332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Анна Бигси » Красавица и чудовище (СИ) » Текст книги (страница 4)
Красавица и чудовище (СИ)
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 09:00

Текст книги "Красавица и чудовище (СИ)"


Автор книги: Анна Бигси






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 50 страниц)

Глава 4

Вязкая паутина сна все плотнее окутывала Алекса, разорвать ее было невозможно. Он блуждал в собственном сознании, как слепой котенок. Ненавидел это состояние – на границе сна и реальности, когда уже все слышишь и понимаешь, но никак не можешь проснуться. Находиться в плену у самого себя было крайне неприятно, но он знал, что это необходимо, такова плата за многочасовой отдых без мучивших его кошмаров.

С трудом разлепив веки, поднялся с постели и, слегка пошатываясь, двинулся в сторону кухни.

– Ну наконец-то! Вот, держи, только сварила.

Элис передала ему чашку с ароматным горячим кофе.

– Доброе утро. – Гилберт привычно чмокнул ее в щеку и опустился на стул напротив. – Спасибо.

Самочувствие оставляло желать лучшего. Ему просто необходимо было взбодриться, и Брукс в очередной раз выполнила его невысказанную просьбу.

– Обед уж почти.

Взглянув на часы, он неопределенно пожал плечами.

– Что в мире делается?

– В мире не знаю, а вот в нашем королевстве неспокойно…

– Ну давай, попробуй удивить меня.

Элис усмехнулась и развернула ноутбук. Алекс чуть не поперхнулся – с экрана на него смотрела Лиза в объятиях мужа.

Сердце замерло на доли секунд и забилось с неистовой силой, с каждым ударом врезалось в ребра, стремясь вырваться наружу. Адреналин молниеносно разносился по венам, окончательно пробуждая ото сна.

Все десять лет Алекс прекрасно знал, что Лиза с Максимом, но никогда, даже в самых страшных кошмарах, не видел их вместе. И только сейчас понял, что все это время на подсознательном уровне продолжал на что-то надеяться.

Одного взгляда на фото хватило, чтобы развеять напрасные иллюзии. Немного растерянная, но до невозможности красивая Лиза; и муж, по-хозяйски прижимающий ее к себе одной рукой. Сомнений в том, что это его женщина, не оставалось.

Острая боль пронзила область солнечного сплетения. Так, что у Гилберта перехватило дыхание. Он непроизвольно сжал кулаки, чтобы сдержать демонов, беснующихся внутри. Неожиданно сильные эмоции всколыхнулись в душе, дезориентируя его в пространстве.

– Читай ниже, – заботливо посоветовала Элис, будто, не заметив его затуманенный взгляд.

Алекс с трудом оторвался от фото и переключился на текст, но там его ждал новый удар под дых.


Елизавета Краснова, врач ФОКа «Ока».

– Что вы думаете по поводу нового руководства?

– Очередной выскочка, сынок богатеньких родителей, поиграться захотел.


Желваки, заигравшие на лице, выдали его истинные эмоции. Он не знал, на что злится больше: на то, что Лиза оскорбила его или на то, что она так на самом деле считает. Где та правильная и совестливая женщина, которую он знал раньше? Та Лиза никогда не стала бы поливать незнакомого человека грязью, тем более, за спиной.

– Видимо, получилось? – Элис лишь подлила масла в огонь его злости. – Ты знаешь, твоя Лиза не так проста, как казалось.

Она невозмутимо рассматривала свой маникюр, делая вид, что это очень увлекательное занятие. Ей нравилось выводить Алекса на эмоции, только в моменты, когда он терял контроль, можно было увидеть его истинные чувства. В который раз Элис убедилась в правильности своих предположений – Лиза явно ему небезразлична.

– Она не моя, – процедил он сквозь зубы, сдерживаясь из последних сил. Кровь в жилах раскалилась до предела, ему срочно нужно было выпустить пар. Хотелось крушить все подряд и разнести эту квартиру вдребезги.

– Да я уж вижу…

Гилберт с силой захлопнул крышку ноутбука.

– Ты что творишь? Разобьешь же!

– Новый купишь, – зло бросил он и вышел из кухни.

Дал себе четкую установку: это больше не должно повториться, надо оставаться равнодушным ко всему, что касается Лизы.

***

Вчерашнее знакомство с новым директором не прошло для Красновой бесследно. Она никак не могла отделаться от навязчивых мыслей о нем, ей постоянно казалось, что ускользает нечто важное.

Интуиция обманула. Вместо приятного события, она получила пронзительный, леденящий душу взгляд. Ясно было одно – Лиза не понравилась Алексу, точнее даже, он невзлюбил ее с первой секунды знакомства. Она отчетливо прочитала в его глазах ненависть и презрение, но, чем успела вызвать такие чувства, не могла и предположить.

Понимала, что ее это не должно касаться, но сердце не хотело слушаться, упрямо продолжало диктовать свои условия. Так и подмывало пойти к Гилберту и выяснить причину такого к ней отношения. А может, ей просто показалось? Может же у человека быть просто плохой день?

Погрузившись в свои размышления, Краснова не слышала шаги в коридоре, поэтому, когда дверь медпункта без стука распахнулась, вздрогнула от неожиданности. Боясь быть пойманной с поличным, постаралась взять эмоции под контроль и, нацепив повседневную маску вежливой заинтересованности, подняла глаза на посетителя.

Максим сел напротив и широко улыбнулся.

– Привет жена.

– Чего тебе? – устало поинтересовалась Лиза.

Обычно от Макса ничего хорошего ждать не приходилось, его появление всегда сопровождалось какими-то проблемами.

– Радостью поделиться зашел.

– Какой еще радостью?

– Общей, Лизк, общей. Мы с тобой почти что звезды!

– Максим, че ты несешь, а? Говори прямо или уходи. У меня очень много работы, вот не до твоих ребусов совсем.

Этот кабинет был практически единственным местом, где она могла уединиться, спрятаться от назойливого мужа, и, когда он так бесцеремонно вторгался в ее личное пространство, она начинала злиться.

– Какая ты не романтичная, а я, между прочим, с миром пришел…

– Макс!

– Ладно-ладно, вот, гляди, – замешкавшись на пару секунд, он протянул ей газету. – Наше с тобой фото на третьей странице. Отлично вышли. Не зря наряжалась, как в воду глядела. Хвалю!

Лиза почти не слушала его, мельком пробежавшись по заголовку, открыла нужную страницу. Взгляд тут же пал на фото Алекса с пресс-конференции. Наконец она получила возможность рассмотреть его поближе. Бесспорно, он был красив, но ее привлекло не это. Его четко очерченные губы и дымчато-серые глаза не давали покоя, вынуждали вспоминать другого мужчину.

«Женька…» – она неосознанно провела пальцами по лицу Гилберта и задержала дыхание, отмечая странный трепет в душе.

Неимоверным усилием воли заставила себя посмотреть на другой снимок. На нем Алекс улыбался, открыто, по-настоящему. Его лицо тут же преобразилось и больше не выглядело таким суровым.

Улыбнувшись в ответ, Лиза прочитала надпись:


Алекс Гилберт со своей спутницей Элис Брукс.


С интересом рассматривая фото, она не могла не признать, что они очень хорошо смотрятся в паре. По тому, как заботливо Алекс обнимает Элис, а та, не стесняясь, прижимается к его груди, можно было с уверенностью сказать, что они давно вместе. Немудрено, такая красивая девушка и, судя по всему, далеко не глупая…

Ревность неслышными шагами прошлась по сердцу, оставив после себя едва заметные следы. Но ревность не к мужчине, а к ситуации в целом. Краснова просто представила на их месте себя и Царева, если бы тогда у нее был выбор…

Она тяжело вздохнула и взглянула на свою фотографию с Максимом. Вот, правда ее жизни. Незачем мечтать о несбыточном, ее крест – это Краснов, и ей нести его до конца. Здесь они действительно неплохо получились, что удивительно при тех обстоятельствах, когда был сделан снимок.

Прочитав короткое интервью, якобы от своего лица, Лиза побледнела и перевела на Краснова ошеломленный взгляд.

– Это что такое?

– Мы с тобой. Ослепла, что ль? Нормальная же фотка, чем ты опять недовольна? – не понял ее реакции Максим. Он ожидал, что в кои-то веки Лиза похвалит его, но она не спешила этого делать. Скорее, наоборот.

– Я не про фотку. Ты видел, что тут написано?

– Видел, но не читал.

– А ты прочитай! – крикнула Лиза, со злостью швырнув газету на стол, и закрыла лицо ладонями. – Это конец. Как я теперь буду им в глаза смотреть…

Краснов медленно читал интервью и ухмылялся: на такое он даже надеяться не смел. Мало того, что его слова напечатали в местной газете, так еще и сам он оказался совершенно ни при чем – все шишки за маленькую шалость упадут на голову его святоши-жены. «Это надо непременно обмыть», – подумал он, а вслух сказал:

– Да ладно, фигня. Эти мажоры сто процентов не читают такую прессу.

– Ты идиот или прикидываешься? – не выдержала Лиза.

Она помнила, как Макс давал короткое интервью, но напечатали его почему-то под ее именем. Возможно, в спешке что-то перепутали или умышленно заменили автора на более значимую фигуру. Это уже не играло роли, нужно было срочно найти выход из ситуации.

– Ты слова-то выбирай, – пригрозил Краснов в ответ.

– Ты не понимаешь, что ты меня подставил?

– Ой, Лизк, я тебя умоляю, – отмахнулся он, всем своим видом показывая абсолютное безразличие к происходящему.

Горькая обида заполнила сердце, жгучие слезы подступили к глазам, но Лиза мужественно их сдержала – никогда не плакала при нем, не собиралась и начинать.

– Дай сюда газету.

– Зачем это? – поинтересовался Максим, наблюдая за изменениями, происходившими с женой.

Обычно холодная и сдержанная, сейчас она рвала и метала. Глаза горели гневным огнем, и он невольно восхитился ее красотой. В этот же момент почувствовал возбуждение в паху и, нервно сглотнув, протянул ей газету. Уже представил, как нагнет ее прямо здесь, на этом столе, пресекая все попытки вырваться, и заставит подчиниться своему желанию. Но только он вознамерился встать и претворить мечты в реальность, эрекция бесследно прошла. Сам не понял, почему так произошло, но это было уже не в первый раз.

– Позвоню туда, скажу, что все это не правда, и потребую опровержения, – в его сознание ворвался взволнованный голос Лизы. Она разговаривала с ним, как с маленьким, разжевывая очевидные вещи. От этого Макс раздражался еще больше и, в конце концов, предпочел трусливое бегство.

– Флаг тебе в руки, – он встал со своего стула. – Пойду-ка я, пожалуй. Дома буду поздно.

– С чего это вдруг? – насторожилась Краснова, зная, чем обычно заканчиваются его гулянья. – Я же договорилась о кодировке…

– Адьес, дорогая!

– Макс, ты же обещал!

– Обещанного три года ждут, – саркастично произнес он и вышел, захлопнув за собой дверь.

Несколько раз глубоко вдохнув и медленно выдохнув, Лиза попыталась взять себя в руки. Не в первый и, скорее всего, не в последний раз муж обманывал ее. Но с этим она собиралась разбираться вечером, сейчас ее ждало более важное дело – нужно было спасать свою репутацию.

***

Небольшой ресторанчик на окраине города Элис выбрала неслучайно. Неброский интерьер и разделение на отдельные кабинки придавали ему интимности и предоставляли возможность пообщаться в приватной обстановке, без любопытных глаз. Ее встреча должна была оставаться в тайне до некоторых пор, особенно от Алекса.

Допив вторую чашку кофе, Брукс посмотрела на часы и раздраженно постучала пальцами по столешнице. Незнакомец сильно опаздывал, а может быть, вообще решил не приходить. Она проверила журнал звонков на своем смартфоне, на случай, если вдруг пропустила вызов, и уже хотела уйти, как услышала взволнованный голос над головой.

– Добрый день, вы Элис Брукс?

Элис удивленно посмотрела на женщину, стоящую рядом. Когда она договаривалась о встрече, думала, что Кравец М.В. – мужчина, и для нее стало полной неожиданностью увидеть перед собой блондинку с короткой стрижкой.

– Да, я Элис. А вы?

– Кравец Маргарита Викторовна. Частный сыщик к вашим услугам. Можно просто Рита, – она присела на стул напротив и протянула руку.

– Очень приятно, – машинально ответила Брукс, все еще находясь под впечатлением, и пожала протянутую ладонь.

– Извини, я опоздала немного. Там авария на въезде в город. Я на «ты», ничего страшного?

– Да, конечно, можно на «ты».

– Ну и отлично. Не против, если я поем? Со вчерашнего вечера никак не доберусь до нормальной еды.

Элис покачала головой, пребывая в легком шоке от происходящего. Вместо представительного мужчины, на встречу с которым она себя настроила, перед ней сидела наглая девица и вела себя так, будто они знают друг друга тысячу лет.

Маргарита подозвала официанта и сделала заказ.

– Ты пока рассказывай, что там за дело…

Брукс пожала плечами и, достав из папки фотографию, положила ее на стол.

– Это Елизавета Краснова, она главное лицо в этой истории.

– Ты хочешь, чтобы я следила за ней?

– Нет. Как она живет сейчас, я знаю, – Элис указала на тонкую папку. – Тут все есть, потом посмотришь.

– Хорошо.

– Меня интересует ее прошлое. Точнее, события десятилетней давности. Все до мельчайших подробностей.

Официант нарушил их беседу, и, пока он расставлял тарелки, Рита внимательно изучала фотографию Красновой.

– Что-нибудь еще?

– Нет, спасибо. Счет только принеси сразу, – попросила она и после того, как молодой человек удалился, переключила внимание на Элис. – Еще действующие лица есть?

– Есть. Вот это ее муж, Максим Краснов, – та положила на стол еще один снимок. – Я хочу знать, почему она ни с того ни с сего решила бросить любовника и вернуться к мужу.

– Интересно… – многозначительно протянула Рита. – А фото любовника есть?

– Вот. Его зовут Евгений Царев.

– Этого бросила и вернулась к этому? – уточнила она, мечась взглядом от одной фотографии к другой.

– Угу.

– Уж не умалишенная ли она случайно, эта твоя Лиза?

– Вот именно это тебе и предстоит выяснить, – в тон ей ответила Брукс и улыбнулась. Какой бы неординарной ни была Маргарита, она определенно не вызывала у нее отрицательных эмоций.

– Подробности есть какие-то?

Элис вкратце изложила все, что знала: какие-то сведения она получила от Алекса, а некоторые детали пришлось выяснять самостоятельно.

– Здесь есть вся информация, покопайся сама. Если что-то будет непонятно звони, – она протянула Рите папку с документами.

– Идет.

– Ну все, мне пора.

– Ты что, со мной не пообедаешь?

– Нет, я и так потратила времени больше, чем планировала.

– Ну я же извинилась, ну…

– Да я, правда, не могу, в другой раз обязательно, – пообещала Брукс и снова улыбнулась.

– Ловлю на слове!

– Чуть не забыла, это на расходы, – она передала конверт с деньгами. – Распутаешь историю, получишь в десять раз больше.

Не дожидаясь ответа, направилась к выходу, громко цокая каблуками.

Маргарита заглянула в конверт и присвистнула – сумма была не маленькая. Довольная успешно заключенной сделкой, она принялась за еду и стала раздумывать, с чего начать.

***

Не с первого раза, но Краснова все же смогла дозвониться в редакцию газеты. Результаты беседы были неутешительные – тираж напечатан, и никто ничего менять не будет. Сбросив вызов, она расстроенно кинула телефон на стол. Не знала, как выпутаться из сложившейся ситуации, но считала своим долгом объясниться с начальством.

Встала, накинула куртку и вышла из кабинета. На душе было неспокойно, Лиза явно волновалась перед предстоящим разговором – первый день, и сразу такой неприятный инцидент. Не хотелось начинать рабочие отношения с конфликта.

В приемной посетителей не было, только секретарша сидела за своим столом и что-то печатала.

– Привет, Гилберт у себя? – спросила Краснова, сцепив руки в замок, чтобы унять легкую дрожь.

– Нет, не приходил еще.

Она взглянула на часы и, отметив, что время далеко уже за полдень, усмехнулась.

– Ничего себе начальство задерживается…

– На то оно и начальство, – пожала плечами девушка. – Что-то передать?

– Нет, я попозже зайду.

И здесь Лизу ждало разочарование. Она хотела побыстрее разобраться с этим делом, выкинуть ненужные мысли из головы и спокойно работать. Настроила себя, решилась, только все напрасно.

– Елизавета Андреевна.

– Что?

– Должностные инструкции заберите, – секретарша взяла из стопки несколько аккуратно сложенных листов и передала их Красновой.

– Давай.

***

Добравшись наконец до спорткомплекса, Алекс припарковал машину и вышел на улицу. Настроение стремительно приближалось к нулевой отметке. Какого черта он тут делает? Альтруизм не входил в число его благодетелей. Он спокойно мог остаться дома вместе с Элис, но у нее вдруг появились неотложные дела, а это означало, что со всей рутиной ему придется возиться самому.

Неожиданно резкий порыв ветра заставил поежиться. Гилберт поднял ворот пальто и направился к служебному входу, представляя, как совсем скоро окажется в своем кабинете, уйдет в работу с головой и будет пахать до седьмого пота, как он умеет. Работа всегда помогала отвлечься, поможет и сейчас, думал он.

На этот день были запланированы перепроверка выбранной стратегии и личная беседа с каждым из подчиненных. Со всеми, кроме нее.

Алекс не был готов встретиться с Лизой. Ему требовалось время, чтобы переварить случившееся и справиться с очередным ударом, нанесенным ею. Отныне всем, что связано с этой женщиной, должна заниматься Элис – он так решил.

Широким размашистым шагом продвигаясь по коридору, Гилберт размышлял о том, как выйти из сложившейся ситуации с наименьшими потерями. Глупо было бы отрицать, что ее интервью задело его. С одной стороны, хотелось выяснить, почему Лиза так считает, разобраться в причинах, но с другой – он понимал, что ни к чему хорошему это не приведет. Мог даже отомстить ей, но зачем? Ведь каждый человек имеет право на свое мнение… Он вовсе не обязан ей нравиться…

Дверь кабинета резко отворилась, и в него чуть не влетела виновница всех его бед. К счастью, Алекс успел выставить руки вперед и, обхватив ее за плечи, избавил их обоих от неминуемого столкновения.

Лиза встрепенулась и замерла, не смея отвести взгляд. Гилберт заглянул ей в глаза и утонул в их синеве, они затягивали в омут, умоляли все забыть и довериться. Сердце предательски сжималось при каждом вдохе. Она была непозволительно близко. Старые чувства просыпались в его душе и рвались наружу, ломая один замок за другим. Ее запах с примесью нежных духов проникал в легкие, дурманил рассудок. Задыхаясь от собственных ощущений, он терял самообладание.

Краснова не могла пошевелиться, он занял собой все пространство вокруг, отрезая все возможные пути к отступлению. Жар от его ладоней проникал сквозь плотную ткань форменной куртки, оставляя на коже ожоги, но ей было не больно, наоборот, тепло волнами растекалось по телу, согревая и обеспечивая надежную защиту. Его глаза цвета свинцовой тучи метали молнии. Лиза явственно чувствовала опасность, исходящую от него, но уже не могла отстраниться. Она попала в плен без малейшей надежды на спасение.

– Алекс, я.… – выдавила из себя, нервно сглотнув, но тут же осеклась, судорожно пытаясь подобрать слова. Все мысли разом вылетели из головы. Она забыла, что хотела сказать и зачем вообще пришла в логово к зверю. Боялась не его, а своих собственных эмоций.

Гилберт видел, что идеально очерченные губы Лизы слегка подрагивали от волнения, и мечтал лишь о том, чтобы прильнуть к ним нежным поцелуем, вновь ощутить давно забытый вкус. Он злился, в первую очередь, на себя. За то, что так остро реагировал на ее близость. Должен был ненавидеть, а сам… Оправдывал себя тем, что это не поддается контролю.

Ничтожно мало сантиметров и чрезвычайно много лет разделяли их. Алекс сдерживался, как мог, чтобы не послать все свои установки к чертям собачьим и не поддаться желанию. Когда терпение было на исходе, в напряженном мозгу вновь всплыла фотография Лизы и Макса. Он схватился за эту картинку, как за спасительную соломинку, которая напомнила, что перед ним не та, за кого себя выдает. На самом деле Лиза – лживая и лицемерная дрянь. Это подействовало отрезвляюще, он наконец очнулся от чар. Неосознанно сжал ее плечи сильнее и, ощутив легкую вибрацию ее тела, оттолкнул от себя, будто обжегшись. Окинул ее презрительным взглядом и кивнул на газету в ее руках.

– Похвастаться хотели?

Краснова округлила глаза от удивления: неужели он думает, что она гордится этим интервью?

– Нет, я.… – она попыталась оправдаться, но Алекс не дал ей вставить и слова, продолжил свою гневную тираду.

– Не стоило, я уже видел. Премного благодарен за откровенность, но можно было сказать мне это в лицо, а не вот так, исподтишка.

Лиза задохнулась от негодования: какое право он имеет ее оскорблять? Она пришла к нему с благими намерениями, чтобы все объяснить и извиниться за досадное недоразумение, а он накинулся на нее, как будто она специально облила его грязью.

Гилберт заметил, как в ее глазах вспыхнул недобрый огонек, но лишь ухмыльнулся, заранее знал, что у нее нет шансов на победу. Она лишь мелкая сошка на его ладони, и при желании он раздавит ее, не прилагая никаких усилий.

– Вы не поняли, я хотела… – наступив на собственную гордость, Краснова предприняла еще одну попытку объясниться, но Алекс был явно не настроен ее слушать.

– Елизавета, простите, не помню, как вас по отчеству…

– Андреевна…

Ее начинало лихорадить от этого напыщенного хама. Больше всего она не терпела несправедливости и не собиралась нести вину за то, чего не совершала. Если ему не нужны ее объяснения, тогда пусть катится ко всем чертям, решила она, но следующая фраза выбила ее из колеи.

– Елизавета Андреевна, вам заняться нечем больше?

Алекс с интересом наблюдал за тем, как она меняется в лице: губы дрогнули, взгляд стал пустым и отрешенным. Его слова попали точно в цель. Он нарочно произнес эту фразу. Слово в слово, как десять лет назад. Чтобы она вспомнила Царева, чтобы он присутствовал в ее жизни хотя бы тенью.

– Нет, наоборот, у меня очень много дел… – вырвалось раньше, чем она успела подумать. Шумно выдохнула и ощутила, как земля медленно уходит из-под ног. Воспоминания нагло и бесцеремонно вторглись в сознание и, выхватив ее из реальности, вихрем перенесли в далекое прошлое…


– И я не могу тратить время на тех, кто не понимает с первого раза.

– По-моему, это вы не понимаете! Я же вам объяснил, мне нужны деньги, очень!

– А для меня это не аргумент.

– А что для вас аргумент?

– Надеюсь, им станет повторный снимок, недели через две.

– Вы слышите, что я вам говорю?

– Это ты должен меня слышать! Я не выпущу тебя на лед с травмой, все!

– Вот так, да, значит?

– Да, вот так!

– А знаете, как называют женщин, которым объясняешь-объясняешь, а они не понимают?

– Ну-ка…

– Курица! Вот как!


Память не щадила никого. Алекс прекрасно помнил все их совместные моменты, но, в отличие от Лизы, не дорожил ими. Наоборот, мечтал избавиться от этих навязчивых воспоминаний, удалить их из своего сознания, как ненужный файл. Они доставляли не только душевную боль, но и реальные физические страдания.

– Елизавета Андреевна.

Она не ответила, тогда ему пришлось несильно потрясти ее за плечи.

– Вы слышите меня?

– Я? Да, слышу, – растерянно ответила Краснова, вернувшись наконец в настоящее. Она не понимала, как такое могло произойти. На секунду показалось, что Гилберт специально начал диалог в таком ключе, как будто знал, что нужно говорить и что она должна ответить. Своеобразная игра в воспоминания… Но Лиза быстро отказалась от этой идеи. Об этом разговоре знали лишь два человека: она и Царев. Эти воспоминания принадлежали только им, а для нее лично до сих пор имели особое значение – никто не смел вторгаться в оберегаемое ею пространство.

– Перестаньте меня наконец трясти! Я вам не погремушка! – она небрежно скинула с себя его руки и хотела демонстративно уйти, но Гилберт не позволил.

– Вот это, – он резко выдернул газету из ее рук и, скомкав, швырнул в сторону. – Меня совершенно не волнует, я не интересуюсь желтой прессой. А вы, вместо того чтобы заниматься всякими глупостями, попробуйте поработать для разнообразия.

Не дожидаясь ответа, скрылся в приемной. Сердце его бешено колотилось в груди, а тело сотрясала мелкая дрожь. Он злился так, что мышцы сводило от перенапряжения. Что с ним делала эта женщина? Одним невинным взглядом доводила до белого каления…

– Добрый день, – раздался робкий голосок.

Глубоко вздохнув, Алекс повернулся к секретарше и смерил ее строгим взглядом. Девушка выполнила его просьбу, и от вчерашней распущенной девицы не осталось и следа – строгий офисный дресс-код и легкий макияж.

– Здравствуй, Оксана. Кофе мне сделай покрепче.

Гилберт понимал, что она старалась и надо бы ее поощрить, но не смог заставить себя произнести ни слова, слишком сильные эмоции бурлили внутри.

– С сахаром? – поинтересовалась девушка.

– Без всего, – отозвался он и вошел в свой кабинет, несдержанно громко хлопнув дверью.

***

Глядя на удаляющуюся спину своего начальника, Краснова ощутила легкую тошноту. После этого разговора мерзкий горький осадок остался где-то на сердце. Она, конечно, осознавала, что ему тоже было неприятно читать про себя всякие гадости, но считала, что это не повод плевать в душу другим.

Хотела, как лучше, все объяснить, извиниться, а он поступил как последняя сволочь, не удосужился даже выслушать. Злилась на него, на несправедливость, но не могла изменить ситуацию. Не было сомнений в том, что теперь Алекс будет думать о ней как о двуличной интриганке. Приятного мало, однако он сам сделал свой выбор.

Гилберт не вызывал симпатии, внешность оказалась обманчива. Своим отношением он зарубил на корню все надежды на успешное сотрудничество и мирное сосуществование. Лиза не собиралась вести войну, пакостить ему, это было не в ее правилах, но общаться с таким человеком, и уж тем более работать под его руководством ей хотелось меньше всего. Вот только других вариантов у нее не имелось. Поэтому нужно было принять сей факт, как данность и выбросить из головы и Гилберта, и всю эту дурацкую историю.

Больше всего раздражало, что она вынуждена расплачиваться за чужие ошибки. Макс в очередной раз заварил кашу, расхлебывать которую приходилось ей.

Лиза чувствовала, что скоро взорвется от переполнявших ее негативных эмоций. Необходимость поделиться с кем-то своими переживаниями ощущалась все острее. Сделав несколько глубоких вздохов, она подняла с пола скомканную газету и направилась к спортивному директору. Они не являлись близкими подругами, но время от времени позволяли себе довольно откровенные разговоры.

– Привет, ты сильно занята? – спросила Краснова, заглянув в кабинет Мирзоян.

– Нет, заходи, – ответила та. – Кофе будешь?

– Буду.

Лиза закрыла за собой дверь и присела на одно из свободных кресел, положив бумаги на стол.

– Чего такая возбужденная? Что-то случилось?

Лиана мгновенно считала ее состояние. Обычно спокойная и рассудительная, Елизавета выглядела, как минимум, странно: горящие глаза и заметный румянец на щеках выдавали ее с потрохами.

– Да, случилось. Вот, почитай, – Краснова развернула смятые листы и протянула их Мирзоян.

Та с интересом пробежалась взглядом по фотографиям и, быстро прочитав интервью, улыбнулась.

– Ничего себе… Какая муха тебя укусила?

– Да не я это!

– А кто?

– Муж мой недалекий, – обреченно протянула Лиза и спрятала лицо в ладонях. Усталость навалилось так внезапно, что хотелось заплакать, хотя вряд ли от этого станет легче, ничего уже не изменить.

– Думаешь, Гилберт оценит? – многозначительно произнесла Лиана и, достав чашки, налила кофе.

– Только что от него. Не оценил…

– Ну ясное дело. Что сказал?

– Да я извиниться хотела, а он даже выслушать отказался, козел, блин! – вспылила Краснова, вновь вспомнив недавнюю перепалку с начальством. Злость огненным шаром пылала внутри. – Да и ладно, переживу!

– Ты к нему несправедлива, – невозмутимо заметила Лиана и снова улыбнулась. Поставив чашки на стол, достала из закромов коньяк и плеснула немного в кофе.

– Да конечно! Святой прям, нимба только не видать над головой!

– Что ты так реагируешь-то?

– А что ты его защищаешь-то?

Лиза надеялась, что подруга поймет и поддержит ее, а она почему-то встала на сторону сатрапа.

– Ну послал и послал… Может, у него день не заладился, а ты попала под горячую руку. Успокоится, сам придет извиняться, вот посмотришь.

– Пусть засунет свои извинения, сама знаешь куда!

– Лиз, – примирительно начала Мирзоян.

– Ой все, – перебила ее Краснова и встала из-за стола. – Пойду я лучше работать!

– А кофе?

– Расхотелось, – буркнула она напоследок и покинула кабинет. Настроение было испорчено окончательно и бесповоротно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю