290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Вход не с той стороны » Текст книги (страница 14)
Вход не с той стороны
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 02:30

Текст книги "Вход не с той стороны"


Автор книги: Александр Башибузук






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 35 страниц)

22 год. 25 число 7 месяца. Новая Земля. Дагомея, город Лимпопо. Представительство Ордена

     Проснулись мы одновременно, в полдень. Немного похихикали, повозились, мы с Гердой, пообещав обязательно вечером быть, засобирались домой. Я планировал подогнать снаряжение, упаковать и сложить весь наш багаж в машину. Все должно быть готово к отплытию. Все-таки через день планировалось отбытие в Лумумбу и потом в Кейптаун. Приехали домой и, поболтав с Ольгой и Руди, занялись делом. Определились по ассортименту, подобрали себе по комплекту снаряжения. Герда, как я и ожидал, решила для постоянного пользования определить себе МР-5 и Глок 21, немного погоревав о проданном мною Вальтере. Камуфляж ей очень понравился, как, в принципе, и все остальное. Действительно, он совершенно ничего не весил, в нем даже жара так не чувствовалась. Так что деньги не зря потратил.

     Себе я определил Галил и Глок 21. Распределил по плейт-керриеру четыре подсумка по два магазина для Галила, две РГД-5, рацию, три магазина к пистолету. На бедро пистолет и еще один запасной магазин. Распихал по карманчикам мелочевку. Повертелся – неудобно. Помогла Герда, все переделала, и получилось нормально. Упаковали в рюкзаки дополнительный боезапас, сухой паек на два дня, аптечки, воду и много всего разного и необходимого в дороге. Остальное наше добро – в сумки и в «Хамви». Оставшееся оружие, кроме Парабеллума и дриллинга, не прятали. Я рассчитывал завтра с утра поехать с Гердой к Курту и пристрелять стволы на его стрельбище.

     Долго думали, как поступить с деньгами. Денег у нас, если не считать восьми тысяч на моем счету и трех в кармане, оказалось ровно пятьдесят штук купюрами, десять – золотыми монетами, десять килограмм рассыпного золота, плюс ещё кучка алмазов. Таскать на себе такое богатство было бы в этом мире очень опасным. Решили монеты, алмазы и золото упаковать и спрятать в машину. Остальные деньги на счет класть не хотелось, он фактически не мой, с Гердой то же самое, и хотя вроде все нормально, мало ли что может случиться? Поэтому разделили пополам, оставив десять штук на дорогу, плотно упаковали и спрятали в разгрузки.

     Управились к вечеру и легли на кровать отдохнуть. За весь день мы ни словечком не обмолвились о случившемся с нами. Герда делала вид, что вообще ничего не случилось. И поэтому начал разговор я.

     – Милая, ты ничего мне не хочешь сказать?

     – Ты умница. Такое хорошее оружие и снаряжение купил, – она прижалась ко мне и поцеловала.

     Зубы заговаривает.

     – Ты знаешь, о чем я.

     – Зачем спрашиваешь? Тебе же явно понравилось.

     – Мне понравилось быть с тобой. Она так, для колорита и по твоему желанию. Немедленно мне все объясни.

     – Милый… давай потом поговорим, у меня так голова болит.

     Классика. Это я про фразу «… голова болит»

     – Смотри на ситуацию. В нашей жизни появилась женщина. И инициатор ты. Я даже честно попытался нажраться, чтобы этого избежать, но не получилось, опять по твоему желанию. Не следует ли считать, что ты мне изменила с женщиной, удариться во все тяжкие и найти себе мужчину или нам мужчину? – Тут я, конечно, немного переборщил, но это стоило того, надо было максимально разложить ситуацию на составляющие и понять мотивы Герды.

     Она подскочила на кровати и яростно шипела:

     – Я тебя застрелю… застрелю, сволочь… ты не можешь… – потом уткнулась в подушку и заревела.

     Я мягко взял ее за плечи развернул и прижал к себе.

     – Извини. Ты знаешь, я не смогу. Лучше застрелиться. И к тебе не допущу ни одного мужчину на километр. Просто расскажи мне все.

     – Вот такая я… такая извращенка. Что мне теперь, повеситься… застрели меня… пускай… я знала, знала… что ты уйдешь от меня, такой шлюхи… – Герда рыдала безостановочно.

     – Успокойся! – я встряхнул ее. – Кто тебе сказал, что я уйду? Я люблю тебя больше всего на свете. И если ты себя еще раз назовешь шлюхой – прибью… поняла?

     – Не буду… не надо меня прибивать. Правда не уйдешь?

     – Правда. Рассказывай.

     – Понимаешь… она мне понравилась. Я тебя на самом деле очень люблю, и не воспринимаю других мужчин, как мужчин. У меня с этим проблема. Я же тебе говорила. После того случая я стала законченной лесбиянкой. Я даже постаралась вылечиться, но не получилось, ни у одного психиатра и психоаналитика. Ты исключение, сама не знаю, почему. Я не могу теперь себя отделить от тебя. Ты божий дар мне. Вот такой странный случай. Я осталась лесбиянкой, но люблю тебя и просто схожу с ума от твоих ласк. Она мне понравилась, и я решила поделиться ею с тобой. Сделать тебе подарок. К тому же она была совсем не против тебя вместе со мной поиметь. Я же тебе говорила, если такое случится, то только по твоему желанию?

     – Так почему ты мне открыто не сказала?

     – Я думала, ты будешь стесняться, думать, что я постараюсь это потом использовать против тебя. И решила с Ингой немножко поиграть. Получилось. Скажи честно, тебе было противно? Если противно, то больше подобного никогда не случится. Я же только для тебя… мне не надо. Мне тебя с головой хватает.

     – Противно не было, – твердо сказал я. И это была правда. – И я, наверное, не против таких вещей. Но как мне к ней относиться? Я ее не люблю. Я люблю тебя. И еще знаешь… наверное, мне хорошо, что тебе с ней хорошо. Я вообще нормально отношусь к женщинам, которые иногда делают такое. Иногда. Не клинически. Я вообще не знаю, что тебе сказать.

     – Тебе не надо ее любить. Она моя. И я ее тоже не люблю. То есть люблю, как… вещь. Нет, не так. Не знаю как, но я ее не люблю. Она мне нравится, и я готова ею с тобой поделиться. Могу же я дать любимому человеку свою куклу, поиграться? Ну и, наверное, она может быть нам полезной. Она говорила, что у нее есть к тебе предложение. Сегодня узнаем. Она хочет устроить гриль-пати.

     – Давай так. Если тебе хорошо так… пускай будет. Но она про нас не должна ничего знать. И вообще пошли, полежим в ванной. Надо бы тебя выпороть, но лучше в ванную.

     – Можешь меня наказать и отшлепать. Я серьезно…

     – Ты меня опять пугаешь, дорогая.

     Действительно пугает. Все, хватит над ней психологические опыты ставить. Неприятно мне. Хорош муж, попользовался подарком, а за это еще и выписал звиздюлей.

     Выехали мы вовремя и даже успели в овощную лавку, где я набрал много овощей и зелени, подробно расспросив продавщицу о местных, так сказать, эндемиках. Затем к мяснику и за вином. Купил пива и две бутылки вишневого вина, которое мне очень понравилось. Вот и готовы. Стандартная процедура на воротах представительства и мы уже у Ингеборги. Она вырядилась в африканское сари и сказала, что приготовила такое же в подарок для Герды. Крепко и страстно нас расцеловала и сунула в руки по бутылке пива. Потом показала мне, где все приспособления для гриля, и уселась с Гердой в кресла наблюдать за процессом, комментируя и соглашаясь во мнении, что меня надо ночью цепью привязывать, во избежание кражи другими претендентками. Не знаю почему, но я заметил, что женщинам очень нравится смотреть, как мужчины готовят, они считают эту способность очень сильным достоинством. Я сам так не считаю. Мужчина должен уметь готовить, хотя бы мясо, и это вовсе не трудно.

     Дворик был совсем маленький, почти полностью увитый зеленью, а половину его занимал бассейн. Солнце скрылось, от воды шла прохлада, так что было даже комфортно. Я быстро разжег огонь и приготовил несколько салатов. У мясника мы взял целый пакет колбасок из местной антилопы, особого искусства для приготовления они не требовали. Так что через час мы сидели в креслах и поглощали вкусное и очень острое мясо. Как раз для пива. Мне понравилось, девушкам тоже. О деле Инга с нами не разговаривала, просто болтала и шутила. Стемнело и мы перешли в гостиную. Я продолжал пить пиво, а девушки перешли на вишневку. Валялись мы, как и вчера, на подушках.

     – Вас семейка Валенштедт не заругала за отсутствие ночью? Графиня строгая дама, – спросила Инга. Она лежала, положив голову на колени Герды.

     – Ольга – мировая маман. Рассказывала, что по десять вечеринок и балов за ночь объезжала. А Руди вспоминал, как кавалеры из-за нее стреляться собирались.

     – Да, старики мировые. Сейчас таких не делают, – согласился и я.

     – Они жили во Франции во время Второй Мировой, участвовали в сопротивлении. Представьте себе, Руди пошел против своих из-за Ольги. Они тогда совсем молодые были. Юр, расскажи, на войне страшно?

     Так, а Юрий Прозоровский повоевать успел, оказывается. А где? Судя по возрасту, Чечня. Может, и Афганистан. Врать про такие дела трудно. Можно очень сильно проколоться.

     – Страшно. Очень страшно. Бояться не стоит, но редко так получается. Откуда ты знаешь, что я воевал?

     – Я и не знаю. На базе «Россия» ни у кого доступа к такой информации не было. Есть строгое правило: в Новой Земле ты новый человек. Просто когда вы здесь, в Лимпопо, появились, выяснилось, что ты у Ордена на контроле. За людьми не следят, но они следы свои, если не сгинули безвестно, везде оставляют. Снимают в Орденском банке деньги со счета, кладут на счет, получают вознаграждение за убитых бандитов. По многим еще факторам, и если в чем-то человек превосходит среднестатистический уровень успеха, то его берут на заметку с целью изучения перспектив сотрудничества. На твой счет сразу стали поступать премии за убитых бандитов, много, а потом ты завалил еще и одиозного бандюгана в розыске. Естественно, тебя и приметили. Потом ты на год выпал из поля зрения, опять появился, и опять получаешь призы, да еще и много. Вот я и подумала, если так умеешь, то воевал. И взгляд у тебя такой… умудренный и жесткий. Магда, а на самом деле он добрый и заботливый, да?

     – Знаешь, Инга, он действительно такой. Когда воюешь, как бы покрываешься коркой, черствеешь. Вот так и он. А внутри все равно остался тем, кем был. Добрым и заботливым. Хотя может быть злым и вредным, – Герда щипнула меня.

     – Мне очень грустно и плохо, – заявила Инга. Действительно, выглядела она грустной. – Я знаю, вы послезавтра уедете с профессорами, а я здесь с ума сойду.

     – Мы должны, – сказала Герда и погладила ее по голове, как ребенка.

     – Помогите мне, – Инга присела на корточки перед нами. – И не подумайте, что я с вами с какой-то целью. Мне хорошо, когда вы рядом. Очень.

     – Если мы можем тебе помочь, то поможем, – Герда взяла ее руки в свои.

     – Расскажу с самого начала. Я работала на базе в отделе логистики, и через меня проходил огромный поток информации. Очень разнообразной, бывало, совсем не нужной. И вот я кое-что обнаружила и сделала выводы, что допущены серьезные просчеты в политике снабжения Орденом местных анклавов очень специфическими видами оружия. Долго рассказывать не буду, получается так: они заказывают в старом свете – связь, хоть и плохая, есть – а Орден, исходя из своих соображений – я только могу догадываться, каких – удовлетворяет их заявки или нет. К примеру, реактивные системы залпового огня не может получить никто. Или тактические ракеты. Иногда все же что-то подобное все-таки пролезает через ворота, но исключительно с разрешения Ордена. То есть он сознательно усиливает некие государственные образования. Чем при этом руководствуется – не знаю. Так вот, в руки Русской армии попали ракеты, которые не должны были ей достаться. Орден скалит на русских зубы и, по-моему, даже от связи со старой Землей отрезал. Да и по снабжению здорово зажимает. Но они все равно стараются эти запреты как-то обходить, работая, например, через посредников, в качестве которых выступают другие страны. Так вот, к русским ракеты попали в результате удивительной близорукости определенного отдела. Те не просчитали такую возможность вовремя, а сделать это было можно, просто сопоставив определенные факты, соответственно не предупредили руководство, а руководство, естественно, не успело принять меры. И, что самое интересное, они так и не спохватились и не ликвидировали следы своего просчета. Сделать это было элементарно, просто подчистив некоторые исходные данные. Изменяются данные, и получается, что это событие никто не мог предвидеть. Этот отдел располагается на Нью-Хэвене, так сказать, вышестоящее подразделение моего профиля. Когда начальница этого отдела была на базе «Россия» с инспекцией, я все это ей сообщила, не пустив информацию по инстанции, как должна была сделать. Сделала я это умышленно и в корыстных целях. Мисс Шелдон обладала и обладает громадными связями в руководстве, и я надеялась на благодарность с ее стороны. Она могла меня вытащить на остров очень быстро и порвать Майлз и Беляеву очень качественно.

     Аманда Шелдон оказалась бабой благодарной, сучек, Майлз и особенно Беляеву, должны были начать рвать, а мне готовили место на Нью-Хэвене. И вдруг я вылетела в Дагомею со страшной силой. Шелдон смогла только пробить мне должность руководителя представительства – и все, изменить назначение было не в ее силах. Получается, у Беляевой завелись связи в очень высоких кругах, мое участие в атаке на нее просчитали и меня убрали. Кто и как – до сих пор не знаю. Вот такая история моего появления здесь. Юр, налей мне вина, пожалуйста.

     Я наполнил бокал. Инга переместила голову ко мне на колени и продолжила.

     – Связь с Орденом у моего представительства есть. Но в открытую с Амандой я, сами понимаете, говорить не могу. Перед вашим появлением я летала на семинар в Кейптаун и имела возможность с ней встретиться и обсудить ситуацию. Добро она до сих пор помнит. Еще бы, могла потерять все. Вытянуть отсюда она меня может, но только если я очень сильно постараюсь. Проведу, к примеру, самостоятельную операцию на уровне региона, или усилю тут позиции Ордена. Что-то подобное. Шелдон берется все это раскрутить как значительный успех, совершенный только благодаря моей личной инициативе и моим действиям. Дальше повышение и все сопутствующее. А сопутствующего очень много. Не буду забегать вперед, но мы… Я подчеркиваю – мы – сможем оперировать очень большими суммами денег.

     – Пока не продолжай, – остановила Ингу Герда. – Сначала скажи, почему мы?

     – Мне кажется, я могу вам довериться. Мне будет очень приятно разделить с вами успех. И вы обладаете необходимыми навыками для успешного осуществления этой операции. К примеру, я думаю, что некоторые из индийцев колониальной пехоты или тот же командир местной самообороны смогут, в случае необходимости, отрезать палец за пальцем у живого человека, или попасть ему в голову с пятисот метров. Но посвятить их я в свои планы не могу. К тому же в операции я тоже лично буду участвовать, а с вами мне безопаснее. Да и честно скажу, в ваше свадебное путешествие по этим богом забытым местам я не поверила. Скорее всего, вы приехали за чьей-то головой, причем голову эту уже получили, значит, свободны и не откажетесь подработать. Есть еще несколько моментов, из-за которых я обратила на вас внимание. Во-первых, вы мне очень понравились, во-вторых, ты моя землячка, и, в-третьих, есть странная ориентировка: обращать внимание на все «Хамви» в регионе и водителей-голландцев. «Хамви» у вас есть, но вы не голландцы. Я подумала, что вы за этим голландцем и приехали, а джип достался вам в виде трофея. Потом, практически сразу после получения ориентировки, по ней дали отбой, и появились вы, что мою мысль и подтвердило. Голландца вы ликвидировали, поэтому по ориентировке отбой. А уже потом я в вас влюбилась.

     – Ну, где-то так и было. Ты сообщила про нас? – у меня зашевелились волосы на голове. Ориентировка все-таки была.

     – Нет. Розыск же сразу отменили. Да если бы и не отменили, сообщать я все равно не стану. Во-первых, вы мне стали дороги, а во-вторых, мне это в любом случае ничего не давало. К тому же вы единственные, кто мне может помочь. Ломать своими руками себе операцию я не собираюсь. И последнее… конечно, я могу вызвать специальную команду, но они могут не успеть, меня с собой однозначно не возьмут, все лавры достанутся им и их руководителям, да и полного успеха операции тогда гарантировать нельзя. Проводник может отказаться с ними работать. Вот, наверное, и все.

     – Давай сделаем так, Инга. Ты нам расскажешь, и мы тебя выслушаем. Но оставляем за собой право отказаться и отговорить тебя.

     Я внимательно посмотрел в глаза девушке. Что делать – не знаю. Не улыбалось мне подвергать опасностям себя и Герду. И, честно говоря, совсем не хотелось смерти этой умной, но очень честолюбивой девочки. Одно дело спланировать операцию, другое – ее исполнить. За последнее время я сильно поверил в себя, у меня все получалось, но считать себя суперменом я все же не стану. А с другой стороны, мы отказываемся, и она может решить сообщить про нас. Даже обязательно сообщит.

     – Зачем тебе все это надо, Инга? Ты можешь уйти из Ордена и поехать с нами. Юра не будет против. Мы найдем себе место в этом мире, – предложила Герда.

     Наверное, она не до конца понимает ситуацию… или умело играет. Изображает наши колебания или набивает цену.

     – Поймите… я хочу с вами, но… я могу взять здесь, в этом мире, все. Дело даже не в деньгах. Дело в самореализации. В вере в себя. Я знаю, что могу это сделать, и я должна это сделать. Не сделаю, – съем сама себя.

     Как это называется… честолюбие, наверное… Я смотрел на нее и думал, что заставляет эту девочку решиться плюнуть на спокойную, пусть и в глуши, жизнь? Ведь здесь она царь и бог. Нет, мало. А ведь совершенно нормальный человек, мягкая и приятная в общении. Хотя многие, так же поставив на кон свою жизнь, выигрывали и возносились на невиданные высоты. А ещё больше сгинули безвестно. Может, каждый человек в своей жизни должен сделать что-то серьезное и понять, кто он есть на самом деле…

     – Рассказывай, Инга.

     – Здесь, в Дагомее, ситуацию вы примерно знаете. Центральная власть ничего не решает, в глубинке, вроде нашей, правят фактически банды очередных революционеров, обыкновенных головорезов. И вы знаете, они даже ставят условия Ордену. Орден действительно заинтересован в процветании этого мира. По своему сценарию, конечно, но он хочет стабильности. А здесь даже дошло до того, что и сам Орден не может быть в безопасности. Крупные войсковые операции в этих джунглях бесполезны, да и нет ни у кого в этом мире таких сил. В том числе и у Ордена. Очень во многом они просчитались при проведении политики заселения в первые годы.

     Сейчас создан целый отдел, который вырабатывает приемлемые решения по Дагомее, но пока успехов особенных нет. Им только удалось стабилизировать действующее правительство, но на периферии все по-прежнему, если не хуже. Была попытка нанять группу независимых подрядчиков и точечно решить вопрос с лидерами бандитских группировок. Провалилась с треском из-за неправильного планирования. Группу вырезали, и на этом все закончилось. Насколько мне известно, где-то в глубине Южного хребта расположено научное подразделение Ордена. Где – не знаю, но через нас иногда проходят поставки для них. На его прикрытие выделяются громадные силы, соответственно, здесь Ордену тем более нужна стабильность. Про эту базу я ничего не знаю, это только мои собственные выводы из крупиц информации.

     Так вот, я взялась проработать операцию против повстанцев и заявила об этом руководству. Просто сказала, что смогу стабилизировать обстановку в этом регионе. На свой страх и риск, не представляя даже, что буду делать. Мне разрешили использовать любые необходимые средства и дали карт-бланш. На все. В этом мире наметилось крупное противостояние, и есть выводы аналитиков, что Орден не сможет остаться в стороне, хотя сейчас он сосредоточен на другом регионе. А в Дагомее, если кто собрался сложить свою голову во славу Ордена, то всегда пожалуйста. К тому же есть шанс проведения успешной операции, хоть и призрачный. Вот и получилось: бери все, что хочешь, делай что хочешь, все равно не получится, только отстань.

     Хотя я не знала даже, с чего начать, постепенно некоторые сведения у меня появились. В регионе, кроме Лимпо, есть четыре маленьких поселка, в основном по берегам Замбези. Они полностью контролируются повстанцами, жители из поселков приезжают в город торговать, закупать припасы, и мне удалось собрать информацию. Даже появились несколько агентов.

     Инга закурила, села перед нами и четко, без эмоций, продолжила.

     – Есть сведения, что лидеры трех крупных банд должны собраться для координации совместных действий. В реальности они враждуют, но для проведения некоей крупной операции решили объединиться. Могу только предположить, что собираются напасть на Лимпопо, хотя вероятно и совместное нападение и на четвертую группировку, так называемого Самюэля Обое. Обое – тип менее радикальной направленности, собирается построить государство и отделиться от Дагомеи. Он почти не разбойничает, ярый поклонник Че Гевары, но деньги все равно зарабатывает наркотиками. Впрочем, здесь все группировки живут наркотиками, есть плантации коки, конопли и местных галлюциногенов. На плантациях работают рабы, наркотики переправляются в Халифаты. Все, кроме Обое, разбойничают и совершают рейды по всей территории Дагомеи. Я вам дам справку, где все подробно изложено.

     – Инга, только не скажи мне, что ты собралась с нами вырезать все банды. Если да, давай забудем про разговор и пошли в бассейн, – Герда встала и подошла к холодильнику в баре за вишневкой. А я подумал, что если так и есть, то лучше сдаться Ордену. Так хоть какие-то шансы есть остаться в живых, а воевать с бандами – верная смерть.

     – Нет, конечно. Я планирую устранить главарей на встрече, и все. Банды сразу сцепятся друг с другом, начнется война и передел собственности. Даже если уничтожить не всех, оставшийся в живых главарь начнет прибирать к рукам бесхозное имущество. В любом случае планируемую ими операцию сорвем. А ещё у меня есть проводник.

     – Я так понял, ты это собиралась делать, пока нас здесь еще не было. С кем? И ты что-то говорила про отрезание пальцев. Причем здесь это? – я все равно считал операцию бредом некомпетентной девчонки. Но было интересно. Все игривые мысли по поводу завершения вечера улетучились. Какое тут веселье? Герда внимательно слушала Ингу, и по выражению лица я не мог понять ее отношение к сказанному. Я ее считал очень здравомыслящей девушкой, но было в ней что-то такое непонятное, что позволило бы ей согласиться на операцию, да и, честно говоря, у нас не было другого выхода.

     – Не знаю. Пошла бы сама…

     – Милая, ты когда-нибудь автомат в руках держала? – Герда, наконец, вступила в разговор.

     – Я занималась пулевой стрельбой. И я взяла кубок Мира на соревнованиях по бенчресту. Мне нужно, чтобы меня сопроводили на место и прикрывали во время операции. Три выстрела – и все. Я не участвовала в боевых действиях, но поверьте, для меня пристрелить ниггера – не проблема. Я даже здесь специально попробовала.

     – Что значит – попробовала? – это заявление меня не очень удивило. Воистину, что такое какой-то негр по сравнению с карьерой?

     – Сипаи привезли из рейда троих черных, а мне нужна была информация. Я присутствовала на допросе. Когда я спросила, что они собираются с ними делать дальше, лейтенант Сингх ответил, что казнят. Суда нет, таких обычно за городом стреляют. Ну, я и напросилась. И вообще, условие моего участия не обсуждается. Насчет пальцев. Я вычислила человека в городе из банды Оделаджо. Надо его очень тихо взять и допросить. Без шума. Так сказать, дополнить информацию. Место я уже знаю. Проводник есть. Надежный, я разрешила вывезти его дочку на вертолете в госпиталь и потом устроила в пансион в Кейптауне. Он охотник, места знает, как свои пять пальцев. Снаряжение есть. Мне по заказу доставили, правда, я не специалист, консультировалась с Адамсом, нашим начальником охраны, он бывший морской пехотинец. Для обеспечения операции я вправе нанимать специалистов со стороны. Фонд операции у меня триста тысяч… значит, плата с учетом сложности и срочности по сто тысяч на человека. Это деньги. Плюс можно много чего попросить, и решение этих вопросов в моей компетенции. Эвакуацию я тоже проработала с запасными вариантами. Ну что, я все еще выгляжу дурой? – Инга немного самодовольно улыбнулась.

     – Дурой ты никогда не выглядела, я думала про некомпетентность. Тебе что это даст? – поинтересовалась Герда.

     – Я возглавлю отдел «Дагомея». Скорее всего. А вы будете со мной там работать. Если захотите, конечно. Я буду вас просить.

     – Когда планируешь операцию? – не то, чтобы я уже согласился, но сумасшедшая мысль промелькнула.

     – Встреча у них 28 числа этого месяца. Точное время не знаю. В любом случае с рассветом надо быть на позициях. Добираться туда сутки. Но в нашем распоряжении будет вертолет, он нас доставит в промежуточную точку, и моторные лодки. И еще, если вы решите после операции отбыть в Кейптаун, я задержу здесь баржи, на любое время.

     Я посмотрел на Герду. Мне очень было интересно, что она скажет.

     – Нам с мужем надо посоветоваться. Не имею в виду, что у нас от тебя имеются секреты, но так надо, – Герда жестом указала мне на дворик.

     – Я хочу это сделать, милый, – безапелляционно заявила она и уселась в кресло.

     – Дорогая, нас убьют. Всех. Но и не сделать этого мы не можем. Слышала про ориентировку? Она нас тогда сдаст.

     – Не убьют. Ты спасешь меня и Ингу. После этого она нас точно не сдаст.

     – Дорогая, я не супермен.

     – Я взяла себе в мужья человека, который может все. Ты супермен, только еще не очень веришь в это. Я в тебя верю. Ты, как и я, немножко сумасшедший, и не все еще доказал себе. Надо быстро это сделать, свить семейное гнездо и рожать Гретхен, Илзе и Ивана. И будешь вечером отпрашиваться у меня попить пиво с приятелями.

     – Будешь отпускать?

     – Только если у меня на тебя не будет планов. И еще. Ты же уже придумал, что за это поиметь? Я права?

     – Права.

     – Иди, приготовь нам кофе, а я сама все скажу Инге. Кофе принесешь нам в бассейн.

     Когда я принес кофе, они уже весело плескались в бассейне, и я тоже быстро оказался в нем.

     – Слушайте меня, дамы. Первое и главное. Я хочу переговорить с проводником. Пока я этого не сделаю, и думать об операции забудьте. Второе, и тоже главное. У нас всего сутки на подготовку, и все это время вы делаете то, что я скажу. Завтра мы с Гердой должны до обеда опробовать оружие, ты, Инга, можешь к нам присоединиться. Мы будем на стрельбище у Курта.

     – Легко. Я уже у него стреляла. Только дистанции у него для меня маловаты.

     – Для меня нормальные. Тогда, значит, так и сделаем, а там и решим, как будем работать с этим человеком из банды. На вечер – встреча с агентом. Продумай, как сделать это незаметно. Никто ничего знать не должен. И третье, самое главное. У меня много условий по оплате…

     Время мы провели изумительно, но почему-то, когда я вспоминаю, что мы делали, кажется, краснею, как гимназист у публичного дома. Вот такой я стеснительный.

     Наша затея продолжала мне казаться идиотской. Но я решил твердо: мы попробуем это сделать. Вообще с первого дня моего пребывания в Новой Земле все было сумасшедшим, и я в том числе, и моя женушка тоже. И на людей с такими же явными признаками нам везло. Ингеборга, например. И еще, все это время нам необыкновенно везло, и у меня не было оснований считать, что фарт нас покинул. Не для того меня с Гердой сюда закинуло, чтобы нас сожрали звери или пристрелили бандиты. Значит, та сила, что так пошутила, имеет на нас свои планы.



    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю