332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Александр Стрельцов » Пантера Прайм (СИ) » Текст книги (страница 14)
Пантера Прайм (СИ)
  • Текст добавлен: 8 ноября 2017, 01:30

Текст книги "Пантера Прайм (СИ)"


Автор книги: Александр Стрельцов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 23 страниц)

ГЛАВА XV. ИГРЫ БОГОВ


Пол под нами едва ощутимо завибрировал и помещение залил приятный серебристый свет, открывая тайны храма, покинутого тысячелетия назад. Несмотря на исполинские размеры, внутри находился один единственный зал без видимых выходов куда-либо еще. На стенах и под потолком работали какие-то причудливые механизмы и если прислушаться хорошенько, можно было услышать гулкое утробное гудение, словно где-то неподалеку располагался огромный мейнфрейм или какой-нибудь цех. Плиты у оснований стен пришли в движение, сменяя друг друга, поворачиваясь и составляя различные узоры. Но это было не главное. Прямо напротив нас, словно выросший в стену, стоял трон размером намного превышающий любой из виденных мною ранее, а на троне сидела женщина-титан, полностью облаченная металл. Она не просто носила доспехи, она сама была доспехом, вся целиком от кончиков пальцев до тонких посеребренных губ. Ростом она превосходила меня как минимум вдвое, а то и втрое. К ее телу тянулись бесчисленные провода и трубки, окутывая даму так плотно, что я сомневался сможет ли она подняться даже если проявит признаки жизни. Все ее тело покрывала искусная гравировка из рунической вязи и причудливых узоров. И тут, словно выходя из тысячелетий анабиоза, она подняла голову, стряхивая с себя толстый слой вековой пыли. Глаза ее зажглись голубым огнем, по телу пробежали всполохи электрических разрядов. Она повернула к нам свое обрамленное металлом лицо, и я почувствовал на себе пристальный взгляд, нацеленный куда-то внутрь меня, просвечивающий насквозь мою аватару. Кажется, мы успешно завладели вниманием местной элиты. Я просканировал ожившую реликвию и полностью утвердился во мнении, что передо мной была сама Медея, причем я не мог распознать ее ранг и статус, наверняка что-то божественное или очень близкое к этому.

Задание выполнено: Вечный Шепот

Вы получаете 2 000 000 очков опыта!

Вы получаете 2 нераспределенных очка способностей!

Вы получаете достижение “Шаг в неизвестность”! Описание: первым откройте любую область с доступом крайней степени сложности

Вы получаете скрытое пассивное умение “Первопроходец”. Описание: получаемый вами опыт за выполнение заданий и убийство монстров увеличивается на 5%

–Смертные..., – пропел удивительно приятный женский голос с нотками печали. -В Чертоги вам путь заказан, как сумели вы одолеть столь нелегкую дорогу?

–Прошу прощение за вторжение госпожа, я нашел Ключ Медеи и он привел меня сюда, – решил ответить я, обнажая татуировку на своей руке.

Глаза царицы Чертогов вспыхнули ярким пламенем, она выпрямилась на своем троне так что провода всколыхнулись, подняв в воздух мириады мелких пылинок. Медея досадливо сморщила личико и по одному мановением руки вся пыль вспыхнула, исчезнув без следа.

–Избранный... я знала, что этот день настанет, – произнесла Медея. -Великий червь времени пожирает свой собственный хвост и день бесконечной скорби, что был и что будет, приближается вновь. Время настало.

–Боюсь я не понимаю, госпожа, – ответил я честно. -Древние покинули этот мир и унесли с собой все свои тайны, оставив нам только крупицы знаний. Мы пришли в поисках ответов на бесчисленные вопросы.

Медея задумалась на несколько мгновений и вернулась ко мне с ответом.

–Ты прав, прошло слишком много времени и младшие расы позабыли заветы хозяев подземелий, или Древних, как вы их называете, – пропела девушка из стали. -Я Медея, экзарх Говорящих, последняя в своем роде. Мы, экзархи, были наделены великой силой и великой ответственностью. Когда-то давным-давно каста Говорящих процветала, и мы несли волю Изначальных в наш мир, одаривая избранных сакральными знаниями наших хозяев, но это лишь малая толика истории. Мы были не только дипломатами и посредниками, но и защитниками Прайма, детьми старшей расы, призванными защитить мир от повторения ошибок прошлого. Меня выбрали экзархом, одну из многих, как прежде выбирали других, чтобы служить высшей цели в Чертогах. Отдать свою жизнь и свободу во имя общего блага.

–Какую же цель надо было преследовать, чтобы обменять свою собственную жизнь на века заточения в этом храме? – как можно вежливее спросил я.

–Экзархи Говорящих, отобранные Изначальными, были призваны посвятить вечность защите мира от Падшего, заточенного вне времени и пространства, – продолжила свой рассказ Медея. -Хозяева Прайма исчезали и боялись, что канут в бескрайнюю реку времени, оставив за собой ужасное наследие. Поэтому они передали свое бремя нам, их прямым наследникам.

–Но при чем здесь я и твой ключ? – спросил я. -Ведь это все истории минувших лет.

–Ничто не вечно, Избранный, – ответила Медея с ноткой печали в голосе. -Я больше не чувствую своих братьев и сестер, значит я последняя из экзархов. Спустя тысячелетия нашего служения великой цели, реки божественного эллура, питающего наши новые оболочки, начали иссякать. Чтобы сохранить свои жизни мы с моими братьями и сестрами решили впасть в глубокий сон. Но перед этим я создала и рассеяла по миру сотни ключей, каждый из которых всего лишь безделушка, во всех возможных случаях кроме одного, когда барьер темницы Падшего начнет ослабевать.

–Не слишком ли сложный был выбран вариант? – поинтересовался я. -Ведь ключи и герои – не самая надежная система оповещения.

–Нам пришлось рискнуть, ведь исчезни барьер мы бы так и остались коротать свои дни в Чертогах, отрезанные от остального мира, способные созерцать, но неспособные действовать, – пояснила Медея. -Изначальные не решились или не смогли уничтожить Падшего и это определило ход дальнейших событий. Мы знали, что нам понадобится помощь, рано или поздно.

–Значит мое присутствие здесь, означает, что во всей этой истории наступает переломный момент, – произнес я, раздумывая над ее словами.

Здесь не может быть случайных совпадений, получается старик Прайм и есть Падший Древних? Вполне себе вероятно, учитывая воспоминания, которые он успел мне показать. А слова безумного бога об искуплении, может быть все это лишь уловка, чтобы вырваться из темницы? Но что лично мне с этого? Если подумать, Храм Падшего явно связан с его заточением, он же, согласно легендам или пророчествам, ключ к власти над миром. Соответственно, чтобы завладеть этим ключом, нужно сойтись вплотную с Праймом и активировать Храм, чего страстно желают, как Асгеры, так и Оверы, надеясь урвать свой кусок пирога, но чего совсем не хочет Медея. Если же послушать ее, то этот Прайм просто свинский гад и самое место ему в этой его затхлой темнице вне пространства и времени, соответственно властью над Храмом тут не пахнет. Где правда, а где ложь?

–Храм Падшего некогда был Реактором Душ, питающим все творения Древних и он же, по воле случая, стал единственным возможным решением, – произнесла Медея. -Но цена этого решения оказалась слишком высока. Реактор был изменен и требовал все больше и больше новых душ, чтобы продолжать свою работу. Так мы, экзархи, стали невольными палачами во имя спасения мира. Спустя сотни лет кровавых жертв, младшие расы восстали, несмотря на все блага, что мы предлагали им за их молчаливое согласие. Они низвергли Говорящих в небытие, отвернувшись от своей истории и с годами позабыли о нас вовсе. Мы же, те кто остались в Чертогах должны были нести свое бремя сквозь века, но без душ эта задача казалась невыполнимой. Пока Атриус, брат мой, не нашел способ исправить ситуацию. Эллур, источник нашей новой жизни стал подпитывать Реактор Душ, но и эта уловка не могла решить проблему окончательно. Век за веком, бескрайнее озеро Эллура истаивало, пока его не стало так мало, что наши оболочки начали отказывать одна за другой. Пока я жива, защита Храма не падет, но мне нужен Избранный, чтобы запечатать Падшего еще на тысячи лет.

Звучит, прямо скажем, не слишком оригинально, но простите, на что она меня сейчас подбивает? На массовые кровавые жертвоприношения во имя спасения мира? Это уже не квест, а какое-то моральное издевательство над игроками.

–Цена действительно кажется слишком высокой, но что я получу взамен, помимо рек крови на моих руках? – спросил я.

–У тебя цепкий ум и твердая рука, – произнесла Медея. -Но ты слишком юн и тебе не хватает опыта. Я передам весь опыт, накопленный мною и моими братьями за века нашего бытия.

Вам предлагается задание: “Низвержение Падшего”

Описание: Запечатать темницу в Храме Падшего принеся в жертву 500 душ и взять на себя бремя Говорящих.

Качество: эпический

Награда: 500 нераспределенных очков мастерства, архетип Кровавый Жнец

Ого, вот это номер! Скажу прямо, устоять перед таким предложением очень трудно, пускай даже задача кажется невыполнимой и сомнительной с точки зрения морали, но 500 свободных очков мастерства?! Что там мне предлагал Прайм? Награда – вариативно? Да пускай засунет свои вариации куда подальше, такой джек-пот не купить за деньги! Интересно, что помешает мне сорвать куш и свалить в какой-нибудь другой мир? Или здесь кроется незаметный мне нюанс?

–Что значит, бремя Говорящих? – спросил я с сомнением. -Не хочу провести остаток своего честно оплаченного времени, свисая со стены какого-нибудь Храма.

Глазницы хозяйки Чертогов приобрели золотистый оттенок, она подалась вперед, впившись руками в подлокотники своего трона. Эннин с Эльферосом, все это время стоявшие молча, сделали шаг назад и покрепче взялись за оружие. Только бойни с полубогиней еще не хватало.

–Ты играешь с огнем смертный, – в голосе Медеи чувствовалась ярость. -Я пожертвовала всем, ради общего блага и это, она обвела взглядом свое тело, опутанное проводами, моя награда. Тебе и так предложено многое, но ты смеешь перечить мне. Все твои сомнения рассеются в прах, когда Падший снова выйдет в мир. Бремя – не такая уж высокая плата за столь щедрый дар, да и ключей было много, найдется другой избранный. Прими мой дар или умри!

Вот те раз, напоролся на очередной божественный ультиматум. Ну что же, принятие еще не гарантирует исполнение. Стоило мне согласится, как руку обожгла резкая и сильная волна боли, заставив меня вскрикнуть от неожиданности. Медея нахмурилась и повелительным жестом приказала мне подойти к ней ближе.

–Мой дар, дай мне взглянуть на него, – потребовала хозяйка Чертогов.

Я протянул ей руку, внутренне содрогаясь от близости гигантского конструкта к моему хрупкому аватару. Медея же раскрыла надо мной свою огромную ладонь, из которой теперь исходило бледное голубоватое свечение и застыла, нависая надо мной в задумчивости.

–Избранный! Во имя Изначальных, что ты сделал с моим даром?! – гневно воскликнула Медея. -Я чувствую... я...

Клянусь, я не двигался, да что там, я даже не дышал, но моя рука, словно выпущенная из арбалета стрела, сама по себе взметнулась вверх и ухватилась за ладонь хозяйки Чертогов. Татуировка вспыхнула алым свечением и раздирая мою плоть на части, начала очень быстро перетекать на руку Медеи. Та испустила оглушительный вопль такой силы, что стены заходили ходуном, а мои друзья повалились на пол, затыкая руками уши. Руны перетекали с меня одна за другой, пока на моей руке не остались лишь кровавые отметины, и только тогда Медея смогла отшвырнуть меня в сторону. Я отлетел назад и больно ударился об одну из стен зала. Удар был такой силы, что отнял у меня процентов сорок ХП и наложил эффект оглушения на двадцать секунд.

–Нет!.. Невозможно!.. Ты... А-а-а-а-а-а!.., – кричала Медея, пока багровые руны расползались по ее оболочке словно порча. -ОН добрался до тебя первым?! Ты... что ты наделал, глупец?!

От спокойствия хозяйки не осталось и следа, конструкт сорвался с трона, вырывая с корнем кипы проводов и истекая сине-зеленой жидкостью из открывшихся ран. Медея грузно упала на колени, ее израненное тело источало эллур пока багровая чума все расползалась по телу, медленно но верно пожирая его металлическую плоть.

–Как?.. Как он смог? Даже во сне я всегда стояла на страже..., – с горечью выкрикнула Медея, впадая в отчаяние. -Ты был с ним заодно все это время? Предатель... Жалкий, ничтожный смертный...

Она попыталась сделать рывок в мою сторону, но багрового цвета рука конструкта подломилась и раскололась на части, вынуждая хозяйку Чертогов упасть на пол. Все, что она могла теперь сделать – это опереться на оставшуюся руку, еще не пораженную чумой и сесть на пол.

–Этого не было в моих планах, клянусь, – угрюмо произнес я, оправляясь от оглушения. -Прайм сыграл со мной злую шутку.

–Прайм? Какое лицемерие... Ты стал всего лишь игрушкой в руках извращенного разума... Задумайся, можно ли верить такому союзнику? – произнесла Медея печально. -Что же, значит мой конец ближе, чем я рассчитывала. Но ты, у тебя еще есть выбор... Надежда есть всегда, даже когда кажется, что все потеряно...

Порча уже поразила почти все ее тело и подбиралась к основанию головы. Медея закашлялась, изо рта потекла струйка багряно красного эллура. Вырванные с корнем разъемы на ее теле также источали необычную жидкость, эллур явно вступил в реакцию с порчей. Значит все это время, я носил у себя на руке оружие... Против Древних? Против Богов? Мне есть, о чем потолковать с этим Праймом. Игра игрой, но мне очень не нравится, когда меня используют, особенно всякие виртуальные личности.

–Реактор, в пророчестве сказано, что Храм Павшего дарует власть над миром любому, кто пробудит его, – задал я последний вопрос.

Медея рассмеялась, захлебываясь зараженным эллуром. Тело ее побагровевшей аватары рассыпалось прямо на глазах, куски испорченного металла отваливались при каждом движении хозяйки, с глухим стуком падая на пол.

–Реактор... Храм... обладает огромным потенциалом, но о цене этого могущества ты уже наслышан..., – прошипела Медея, отплевываясь эллуром. -У каждой монеты есть как минимум две стороны, смертный... но однажды... ах... однажды..., и она может встать на ребро...

Порча окончательно овладела телом Медеи, золотистый блеск ее глаз потух навсегда, а тело рухнуло наземь, разбиваясь на сотни металлических осколков. Спросить, что она имела в виду под этой метафорой о монете я попросту не успел. Стены и потолок зала изредка освещались разрядами какой-то энергии, но даже сквозь нечастые всполохи света я разглядел трубки с эллуром виднеющиеся то тут, то там в панелях на стенах и у потолка. Все бы ничего, но эллур, протекающий по ним тоже окрасился в багровый цвет. Порча не только убила Медею, но и поразила сам храм хозяйки Чертогов.

–Дело дрянь ребята, порча добралась до храма, – обратился я к своим спутникам. -Не возьмусь сказать, чем это грозит, но подозреваю, что ничего хорошего из этого не получится.

–Я вообще не понимаю, что здесь происходит, – проворчал Эннин. – Ты выяснил что нам было нужно?

–Дело приняло очень интересный оборот, – ответил я. – Но мы старались не зря, это я тебе могу сказать наверняка.

–Блин, эта хрень попортила весь эллур! – с горечью в голосе высказался Эльферос. -У меня на него уже планы оформились, а тут такой облом! Эта твоя бешеная татуировка просто загубила на корню весь мой бизнес-план!

–План то твой, а эллур он общий, – заметил я укоризненно. -И еще неизвестно какими свойствами обладает этот порченый реагент. Может быть вообще эксклюзив, хотя на твоем месте я бы не стал его трогать, после того что произошло с хозяйкой.

–Тьфу на тебя! Ладно, зато у нас есть оно! – оптимистично сменил тему Эльферос, показывая рукой на механического пса, который так ни разу и не пошевелился за все время нашего присутствия в зале.

–Знакомьтесь товарищи, это Дружок, он будет с нами жить! – весело добавил я.

–Ой, ты ему еще и кличку дал, теперь точно ничего хорошего от вас двоих ждать не придется, – проворчал Эннин закатывая глаза.

Дверь содрогнулась от чудовищного удара, но кажется выстояла. Сам храм начали сотрясать мощные толчки, несколько плит сошли со стен и с гулким грохотом свалились на пол. Педантичные немцы не изменяли себе и вновь использовали молот грубый силы, чтобы добраться до цели.

–Кажется у нас гости, – заметил Эннин.

–Кажется мы все это уже заметили! – воскликнул Эльф. -Надо выбираться из этого склепа, иначе придется толковать с Асгерами, а мне моя бессмертная шкура еще дорога!

–Сколько страстей... Сколько эмоций... услада для моих ушей, – проскрипел тихий, но очень властный голос, от которого веяло скрытой угрозой.

Воздух словно наэлектризовался напряжением. На троне Медеи восседал старик в балахоне, скрывающим его лицо, и с каждым новым словом в пространство вырывался целый сноп искр. Это был Прайм собственной персоной, вот так встреча... Никаких тебе кошмаров и провалов, безумный бог проявился в этой реальности и восседал на месте хозяйки как у себя дома.

–Это что еще за старый хрен? – гаркнул Эннин, застигнутый врасплох фривольностью Прайма.

Прайм расхохотался, изрыгая в воздух алое пламя.

–Спасибо Избранному, за то, что доставил подарок моей заклятой тюремщице, – рассмеялся бог. -Признаюсь, ты меня порадовал. К сожалению, я всего лишь проекция, но уже одно это свидетельствует о нашем с тобой успехе. Оковы слабеют, но свободы мне все равно пока не видать. Порча, как ты ее называешь, дала мне возможность проникнуть в это жалкое подобие реальности. Наш народ обладал воистину потрясающими воображение знаниями, манипулируя пространством и временем силой своей воли. Чертоги... создать такой карман вне обычной реальности дело пустяковое.

–Ты убил ее, причем сделал это моими руками, – обратился я к нему, закипая от гнева. -Ты убивал раньше, убил сейчас и будешь убивать еще. К чему была вся эта ложь про искупление?

–Убил кого? Кровавого жнеца, погубившего тысячи невинных душ? – ответил старик с презрением. -Все это заточение один сплошной фарс, и я никогда не забывал о своих ошибках, никогда не отрекался от них. Каждая смерть моего соотечественника оставила огненный шрам на моем сердце.

–Смерть есть смерть, или Медея не заслужила свой шанс на искупление? – продолжал я.

–Ты забываешься смертный! – полыхнул Прайм. – Я бог, а ты всего лишь Десница! Я не потерплю пустой полемики от смертного! Или ты усомнился в моей силе?

Зал словно наполнился удушающим газом, стало трудно дышать, воздух стал чересчур жарким. Проекция бога определенно обладала силой, причем немалой. Какова же тогда сила бога воплощенного?

–Мое предложение еще в силе, – внезапно смягчился Прайм и его пламя немного поугасло. -Обыщи то, что осталось от этой древней стервы, там ты найдешь недостающий фрагмент мозаики. И поторопись, твоя будущая паства уже готова выломать дверь.

Я обменялся взглядом с друзьями, но возражений ни у кого не было. Это мой квест, моя ответственность. Я подошел к телу металлической девы и осмотрел лут. Однако, здесь было на что поглазеть! Одних непонятных материалов было тысяч на десять золотых, плюс два неопознанных предмета: рецепт редкого качества и эпическая диадема. И жемчужиной коллекции Медеи был странный предмет, напоминающий наконечник стрелы, отсвечивающий алым сиянием.

Предмет: Печать Бесконечного Шепота

Предмет Осквернен

Персональный при поднятии

Качество: эпический

Описание: Открывает доступ к системе управления Реактором Душ, дает полный иммунитет к урону от магии смерти

Как только предмет оказался у меня в руках, ко мне в голову ворвался нестройный шепот сотен голосов. Это было просто невыносимо, и я поспешил упрятать печать в инвентарь. Стоило предмету покинуть мои руки и голоса тотчас же умолкли. Ну и слава богу, так и с ума сойти недолго! Настораживало еще и то, что Прайм сумел добраться и амулета, порча явно послужила причиной осквернения. Надеюсь, я не подцепил какую-нибудь заразу.

Дверь в Храм содрогнулась от очередного чудовищного удара и начала раскаляться, краснея прямо у нас на глазах. Похоже Асгерам удалось подобрать верную тактику и вторжение было уже неминуемо. Я посмотрел на Прайма, тот играючи выдержал мой тяжелый взгляд и рассмеялся.

–Еще одно одолжение смертному? – весело заметил безумный бог. -Так и быть, услуга за услугу!

Он взмахнул своей дланью и прямо на останках Медеи возник алый разлом портала, раздирая испорченную плоть мертвой хозяйки Чертогов на еще более мелкие кусочки. Прайм плотоядно улыбнулся и сделав приглашающий жест рукой в сторону портала, просто-напросто исчез.

–Славным героям, вечная память, – пробормотал Эннин, покрепче перехватывая оружие.

–Славным героям, славные приключение! – поправил его Эльферос. -Ты пессимист до мозга костей, мой друг, так нельзя! В твои то годы, еще виртуальный инсульт заработаешь!

–Кончайте болтать, а ну марш в портал, – скомандовал я, показывая на кроваво красный портал.

–Не мой цвет, – вздохнул Эльферос и тотчас же сгинул в алом мареве разлома.

Вслед за ним отправился Эннин, а я замешкался и чуть не забыл про своего нового спутника.

–Эй Дружок, пойдешь с нами? – спросил я у псинки.

Дружок словно очнулся ото сна и подошел ко мне, тяжело лязгая металлическими конечностями по напольному покрытию, а я недолго думая положил ладонь на его холодную стальную голову. Металл как металл, но это было не важно, потому что я понял, что до сих пор улавливаю примитивные эмоции конструкта, хотя татуировка уже давно покинула мою израненную конечность. Это было необычно, учитывая, что никаких новых навыков... Погодите! Новый архетип Загробника! Я могу ощущать души и входить с ними в контакт, да еще и Медея говорила, что Реактор Душ использовался для управления конструктами древних. Значит ли это, что под тяжелыми плитами металла, где-то в глубине механического сердца теплится чья-то душа? Такие простые эмоции, слабое осознание реальности... Неужели... Там душа ребенка? Или вообще младенца?! Вашу ж мать, разработчики явно перегнули палку, балансируя где-то на самой грани морали и безнравственности. Мне по сердцу словно ножом резанула эта случайная догадка. Будьте вы прокляты, жестокие боги Прайма и ваши ретивые создатели... Может я все-таки не прав? Может это нечто иное? Не знаю и знать в общем-то не хочу, не сейчас.

Воспользовавшись случаем, я приказал Дружку следовать за мной и не нападать без прямой команды. Неизвестно куда выведет нас портал и что нам следует ожидать на той стороне разлома. Будет совсем не круто, если мы вывалимся посреди Оплота и мой спутник начнет рвать в клочья предполагаемых союзников. Я отдал приказ, и Дружок исчез в разломе, вслед за моими друзьями. В этот самый момент дверь в храм окончательно сдалась и взорвалась, осыпая острыми раскаленными осколками пол древнего зала. Внутрь ворвались Асгеры во главе со старым знакомым, безмолвным угрюмым воином, Иллимом. Один из верхушки Асгердрафта собственной персоной. Но мне было совсем не с руки пересекаться с такими профи, поэтому я сделал выразительный жест рукой в сторону немцев, показав им средний палец и торжественно шагнул в алый зев разлома.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю