290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Рассказы о старых книгах (Поиски, находки, загадки) » Текст книги (страница 5)
Рассказы о старых книгах (Поиски, находки, загадки)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 02:00

Текст книги "Рассказы о старых книгах (Поиски, находки, загадки)"


Автор книги: Александр Анушкин




Жанр:

   

История



сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 8 страниц)

ВСТРЕЧА С ЭРАЗМОМ ИЗ РОТТЕРДАМА

Франческо Петрарка и Джованни Боккаччо, Томас Мор и Эразм Роттердамский! Их имена появились в наших старопечатных книгах как имена соратников в борьбе против реакции и мракобесия.

Ссылку на письма Петрарки находим в напечатанной в 1598 г. в Остроге полемической брошюре «Отпис на лист… Ипатия, Володимирского и Берестейского епископа» (т. е. «Ответ на письмо» униата Ипатия Потея – А. А.). Автор «Ответа», скрывшийся за псевдонимом «Острожский клирик», процитировал высказывания «славного писателя итальянского», обличающие «своеволие и злости» верховодов католической церкви. Вторично письма Петрарки цитируются во «Фриносе» Мелетия Смотрицкого, где полностью опубликован и сонет Петрарки «Папскому двору в Риме».

Киевлянин Захарий Копыстенский ссылается на сочинение Бокациуса «О славных невестах» (т. е. Боккаччо «О знаменитых женах» – А. А.), в котором приведен случай, когда папский престол занимала женщина – папесса Иоанна.

Имя автора «Утопии» Томаса Мора совершенно неожиданно встретилось в сочинении католического полемиста М. Лаща «Юдикум или рассадок», напечатанном Даниелем Ленчицким в 1594 г. Лащ сообщает о последних событиях в Англии, в том числе о казни «знаменитого …Моруса канцлера английского только за то, что он женитьбы незаконной короля не одобрил».

Конечно, автор «Юдикума» весьма примитивно объяснил причину казни Томаса Мора. На самом деле правители Англии расправились с выдающимся мыслителем-гуманистом за его свободомыслие и обличение социальных и политических порядков, царивших в стране. Обвинение Генриха VIII в «незаконной» женитьбе и расхождение с ним по религиозным вопросам явилось лишь внешним поводом для казни автора «Утопии».

Чаще всего в книгах XVI–XVII вв. упоминается имя друга и соратника Томаса Мора «Эразма Дезидерия из Роттердама», автора знаменитого памфлета «Похвала глупости». В том же «Фриносе» Мелетий Смотрицкий приводит высказывание Эразма Роттердамского и называет его «великим философом». Часто цитирует Эразма в своих произведениях писатель-полемист Андрей Волан. Его книга «Виленские идолопоклонники лойолиты», напечатанная в 1683 г., явно навеяна сочинениями нидерландского гуманиста. Волан сообщает о прибытии «сынов Лойолы» (иезуитов) в Литву, о стычках с ними, разоблачает их коварные приемы, выступает против суеверия, культа святых, называя все это идолопоклонством. Значительная часть книги Волана по сути является изложением сороковой и сорок первой глав эразмовской «Похвалы глупости».

В свою очередь, иезуиты не упускали случая, чтобы «обличить» Эразма. Антоний Поссевин в трактате «Атеизм Лютера, Меланхтона… и прочих еретиков», изданном в 1586 г., ополчается против «доктрины» Эразма.

Сочинения Эразма Роттердамского издавались у нас. В 1585 г. из типографии Яна Карцана вышло в свет одно из популярных в то время сочинений нидерландского гуманиста «Воин Христов». Оно напечатано на польском языке под заголовком «Рыцарство христианское». До наших дней дошло всего два экземпляра карцановского издания: один находится в Вильнюсе в Библиотеке Академии наук Литовской ССР, второй – в Государственной библиотеке СССР им. В. И. Ленина. Потом, уже в XVIII в., это сочинение Эразма было напечатано в Москве на русском языке дважды в 1783 г.

В отделе редкой книги Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина я имел возможность одновременно читать вильнюсское издание 1585 г. на польском языке и московское – 1783 г. – на русском. Последнее в переводе М. Завьялова с латинского текста издано «иждивением Н. Новикова и компании». Некоторое время спустя в Ленинградской Публичной библиотеке я прочел другое московское издание в переводе Я. Евдокимова, напечатанное «иждивением университетского переплетчика Никиты Дмитриева». На первый взгляд, оно посвящено христианской морали. Но если вчитаться и вдуматься в содержание, то без труда рассмотришь, что «Воин Христов» Эразма небезуспешно воюет против этой самой морали, против религиозных заблуждений. Вопреки церковной догме, автор книги усиленно рекомендует читать сочинения языческих авторов, античных стихотворцев и философов. «Много в них полезного найдешь для честного жития». Читая античных авторов, «ты самое лучшее из языческих книг выбрал и, как пчела, всех древних сады облетевши, почерпнул спасительные оттуда соки». Несколько разделов сочинения отведено обличению культа святых, почитания икон, обыкновению выбирать «угодников божьих» на любой случай жизни: «для защиты от воров, от огня, для исцеления зубов, для успеха в торговых делах» и т. п. «Суеверие – общая зараза христианства» – следует вывод.

Самое примечательное в московских изданиях XVIII в. то, что переводчики не только сохранили наиболее острые места, направленные против мракобесия и суеверия, но и дополнили произведение «славного Эразма Ротеродама» местными фактами, сделав его таким образом еще более злободневным. Прежде всего это относится к новиковскому изданию. «Думаю я, – говорится в нем от лица Эразма, – что многие весьма в том уверены, что пением молебнов, раздачей нескольких полушек, и раз или два сходивши в Киев, они греховные долги свои платят, однакож они в том чрезмерно обманываются».

О паломничестве в Киев для поклонения мощам печерских угодников сказано еще в одном месте. Конечно, сам Эразм Роттердамский не мог приводить примеры о паломничестве в Киев. Это «додаток» московских переводчиков. Тут же, в новиковском издании, сказано по адресу монашества: «Многие весьма за велико и свято почитают, чтобы постригшись монахом умереть, а я тебя уверяю, что ряса черная и мантия ничего тебе не пособят, ежели нравы твои чернее будут оных». Второй переводчик Я. Евдокимов несколько сглаживает отдельные выражения. Вместо Киева он называет в одном месте Царьград, в другом говорит о «путешествии по святым местам».

Сличение вильнюсского и московских изданий «Воина Христова» с памфлетом «Похвала глупости» показывает, что переводчики включили в него целые главы из памфлета («Суеверы», «Богословы», «Иноки и монахи»). Невольно напрашивается мысль: не послужила ли упомянутая «вольность» в изложении сочинения нидерландского гуманиста, как и сам факт издания книги Эразма, поводом для Екатерины II для обвинения Н. И. Новикова и заточения его в Шлиссельбургскую крепость? В 1785 г. императрица предлагает архиепископу Платону просмотреть, что за книги издает Новиков, и установить, «не скрывается ли в них умствований, не сходных с простыми и чистыми правилами веры нашей православной и гражданской должности».

Надо полагать, что сочинения Эразма, как и других вольномыслящих авторов, и сочинения самого Новикова, были найдены «не сходными с правилами веры православной» и с покорностью престолу.


ПРЕДШЕСТВЕННИКИ ПЕРИОДИКИ

Обычно, когда говорят об истории газет и журналов, то выводят родословную периодики от рукописных известий, вестовых писем и «курантов», совершенно игнорируя старопечатные книги. Это несправедливо. Несправедливо потому, что в старопечатных книгах содержатся зачатки газетно-журнальных известий, информации и публицистики. Книги имели неоспоримое преимущество перед рукописными известиями: рукописные «куранты» могли распространяться лишь в очень ограниченном числе экземпляров, тогда как печатные книги XVI–XVII вв. выпускались тиражами в несколько сот, а то и свыше тысячи экземпляров каждая.

Информация в старопечатных книгах прежде всего заключалась в предисловиях и послесловиях, а также в посвящениях и в комментариях печатников и переводчиков. «Повелением благочестивого царя и великого князя Ивана Васильевича… начаша изыскивати мастерства печатных книг… благоверный же царь повеле устроити дом… идеже печатному делу строитися…» «Повелением его величества московские школы умножаются, и 45 человек слушают философию и уже диалектику окончили». Первое известие взято из послесловия к московскому «Апостолу» 1564 г., второе – из первой на Руси печатной газеты «Ведомости» за 1703 г. Сходство, как видим, налицо.

Событийный характер носят всякого рода панегирики, прославляющие тех или иных вельмож, и «Казанья» при погребении знатных людей. Большая группа таких изданий находится в библиотеках Львова, Киева, Одессы. «Казанья», произнесенные при погребении, а затем опубликованные, представляют собой те же некрологи, какие и теперь помещаются в газетах и журналах. Только в старопечатных брошюрах-некрологах более пространно и публицистично дана нравоучительная часть. Биография умершего зачастую дана на широком историческом фоне.

Характерна в этой связи брошюра, изданная в Киеве в 1622 г. под заглавием «Верше на жалосный погреб Зацного Рыцера Петра Конашевича Сагайдачного». В этом стихотворном сборнике ректора Киевской братской школы Касиана Саковича довольно живо и ярко рассказано о славном войске Запорожском и его гетмане Сагайдачном, о битвах и победах, одержанных казаками, подробно сообщено о штурме ими черноморской крепости Кафа[4]4
  Нынешняя Феодосия.


[Закрыть]
, уничтожении, 14 тысяч турок, о потоплении кораблей неприятельского флота, об освобождении из турецкой неволи многих соотечественников. Брошюра иллюстрирована тремя гравюрами: на одной дан герб войска Запорожского, на другой – портрет Сагайдачного, а на третьей – картина штурма Кафы казаками со стороны моря. Все как в нынешнем иллюстрированном журнале.

Однажды Вильнюс чуть было не превратился в арену военного столкновения между вооруженными отрядами двух феодалов – Радвилла и Ходкевича. Причиной распри послужила… свадьба. Сын Радвилла женился на племяннице Ходкевича княжне Слуцкой Софье Олелькович. Стороны не сошлись в определении размеров приданого и схватились за оружие: Радвилл ввел в город четыре тысячи конников и две тысячи пехотинцев. Ходкевич – тысячу шестьсот конников и шестьсот пехотинцев при двадцати четырех оружиях. Так, по словам современников, Вильнюс в феврале 1600 г. «подобно Трое, воевавшей за Елену, увидел на своих улицах большое число воинов и оружия, готовых к сражению за Софию». В конце концов договоренность была достигнута и угроза вооруженного столкновения миновала. Все это мы узнаем из 12-страничной брошюры Андрея Волана, напечатанной в Вильнюсе в 1600 г.

Насыщена злободневной информацией и полемическая литература. Провозглашенную Брестским собором 1596 г. унию православной и католической церквей пришлось насаждать и административным путем, и идеологическими средствами. И вот в том же 1596 г. выходит брошюра «Справедливое описание» Брестского собора, составленная сторонниками унии, а в следующем году – брошюра иезуита Петра Скарги о том же.

Противники унии ответили на эти брошюры выпуском в октябре 1597 г. в Вильнюсе на польском языке, а в 1598 г. в Остроге на русском книги «Апокрисис албо отповедь на книжки о соборе берестейском». На титуле книги указано «спешно издана». Написан «Апокрисис» в стиле боевой, остроумной публицистики, насыщен фактами и примерами из жизни. Есть в нем строки и о начинающейся на Украине и в Белоруссии «внутренней войне».

Полемическая буря, поднятая провозглашением унии на Брестском соборе, бушевала около 30 лет, то стихая, то вновь яростно вспыхивая в новых брошюрах и книгах. В 1608–1609 гг. в Вильнюсе происходят открытые выступления белорусских горожан – противников унии; на одного из инициаторов унии митрополита Ипатия Потея совершается покушение. Этим событиям посвящено специальное униатское издание под заглавием «Реляция» (т. е. сообщение, донесение. – А. А.) Напомню, что «реляциями» назывались рукописные листки с новостями, предшественники печатной газеты. (Одно любопытное сопоставление: вильнюсская «Реляция» о событиях в этом городе вышла из печати в 1609 г., одновременно с началом выпуска первой еженедельной печатной газеты в Страсбурге под названием «Релятио».) Вильнюсская «Реляция» сообщала о накаленной обстановке в столице Литвы, приводила конкретные факты выступлений «бунтовщиков виленских», называла фамилии, даты. В экземпляре «Реляции», хранящемся в отделе «Россика» Ленинградской Публичной библиотеки, я читал, о том, как Вильнюсское братство противилось решениям сейма, указам короля, как устраивались тайные сходки противников унии. Выступления горожан сравниваются с казацко-крестьянским восстанием под руководством Северина Наливайко, братство именуется наливайковским. Приведу несколько заметок из «Реляции»:

«Дня 10 декабря (1608 г.) сходка тайная собралась ночью в дому одного мещанина виленского, на которой было решено митрополиту противиться, Рутского из Троицкого монастыря изгнать».

«Бурмистры лавицы русской – Иван Тупека и Исаак Кононович, поддерживаемые братчиками, получив указ короля, подержали его в руках, а потом без всякого уважения к документу стали его бросать по столу. Ответ на указ откладывали со дня на день, по-своему комментировали королевское распоряжение, всячески поносили короля и так народ возбудили, что когда рада собралась для составления ответа на указ, к зданию ратуши пришла толпа горожан, выломала двери, шумела и кричала, требовала не подчиняться митрополиту».

«Некоего Порошко с того братства виленского – бунтовщика высылали на границу Московску с жалобой и клеветой, якобы польский король чинит произвол, насилует совесть и религиозные убеждения русского населения».

«11 августа (1609 г.), когда митрополит до дому своего от епископа Виленского возвращался, у рынка, перед самой ратушей, среди бела дня, гайдук один ударил владыку саблей по шее. Но митрополит в этот момент защитил себя левой рукой и удар пришелся по ней, в результате у владыки два пальца были отрублены, а другие два поранены. Целым остался лишь большой палец. Гайдука схватили, пытали, спрашивая, по своей ли воли он то чинил, или был кем подослан. Однако он того не сказал». Согласитесь, что это – газетного типа сообщения. А ими заполнена вся «Реляция».

Во Львовской библиотеке АН УССР хранится брошюра 1622 г. «О турецкой и инфляндских войнах Яна Ходкевича». В ней рассказано об одержанных в этих кампаниях победах, о героизме и отваге запорожских казаков – участников битвы за Днестр, о том «как на козацкие валы устроивши штурм не малый, турки трупами плац устлали…» Три тысячи турок пало в схватке, остальные «через трупы горячие от Козаков бежали». Брошюра иллюстрирована портретом Ходкевича и гравюрой, изображающей воинов перед крепостью.

В 1610 г. вышла брошюра с сообщением о пожаре в Вильнюсе – «Тренодия или жалостное пение о сгорении Вильны». Сужу о ней по микрофильму, полученному из библиотеки Варшавского университета, где хранится единственный экземпляр этого издания.

Следующей брошюрой газетно-журнального типа, изданной в Вильнюсе в 1610 г., была «Церемония и порядок коронования Марии Медичи», французской королевы. В ней содержится несколько информационных сообщений о том, что произошло в Париже в мае 1610 г. – о въезде Генриха IV в столицу и короновании королевы, убийстве короля, задержании и допросе убийцы, о пытках и казни его со всеми натуралистическими подробностями. «Рука, которой убил – свечами палена, в пораненное при пытке тело олово расплавленное лили. Потом тело убийцы, коньми четырьмя разодравши, сожгли и пепел по ветру развеяли». Кончается брошюра обращением составителя Б. Юдицкого к читателям: «Вот вы и имеете краткое описание всех важнейших событий, которые в те три дня… в Париже произошли. А об остальном будет написано в исторической хронике». Как и ряд других уникальных изданий, брошюра Юдицкого находится в Корницком замке.

Встречались и старопечатные сатирические издания на злобу дня: о них можно говорить как о предшественниках сатирических журналов.

В 1611 и 1612 гг. в Вильнюсе была дважды издана брошюра под заглавием «Синод министров еретицких». Синод (собор – А. А.) состоялся в связи со смертью старого и выборами нового лидера местных протестантов. Авторы брошюры – иезуиты – написали ее в форме ядовитой пародии на собор иноверцев, с эпиграммами и сатирическими песенками. Около 1623 г. выходит сатирическая «Реляция» о другом соборе протестантов. В ней высмеян проповедник Бурхард, который «14 октября, в субботу, после поучения своих милых сестер и братьев за курами на чердак полез, с лестницы упал и шею себе счастливо сломал». По сему поводу «пишется письмо» в пекло самому Мартину Лютеру. Брошюра иллюстрирована двумя карикатурами на протестанских руководителей.


ЗАГАДКА ТИТУЛЬНОГО ЛИСТА

Выдающийся для своего времени учебник – «Грамматику Славенскую» создал украинский ученый Мелетий Смотрицкий. Учебник неоднократно переиздавался в XVII и XVIII вв. Он пользовался большой популярностью не только в России, но и в Болгарии и Сербии. Некоторые правила, определения и термины, разработанные Смотрицким, вошли в современное учение о русском языке. На «Грамматику» Смотрицкого и в наши дни ссылаются филологи.

Но когда и где впервые издал Смотрицкий свою «Грамматику»?

Не только в дореволюционной литературе, но и в наше время вы встретитесь с самыми различными суждениями на сей счет. Одни авторы говорят: «Грамматика» Смотрицкого вышла в свет в 1618 г., вторые – в 1619 г., третьи – в том и другом годах, т. е. дважды. То же и о месте издания – называют Вильно, Евью.

Как возникла такая разноголосица?

В некоторых дошедших до нашего времени экземплярах учебника Смотрицкого – два титульных листа: один с датой 1618, другой – 1619; на одном титуле указано место печати – «в Евю», на другом нет. Видимо, на этом основании, дополненном предположениями, наш почтенный книговед XIX в. Вукол Ундольский в «Очерке славянорусской библиографии» (Москва; 1871) записал: «Грамматика» Смотрицкого издавалась в Евье в 1618 и 1619 гг. и в Вильне в 1619 и 1629 гг., то есть четырежды. После Ундольского в литературе встречались всякого рода предположения и утверждения о времени и месте печати «Грамматики» Смотрицкого.

Где же все-таки истина?

Обратимся к самой «Грамматике», к ее первопечатным изданиям. Самым внимательным образом изучены несколько экземпляров «Грамматики», находящихся в библиотеках Ленинграда и Вильнюса.

В экземпляре научной библиотеки Вильнюсского университета – два титульных листа. Вначале – титул с датой 1619 г. На обороте титула – герб владельца местечка Евьи, члена Вильнюсского братства Богдана Огинского. Далее на трех листах – обращение Смотрицкого к учителям, озаглавленное «Учителем школьным автор». Все это – титульный лист и обращение автора – составляют отдельную тетрадь. Затем следует другой титул с датой 1618 г., но без указания места печати. Вместо слов «В Евю» поставлена концовка. Оборот этого титула чист. Вслед за ним сразу заверстан основной текст учебника, начинающийся словами «Что есть грамматика».

Такую же последовательность имеют экземпляры отдела редкой книги Ленинградской Публичной библиотеки и отдела редкой книги библиотеки АН СССР.

Учтены и изучены другие сохранившиеся до наших дней первопечатные издания «Грамматики» Смотрицкого, всего 20 экземпляров. Просмотрены репродукции титульных листов ее, помещенные в различных сочинениях.

Записываю предварительные выводы. Все наличные экземпляры «Грамматики» имеют или имели два титульных листа с датами «1619» и «1618». Титул с датой 1619 г. вместе с обращением автора к учителям составляет отдельную тетрадь, а титул с датой 1618 г. составляет одно целое с основным текстом учебника. Титул с датой 1619 г. набран более выразительно, оформлен лучше. Вместо однорядных орнаментальных рамок титула 1618 г. здесь употреблены двухрядные рамки двух рисунков, а в нижней части – трехрядные. Более искусно, хотя, видимо, теми же мастерами, сверстан текст, симметричнее выключены строки. Выделены набором имя и фамилия автора, его звания, а также имя и фамилия Леонтия Карповича, руководителя Вильнюсского братства. Четко и красиво набрано внизу наименование места печати – «В Евю».

Пытаюсь восстановить картину издания знаменитого учебника. Смотрицкий написал его примерно в 1616–1617 гг. До этого он занимался переводом объемистого сочинения патриарха Каллиста «Евангелия учительного», напечатанного в Евье в 1616 г. Писал «Грамматику» Смотрицкий, надо полагать, уединившись в Евью, наезжая в Вильнюс только для того, чтобы просмотреть нужные книги в библиотеке братства. В Евье было не только тише, но и безопаснее под защитой православного магната, члена братства Огинского, что имело особое значение после бурной истории с изданием в 1610 г. «Фриноса», вызвавшей жестокие репрессии со стороны королевских властей. Автору «Фриноса» Смотрицкому удалось избежать кары только потому, что он подписал «злокозненное» сочинение псевдонимом.

В тот же период Смотрицкий приглашается в Киев преподавать в братской школе. Здесь он продолжает начатую в Евье работу над составлением учебника, заканчивает ее и пересылает рукопись в Евьинскую типографию Вильнюсского братства. Напечатали книгу в 1618 г. Педагогическая практика в Вильнюсе, а потом в Киеве подсказала необходимость сопроводить учебник методическим пособием.

Так появилось обращение «Учителем школьным автор». Но учебник был отпечатан. При этом и обнаружилось: типографы забыли поместить на книге герб магната, в имении которого располагалась типография. Нарушено существовавшее в те времена правило – выпускать из печати книги с гербами и посвящениями тем или иным вельможам. Надо полагать, что и Огинский, субсидировавший издание, высказал свое неудовольствие и внешним оформлением титульного листа, а также тем, что на нем не упоминается Евья. И тогда, в 1619 г., напечатали особой тетрадкой новый титульный лист с гербом Огинского на обороте, с обращением автора к школьным учителям и прикрепили ее к основному тексту вместе с титулом 1618 г. Конечно, можно было сделать и так, вырезать старый титул с датой 1618 г., но в этом случае подвергалась порче тетрадь, в составе которой он находился. Да и времени на такую процедуру пожалели: выход в свет учебника и без того задерживался. Посему и пошел учебник Смотрицкого в свет с двумя титульными листами.

Ошибка исследователей, называющих временем издания «Грамматики» – 1618 г., и местом – Вильно, объясняется, кроме всего прочего, следующим: на титульном листе с датой 1618 г. нет слова «В Евю» внизу, зато дважды, как и в титуле с датой 1619 г., упомянуто: «Виленская когновия» – монастырь и братство, которому принадлежала Евьинская типография. Упоминание Вильны и дало повод к толкованию, что учебник Смотрицкого напечатан здесь в 1618 г. Однако даже и такого повода не имели авторы сочинений, в которых пишется, что «Грамматика» выпущена в Вильно в 1619 г. Подобного издания, как и издания 1629 г., никто из них не видел и видеть не мог, его попросту не существует в природе.

Чтобы больше не возвращаться к версии о виленском издании 1618 г., добавим следующее: в период издания «Грамматики» Смотрицкого Вильнюсская братская типография редко печатала книги кириллицей, тогда как евьинская только их в основном и выпускала. Лишь в 1620 г. из вильнюсской типографии вновь стали выходить небольшие по размерам кириллические издания.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю