332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алина Татаева » Король для Снежной Королевы (СИ) » Текст книги (страница 5)
Король для Снежной Королевы (СИ)
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 20:02

Текст книги "Король для Снежной Королевы (СИ)"


Автор книги: Алина Татаева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 6 страниц)

Потом я обняла всех придворных дам, с пожеланиями удачи. Они надеялись, что я вернусь, но мне-то было лучше знать, что это не так.

В восемь часов в зале совета собрались все союзники, облаченные тоже в доспехи. Все были серьезны и немного мрачны. Особенно мрачным был Шен. Я понимала его, потому что наши встречи иногда начинались с того, что он пытался донести мне, что я не буду участвовать в битве. И каждый раз это все заканчивалось психом и мольбами не молчать или не психовать.

–Дорогие союзники,– начала я свою небольшую речь. – Сейчас мы пройдем в сад к капищу Ледяной девы, где я попрошу ее помощи. Что бы ни случилось, мы будем биться. Эрик должен быть разгромлен, чтобы даже мысли не могло быть о нападении. Защитим наш дом. Я горда, что буду это делать бок о бок с лучшими правителями своих стран.

Я взмахнула рукой, и над залом засияла древняя руна, означающая благодарность, признательность. Потом к ней присоединились руны других правителей, которые обозначали то же самое. Я улыбнулась – у меня есть друзья, которые не покинут меня.

Когда символы погасли, я первая вышла из зала. За мной шли все остальные, как полагается по этикету. Мы направились к статуе Ледяной девы, которая была в саду.

Испокон веков все правители, которые принадлежали к нашему императорскому дому, испрашивали благословения у Ледяной девы или Воина-ледника. На священном капище, где стоят статуи, проводились ритуалы. Если нужна была помощь, то императоры и императрицы приносили в чашу свою кровь. И тогда, можно было считать, что удача им улыбалась, если были даны добрые знаки. Порой, но очень редко, покровители императорского дома отвечали, появляясь некими духами из статуй. Если же покровители не давали свое благословение, то из чаши вытекала вся налитая кровь или чаша лопалась. Тогда предки ни за что не смели идти против воли покровителей.

И вот сейчас, перед лицом всего народа и союзников, я должна была повторить ритуал. Я гордо прошествовала к самой статуе и остановилась перед ней. Потом я поклонилась, достала из пояса кинжал и, резанув по ладони, нацедила в чашу немного крови. Потом, когда кинжал был возвращен мной на место, я взяла магический щит Ледяной девы и ударила по нему своим мечом. Все вздрогнули, но тем не менее.

–О великая покровительница нашего дома! – громко обратилась я к статуе. – Я молю тебя, окажи нам милость и даруй нам свое благословение на битву, во имя защиты страны от нападения чужеземца!

Повисло молчание. Все ждали продолжения моей речи для Ледяной девы.

–Клянусь, о великая и могучая, что кровь врага, смоет мою из этой чаши,– и тут я замолчала, потому что кровь испарилась. Все почувствовали присутствие потусторонней силы. Трепет охватил нас, потом появилась сияющая фигура.

–Не нужно клятв, императрица великого дома,– раздался голос покровительницы, и мы все практически единовременно поклонились ей. – Удача и победа идут с вами, ибо ты очень мудра и умна. Ты избрала правильных союзников, которые не воткнут нож в спину. Я буду в твоем теле, величайшая, и вы придете к победе. Не пугайся, я буду лишь помощником, ты сохранишь свой разум.

Потом призрачная рука подняла меня, чтобы я стояла перед ней, поклонилась мне и прошла внутрь меня. Сначала я даже немного удивилась ощущениям, но потом все стало лучше. Слух, интуиция, зрение обострились. В отражении от собственного меча я заметила, что глаза сияют синим, что даже не видно зрачка.

–Друзья, благословение получено,– возвестила я. – И удача на нашей стороне. Эта война закончится так и не начавшись. Эрик пожалеет сотни раз, что бросил вызов, ибо врагов в живых я не оставлю!

Многочисленная армия и народ поддержали меня криками и аплодисментами. После этого главнокомандующие во главе со мной вскочили на своих боевых коней и дали знак армиям двигаться. Вскоре мы оставили за спиной Наратион, и начали ехать через лес.

На всю дорогу мы потратили около сорока минут. В итоге мы оказались на окраине поля будущей битвы уже через час с небольшим. Противник со своей армией и союзниками в малом количестве и качестве уже ждал на совей стороне.

–Сдавайся, Айсенор! Или ты станешь рабой! – появились сии слова над полем. Ого, да Эрик притащил с собой и мага для общения на расстоянии!

–Никогда! Покровительница уже здесь,– ответила я в своем послании

–Упрямая дрянь! Тебе не победить меня! – на этих словах напрягся лорд Шен. Я дала знак ему не вмешиваться, ибо Эрик хотел спровоцировать нападение. Вот только я не идиотка, чтобы так скоро отреагировать на столь бесполезный и бездарный выпад.

–О, нет, Эрик, это тебе не победить меня. Ледяная дева уже во мне, и ты падешь на поле битвы!

Следующим посланием агрессор оскорбил меня. Но я спокойно взирала на сошедшего с ума мужчину издалека. Шен нервничал, потому что ему очень хотелось убить Эрика еще до начала битвы. Я понимала любимого, но вот допустить этого я не могла.

Наконец, пробил час. Солнце поднялось из-за леса и осветило поляну.

–Сдаешься?

–Ни за что! – ответила я и началось.

***

Две армии сошлись на избранном ими поле битвы. Императрица, восседая на своем лучшем коне, который был заговорен от гибели, повела армии в бой. С другой стороны, на них мчались всадники Эрика. Сам же король восседал на своем коне, но предпочитал не лезть.

Девы-воительницы с проклятиями на тех, кто уготовил им худшую участь рабынь, неслись в бой на своих экзотических латурах, огромных монстрах, в боевых доспехах, с огромными клыками в три ряда и не менее огромными когтями. Противники бились не на жизнь, а на смерть. Айсенор билась сначала на коне, но потом перешла в рукопашный бой на земле. От нее только так отлетали мертвые враги, ее клинки сверкали как стрекозы, и любой, кому не посчастливилось сражаться против нее, падал замертво на землю, зажимая рукой рану. Шен бился недалеко от нее, иногда посматривая за практически неуязвимой императрицей. Вдруг, один из раненых изловчился и повалил ее на землю, воткнув кинжал в бок, защищенный лишь кольчугой.

–Глупец,– не своим, а каким-то угрожающим неземным голосом сказал Айсенор, вытащив кинжал и легко воткнув его в противника. – Меня так просто не убить. Я неуязвима!

Мужчина так и замер с кинжалом, пробившим шею насквозь. Тирис как истинный воин своей страны тоже храбро бился. Он настолько был хорош в бою, что не получил ни удара. Даже царапин на его красивом лице не было. Два клинка принца невидимками ранили всех врагов вокруг. Никто не мог заметить, как Тирис косил одного за другим, действуя быстро и точно. Ни один воин не издал даже звука, когда оказывался на земле со смертельной раной.

Латуры и их наездницы убивали не меньше врагов. Анилари искусно убивала мужчин, пробивая их броню своим мощным магическим клинком.

Но и у армии Айсенор и ее союзников были потери. Достаточные, но гораздо меньше, чем у противника. Бравые воины разили врагов, а враги разили их. Ни те, ни другие не щадили. Каждый бился во имя чего-то. Воины Эрика – ради того, чтобы их семьи не казнили. Воины Айсенор, Архшан'арра, Анилари – против захватчика, за свои земли и народы.

Солнце неумолимо ползло к закату, и когда стало темно, Эрик дал приказ отступить до рассвета. Айсенор, перемазанная в крови, презрительно фыркнула. Их войска тоже отступили, чтобы переждать ночь.

***

Вечером было объявлено отступление на ночь.

–Но с первым лучом солнца я вернусь и закончу начатое,– пригрозил мне Эрик. На всякий случай я поостудила пыл Шен-Эвеля, потому что нельзя сейчас убивать этого упыря. Нет оснований. Иначе потом осудят нас и будут правы.

У каждого повелителя была своя палатка для ночевки, у границ с боевым полем, откуда военные оперативно утащили трупы, поставили часовых, которые будут сменяться.

Я расположилась в своей палатке на отдых. Здесь мне пришлось избавляться от лат самой. Потому что нечего черни делать на поле боя. Я осталась только в нижнем костюме, который обычно одевается под доспехи, чтобы не пораниться самой и ничего не натереть.

–Айсенор, этот подонок оскорблял тебя, а ты ничего не предприняла против него! – даже гадать, кто вошел в мою палатку с такими претензиями.

–Шен, я знаю, что оскорбил, но сейчас не время,– сказала я. – Не в нашем праве его карать, иначе это будет незаконно. Тогда будет беда. И прошу, до тех пор, пока мы его окончательно не разгромим, не кипятись. Обещаю, что доверю тебе казнить Эрика. Или убить на поле боя.

–Хорошо,– вздохнул лорд и обнял меня. Потом я услышала шаги и быстро ретировалась в кресло из теплых объятий любимого.

–Ваше величество, там пришли из стана Эрика,– доложил один солдат.

–Сейчас подойду, свободен,– приказала я строго, и офицер исчез за дверью. Пожав плечами, я накинула меховой плащ, поцеловала Шена и направилась к сторожевым. Там стояла группа из двадцати человек. Все они были явно от Эрика.

–Ваше Величество,– упал на колени их, видимо, глава. – Прошу, примите нас!

–С чего вдруг? – спросила я, внимательно изучая нежданных гостей.

–Нам ничего хорошего не светит в нашей стране,– ответил один раненый мальчишка. – Семьи убиты, возвращаться не к кому. А воевать против вас и умирать как наши сегодня мы не желаем.

–Лучше с вами,– поддакнул мужчина, обросший щетиной, со свежими отметинами на лице.

–Эрик бушует, солдаты его боятся. Вот мы и решили, что нам пора оттуда уходить,– вновь в разговор вернулся первый. Я просканировала всех взглядом. Они говорили искренне, ни слова лжи.

–Капитан! – он тут же явился по правую руку от меня. – Отогреть их и выдать им наше вооружение. Завтра они будут охранять лагерь во время битвы. Если мы не завершим и завтра, их отправим в Наратион с приказом. Все ясно? Исполнять.

После этого прибыло еще пара отрядов. Их мы решили снабдить своими доспехами и взять в бой завтра.

–Охрана лагеря на время боя уже есть, так что вам придется биться против своих,– сказала я. Мужики виновато переглянулись, но тем не менее согласились.

–Дезертиры,– вздохнул Архшан'арр, когда мы с ним, его сыном и братом расположились у меня для ужина. – Это еще раз подтверждает, что завтра он проиграет. Представь, это только у нас собралась сотня, а сколько пало и дезертировало обратно домой?

–Важное сообщение,– в палатку влетел доносчик.

–Что там? – отозвалась я.

–Убыль солдат в армии противника составила три тысячи солдат. Один из союзников разорвал союз и предпочел уйти с поля боя,– доложил он.

–Молодец, свободен,– дала я ему добро. А потом мы вернулись к беседе. – Три тысячи. Со своими жалкими тремя десятками он завтра будет разбит.

–Наши потери? – поинтересовался племянничек.

–Около полутысячи,– отозвался его отец. – Еще бы, воительницы на своих латурах разносили стан врага только так. Надо будет потом поинтересоваться, можно ли где-то приобрести такую животинку?

–Брат, зачем тебе? – засмеялась я. Медведеобразный Повелитель гордо выпрямился.

–Кататься самому или с супругой! – выдал он. Мы все покатились от смеха.

–Или охранять что-нибудь,– выдавила я сквозь смех. – Любой вор умрет от страха, прежде чем что-то украдет.

Непринужденно беседуя мы просидели до десяти вечера. Потом все трое вымелись из палатки спать, а Шен вернулся, чтобы еще немного побыть со мной. Я заблокировала дверь, чтобы никто не вошел без разрешения, и мы в обнимку с лордом просидели еще час, после чего он ушел. Я легла спать, но защиту не убрала. На всякий случай. Рана, которую мне пробил кинжалом один кретин, уже затянулась. Благодаря Ледяной деве. Она незаметно меня подлечила, я даже боли не чувствовала.

Ранним утром все встали, чтобы быть готовыми к битве. Солнце еще было далековато от линии горизонта, и потому было темно.

***

Первый луч солнца осветил поле, и войска вновь сошлись в смертельной схватке. Эрик боязливо мялся у своей стороны, а Айсенор лихо била врагов центре сражения. В резерве в этот раз оставили конников под началом Тириса, чтобы было кому догнать беглецов, если они проиграют и бросятся бежать.

Так и получилось, спустя пять часов, когда армия Эрика под натиском армии императрицы стала отступать. Императрица билась в самом центре всей битвы. Но увы, она получила два ранения. Это было для нее пустяком, пока в ее теле была Ледяная дева.

И вот, в самый ответственный момент, когда армия врага сдалась, а Эрик кинулся бежать, Тирис с конниками погнался за ними. Все радовались победе. А императрица добивала еще нескольких. Один из них сумел воткнуть свой кинжал ей в бок, оставив там третье ранение. Когда битва завершилась через полчаса, покровительница императорского дома покинула императрицу. Тогда он вскрикнула и начала падать. Но ее успели подхватить любимые руки любимого лорда.

***

Боль в правом боку не уходила, напоминая, что я смертна. За свою любовь и победу я должна заплатить. И цена – моя жизнь. Я начала падать, но меня подхватил любимый. Вне всякого сомнения, я признала – люблю. Теперь мне немного стыдно, что я не попыталась сразу его узнать. Я поддавалась раздражению, и едва не проморгала свое счастье. Краткое, но счастье.

–Шен, как хорошо, что ты рядом,– слабо улыбнулась я. – Теперь я не боюсь... не боюсь умереть....

–Чушь, ты не умрешь,– он страстно поцеловал меня. – Я не позволю тебе.

После этого он обхватил меня покрепче и вскочил в седло. Левой рукой я прикрывала свои раны как могла, но этого было мало. Впрочем, что-то делать смысла не было. Плата есть плата. Цена высока, но она того стоит. Мы неслись на коне во всю мощь. Я начала проваливаться в беспамятство ненадолго, но боль и тряска возвращали меня. Я была рада, что я в кольце его рук, что я замечаю остатками зрения его золотые глаза.

–Ты не умрешь, я обещаю,– бормотал он, прижимая к себе, словно боялся, что я исчезну. Самонадеянный. Я не выживу... Это было решено уже достаточно давно.

В памяти проплывали счастливые моменты моей жизни. И часть была связана именно с золотоглазой семьей. Отцом, братом и сыном. Я была благодарна богам, что встретила Архшан'арра, а через него познакомилась с Шеном. Моей первой и последней любовью.

Наконец, мы доскакали, но я уже отключалась. Даже боль, очень сильная, не могла вырвать меня из забытья. Но я крепилась, потому что оставалось только выразить последнюю волю. Или хотя бы отдать документ, где она изложена...

Я не знаю, как, но очнулась я на мягкой кровати в той комнате, где я ночевала неделю перед битвой. Глазами я пыталась найти Шена, но не могла увидеть его. Лео, моя хорошая Лео, она хлопотала о враче, едва сдерживая слезы.

–Шен,– позвала я. Тут же он взял меня за руку. Второй рукой я сделала магический пасс, чтобы появился свиток с завещанием. Мне хватило на это сил, и я слабо улыбнулась:

–Возьми, и... не смей... мне перечить,– сказала я. Когда лорд взял бумагу в руки, я провалилась в забытье. Но в этот раз я не чувствовала боли, которая могла бы привести меня в сознание.... Дыхание было слабым... Сердце добивало последние удары...

***

Несколько минут и сердце уже не билось. Доктор развел руками, камеристка разрыдалась. Забежали Архшан'арр с сыном – им сообщили, что императрица умирает, и они оба бросились к ней, но не успели...

–Нет, прошу, ты же не оставишь меня! – брат Повелителя тряс руку женщины, но она не отзывалась. Ее глаза были закрыты, сердце не билось, дыхания не было. Мужчина не могу поверить, что она не вернется к нему. Он не верил, что она уже умерла. – Прошу...

–Шен,– Архшан'арр положил руку на плечо брата. – Она умерла...

–Нет,– возразил голос покровительницы императорского дома. – Твои мольбы, Шен-Эвель, сделали чудо. Она не умрет, потому что душа привязана к тебе. Сделай ее счастливой, и счастье придёт к тебе.

Все обратили взоры на умершую, но она так и лежала не шелохнувшись. А дух исчезла, чтобы загнать душу обратно в тело...

***

Свет, бесконечно много света... Мне было легко, но что-то не давало мне уйти дальше. Это словно груз на ногах, он не давал сделать и шага. Я слышала призрачно голоса, знакомы родные голоса, но не могла откликнуться, потому что я уже не с ними. Слезы, чьи-то горькие слезы преградили мне путь дальше, а что-то сильно не давало идти. Я ничего не понимала, пока вдруг не увидела Ледяную деву. Она была в образе моей мамы, какой я ее запомнила.

–Молодец, доченька,– сказал она и обняла меня. Я опешила.

–Мама? – только и смогла сказать я. Дух кивнула и ласково мне улыбнулась. – Значит, я теперь стану Ледяной девой?

–Нет, не угадала,– хитро прищурилась мама. – Если бы это было так, ты бы здесь не зависла. Тебя крепко держат там, тебе не пройти дальше.

–И что теперь делать? – поинтересовалась я. Дух захохотала.

–Глупая, ты снимешь проклятие! Потому что воскреснешь! – объяснила мне она. Я застыла с открытым ртом. Это развеселило Ледяную деву еще больше. – Ничего, когда воскреснешь, все в головке твоей хорошо уложится.

–А ты так уверена, что я воскресну? – спросила я, явно не понимая ничего.

–Конечно, иначе бы ты уже давно заменила меня, а не висела здесь,– мама погладила меня по голове. – Ах да, пока я не забыла. У этого будет маленький побочный эффект.

–Какой?

–Ты забудешь свою любовь к Шен-Эвелю. Ты станешь относиться к нему как тогда, когда он еще только переступил порог приемного зала.

–Но… Мама, за что? Почему? – я почувствовала, как слезы резко появились на глазах. Я не хотела терять такое необычное чувство, которое Шен смог во мне разбудить.

–Такова последняя плата за жизнь и свободу, доченька,– дух обняла меня, а я плакала. Как давно в детстве, будучи еще совсем маленькой девочкой. – Многие века мы умирали ради мига, когда мы любим. Теперь пришло время последней жертвы, после которой мы станем свободны. Точнее, ты и вся наша живая семья. Вам уже не будет грозить то, что грозило нам. Не плачь, милая. Я могу помочь, но толку этого будет мало…

–Что ты сможешь сделать? – спросила я.

–Сделать так, чтобы ты все вспомнила, когда повторится что-то, что объединяет вас с Шен-Эвелем. Какой-то момент или действие. Я могу устроить это, но… Зависеть это все будет только от вас. И если вдруг не получится, то вы так останетесь несчастными на всю жизнь. Все, хватит разговоров! Пора обратно!

После этого, она толкнула меня, и я оказалась в воронке. Она крутила и вертела меня, пока свет не поглотил меня полностью.

Свет. Много света. Я жмурилась как могла, пока вдруг он не начал отступать. Я услышала свое сердцебиение, дыхание. Я почувствовала, что мою руку кто-то держит и совсем не хочет отпускать. Я начала потихоньку открывать глаза. Сначала все было расплывчатым, а потом я все же сфокусировалась. Лео рыдала, отвернувшись к стене, брат и племянник смотрели на меня во все глаза, а за руку держал лорд Шен-Эвель. Он еще не видел, что я уже очнулась, и продолжал держать мою руку, поглаживая запястье второй.

Я отдернула руку и немного нахмурилась:

–Что здесь происходит? – спросила я. Брат выругался, Тирис промолчал, а лорд… Он очень странно на меня посмотрел.

–Ты жива,– только и выдохнул он, а потом решил, видимо, обнять меня, но я остановила его.

–Что значит – жива? Я вроде даже не умирала… – сказала я, напрягая память. Что-то не складывалось у меня. Я помнила, что меня принесли, положили… А конкретно что произошло во время транспортировки меня сюда я не имела понятия. Была полная каша.

–Тетя, как раз-таки ты умирала. А теперь воскресла. Клянусь семью морями подземной рекой – это чудо! – племянник все же отмер и заключил меня в объятиях. Затем Архшан’арр отодвинул сына и по-медвежьи обнял сам. Лорд Шен тоже хотел было обнять меня, но я снова его остановила.

–Что вам нужно, лорд? – спросила я. Такого удивления на лицах я не видела ни разу. На лице Тириса было крупными буквами выведено: «Ну ничего себе выверты!». А я сидела на кровати и не понимала. Совсем ничего не понимала.

–Как же, я привез тебя сюда, спас тебя,– объяснил Шен-Эвель. – Неужели ты не помнишь? Все видели, что ты даже отдала мне эту бумагу.

Он протянул мне завещание. Мое завещание. Я специально магически проверила – не подделка ли? Но все было нормально. Я автор завещания и я же вручила его лорду. Настал тупик для меня. Потому что я точно помнила, что с лордом никаких дел я не имела. Тем более, я не давала ему повода думать, что между нами что-то может быть. Судя по лицам присутствующих, так думала лишь я одна. Пока я молчала и сверила его взглядом, в попытках понять – лжет или нет? – лорд не выдержал. Он встал и с мрачным лицом покинул комнату.

А потом началась суета и канитель, среди которой я пыталась разобраться с сумятицей в мозгах и душе. Войну мы выиграли. Эрик как военнопленный доставлен в мою темницу, где ждет наказания. Его союзники как трусливые мыши разбежались и предпочли откупиться, а в стране Эрика настало спокойствие. Там давно уже ждали, когда этот душевнобольной уйдет с поста короля. Теперь там временно правит наместник, с которым у нас достаточно хорошие отношения. Он пообещал, что такого не повторится. Там готовятся выборы нового короля, который станет родоначальником новой династии.

Одной из поразительных новостей стало то, что все покои Эрика и его личная галерея изобилировали моими изображениями. Он просто сошел с ума по мне. Не скажу, что это прям так приятно или еще что-то, просто это немного страшно. А если бы он просто похитил меня? Оказаться в плену у сумасшедшего – худшее наказание.

В течение трех первых дней передо мной неизменно появлялся лорд Шен, чем неизменно меня доставал. Он пытался донести мне, что все было не так, как мне кажется, как помнится мне. Я игнорировала это, потому что знала – мои воспоминания совсем не ложь. Другое дело, что сердце чуяло что-то неладное. Ведь я помнила одно, а все остальные совсем другое. Такого ведь не может быть? Но все это забывалось под действием кучи дел, которую надо было переделать. Кстати, на четвертый день лорд не появился. И на следующий тоже. Мне доложили, что он уехал обратно. Я лишь пожала плечами. Меньше раздражителей в окружении.

Я планировала в честь победы устроить бал. Примерно через неделю. Брат и племянник уговорили пригласить и лорда Шен-Эвеля. Я согласилась, только из-за вежливости, и чтобы эти двое на меня не обиделись.

Подготовка к балу пошла полным ходом. Все союзники согласились приехать. А я так еще не разобралась в сумбуре, который царил м памяти…

***

Лорд Шен сидел и потягивал вино и бокала. Его брат сидел напротив. Эти двое только что вернулись с капища Ледяной девы, куда за советом хотел съездить златоглазый лорд. Он был очень печален, его глаза словно опустели. В них больше не горели искры, как когда-то, когда Айсенор любила его…

–Не отчаивайся брат,– сказал Архшан’арр. – Она же сказала, у тебя есть шанс.

–Нет у меня шансов,– абсолютно бесцветным голосом ответил ему Шен. – Я уеду. И никогда больше не вернусь.

–Ты хотя бы уважь нас с сыном, посети бал у нее,– продолжал уговаривать брата Повелитель.

–Зачем? Чтобы опять слышать это ее «лорд»? – вспылил Шен-Эвель. Он уже ненавидел это обращение, оно было ему противно. Особенно, кода его любимая говорила это. – Или чтобы опять видеть, как она смотрит мимо? А может, чтобы опять получить удар от нее? И ведь она даже не знает, как больно ранит каждым словом, обращенным ко мне с почтением и вежливостью…

–Брат, поверь, если и есть шанс все вернуть, то он только там, на этом балу. Ты ведь растопил однажды ее сердце, так сделай это снова!

–Отец прав, дядя,– согласился с Архшан’арром Тирис. – Такую женщину нельзя упускать. Попробуй. Если не получится, то тогда уже поедешь в свой гарнизон воевать с горцами. Попытка – не пытка.

–Для тебя пока еще нет. Для меня – пытка,– брат Повелителя осушил свой бокал одним глотком. – Ладно, я приду на этот бал. Но если ничего не получится, то можете не ждать меня домой.

–Вот и славно, брат, только настрой смени, а то безнадежность так и веет в каждом слове. Таким видом ты точно не поразишь дражайшую сестру,– прогремел Повелитель. Но тут кашлянул Тирис, привлекая внимание отца.

–Папа, я должен сообщить, что нашел себе будущую супругу,– сказал он. Повелитель замер.

–Ах, сын, как вовремя! – прогрохотал он. – И кто же она?

–Она лучшая шпионка моей тетушки,– хитро прищурил золотистый глаз сынок. Лорд Шен усмехнулся, а Архшан’арр захохотал. – Правда, леди пока еще не в курсе, чьей женой станет. Но я предупреждал, что я добьюсь своего.

–Ай, пройдоха! Вот! Бери пример с племянника, брат,– сказал свое слово Повелитель и они втроем пошли готовиться к предстоящему балу. Нужно было кроме одежды запрячь карету и прихватить с собой подарки для союзников. Тирис еще хотел взять подарок для лучшей шпионки ее Величества Айсенор, с которой тайно встречается уже полгода, но пока еще не добился ее расположения. К счастью, Тирис пошел весь в отца и сдаваться раньше, чем через год бесполезных усилий не собирался. Лорд Шен закрылся в своей комнате, где собрал вещи. Что бы там ни говорила Ледяная дева, шансы, что его возлюбленная все вспомнит, были очень малы. Конечно, он хотел бы остаться, чтобы увидеть, как этого подонка Эрика казнят. Да, лорд видел его комнаты и галерею. Столько злобы и ненависти к побежденному Шен не испытывали никогда. «Этот… Позволил себе желать ее, а я, любящий ее самыми искренними чувствами, даже мысли о подобном не допускал!» – гневно думал он тогда, кромсая в саду неповинное дерево.

Все же, стоило попытаться, решил брат Повелителя. Вдруг получится, и великая императрица снова обретет те чувства?

***

Бал обещал быть грандиозным. Уж я позаботилась о том, чтобы для всех гостей были созданы удобства. Мы все готовились к празднику победы как положено. Для горожан также был устроен праздник. Вообще, по всей стране были устроены праздники на неделю. Чтобы народ вволю попраздновал. Мы обошлись достаточно малой кровью. Семьям павших воинов мы дали все условия для хорошей жизни, чтобы таким образом отдать часть великого долга убитым на поле боя воинам. Дезертировавшие воины уцелели не все, но те, кто выжил, перевезли свои семьи в нашу страну, где начали честно трудиться. Начальные условия – дома и участки мы выделили. Судьба леди Иолы, попавшей в плен, была плачевна – ее убили. Пленных воительниц вернули домой, но Анилари определила их уже в деревеньку будущих матерей – они не делали абортов, а воительницы не должны беременеть.

Ближе к вечеру, я сидела в своей комнате, гладила своего песика и думала. Я в который раз попыталась разобраться, но все без толку. Камеристка со своими помощницами занимались мной. Они красили меня, одевали, причесывали, пока я находилась глубоко в себе.

–Ваше Величество, вам букетик,– радостно возвестила леди Карин. Я посмотрела на туалетный столик и действительно. Там был прекрасный букет. Мне показалось, что я где-то такой уже видела…

–В вазу его,– быстро распорядилась Лео, пока я присматривалась к букету. Ода из служанок взяла букет, вытащила записку и отдала мне, а букет унесла. Я взяла записку и прочитала: «Надеюсь, букет вам понравится. Хоть что-то вызовет у вас улыбку, коль я сам вам не мил». И я действительно улыбнулась. Отправителем был лорд Шен-Эвель, без сомнения. Мне даже стало чуточку стыдно, что я так агрессивно была к нему настроена. Но ведь еще можно все исправить?

Я видела, как он искренне хотел наладить со мной контакт, но почему-то я реагировала на эти попытки так скверно. Я словно бы закрывалась от лорда, в то время, как он искренне хотел подружиться. А я отталкивала, и от этого мне стало еще более стыдно. И я призналась себе, что я была не права по отношению к лорду.

В семь вечера мы собрались все в большом бальном зале. Я объявила начало и первый танец достался как обычно брату. Честно сказать, я была по габаритам куда меньше него. Со стороны это смотрелось как девочка и медведь. Впрочем, я не жаловалась. И бал вошел в свою полную силу. Все веселились, не жалея сил. Еще бы! Победа в войне – есть чему порадоваться.

Среди всех гостей только один ходил в невеселом состоянии. Лорд Шен. Его золотые глаза были полны тоски. Я хотела было спросить, что же его так расстроило, но как-то не выходило, пока не объявили танец «Огонь и лед».

–Позвольте пригласить вас на один танец, Ваше Величество? – спросил лорд. Вид у него был такой, словно он был уверен в моем отказе. Я решила иначе:

–Да, конечно,– и протянула руку. Лорд удивился, но тем не менее мы прошли к парам. Зазвучала музыка. Могу поклясться, чем угодно, но у меня возникло чувство, будто это уже было со мной, дежавю. Я танцевала, и именно в таком порядке тогда шли мои движения и движения лорда. И пока играла музыка, я начала вспоминать. Память открывала истину, сбрасывая ложные воспоминания как снег. Я вспомнила все. Как рыдала, когда Тирис и Шен ушли воевать на свои территории. Как я была очарована этими глазами, цвета жидкого золота. Я вновь посмотрела в эти глаза – они были пусты. Как будто весь их живой блеск стерли, смахнули.

Танец кончился тем же, что и в прошлый раз. Я решила немного уступить, чтобы хоть как-то порадовать любимого, однако на людях я не хотела показывать, что все вспомнила.

–Лорд, отчего вы так не веселы? – поинтересовалась я тем тоном, которым разговаривала с ним минут 10 назад. То есть учтивым, вежливым.

–Разбитое сердце никого не делает счастливым,– ответил он, поцеловав мне руку.

–Вот как,– дернула я бровью, стараясь не переиграть и выдать себя. – Приходите сегодня в кабинет после бала, у меня есть хорошее средство от этого.

После этого я важно удалилась, тихо ликуя. Главное теперь было довести спектакль до финала. Я желала, чтобы задуманное мной осуществилось в лучшем виде. Эльвира, которая как обычно дымила в своей тайной ложе, мысленно криво улыбнулась: «Он и так мучился, а тут еще и ты дразнишь!». Я так же мысленно подмигнула ей: «Поверь, в кабинете он снова станет счастливым, главное только не переиграть и не упустить его…». «Как знаешь».– хмыкнула она в ответ, а я с нетерпением ждала, когда бал закончится, чтобы поскорее оказаться в кабинете. Я уже знала, как буду «исцелять» разбитое сердце. А пока бал шел, я думала, как сильно могла обидеть любимого, слепо предполагая, что не любила его и отталкивая от себя.

Моим ожиданиям пришел конец. Я чинно вышла из зала, и как только за мной закрылись двери, и оставшиеся гости продолжили празднество, я перешла на бег. Я очень быстро добралась до своего кабинета. Чтобы сделать более спокойный и безмятежный вид, я расположилась в кресле со стаканчиком старого доброго ледяного напитка ситари. Напиток, кстати, позволил мне почувствовать себя смелее и спокойнее.

Около полуночи, то есть через полчаса, дверь скрипнула, и Шен вошел в кабинет.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю