332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алексей Литвин » Красный и белый террор в России. 1918–1922 гг. » Текст книги (страница 17)
Красный и белый террор в России. 1918–1922 гг.
  • Текст добавлен: 9 октября 2016, 02:07

Текст книги "Красный и белый террор в России. 1918–1922 гг."


Автор книги: Алексей Литвин




Жанр:

   

История



сообщить о нарушении

Текущая страница: 17 (всего у книги 17 страниц)

Знакомство со следственными делами, заведенными на бывших чекистов, или «верных, преданных» сторонников Ленина – Сталина, показало, что в них сотрудники НКВД 30-х годов старались не касаться прошлой службы арестованных в этом учреждении. М. И. Лациса, Я. X. Петерса, К. X. Данишевского, В. Г. Кнорина, Я. Берзина арестовали в июне – ноябре 1937 г. Расстреляли Данишевского 8 января, Лациса – 20 марта, Петерса – 25 апреля, Берзина – 29 июля, Кнорина – 29 августа 1938 г. Всем им было предъявлено обвинение в том, что они являлись членами придуманного чекистами «центра латышской контрреволюционной шпионско-диверсионной националистической организации». Яростный большевистский обличитель меньшевиков и эсеров в 1918–1920 гг. Л. С. Сосновский, журналист, начиная с 1928 г. не раз арестовывался как «троцкист». Его расстреляли 3 июля 1937 г. Незадолго до этого, измученный пытками, он «разоблачал» Бухарина в письме Ежову: «Я готов нести свою долю ответственности за тягчайшие преступления, но и с Бухариным, как с источником зла в стране, будет покончено»[635]635
  ЦА ФСБ РФ, д. 739540. Т. 1. М. И. Лацис; Горчаков О. Ян Берзин: судьба командарма невидимого фронта. // Новая и новейшая история. 1989. № 2. С. 155; № 3. С. 133; Штейнберг В. Екаб Петерс. М., 1989; Съянова Е. Яков Петерс, которого мы не знаем. // Известия. 2003. 15 октября; Шошков Е. Звезда и смерть Глеба Бокия. Человека, чекиста и парохода. // Родина. 2000. № 7. С. 68–71; ЦА ФСК РФ, д. Р-8208. Л. С. Сосновский. С. 163. Пролеткультовец Л. Л. Авербах в 1927 г. провозглашал: «Некоторые интеллигентские писатели приходят к нам с пропагандой гуманизма, как будто есть на свете что-либо более истинно человеческое, чем классовая ненависть пролетариата». После ареста писал о помиловании, напоминая, что его мать – сестра Я. М. Свердлова, а сам он женат на дочери В. Д. Бонч-Бруевича Елене, что его родная сестра была женой Ягоды. ЦА ФСБ РФ, д. 612334. Л. Л. Авербах.


[Закрыть]
.

Сохранившиеся протоколы заседаний судебной «тройки» ОГПУ Татарии показывают темпы и направленность массовых репрессий. С ноября 1929 г. в эту «тройку» входили начальник Татарского ОГПУ Кандыбин, помощник начальника Особого отдела Степанов, заместитель прокурора Лесовой. Позже фамилии менялись, с января 1930 г. в состав «тройки» входил председатель OK ВКП(б). В течение ноября «тройка» рассмотрела 265 дел, из них расстреляли – 13 «кулаков»; в декабре – 682 дела, расстреляли 27 «кулаков» за несдачу хлеба. Формулировки типовые: «к Цветкову Ивану Васильевичу, 65 лет, Чистопольского района, беспартийному, грамотному применить высшую меру социальной защиты – расстрел. Произвести конфискацию имущества, оставив на семью установленные трудовой нормой». В 1930 г. увеличивается число арестованных и расстрелов. В январе 20 дел – 13 расстрелянных («кулаки», священники, муллы); в феврале – 510 дел —130 расстрелянных («кулаки», за антисоветскую агитацию, несдачу хлеба); в апреле – 920 дел – 60 расстрелянных (все деревенские «кулаки»); в мае – 1121 дело – 21 расстрелянный (крестьяне); в июне – 176 дел – 3 расстрелянных (крестьяне. «К Мишкину Ивану Григорьевичу, 1891 года рождения, Бугульминского кантона, служил в РККА, комроты, имеет зажиточное хозяйство, применить высшую меру социальной защиты – расстрел»); в июле – 163 дела – 10 расстреляно (крестьяне); в августе – 75 дел, расстрелы заменены на 10 лет концлагерей; в сентябре – 101 дело – расстреляно 5; в октябре 46 дел – 2 расстреляно («кулак» и священник); в ноябре – 147 дел – 8 расстрелянных («кулаки», мулла); в декабре – 359 дел – 40 расстреляно (крестьяне). Всего за 1930 г. судебная «тройка» в Татарии рассмотрела во внесудебном порядке 4320 дел, расстреляла 317 крестьян, торговцев и священнослужителей.

В январе 1931 г. судебная «тройка» ОГПУ Татарии рассмотрела 139 дел – 23 расстрелянных; в феврале – 134 дела – 16 расстрелянных; в марте – 35 дел – 5 расстрелянных; за апрель – протоколы не сохранились; в мае – 139 дел – 31 к расстрелу; июне – 498 дел – 121 к расстрелу; июле – 987 дел – 36 к расстрелу; августе – 1354 – 7 к расстрелу; сентябре – 950 дел – 2 к расстрелу; октябре – 298 дел – многим расстрелы заменены 10 годами заключения в ИТЛ; ноябре – 40 дел – расстрелы заменены заключением; декабре – 187 дел – 10 к расстрелу. Всего в 1931 г. были расстреляны 251 «кулак», торговец, священнослужитель. Типичная формулировка: «Габдрахманов Исхак, 58 лет, татарин, беспартийный, грамотный, из дер. Салуш, кулак, торговал бакалеей, арендовал землю – применить высшую меру социальной защиты – расстрелять. Семью выслать в северный край, имущество конфисковать».

В январе – сентябре 1932 г. во внесудебном порядке были рассмотрены 1376 дел и никто не был приговорен к расстрелу. За «антиколхозную агитацию» «кулаки», владельцы мельниц, торговцы, монахи и сектанты осуждались к заключению в ИТЛ или высылались в северные районы страны. В октябре – ноябре 1932 г. (за декабрь протоколы не сохранились) было рассмотрено 372 дела – 16 к расстрелу. В 1933 г. было рассмотрено 1729 дел, к расстрелу же были приговорены 29 «кулаков». В мае – июле, сентябре – октябре и декабре расстрелов не было. В течение 1934 года было рассмотрено 887 дел, к расстрелу не был приговорен никто. Среди осужденных – «кулаки» и их дети, торговцы, лица «без определенных занятий», те, кто без билета проехал в товарном поезде, бывшие хуторяне («столыпинцы»). Срок заключения всем устанавливался от 3 до 8 лет ИТЛ. Среди приговоренных 23 мая 1934 года были плотники строительства авиационного завода в Казани Н. И. и А И. Ельцины, отец и дядя Б. Н. Ельцина – первого президента России. Они были осуждены на 3 года ИТЛ как дети «раскулаченного», ведущие «антисоветскую пропаганду».

В 1935 году судебная «тройка» в Татарии зафиксировала 996 дел и ни одного расстрела. Среди осужденных «кулаки» и «деклассированные элементы» (жулики, аферисты, спекулянты, нищие), те, кто использовал в прошлом наемный труд. Протоколы «троек» за 1936 г. и первые семь месяцев 1937 года не обнаружены[636]636
  ЦА Управления ФСБ по РТ, протоколы судебной «тройки» ГПУ Тат. АССР. Т. 18–45. В июне 1931 г. в состав судебной «тройки» ОГПУ в ТАССР входили сотрудники ОГПУ Кандыбин, Музафаров, Якунин, Станкевич, от обкома ВКП(б) Абдразяков или Мукминев, от прокуратуры – Кузнецов. В 1933 г. судебная «тройка» состояла из сотрудников ОГПУ В. Гарина, Кушева, Мироманова, Станкевича, от прокуратуры – Кузнецов, от обкома ВКП(б) – Вашкевич. О Н. И. и А И. Ельциных подробнее см.: Литвин А. Л. Казанская тайна семьи президента. // Вечерняя Казань. 1993. 24 сентября; Известия. 1993. 28 сентября.


[Закрыть]
.

С августа 1937 г. началась кровавая вакханалия. С 23–31 августа судебная «тройка» рассмотрела 79 дел – 79 расстреляно; в сентябре – 429 дел – к расстрелу 425 (четверо присуждены к 10 годам ИТЛ); в октябре – 670 дел, к расстрелу 546; в ноябре – 1236 дел, к расстрелу – 431 человек; в декабре – 2336 дел, к расстрелу – 1038 человек. Рассмотрено 4750 дел, из них расстреляны 2519 человек. В 1938 году массовый террор продолжался: было расстреляно примерно 627 человек (не все протоколы сохранились).

Сводная таблица числа расстрелов, совершенных по решению судебной «тройки» ОГПУ – НКВД Татарии, выглядит так:

ноябрь – декабрь 1929 г. – 40 расстрелянных

1930 г. – 317

1931 г. – 251

1932 г. – 16

1933 г. – 29

1934 г. – 0

1935 г. – 0

23 августа – 31 декабря

1938 г. – 627

1937 г. – 2519

Итого – 3799

За 1929–1938 гг. во внесудебном порядке «тройка» рассмотрела более 20 тысяч дел и приговорила к расстрелу примерно каждого пятого, причем пик смертных приговоров пришелся на вторую половину 1937 г. Из числа осужденных «тройкой» около трети – уголовники, остальным вменялись политические обвинения. Основной состав обвиняемых крестьяне. Судили и приговаривали сельских жителей за разговоры, а не действия. Протоколы тройки полны высказываний типа: «Советская власть грабит крестьян, отбирая последний хлеб, оставляя их голодными» (Алеев Р. из Дрожжановского района, 1937 г.); «Чистосердечно признаюсь, что смириться с таким положением, в которое меня поставила советская власть, не могу» (Бочкарев Т. из Кузнечихинского района, 1937 г.); «Расстреливают хороших, заслуженных людей, которые шли за крестьян. Не их бы надо расстреливать, а надо убивать коммунистов, которые нам вредны»; «Советская власть преследует религиозников, отбирает церкви»; «Пишут – колхозы стали зажиточными, а на самом деле колхозники голые, оборванные и голодные, работают как крепостные, вот до чего довела советская власть»; «Вы, дураки, хотите быть стахановцами, вам, голодным, работать нечего, бросайте работу, колхоз все равно вам ничего не даст»; «Когда мы взяли власть, нам говорили, что будет облегчение, оказывается, нас обманули, и напрасно мы тогда не повернули штыки против этой власти»; «У нас, в СССР, рабочий класс живет хуже, чем при царском строе. Рабочие голодные, нет порядочных людей, которые могли бы руководить страной»; «Колхозы – кабала для крестьян»; «Колхозный строй – это каторга… давно бы следовало повесить Сталина и разгромить Политбюро»; «Кирова убили, самого ближайшего друга Сталина. Я с радости выпил четверть литра. Кто убил, тому спасибо, надо бы убить самого Сталина, тогда бы лучше было»; «Законы пишут только на бумаге, а на деле коммунисты нами распоряжаются как им захочется»; «Вся сталинская диктатура зиждется на обмане»; «Всех кандидатов, выставленных советской властью, нужно вычеркнуть, эти люди пользы крестьянам и рабочим не принесут»; «НКВД хуже царской охранки»; «Коммунисты к работе не способны, они болтуны»; «Методы репрессий фашистской Германии родственны с репрессиями в СССР»; «Пока существует советская власть и партия большевиков, свободы никакой не будет»; «У власти сидят мошенники, и от избранных людей нечего ожидать хорошего»; «В СССР свободы нет, сажают пачками невинных людей» и т. д.

В 1937 г. приговаривали к расстрелу за высказанное сочувствие Троцкому, Тухачевскому и Султан-Галиеву, тех, кто имел царские награды, ранее состоял в партиях меньшевиков и эсеров, бывших сексотов НКВД «за двурушничество», бывших дворян и офицеров, за искажение фамилии Сталина, за высказанное сомнение в «вечности советской власти». В Казани тогда были расстреляны епископ Иосаф (И. И. Удалов), поручик Г. А. Остенсакен, владелец аптеки А И. Бреннинг, немец В. Лебер за переписку с германскими родственниками, торговцы, писатели, люди разных национал ьностей[637]637
  ЦА Управления ФСБ по РТ, протоколы заседаний судебной «тройки» НКВД ТАССР, т. 108–125. В состав «тройки» НКВД в 1937 г. входили нарком внутренних дел ТАССР Алемасов (с конца сентября Михайлов), замнаркома Ельшин, секретарь Соловьев; от обкома ВКП(б) – секретарь Мухаметзянов (с 22 сентября – председатель ЦИК ТАССР Динмухаметов), часто в составе – секретарь ОКВКП(б) Алемасов (до этого нарком внутренних дел ТАССР).
  А. Г. Маленков, сын секретаря ЦК ВКП(б) Г. М. Маленкова, в книге об отце, желая как-то реабилитировать одного из руководителей репрессий 30-х гг., писал: «Принято думать, что в 1937 году вакханалия террора достигла апогея. Так ли это? Еще раньше репрессиям подверглись политические противники большевиков (меньшевики, эсеры и др.), священнослужители, сторонники оппозиций внутри партии, интеллигенция, крестьяне, не горевшие желанием идти в колхозы, рабочие… С приходом Ежова в НКВД карательная машина начинает перемалывать правящую элиту и саму себя. Думаю, именно потому, что в 37-м репрессии кровавой волной прошлись и по правящей элите, этот год стал в устах современного правящего слоя… символом репрессий вообще, хотя известно, что их размах и гибельный для судьбы страны голод в 1929–1933 гг. были намного больше». Маленков А. Г. О моем отце Георгии Маленкове. М., 1992. С. 32.
  Разумеется, «раскулачивание» и голод начала 30-х привели к миллионным жертвам. Но социальный состав жертв большого террора, во всяком случае в Татарии, не подтверждает вывода А. Г. Маленкова. И в 1937 г. большинство расстрелянных по приговорам «тройки» – крестьяне.


[Закрыть]
.

В 1938 г. состав обвинений изменился: невинных людей стали расстреливать по подозрению в шпионаже. Разумеется, наряду с этим расстреливали за «антиколхозную и антисоветскую агитацию», сочувствие Франко, за слова: «перебить надо коммунистов, чтобы не морили крестьян»; «ввиду репрессий советской власти против моей семьи я ее ненавижу». «Шпионов» обнаруживали по национальности, месту рождения и по разнарядке начальства. Поляки, немцы, финны, латыши и другие арестовывались «за шпионаж» в пользу своей страны. Русские, евреи, татары обвинялись «в шпионаже» в пользу Румынии, Польши и т. д., поскольку или сами, или их родители приехали в Татарию из этих стран. Расстрельные списки «за шпионаж» утверждались Ежовым и Вышинским. По разнарядке, как «японский шпион», 14 ноября 1938 г. был расстрелян известный татарский писатель Карим Тинчурин. Вместе с ним еще восемь татар: учителей, бухгалтеров, пенсионеров, ничего общего ни с каким шпионажем не имевших[638]638
  ЦА Управления ФСБ по РТ, протоколы заседаний особой «тройки» НКВД по Татарской АССР, т. 69–77.


[Закрыть]
.

Осенью 1918 г. большевики мечтали сделать красный террор выражением народного гнева. Но добились они «единогласного» одобрения большого террора в середине 30-х годов, когда собрания и пресса единодушно требовали смертной казни тем, кому еще недавно рукоплескали[639]639
  26 января 1937 г. «Литературная газета» вышла под общим заголовком «Смести с лица земли троцкистских предателей и убийц». С проклятиями в адрес безвинно убиенных выступили А. Толстой, К. Федин, Н. Тихонов, Ю. Олеша, И. Бабель, Л. Леонов, М. Шагинян, В. Шкловский, Джамбул и др. Разумеется, были и те, кто критически относился к сталинскому террору и стал его жертвой. Открыто со стихами против действий Сталина выступил О. Мандельштам. О его судьбе см.: Огонек. 1991. № 1; Известия. 1993. 18 сентября; и др. Менее известны стихи Павла Васильева:
  «– О муза, сегодня воспой Джугашвили, сукина сына. – Упорство осла и хитрость лисы совместил он умело. – Нарезавши тысячи тысяч петель, насильем к власти пробрался». – П. Н. Васильев был реабилитирован лишь в марте 1989 г. ЦА ФСБ РФ, д. 35052, л. 103, 243.


[Закрыть]
. Сталинисты считали политику массовых чисток правильной, ибо накануне войны страна избавилась от «пятой колонны». Антисталинисты виновником большого террора полагают безымянную Систему, для которой «избыточный» террор закономерен. Есть и иная точка зрения, корректирующая последнее утверждение. Из нее следует, что сталинский террор заходил так далеко, что не столько усиливал, сколько ослаблял деспотическую власть, потому существовали различные, в том числе менее террористические варианты карательной политики, так называемый «мягкий сталинизм», сторонником которого был, например, Г. К. Орджоникидзе. В доказательство возможности такого развития указывается на то обстоятельство, что последователи Сталина после его смерти, не покушаясь на основы системы, отказались от крайностей государственного терроризма[640]640
  Xлевнюк О. В. Сталин и Орджоникидзе. Конфликты в Политбюро в 30-е годы М., 1993. С. 140.


[Закрыть]
.

Все эти точки зрения некорректны, в том числе и последняя, т. к. и она в какой-то степени оправдывает тоталитарную систему с ее преступной (мягкой или жесткой) карательной политикой. Думаю, что нельзя полагать борьбу с диссидентами при помощи «психушек», ссылок, лагерей более либеральной мерой по сравнению с расстрелами. Это тоже террор, и слова «лучше», «хуже» для определения преступности режима употреблять вряд ли имеет смысл. Любой террор преступен.

Большой террор был естествен для карательной политики тоталитарного государства. Его главное отличие от красного террора состояло в том, что в 1918 г. шла гражданская война и у населения было оружие, чтобы как-то противостоять репрессивному произволу красных или белых властей. В 30-е годы государственный террор со страшной силой обрушился на совершенно беззащитное, обуянное страхом население. Гитлер в те же годы уничтожал ненацистов и «расово неполноценных». Для Сталина никаких ограничений не было – массовый террор не обошел ни один слой населения, ни правящую партию, ни самих карателей[641]641
  Число жертв «ежовщины» (январь 1937– декабрь 1938 г.) ужасает. По мнению Р. Конквеста, за это время было расстреляно около миллиона, умерло в заключении около 2 миллионов человек. Конквест Р. Там же. С. 962. И. А. Курганов конкретизировал: в 1937–1938 гт. погибло 635 тысяч крестьян, рабочих, интеллигентов, 340 тыс. коммунистов, 30 тыс. военных. // Российский ежегодник. М., 1990. Вып. 2. С. 288. В 1956 г. на секретный запрос Политбюро КГБ сообщил: в период с 1935 по 1940 год было арестовано примерно 16 миллионов человек, из которых по крайней мере семь миллионов были расстреляны или умерли в ГУЛАГе. Эндрю К., Гордиевский О. Там же. С. 158. По данным В. Земскова, в конце 1937 г. в ГУЛАГе находилось 996 367 заключенных, в конце 1938 г. – 1 317 195. Удельный вес осужденных за «контрреволюционные» преступления в составе лагерных заключенных составлял: в 1937 г. – 12,8 %; 1938 г. – 18,6 %; в 1939 г. – 34,5 %. // Аргументы и факты. 1989. 11–17 января. В 1937–1938 гг. было расстреляно 110 из 139 членов ЦК, избранных на XVII съезде ВКП(б) в 1934 г.; 75 из 80 членов Реввоенсовета РККА, более половины командиров. Дважды подвергался чистке НКВД. При Ежове все 18 комиссаров государственной безопасности первого и второго рангов, служившие при Ягоде, были физически ликвидированы. Из 122 высших офицеров, служивших в 1937–1938 гг., только 21 офицеру удалось сохранить свою должность после того, как Ежова сменил Берия в 1939 г. Эндрю К., Гордиевский О. Там же. С. 158. В документе, составленном прокуратурой страны в 1954 г. для Хрущева, говорилось, что, по данным МВД СССР, с 1921 г. до начала 1954 г. за политические, «контрреволюционные» преступления было осуждено коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием, Военной коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 чел., в том числе приговорены к расстрелу – 642 980, к содержанию в лагерях и тюрьмах на срок от 25 лет и ниже – 2 369 220, в ссылку и высылку – 765 180 человек. Указывалось, что из общего числа арестованных за «контрреволюционные» преступления около 2,9 млн. человек были осуждены во внесудебном порядке и 877 тыс. судами и военными трибуналами. В начале 1954 г. в лагерях и тюрьмах находилось 467 946 политических заключенных, в ссылках – 62 462 человека. // Аргументы и факты. 1990. № 5. По данным А. Н. Яковлева, чекисты всего за несколько месяцев после декрета о красном терроре в сентябре 1918 г. казнили более 50 тысяч человек. Ас 1921 по 1953 год было арестовано 5 951 364 человека, а всего число убитых по политическим мотивам, умерших в тюрьмах и лагерях за годы советской власти в целом по СССР достигает 20–25 миллионов человек. Сюда относятся и умершие от голода: более 5,5 миллиона – в гражданскую войну и более 5 миллионов человек – в 30-е годы. Яковлев А. Н. Сумерки. С. 123, 217.


[Закрыть]
.

Время большого террора со всей очевидностью показало демагогичность и пагубность утверждений, которые любил повторять Троцкий и другие функционеры: «партия всегда права», «народ всегда прав». Отрицание большевиками общечеловеческой морали привело их к поддержке сталинских преступлений и собственного убиения. Борьба за выживание сделала людей агрессивными, нетерпимыми, завистливыми и жестокими в одобрении массовых убийств. Народ повинен в том, что не защитил себя, что позволил вовлечь себя в преступные деяния режима, одобрил их, стал жертвой и социальной базой левого экстремизма.

К. Маркс писал, что существует лишь одно средство сократить «кровавые муки родов нового общества, только одно средство – революционный терроризм». Ленин предложил метод его проведения, объявив обманом всякую нравственность, «взятую из внеклассового, внечеловеческого понятия», подчеркнув, что нравственно все, что полезно революции. Сталин уточнял, не очень следуя логике, что в стране должны властвовать не те, «кто выбирает и голосует, а те, кто правит», – люда, «которые овладели на деле исполнительными аппаратами государства, которые руководят этими аппаратами». И тут же подчеркивал: «Нам, представителям рабочих, нужно, чтобы народ был не только голосующим, но и правящим»[642]642
  Маркс К. и Энгельс Ф. Соч. Т. 5. С. 494; Ленин В. И. ПСС. Т. 41. С. 309; Сталин И. В. Соч. Т. 4. С. 37, 366.


[Закрыть]
. Большевикам удалось эффективно замаскировать сущность тоталитаризма. Миллионы людей оказались втянутыми в уничтожение имущих и «врагов народа». Те, кто был ничем, получив обещание «стать всем», возвели в абсолют силовые методы «убеждения» и подчинения. Победоносный для большевиков исход гражданской войны в России привел их к большому террору 30-х, к убежденности в правоте произвола, безнаказанности за уничтожение своих беззащитных сограждан.

Заключение

Гражданская война в России не имеет аналогов в мировой истории. Влияние ее на будущее созидание тоталитарных режимов было огромно. Ведь Гитлер мог утверждать, что идею организации концлагерей он заимствовал у Ленина и Троцкого. А Сталин, совершенствуя методы устрашения и насилия тех лет, довел общество до восприятия большого террора 30-х годов.

М. Геллер и А. Некрич, советские историки, будучи в эмиграции, написали краткий очерк истории СССР с 1917 года, назвав его «Утопия у власти»[643]643
  London, 1986.


[Закрыть]
. Они ошиблись. У власти в СССР были не утописты, а жестокие прагматики, использовавшие в пропагандистских целях камуфляж утопических лозунгов. Ленин и его окружение полагали, и не без оснований, что только не ограниченное никакими законами насилие может помочь большевистской элите удержаться у власти. И этой цели – удержаться у власти – была посвящена вся их деятельность. Ради этого большевистские властители цинично показывали, что человеческая жизнь для них – это только лагерная пыль.

В годы Великой Отечественной войны Сталин вспомнил опыт Троцкого в гражданскую и ввел в действие заградительные отряды, которым было приказано расстреливать отступающих красноармейцев. Троцкий требовал ставить на «командные посты только тех бывших офицеров, семьи которых находятся в пределах Советской России, и объявляя им под личную расписку, что они сами несут ответственность за судьбу своей семьи»[644]644
  См.: Волкогонов Д. Д. Ленин. Политический портрет. М., 1994. Т. 2. С. 109.


[Закрыть]
. Ленин предлагал ввести институт заложничества по волостям. Политбюро ЦК ВКП(б) во главе со Сталиным решило институт заложничества усовершенствовать и 5 июля 1937 г. постановило: «Установить впредь порядок, по которому все жены изобличенных изменников родины – правотроцкистских шпионов подлежат заключению в лагеря не менее как на 5–8 лет».

На всех докладах о еврейских погромах, проводимых Первой Конной армией на Украине и в Белоруссии, Ленин лаконично писал: «В архив». Сталин превратил антисемитизм в государственную политику и официально готовил погромы в 1953 году, проведя до этого депортации целых народов[645]645
  Там же. Т. 1. С. 360–361.


[Закрыть]
.

От красных мало чем отличались белые. Летом 1919 г. А, Ф. Керенский сетовал на то, что «нет преступления, которого не совершили бы агенты Колчака… В Сибири имеют место не только случаи казни и пыток, но часто все население деревень подвергается порке, не исключая учителей и интеллигентов… Благодаря Колчаку общественная и экономическая жизнь в Сибири была уничтожена и создала новое и усиленное большевистское движение» (Там же. С. 55). Сталин устроил ликвидацию (не порку) представителей всех слоев населения, прежде всего крестьянства и интеллигенции.

Заметим и другое. Полководцы красных и белых войск, сражавшихся со своим народом в гражданскую, ничем не смогли проявить себя в межгосударственных войнах. Тухачевский, успешно воевавший с белыми и крестьянами, потерпел поражение при столкновении с польской армией. Беспомощными оказались Буденный и Ворошилов, Краснов и Шкуро в годы Второй мировой войны.

В годы гражданской войны у большевиков «классовыми врагами» были в разной степени все группы общества. Под другими лозунгами, с меньшими возможностями боролись против «всех» белые. Эта война могла дать лишь временных, формальных победителей. Большевики установили рекорд по умению заставить миллионы людей десятки лет сидеть на штыках. Но в подобной ситуации можно только провозглашать «тысячелетний рейх», а не всерьез рассчитывать на вечность подобного режима.

Всполохи террора времени гражданской войны продолжали вспыхивать в 20-е годы. Его проявлениями были убийства советских полпредов В. Воровского и П. Войкова, бывших деятелей и генералов противной стороны – С. Петлюры, Я. Слащова, А. Кутепова, Е. Миллера и др. Время с трагической очевидностью показало страшность не столько репрессий, сколько психологии толпы, оправдавшей и распятие Христа, и казнь недавних друзей и кумиров.

Деникин еще в 20-е годы отмечал: «Человеческое страдание – всегда страдание. Убийство – всегда убийство, льется при этом „белая“ или „красная“ кровь». Понятен и его призыв: «Мне хочется сказать людям в шорах: говорите о ваших терзаниях. Чтите ваших мертвецов. Но когда проходите случайно мимо бездонной могилы русской буржуазии – по существу, русской интеллигенции, снимите шапку над ней. Ибо там, вместе с окровавленными трупами, погребены невознаградные культурные ценности страны, ее интеллектуальные силы, ее надежда!» И еще: гражданская война «калечила жестоко не только тело, но и душу»[646]646
  Октябрь. 1990. № 10. С. 55.


[Закрыть]
. Для того чтобы излечить душу от ненависти, чтобы привить ей сострадание к ближнему, нужно время. Будем ждать…

Гражданская война в России и даже победа в ней большевиков показала, что в перспективе ни белые, ни красные не имели будущего в стране, во имя которого они воевали. Историографические работы последних лет свидетельствуют о возросшем интересе исследователей к истории ВЧК – ОГПУ – НКВД, белого движения. (См.: Бордюгов Г. А., Ушаков А. И., Чураков В. Ю. Белое дело: идеология, основы, режимы власти. Историографические очерки. М., 1998; Голдин В. И. Россия в гражданской войне. Очерки новейшей историографии (вторая половина 1980–1990-е годы). Архангельск, 2000; Михайлов И. В. Гражданская война в современной историографии: виден ли свет в конце тоннеля? / Гражданская война в России. События, мнения, оценки. М., 2002. С. 639–655; и др. А также: Рассказов Л. П. Карательные органы в процессе формирования и функционирования административно-командной системы в Советском государстве (1917–1941 гг.). Уфа, 1994; Петров M. Н. ВЧК – ОГПУ: первое десятилетие. Новгород, 1995; Иванов В. А. Механизм массовых репрессий в советской России в конце 20–40-х гг. (на материалах Северо-Запада РСФСР). Автореф. дисс. докт. ист. наук. СПб., 1998; Хаустов В.Н. Деятельность органов государственной безопасности НКВД СССР (1934–1941 гг.). Автореф. дисс. докт. ист. наук. М., 1998; Российские спецслужбы: история и современность. Материалы исторических чтений на Лубянке 1997–2000 гг. М., 2003.)

Исследователи белого движения в значительной степени идеализируют его цели и программы, часто забывая о реалиях, которые свидетельствовали о декларативности многих заявлений его руководителей. Романтическое представление о белогвардейцах влияет и на изучение карательных органов этого движения и не позволяет более объективно раскрыть понятие белого террора. Изучение карательных органов советской власти в последние годы наполняется все более критическим отношением к происшедшему и попытками понять одну из главных систем режима, несколько десятилетий удерживающего власть в стране. В этом плане наверняка в скором времени появятся новые исследования, позволяющие понять до сих пор не совсем открытые механизмы борьбы за власть в гражданскую войну. Говорят, что смерть равняет всех, а память дифференцирует. Отказаться от личных симпатий и антипатий трудно, но в данном случае просто необходимо.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю