332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Анна Бигси » Красавица и чудовище (СИ) » Текст книги (страница 48)
Красавица и чудовище (СИ)
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 09:00

Текст книги "Красавица и чудовище (СИ)"


Автор книги: Анна Бигси






сообщить о нарушении

Текущая страница: 48 (всего у книги 50 страниц)

Глава 44

Тусклая лампочка больничного туалета едва освещала пространство. Из хлипкого окна жутко сифонило, но Лиза не чувствовала холода. Сделав тест на беременность, отложила его в сторону, выжидая положенные пять минут, и устремила взгляд на разбитое стекло. Неровные трещины расползались из центра и создавали ажурную паутину. Этот узор завораживал своей красотой и сложностью, но ему было здесь не место. Он безжалостно разрушал целостность стекла, уничтожал его в угоду своей жизни, и отныне они были неразрывно связаны и не могли существовать друг без друга. Можно, конечно, попытаться заклеить стекло скотчем, но целым оно уже не станет. Одного прикосновения было бы достаточно, чтобы оно рассыпалось на множество осколков, которые никогда не соберутся воедино, как не будет и этого рисунка.

Лиза осторожно провела пальцем по тонкой линии и грустно улыбнулась. Ее жизнь была так похожа на это стекло, а неожиданная беременность на трещину в нем. Все, о чем она мечтала, к чему так отчаянно стремилась, остановилось в одной точке в центре и дальше расползалось неровными линиями, подчиняясь маленькой жизни внутри нее. По примерным подсчетам срок был около семи-восьми недель, но странным было то, что она не замечала никаких симптомов. Ни сонливости, ни токсикоза, даже грудь не болела. Словно в доказательство своим мыслям, Лиза осторожно ощупала оба полушария и не ощутила ничего необычного – ее тело было таким, как и всегда, и ничем не выдавало нового состояния.

Небрежно бросив взгляд на тест, Лиза увидела две отчетливые полоски и тяжело вздохнула. Сомнений не осталось – она ждала ребенка, но что с этим делать, пока не знала. Не испытывала страха перед абортом, не считала его убийством и с готовностью сделала бы его, если бы этот ребенок был от Максима. Но непоколебимая уверенность в отцовстве Царева удерживала ее от опрометчивого шага. Не хотела даже думать об этом, но его бесплодие ставило в тупик. Поверит ли Женя ей? А если нет, готова ли она разрушить их хрупкое счастье? Может, сделать аборт и умолчать обо всем? Или трусливо сбежать от проблем и начать жизнь заново?

Лиза в отчаянии покачала головой, отгоняя ненужные мысли. Сомнения разрывали на части, но посоветоваться было не с кем, даже Элис отвернулась от нее… Больше всего Лиза боялась, что придется делать мучительный выбор между любимым мужчиной и ребенком. Невозможный, нечеловеческий…

Невольно всхлипнув, она приложилась лбом к холодному стеклу и прикрыла глаза. Хриплый голос Царева, будто раскат грома, прозвучал в ее сознании:

– Пообещай, что никогда больше не будешь принимать важные решения без меня. Мне плевать, даже если от этого будет зависеть будущее всего человечества.

Распахнула веки и отпрянула от окна. Сердце мучительно сжалось и забилось с удвоенной силой. Ведь Царев прав. Она обещала не делать ничего без его участия, и так своими страхами уже наворотила дел, но теперь все будет по-другому. В ее силах разомкнуть порочный круг.

Еще один взгляд на разбитое стекло, но Лиза видела его по-новому. Беременность совсем ни при чем. Это Царев – трещина на ее стекле и именно без него она не сможет существовать, как и его без нее бы уже не было. Они тесно связаны, их жизни туго переплетены друг с другом, и только вместе их ждет счастье.

Лиза улыбнулась своим мыслям и ощутила, как внутренний мандраж спадает, а в голове проясняется. Дрожащей рукой убрала тест в карман и направилась к выходу. Больше она не струсит, как только Женя придет в себя, расскажет ему все как есть, и вместе они решат, что делать дальше.

– Ты?! – Металлический голос острым лезвием полоснул по перепонкам и тревожной волной прокатился по коже, заставив вздрогнуть. Лиза сразу узнала его и ощутила, как паника окружает ее со всех сторон. Глубоко вдохнув, обернулась и неминуемо встретилась с ледяными глазами свекрови. Они не виделись десять лет, и, к величайшему удивлению Лизы, Ирина Борисовна почти не изменилась. Возраст словно был не властен над ней, она оставалась такой же красивой и, судя по всему, жестокой. Ни годы, ни деньги не смягчили ее черствое сердце.

Колючий, уничтожающий взгляд пронзал насквозь и вызывал неприятную дрожь во всем теле. Лиза зябко повела плечами, но глаз не опустила, мужественно выдержав моральный натиск. Когда-то и Алекс так смотрел на нее, опаляя огнем презрения, и благодаря ему у Лизы выработался стойкий иммунитет.

Она не готова была к встрече, в глубине души надеялась, что никогда больше не увидит эту женщину, но судьба распорядилась иначе. Лиза замерла, не в силах сделать и шага, в то время как Царева стремительно приближались.

– Почему я не удивлена? – прошипела она Лизе в лицо. – Каждый раз, когда мой сын попадает в больницу, ты непременно оказываешься виновата.

– Я… – Лиза не смогла ответить, задохнувшись от нахлынувших мучительных воспоминаний.

– Ирина Борисовна, как Женя?

– С моим сыном все хорошо. Тебе-то что?

– Я приехала, как только узнала…

– Не стоило.

– Я хочу помочь.

– Спасибо, уже помогла.

– Зачем вы так?

– А как? Это от тебя он летел как сумасшедший. Ты чуть не угробила моего сына, а я должна тебе в ножки поклониться? Уходи отсюда и не приближайся больше к нему!

– Но…

– Я сказала, вон пошла! И забудь о его существовании!

Лиза так переживала, с ума сходила от беспокойства, а Царева даже на порог ее не пустила. Просто втоптала в грязь все благие намерения и наделила чудовищным чувством вины за свои же поступки. Неужели история повторяется?

– Что, не добила в тот раз, решила наверстать? – Едко усмехнувшись, Ирина Борисовна продолжила давить. Знала, что одна Лиза слишком слаба против нее и справиться с ней не составит труда, поэтому наивно рассчитывала на легкую победу. В очередной раз устранив досадное препятствие, Царева надеялась вернуть себе и сына, и былое положение в его жизни.

– Что вы такое говорите? – Лиза недоуменно посмотрела на нее, пытаясь понять серьезность этого обвинения. Ни один мускул не дрогнул на лице свекрови, выдавая холодную решимость уничтожить ее морально. Лиза чувствовала, как внутри все леденеет от ужаса, а сердце болезненно сжимается. Не представляла, как противостоять этой женщине, как отстоять свое право на счастье.

– Десять лет он жил припеваючи, но вновь встретил тебя и опять на волосок от смерти. – С каждой секундой Царева распалялась все больше. Интуитивно ощущала готовность соперницы отступить и умышленно наступала на больные мозоли. – Я тебя предупреждала в прошлый раз, чтобы ты не приближалась к нему…

– Но я не виновата! – отчаянно воскликнула Лиза, безуспешно пытаясь защититься. Все слова попали точно в цель, обнажая страхи, лишая уверенности в себе.

– Уходи отсюда! Убирайся, чтобы я тебя больше не видела!

Тяжело дыша, Лиза смотрела в горевшие огнем ненависти глаза и ощущала, как волна протеста поднимается из глубины души. В прошлый раз уже позволила этой женщине разрушить две жизни, сейчас же не намерена была отступать. Слишком хорошо усвоились уроки прошлого, а один особенно – за свою любовь нужно бороться всеми доступными способами и любой ценой. Лиза осознавала, что все зависит только от нее. Если она уступит Царевой и отойдет в сторону, то может потерять Женю навсегда. Глубоко вздохнув и медленно выдохнув, она холодно ответила:

– Нет.

– Что?

– Я сказала «нет». Я никуда не уйду.

Ее голос звучал тихо, но уверенно. Лиза больше не боялась, а намеренно вступала в открытый конфликт, обнажая острые клыки. Наконец-то чувствовала в себе силы и готовность защищать то, что принадлежало ей по праву.

– Да как ты смеешь! – зло воскликнула Ирина Борисовна, опасно сверкнув глазами. Такой расклад ее не устраивал совершенно. – Одного моего слова будет достаточно, чтобы выставить тебя. Где здесь охрана?

– Вы можете говорить кому угодно и все, что вам заблагорассудится, но я никуда не уйду. Больше я не совершу тех страшных ошибок…

– Ошибок? – бесцеремонно перебила Царева и вновь набросилась на свою жертву. – Да это ты ошибка! Главная в жизни моего сына.

– Это не вам решать. – Лиза упорно отстаивала свою позицию, не давая себе ни малейшего шанса усомниться в собственных силах. – Мы с Женей любим друг друга и никакие ваши ухищрения не смогли изменить этого.

– Что ж ты не любила его больного и нищего? – язвительно бросила Ирина Борисовна, нанося удар ниже пояса. – Не меняла ему памперсы, не кормила с ложки?

– Потому что вы лишили меня этой возможности!

– Я тебя умоляю, так значит хотела…

Лиза не хотела оправдываться перед ней и не видела смысла в дальнейшем разговоре. Диалога все равно не получалось, лишь необоснованные обвинения, слушать которые не было никакого желания. Она не должна была Царевой ровным счетом ничего и не собиралась отчитываться, потому не стала вступать в полемику, а развернулась, чтобы демонстративно уйти.

– Лучше уходи по-хорошему. – Холодные пальцы внезапно сошлись на ее предплечье и сильно дернули назад. – Не то я…

– Не то вы что? – взорвалась Лиза и, резко вырвавшись из тугого захвата, в упор посмотрела на нее. – Ничто не заставит меня отказаться от Жени, понятно вам? – Теперь она наступала, а Царева вынуждена была пятиться. – Я больше никогда его не брошу.

– Он сам тебя бросит. – Она зло ухмыльнулась и подняла тест, выпавший из кармана Лизы. Не составило большого труда сложить два плюс два и приобрести весомый козырь. – Когда увидит вот это.

– Отдайте.

– Ну уж нет. – Царева четко считала волнение Лизы и теперь уже шантажом хотела добиться желаемого. – Хочешь повесить на моего сына своего ублюдка? Не выйдет, он не такой дурак и выкинет тебя.

– Посмотрим. – Лиза не поддалась на провокацию, а лишь снисходительно усмехнулась. Теперь ее уверенность было не сломить.

– Даю тебе последний шанс уйти по-хорошему. – Царева помахала заветным тестом, все еще надеясь, что соперница дрогнет и отступит.

Лиза больше не испытывала ни капли жалости, ни грамма уважения к этой женщине. Сделав несколько шагов к ней, остановилась в полуметре и яростно прошептала:

– Да пошла ты.

Развернулась и, гордо расправив плечи, пошла в сторону реанимации.

Ирина Борисовна не нашлась с ответом лишь недоуменно открывала рот как рыба и буравила ее спину гневным взглядом.

***

Алекс медленно приходил в себя после наркоза. Боли не чувствовал, как не чувствовал и своего тела – оно было словно ватным и не слушалось команд мозга. Сознание постепенно прояснялось, но слабость была настолько сильной, что он не мог даже открыть глаза. Вокруг стояла полнейшая тишина, от которой противно звенело в ушах, и лишь специфический запах больницы дал однозначный ответ о местонахождении. Смутное ощущение дежавю пронзило тонкими иглами, заставив сердце сорваться с ритма и лихорадочно затрепыхаться в груди.

– Лиз, – жалобно простонал Алекс и обреченно вздохнул, ощущая, как паника подбирается совсем близко. Липкие щупальца страха беспрепятственно проникали в душу, опутывая ее своей паутиной. Что, если все это лишь сон? Если не было ни Лизы, ни сына, а все это игра его воображения?

– Я здесь. – Теплая ладонь коснулась его лица. – Я рядом.

Алекс облегченно выдохнул и, преодолевая сопротивление организма, приоткрыл глаза. Желание увидеть Лизу было слишком сильным.

– Ты не ушла… – прошептал он, нежно лаская ее лицо взглядом. При виде мягкой улыбки жены сердце зашлось трепетным восторгом, а душа ликовала от счастья. Это реальность.

– С ума сошел? – притворно возмутилась Лиза. – А как же вместе и навсегда?

– Спасибо… – Рядом с ней он чувствовал, как стремительно возвращаются силы и энергия наполняет каждую клеточку организма.

– Никуда я от тебя не денусь. – Она тихонько вздохнула и опустила глаза. – Если только сам не прогонишь…

– Что случилось? – Алекс невольно напрягся, услышав беспокойство в ее голосе, и попытался приподняться на локтях. – Где Краснов?

– Он в полиции, говорят, надолго… – Лиза помогла ему, положила подушки под голову и удобно усадила.

– Слава богу, тогда что тебя тревожит? Ты какая-то странная.

– Все хорошо, переволновалась просто. Как ты себя чувствуешь? Сильно болит?

– Да ничего у меня не болит. – Он довольно усмехнулся и многозначительно добавил. – Рядом с тобой.

– Врач сказал, что ранение неопасное. Скоро в палату переведут, а потом и выпишут.

– Ты Жене звонила?

– Звонила. – Еще один печальный вздох, сорвался с ее губ. – Сказала, что на выходные не приедем. Он очень расстроился.

– Может, еще и успеем. На мне как на собаке заживает.

– Даже не думай. – Лиза выразительно посмотрела на него. – До полного выздоровления будешь лежать в больнице.

– Да вот еще, – отмахнулся Алекс и, поймав ее за запястье, перетянул к себе на кровать. – У меня есть дела поважнее, – нетерпеливо скользнул ладонью вверх по спине и выпустил непослушные локоны из тугого плена заколки.

– Это какие, интересно? – Лиза беззаботно тряхнула копной волос и, не выдержав его откровенный взгляд, рассмеялась.

– Ну как же? Первая брачная ночь, например, кстати сколько там до ее конца? Может, я успею… – продолжал дурачиться Алекс, прекрасно понимая, что в своем состоянии мало на что способен.

– Царев, прекрати. – Лиза невольно смутилась и посмотрела по сторонам, проверяя нет ли кого из персонала. – Забыл, где мы находимся?

– Ну что они, не люди, что ль, не поймут молодоженов?

– Это больница, а не гостиница. – Она снова улыбнулась и нежно коснулась его губ своими.

– Так ты сама меня сюда привезла, – возмутился Алекс. – Я, между прочим, надеялся на другое времяпровождение.

– Так, и что тут у нас? – Громкий мужской голос прервал их шутливый разговор.

Врач вошел в палату, проверил все показатели и обратился к Алексу.

– Как себя чувствует наш герой?

– Отлично, вполне можно выписываться.

– Не рановато? – усмехнулся врач. – Вам уход нужен.

– У меня жена врач, – довольно объявил он. – Обеспечит мне лучший уход.

Лиза лишь укоризненно покачала головой, но не смогла сдержать улыбки.

– Сжальтесь над бедной женщиной, ей самой уход нужен и отдых.

– Обязательно, как только выпустите меня, сразу поедем отдыхать, – охотно пообещал Алекс.

– Это правильно. Я подумаю над вашей просьбой, скажем, пару-тройку дней. – Он вписал назначения в карту больного и поднялся на ноги. – А пока сделайте одолжение и полежите у нас. Отдельную палату и уход мы вам обеспечим.


Как врач и обещал, вскоре Царева перевели в одноместную палату. С каждой минутой силы стремительно возвращались к нему, и все сложнее было заставить его просто лежать в кровати. Он фонтанировал идеями и постоянно пытался нарушить постельный режим, придумывая немыслимые предлоги, чтобы встать, но Лиза была непреклонна в этом вопросе. Прекрасно понимала, что обезболивающее не будет действовать вечно и совсем скоро ситуация изменится.

Стоя около окна, Лиза с улыбкой наблюдала, как молоденькая медсестра осторожно обрабатывает рану Жени и все время пытается привлечь его внимание, но он не замечал абсолютно никого, временами морщась от боли, продолжал что-то увлеченно говорить ей. Она слушала вполуха, а сама все пыталась подобрать слова, чтобы рассказать правду. Нервничала и злилась на себя за то, что никак не могла собраться с мыслями. Время утекало со скоростью света, а Лиза не приблизилась к цели ни на миллиметр.

– Элис звонила, скоро они с отцом приедут, – вторгся в ее размышления бодрый голос Царева. Она натянуто улыбнулась, как теперь общаться с Элис, не имела представления.

– Да что с тобой? – не выдержав, воскликнул Алекс. Видел, что с Лизой что-то происходит, она была сама не своя. Совсем не слушала его, отвечала невпопад, да и вообще была какой-то подавленной.

Напряжение, висевшее в воздухе, сгущалось, словно грозовые тучи, а Лиза без зонта стояла в открытом поле. Чувствовала опасность, но бежать было некуда – добровольно пришла сюда с твердой решимостью выдержать в возможной битве со стихией. Набрав в легкие побольше кислорода, выпалила на одном дыхании:

– Мне нужно рассказать тебе кое-что очень важное… – Сделав несколько шагов, присела на кровать рядом с ним. – Но я не знаю, как ты к этому отнесешься…

– Рассказывай.

– Все это так неожиданно, я не знаю, с чего начать. – Лиза умоляюще посмотрела на него, ища поддержки. Даже представить было страшно, как он отнесется к ее новости.

– Лиз. – Царев нежно улыбнулся и погладил по щеке. – Начни с начала.

Только Лиза открыла рот, чтобы рассказать ему всю правду, как ее перебил громкий женский голос, раздавшийся в коридоре.

– То есть как это не пустите? Там мой сын! – Лиза вздрогнула и отшатнулась, но Женя не позволил ей отойти. Крепко сжал ладонь и выразительно заглянул в глаза, вынуждая смириться с неизбежным.

Сердце Лизы гулко отсчитывало удары в ожидании неминуемой катастрофы. Цокот каблуков стремительно приближался, извещая о начале конца. Она едва дышала от страха, понимая, что не успела рассказать правду и теперь свекровь ее точно утопит.

– Женечка, сыночек. – Царева, как ураган ворвалась в палату и бросилась к кровати сына, изображая сильные переживания.

– Что ты здесь делаешь? – холодно поинтересовался он, поморщившись от открытой фальши. Не верил в искренность этой женщины и не собирался делать поблажек. Уже решил, что матери у него нет, и не хотел менять свое решение.

– Я услышала в новостях о нападении на тебя и сразу же примчалась.

– Зачем?

– Как это «зачем»? – возмутилась она и продолжила демонстрировать наигранные эмоции. – Ты же мой сын, я люблю тебя!

– Где была твоя любовь раньше, когда я в ней нуждался? – Он усмехнулся, смерив ее пренебрежительным взглядом. – Уходи, я не хочу тебя знать.

Лиза дышала через раз, попав между двух огней, каждый из которых обжигал ненавистью. Царев крепко сжимал ее руку, и она интуитивно чувствовала, как ему нужна поддержка, поэтому просто молча слушала их перепалку и ждала, когда прилетит нож в спину, который убьет ее.

– Зачем ты так… я же хотела как лучше…

– Лучше для кого?

– Я всегда заботилась только о тебе. – Поняв, что план не работает, Ирина Борисовна отошла от кровати и сложила руки на груди.

– Не смеши меня. Ни одной минуты ты не думала обо мне.

– Что ты такое говоришь? Это все она. – Царева указала пальцем на Лизу и начала свою тираду. – Она настроила тебя против меня! Тварь!

– Прекрати! – рявкнул Царев и резко дернулся вперед, но, ощутив жгучую боль в плече, откинулся обратно на подушку. – Не смей оскорблять мою жену.

– Жену? – изумленно воскликнула Ирина Борисовна, переводя недоуменный взгляд с сына на сжавшуюся фигурку Лизы. Не могла поверить, что Женя женился на этой жалкой курице после всего, что она сделала, чтобы предотвратить этот брак.

– Представь себе, – довольно ухмыльнулся Царев и продемонстрировал кольцо на безымянном пальце. – Лиза моя законная жена.

– Но как? Почему не сказал?

– Не посчитал нужным. Ты нежеланный гость в нашем доме.

– Я твоя мать! – отчаянно воскликнула Царева, пытаясь ухватиться за последнюю ниточку, связывавшую ее с сыном.

– Ты мне никто. – Женя говорил с таким пренебрежением, что у Лизы задрожали поджилки и она невольно прикрыла глаза, стараясь унять эмоции. – Возвращайся домой и живи свой жизнью, а о моем существовании забудь.

– Как я могу жить, если ты все мои счета закрыл? – Не справившись с собой, Ирина Борисовна впала в истерику. – Где я должна взять денег?

– Попробуй поработать, как все нормальные люди.

– Это свинство! После всего, что я для тебя сделала… Да я жизнь положила, чтобы вылечить тебя!

– Серьезно? А не ты ли отправила меня на больничную койку? – От его ледяного тона мурашки поползли по позвоночнику Лизы. Успела забыть, каким он может быть жестоким и опасным. Инстинктивно она сжала его ладонь. Женя лишь мельком взглянул на нее, но продолжил говорить более спокойно. – Все свои долги я оплатил сполна, больше я тебе ничего не должен. Оставь меня в покое.

– Какой же ты подкаблучник. Такой же, как и твой отец. – Когда и этот способ не сработал, Царева перешла к обвинениям. – Неужели ты не видишь, как она тебя использует? Открой глаза, сын.

– Каким, интересно, образом? – Алекс заметил, как после этих слов Лиза побледнела и опустила глаза. Чувствовал, как ее лихорадит от страха, и ему это совсем не нравилось.

– Твоя законная жена делает из тебя идиота! – тем временем продолжила свою обличительную речь Ирина Борисовна. – Она беременна от бывшего мужа и специально скрыла это от тебя, чтобы ты не передумал жениться. Повесит своего ублюдка, а ты воспитывай. – Алекс скрипнул зубами от злости и с силой стиснул руку Лизы, вынуждая посмотреть на него. Не желал верить словам матери, но слезы в глазах жены уверяли в их правдивости. – Она уже проделывала этот трюк, не так ли? Тогда Краснов был перспективнее, сейчас ты…

Алекс глубоко вдыхал тяжелый воздух, насквозь пропитанный ложью и ненавистью, ощущая, как тот постепенно проникает в легкие и оседает в них, словно цементная пыль. С каждой секундой дышать становилось все труднее, и лишь Лиза могла его спасти. Головой понимал, что она обманула его, но сердце упрямо отказывалось верить в предательство. Она не могла. Просто не могла, и все. Кто угодно только не Лиза…

Лиза не моргая смотрела в глаза Цареву и мысленно молила о снисхождении, панически боялась снова потерять его, но уже не могла ничего изменить. Его взгляд проникал в душу, мучительно выворачивая ее наизнанку, но по суровому лицу невозможно было определить о чем он думает и как отреагирует на эту новость. Его мать выставила ее в таком свете, что любой бы разразился праведным гневом. Любой, но не Царев.

– Достаточно. Даже слушать не хочу весь этот бред, – прорычал он, буравя мать ненавидящим взглядом. – Ни я, ни моя жена, ни тем более наш ребенок тебя не касаются.

– Ваш? – она снисходительно ухмыльнулась и театрально всплеснула руками.

– Это наш ребенок и наше сугубо личное семейное дело, – терпеливо пояснил Алекс, едва сдерживаясь, чтобы не выкинуть эту женщину за дверь собственноручно. – Уезжай и больше никогда не возвращайся. Я не желаю ни видеть, ни слышать тебя. Забудь о том, что у тебя когда-то был сын…

– Ты об этом еще пожалеешь, – прошипела Царева и направилась к выходу.

– Если я узнаю, что ты хотя бы только открыла рот… – Она невольно замедлила шаг. – Пощады не будет. Ты меня знаешь.

Громко хлопнув дверью, Ирина вылетела в коридор, щедро посылая проклятья на голову сына, невестки и бывшего мужа, которого увидела из окна под руку с Элис.


В палате повисла звенящая тишина, лишь громкий стук двух сердец нарушал ее. Царев все еще крепко держал Лизу за руку, словно боясь, что она сбежит, и медленно переваривал все услышанное.

Лиза ждала его решения, смиренно опустив голову. Понимала, что ни в чем не виновата, не сделала ничего предосудительного, ей не за что было себя корить, но также видела ситуацию глазами Жени, и с его стороны все выглядело более чем мерзко. Она исподтишка скользила по его лицу взглядом и пыталась понять, о чем он думает, но безуспешно – Царев оставался холодным и неприступным, словно каменная глыба, разбивая вдребезги все ее надежды на счастливый финал.

Алекс верил Лизе, чувствовал, что между ними не было фальши, они искренне любят друг друга, но почему-то боялся задать главный вопрос и услышать на него ответ, боялся обмануться, разочароваться. Это могло убить его.

– Жень.

Тихий голос Лизы разрушил тишину, словно луч солнца, пронзил толщу темных мыслей и выдернул на поверхность. Очнувшись от наваждения, он несмело посмотрел ей в глаза. Они светились надеждой и любовью, обещали счастье, и он верил им. Не мог противостоять колдовской силе и добровольно нырял в их сладкий омут.

– Это правда? – спросил и замер в ожидании ответа.

Лиза судорожно всхлипнула и кивнула, но глаз не отвела. Она была честна и открыта перед ним, Алекс не сомневался в этом. Для него больше не существовало такой силы, которая могла разлучить их. Десяти лет постоянных страданий было достаточно, чтобы научиться ценить и доверять. Пусть все в этом мире будет против Лизы – он все равно выберет ее, иначе зачем тогда ему жить? Без нее все теряло смысл.

– Когда ты собиралась мне рассказать?

– Сейчас… твоя мать помешала. – Несколько соленых капель медленно покатились по ее щекам. Алекс мягко улыбнулся и стер их пальцем.

Приняв решение верить жене, шел в нем до конца, не позволяя сомнениям отравить мозг. Задавал ей вопросы, стараясь спокойно во всем разобраться.

– А до этого?

– Я сама не знала. Узнала несколько часов назад… После твоей операции мне стало плохо, и… – Лиза замолчала, лихорадочно выискивая нужные слова, но, как назло, в голове творился полный бардак. Отчаявшись рассказать по порядку, перешла сразу к главному. – Я не обманывала тебя, клянусь.

– Я знаю. – Его теплая улыбка целебным бальзамом пролилась на ее измученное сердце. Тревога отступила под натиском приливной волны радости.

– Честно? – смущенно спросила Лиза и не смогла не улыбнуться в ответ.

– Конечно. – Царев притянул ее за руку и удобно устроил на своей груди, так что она слышала, как бьется его сердце. – Сомнения – путь в никуда.

От осознания, что Женя беспрекословно верит ей, в душе распускались цветы, и хотелось обнять весь мир. Царев в очередной раз доказал, насколько он мудрее и взрослее ее. Лиза восхищалась им и его способностью не поддаваться эмоциям, а спокойно справляться с ситуацией. Из всего произошедшего она вынесла один очень важный для себя урок – что бы ни случилось, верить мужу и только ему. Он один никогда не предаст и не обманет, всегда будет любить и защищать ее.

– Ты самый лучший мужчина на свете, – прошептала Лиза и прикрыла глаза, наслаждаясь близостью любимого мужа. Все переживания отошли на задний план, точнее, их просто снесло ураганом его любви и нежности. Полное единение и умиротворение накрыло, словно покрывало, отделяя от всего остального мира.

– Какой у нас срок? – спросил Алекс и невесомо коснулся ее волос.

Она села обратно и, задумавшись, инстинктивно облизала губы. Этот невинный жест вызвал вполне определенную реакцию в его организме и заставил неловко заерзать.

– Я не знаю, результаты еще не пришли. Думаю, недель семь-восемь…

Он задумался, медленно считая дни и одновременно переводя мысли в другую плоскость.

– У меня на кухне, – подсказала Лиза и лукаво улыбнулась, вспоминая их спонтанный и безумный секс в тот вечер, когда она узнала всю правду о нем. – Когда ты спас меня от Максима.

– Ты думаешь… – Алекс сел на постели и нервно сглотнул, но не смог договорить до конца. Волнение вмиг распространилось по организму, сметая все остальные мысли.

– Жень, это твой ребенок. – Лиза все поняла правильно и сама озвучила его догадки. – Я уверена в этом.

– Но… – Он был поражен. Давно смирился с тем, что детей у него не будет, появление в жизни Жени и так считал чудом и огромным подарком судьбы и не смел надеяться на большее.

– Элис рассказала мне о твоем диагнозе… – тихо продолжила Лиза. – Я понятия не имею, как так получилось. Жень, я… – Она шумно выдохнула, но в очередной раз не смогла найти объяснение. – Господи, я пока не могу доказать, но я точно знаю, что ты отец моего ребенка. По-другому просто не может быть.

– Лиз, остановись, – мягко перебил ее Алекс, все еще боясь поверить в нечаянную радость. – Мне все равно, кто биологический отец, я буду любить его.

– Мне не все равно, – решительно заявила Лиза. Знала, что Царев искренен в своем порыве воспитывать чужого ребенка, но не хотела обрекать его на это. Ведь это его малыш. – Я хочу, чтобы ты мне просто поверил. Дай мне немного времени, скоро можно будет сделать тест ДНК и…

– Лиза, успокойся, – перебил он и, взяв ее за руки, поочередно поцеловал каждую. – Не нужно никаких тестов. Я тебе верю.

– Правда?

– Правда.

– А как же диагноз? – хитро прищурившись, напомнила Лиза.

– Его поставили лет восемь назад, все давно могло поменяться…

– Я так счастлива, – воскликнула Лиза и хотела обнять Женю, но вовремя вспомнила о его ранении и осталась сидеть на месте.

– Иди ко мне, – хрипло прошептал он, разгадав ее порыв, и аккуратно привлек к себе. Склонившись к губам, нежно прильнул к ним, щедро делясь переполнявшими его эмоциями.

– А если бы это был ребенок Макса? – вдруг спросила Лиза и высвободилась из его нежного плена.

– Ну и что? Я бы принял его как своего, – не задумываясь ответил Алекс. Он был готов к этому, точнее, уже принял этого ребенка как данность, как часть своей любимой женщины и совершенно не думая о возможном отцовстве.

– А Элис сказала, что нет. – Лиза грустно улыбнулась, вспомнив о подруге, и не смогла сдержать расстроенный вздох. Очень жалела, что их отношения закончились вот так, из-за ничего.

– Элис? – удивленно переспросил Алекс.

– Та-а-ак. Кто тут меня вспоминает? – словно по мановению волшебной палочки дверь открылась, и в палату вошли Андрей и Элис.

– Поклеп на вас, мисс Брукс, – иронично протянул Алекс и сложил руки на груди, изображая недовольство. – Говорят, вы не любите детей.

– Я этого не говорила! – воскликнула Лиза и ощутила, как щеки заливает румянец.

– Лиз. – Элис подошла к ней и, взяв за руку, вынудила подняться на ноги. Я прекрасно знаю, как вы любите друг друга и ничего уже не сможет вас разлучить. А за то, что я тебе сказала там, извини. Я сделала это специально, потому что знала, что Царева где-то здесь. Тебе просто нужны были отрицательные эмоции, чтобы справиться с ней.

– Ну, Эль, ты как всегда… по больному. – Алекс укоризненно покачал головой, на собственной шкуре не раз испытывал методы ее воздействия.

– Зато действенно.

– Да уж.

– Спасибо. – Лиза улыбнулась, с радостью принимая извинения. Последнее темное облако на бескрайнем небосклоне ее счастья исчезло без следа.

– Рада, если помогло. – Элис многозначительно посмотрела на нее, ожидая ответа.

– Помогло…

– Я думаю, нам надо на пост сходить, узнать, как там твои анализы… – громко объявила она и шепотом добавила только для Лизы: – Расскажешь мне все.

– Но… – попыталась возразить та, но Элис была непреклонна и потянула ее за собой к двери.

– Ничего-ничего, Андрей посидит. Пошли. – И они скрылись в коридоре, оставив мужчин одних.

– Ну как ты себя чувствуешь? – заботливо поинтересовался отец и, взяв стул, сел рядом с кроватью Алекса.

– Все обошлось на этот раз. – Он указал на свое плечо и усмехнулся. – Только новый шрам появился в моей коллекции.

– Надеюсь, «этот раз» был последним. А шрамы украшают мужчину. – Андрей знал, как сын комплексует по поводу своей внешности, и попытался перевести все в шутку.

– Пап, все нормально, – поспешил заверить его Алекс и, чтобы поддержать веселую атмосферу, продолжил: – Главное, жене понравилось.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю