же нельзя.

– Кто сказал? Я тебе так скажу, красавица, можно. И даже больше. Вставай, – рявкнул он, и я быстро поднялась на ноги, отчаянно прислушиваясь к магии. Тихо, даже весточку Вивеке не отправить, что я в беде. Да и я бы её сюда и не позвала, сестре бы тоже могли навредить.

– На выход, – в руке Никоса холодно блеснуло тонкое дуло револьвера. Ещё никогда на меня не направляли оружие. Даже Ви, показывая свои игрушки, себе такого не позволяли и в шутку. Она лишь объясняла насколько это опасно, и у меня не было ни единого сомнения в её словах.

Слушалась. На негнущихся ногах вышла из вагона, поймав на себе пару сожалеющих взглядов от других безмолвных мародёров. Дурной знак. Попробовать договориться? Да только язык не слушался, а дыхание вырывалось с какими-то сдавленными всхлипами.

– Не в то время приспичило тебе почитать, училка. Не обессудь.

– Пожалуйста, – посмотрела в его колючие серые глаза. Он совсем ещё мальчишка, форма болтается на нем, подростковые узкие плечи, а на коже  красные следы от акне.

– Они меня ни во что не ставят, а вот если я тебе сейчас прикончу, представляешь, что будет?

– Попадёшь в тюрьму?

На миг он призадумался, а после зло оскалился.

– Никто не узнает.

Все это уже не напоминало мне веселую шутку, а учебник Крамера не выглядел надёжной защитой от пули, но я все равно прикрывалась им.

– Но я не чудовище, я дам тебе шанс, скоро будет мост, до воды невысоко, не более трёх ярдов. Не ударишься об опору, выживешь, скорее всего, – он равнодушно пожал плечами. – Плавать умеешь?

– В теории, – нервно сглотнула, гипнотизируя револьвер, прикидывая, что лучше: разбиться о балку, утонуть или словить пулю.

– Тогда попробуешь на практике.

Он приложил карту работника поезда к пластине, и двери на улицу послушно разъехались, впуская порывистый ветер. Он трепал моё платье, размазывал по вискам слезы, резал глаза.

– Прошу, – сердце подскочило к горлу. – Не надо, Никос.

Парень ничего не ответил и лениво взвёл курок. Он прав, за этим шумом выстрела не услышат, а у подстреленной девушки выжить шансов будет куда меньше.

Мост был ближе, чем я не то рассчитывала. Совсем не было время собраться с духом, был только нетерпеливый тычок в спину, и вот я уже шагнула неизвестность к стремительно приближавшейся воде.

Почему-то в последний миг перед ударом я думала не о папе, маме или Вивеке, я не взывала к святым или проклятым. Сознанием я рвалась к Гидеону. Но он слишком далеко и точно не услышит меня.

Удар выбил из груди воздух и вода сомкнулась над головой, отсекая от меня шум уходящего вдаль поезда. Тишина, покой, тягучая ласковая тьма, больше напоминающая дружеские объятья.

Глава 10

За два дня замотался на целый год вперёд. В первый день долго слушал причитания родителей Хельтиды Гросвик, переходящие в угрозы. Ничего нового. Влиятельная семья подала на апелляцию. Неудивительно, девочка успевала по всем предметам, и на неё было относительно мало жалоб от преподавателей. Из службы исполнения наказаний прошение спустили сначала до главы округа, а он, недолго думая, отправил мне.

Никто не хочет брать на себя ответственность, как и ожидалось, а разгребать дерьмишко щедро разбросанное детишками чиновников удобнее моими руками.

Итак. Хельтида Гросвик, единственная дочь Бернарда Гросвика, мэра столицы южной провинции Зондур. Прелестный ребёнок с талантом к изменению внешности. По наклонной пошла, когда ее овдовевший отец объявил о помолвке. С этого дня она начала прикидываться своей будущей мачехой в публичных местах с целью опорочить новоиспечённую невесту. Местные власти закрывали глаза на эти детские шалости, пока Хельтида не взяла в заложники всех посетителей центрального банка под видом будущей леди Гросвик. Замять случай уже не удалось, и вот в Нуридж попала еще одна мятежная душа.

При нашей первой встрече она приняла мой облик и долго и зло дразнилась. Талант я оценил, и в этот же день попросил нашу медсестру-зачарователя выкрасить волосы юной Гросвик в зелёный, чтобы она не дурила других. Девчонка до сих пор смотрит на меня обиженным зверьком, краска магическая, и только Белинда Флюгз знает рецепт противоядия.

– Я буду жаловаться вашему начальству! – пригрозил старший Гросвик. – Я отказываюсь платить за её содержание здесь.

На самом деле он это буквально выплюнул это вместе с потоком отборной брани и обвинениями меня в корысти и злоупотреблении полномочиями.

Генри корчил злые рожи за их спинами, и мне стоило больших трудов не заржать в голос. Хуже, чем сейчас, мне уже не будет. А найти нового дурачка на эту должность не так то просто.

– Если вы перестанете платить, я буду вынужден обратиться в социальные службы, объявив вас малоимущими, что весьма странно для градоначальника, это обязательно вскроется при проверке, будет большой скандал, вас попытаются лишить родительских прав, страшная волокита, да ещё и с оглаской. Это омрачит вашу помолвку, выставит госпожу Гросвик в ужасом свете.

Девушка явно напряглась и дёрнула супруга за рукав.

– Бернард, не пори горячку. Может, ей пока рано домой, послушай, господина Дайхарда.

Я сдержанно продолжил:

– Моё, как вы говорите, начальство доверяет моим суждениям. Хельтида не закончила реабилитацию.

На самом деле девушка уже отлично контролировала гнев и была одной из первых в моем списке на досрочное освобождение. Вот только накануне приезда отца она явилась в мой кабинет, перевернула шкафы с книгами а потом уселась посреди комнаты и разревелась, причитая:

– Не хочу домой.

Генри протянул ребёнку бумажный платок, а я вслух перечислял, сколько правил академии она нарушила своей выходкой, которая теперь точно ставил крест на досрочном освобождении. Хельтида подняла на меня благодарный взгляд. Уверен, после этого зеленоволосая Гросвик вновь станет прилежной студенткой, не приносящей мне проблем, а вот если её отпустить сейчас, в завтра она попадёт уже не в Нуридж, а в другое заведение. Спасаю юные жизни...

Наблюдая за отцом и мачехой, я сделал для себя выводы. Лучше дома Хельтиде не будет, по крайней мере, пока. Ребенку необходимо обрасти панцирем прежде, чем она вновь окажется под одной крышей с новоиспечённой леди Гросвик.

– Ну и дрянь, – брезгливо передёрнул плечами Генри. – Столько ненависти к дочери супруга. Вы правильно поступили.

– Знаю. Но почему-то мне всё равно паршиво. Однажды ей придётся вернуться домой, а я уже не смогу защитить.

– Мы точно говорим о Хельтиде? – ехидно спросил секретарь.

Этот прозрачный намёк не застал меня врасплох, потому что Генри с утра пытался пробить мой ментальный барьер, лишь бы узнать, что я чувствовал из-за непростой ситуации с Алоизой. Прохвост даже не удивился, когда я сообщил ему, что нанял девушку. Сказал, что даже не сомневался во мне. Везет ему. Я не был уверен до последнего момента.

– Да, я говорю о Хельтите, – выдержал пытливый взгляд помощника, и он разочарованно отстал.

Но он прав, я говорил не только о студентке. В обоих случай я мог только оттягивать неизбежное, но это всё ещё давало  мне шанс придумать выход для всех. Гросвик можно пристроить в хорошую школу-пансионат, нужно будет занести ей буклеты заведений со вступительными требованиями, тогда у девочки точно не останется времени на глупости, пусть поборется за стипендию, а я в свою очередь напишу хорошее сопутстующее письмо. А вот с Алоиз всё было куда сложнее, и стоил ли мне лезть в это дело?

Следующими, на очереди были близнецы Карвейн и Крайвен Чи. Два темноволосых раскосых детины, смотрели на меня без улыбок. Этой парочке выдать по мечу и отправить воевать на границу, столько безразличной решимости во взглядах. Очередные брошенные диковатые зверьки, которые не выдержали сравнения со своими великими родителями и придумали сами, что все вокруг от них чего-то ждут. Сами же они себя ждать не заставили, сбежали от тётушки и пустились во все тяжкие, занимались грабежом на улицах. Они оба отправили не одного аристократа на больничную койку.

В мой кабинет братьев Чи привели в кандалах с заведёнными за спину руками. Бедная Мантинора, и почто престарелой… женщине такое испытание? По возрасту они, скорее всего, попадут в её класс.

– Сбежим, – сквозь зубы поставил меня в известность Карвейн, и меня вдруг обуяло странное щекочущее чувство азарта. Виновата ли в этом Алоиза, или я сам всё придумал, но ответил с улыбкой:

– Спорим, что нет?

Братья растерялись и переглянулись. Они явно ждали угрозы или очередных фраз в духе: ваши родители были бы разочарованы. Но правда в том, что их родители мертвы, откуда кому известно, разочарованы они или нет?  Этого мы уже точно никогда не узнаем.

– Какая для нас выгода? – заинтересовано спросил Крайвен, и я лишь пожал плечами.

– А чего вы хотите?

– Девочек и выпивку, – хрипло выдали Чи.

– Идёт, – протянул им руку, и Генри отвлёкся от написания докладной и посмотрел на меня как на сумасшедшего.

– Сам капитан Гидеон Дайхард закажет нам куртизанок? – недоверчиво поинтересовался Крайвен.

– Слово коменданта. Но и у меня встречный пункт, когда вас поймают, вы будете любезны отсидеть ваш срок, не отсвечивать и не изводить моих преподавателей.

Чи недоверчиво переглянулись.

– Согласны, капитан, больше вы нас не увидите.

– Разумеется, господа.

Отщёлкнул кандалы, и парочка бросилась прочь из моего кабинета. Генри тут же вскочил с места и метнулся было за ними, но практически сразу же вернулся.

– Что это было сейчас, капитан?

– Воспитательный процесс. Последний дилижанс уехал полчаса назад. Гостей в академию мы не ждём. Лошади под надёжной охраной, а сегодня вечером обещали ливень и шквальный ветер.

– Вернутся сами?

– Вернутся, конечно, их же тут куртизанки ждут, выпивка и тепло. – подмигнул помощнику и отправился проверять, как Флитчат и Ритти готовят аудиторию метеомагии. Помощник потащился за мной провести инвентаризацию магических артефактов. Нужно подумать, что может пригодиться Алоизе.

Парнишка делал почти всю работу за подругу, а она лениво раскладывала на столе высохшие кости мышей, которых  она, не брезгуя, достала из мышеловок.

– Вам погадать, капитан? – зловеще предложила некромантка, а Флитчат и Генри прижали ладони ко рту, сдерживая рвотный позыв.

– Почему нет? Валяй.

Девушка собрала ладошкой косточки вместе с высохшими внутренностями мышей и смахнула в деревянный стаканчик. Она долго трясла его, громыхая содержимым, а её глаза засветились ядовито зелёным.

– Готовы? – мистическим тоном поинтересовалась студентка, и я кивнул.

Это даже забавно.

Кости рассыпались причудливой картинкой. Один черепок оказался в кольце других, словно кому-то слабому угрожала целая толпа недоброжелателей.

– Вижу молодую женщину. Её страсть к учебе выйдет ей боком. В книгах нет житейской мудрости, они слепы, – читала Ритти, а затем её глазам вернулся привычный цвет. – Блин, я не понимаю. Она в опасности, но не ясно в какой. Ненавижу гадание, тут даже смерть может трактоваться как начало новой жизни. Смерть старых мировоззрений. Смерть прежнего образа жизни.

– Ты видишь смерть? – напрягся Генри.

Ох, конечно, она видит во всём смерть, она же некромант и гадает по костям мертвых животных. Но даже такого скептика, как я на мгновение встревожила фигурка, окружённая враждебными черепками.

– Очень похоже на нашу новую преподавательницу, она безумно горит желанием работать, но думаю вы это желание в ней прикончите, – закончил гадание за Ритти, и она ещё раз сверилась с костями.

– Наверно, – задумчиво произнесла девушка и собрала свои новые игрушки обратно в стаканчик. – Нужно ещё потренироваться, Генри?

– Нет-нет. Не хочу думать о смерти, погадай своему парню.

– Он мне не парень! – вспыхнула некромантка, а Флитчат едва не рухнул со складной лестницы.

– Она уже это сделала. Угадайте, кого прикончит гангрена задницы?

– Это все кости, я не виновата, что они явственно показали мне твои ягодицы!

– И кости не врут, – поддержал студентку. – Если Фли нарвётся на мою колотушку ещё раз, именно так он и помрёт.

– Очень смешно. Ну спасибо вам, капитан...

Этой парочке оставалось ещё много работы, и вдвоём они точно не справятся, отправляю к ним Хельтиду, девочка мне должна за своих родителей. А завтра утром уже братья Чи подключатся.

Эти двое вернулись в Нуридж глубокой ночью продрогшие, но счастливые.

– Мы сделали это! – хором выдали стихийники, появившись на пороге моего кабинета.

– Ага, молодцы. Остаток ночи драите вашу новую спальню, бельё возьмёте у смотрителя мужского общежития. Добро пожаловать в Нуридж.

– В каком смысле?

– В прямом, вы проиграли пари, – устало ответил озадаченным парням.

– Нет же! Мы же сбежали!

До ребят пока не дошло, что их даже не искал никто.

– Если бы вы сбежали, вас бы тут не было, а я вас нашёл. Крайвен и Кравейн Чи, за уборку и спать! Дорогу спросите у кого-нибудь.

– Никакого конвоя? – они все ещё не верили мне.

– Хотите обратно под ливень?

Не хотели, но все равно им потребовалось несколько минут, чтобы понять, выпивки и девочек не будет, но продрогшие и промокшие до нитки подростки сейчас были рады всему, особенно сухой постели.

– От вас же не будет проблем? – строго спросил парочку.

– Нет, капитан.

Поверил, сегодня они для этого слишком вымотаны, но завтра могут наверстать.

Хлопнул в ладоши, и следящие браслеты вернулись на лодыжки моих заключённых.

– Вы чёртов гений! – с благоговением изрёк Генри, когда братья Чи отправились на поиск общежития.

– Я в курсе, – с довольным видом проводил взглядом спины новеньких.

Этой ночью спал хуже. Меня терзало странное предсказание Ритти, и я не мог отделаться от неприятного предчувствия, что Алоизе на самом деле что-то грозит. Невозможно. Терранс Нобераль заверил, что сопровождать младшую дочь, будет Вивека Нобераль, опытный солдат. Я сам обучал эту девушку, которая представилась во время нашего знакомства фамилией Ранвей. Ещё одна беглянка от папеньки-министра. Террансу стоит задуматься, почему его дочерям не сидится дома.

В целях сохранения инкогнито Алоиза Иксора Нобераль тоже прибудет под чужим именем. Элоиза Ранвей. Отличное продолжение старой традиции.

На следующий день чувствовал себя разбитым. Неплохо бы выкроить часик днем и поспать, взвалив на неприлично бодрого Генри часть работы.

Раздражало лишь то, что встречу с потенциальными меценатами должен был проводить именно я. Предстояло убедить зажиточных предпринимателей, что пожертвования в казну Нуриджа – это выгодное вложение. Проводил для них экскурсию по старинной крепости, любезно рассказывал славную историю форта, попутно расписывая, скольких усилий требуется для поддержания его в рабочем состоянии.

– В этом крыле во время дождя протекает крыша. Латаем своими силами и силами студентов, но среди нас нет хорошего кровельщика, – разводил руками, стоя под заметной дыркой в потолке.

После вчерашнего ливня до сих пор не убрали ведра, а пол кое-где блестел от влаги.

Не могу смотреть в глаза этих богачей, чувствую себя унизительно, словно милостыню выпрашиваю, хотя прекрасно знаю, что пожертвования они спишут себе в расходы, чтобы не платить налоги. Взаимная выгода. Но даже тьме это все не нравилось, и я, сгорая от стыда, глядел себе под ноги, изучая разводы на старом плешивом ковре, в этот же миг сердце сдавило от чего-то неотвратимо надвигающегося, а на моих сапогах появились крупные капли воды.

Задрал голову кверху. Опять дождь?

Ошибался, это был не дождь, форт словно накрыло гигантской волной и похоронило всех нас. Не мог дышать, отчаянно толкался ногами от илистого дна, но меня тянуло что-то в руках. Посмотрел на свою ношу и испуганно выпустил изо рта остатки воздуха.

Алоиза. Бледная. Холодная. Не дышит. Как она тут оказался? Обвёл взглядом мутное дно не то озера, не то реки. Как я тут оказался?!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю